Мир меняется, и роль нашей армии тоже меняется. 

     Возможности, которые у нас имеются, не отвечают 

     нашей новой роли. По мнению все большего числа людей, 

     нам скоро понадобятся новые инструменты. 

     Иными словами, понадобится более эффективное оружие 

     для решения самой насущной проблемы – 

     подавления международного терроризма. 

     В этом вопросе нужно проявлять осторожность, 

     поскольку с принятием Закона об антитеррористической 

     деятельности исчезает разница между 

     радикалом-бомбометателем и человеком, 

     который просто держит дома оружие для самозащиты.

     Дэн Гур, 

     сотрудник вашингтонского центра 

     стратегических и международных исследований

     

     

     С каждым днем появляются все новые угрозы благополучию современного мира. Теракты, гражданские войны, бунт разъяренной толпы… И подобные инциденты чаще всего вспыхивают в городах, где оказать агрессорам должное сопротивление попросту не получается: применение традиционных пуль и взрывчатки слишком опасно для мирного населения. А ведь безопасность гражданских лиц – главное условие при планировании любых спецопераций. Для решения этих сложных задач необходимы принципиально новые инструменты. Потребность в безвредном для окружающих и одновременно эффективном вооружении породили совершенно новый подход к проектированию снаряжения для военных – ученые приступили к разработке несмертельного оружия.

     

     

Звуковая установка

Любое электроакустическое устройство может одинаково легко проигрывать 

     Баха или «Металлику», передавать сообщения грозным властным голосом 

     и, к примеру, транслировать крики ястреба, 

     чтобы отпугнуть птиц от взлетной полосы в аэропорту.

     Курт Грейбер, директор компании Wattre, 

     специализирующейся на производстве звуковых установок

В ноябре 2005 года круизный лайнер класса люкс, несущий на борту 300 человек, мирно следовал по своему маршруту вдоль восточного берега Африки. За бортом колыхались волны Индийского океана, а расстояние до ближайшего берега составляло 160 км. Пассажиры корабля добродушно подшучивали над пиратами XXI века, а экипаж тревожно вглядывался в морскую даль – проходили опасные сомалийские воды. В этот же самый момент несколько пар алчных глаз наблюдали за лайнером, поглаживая гладкие стволы автоматов…

     Лайнер класса «люкс» – это целый многопалубный плавучий город с магазинами, ресторанами, бассейнами, барами, залами отдыха, театрами и кино. Роскошная отделка внутренних помещений, украшения, граничащие с произведениями искусства. Высочайшее качество любой вещи на лайнере – от полотенец в каютах до изысканного фуа-гра в ресторане. Да и сам корабль – только корпус и машины – стоит сотни миллионов долларов. А если сюда добавить выкуп за далеко не бедных пассажиров такого лайнера, то от количества нулей в итоговой сумме просто начнет рябить в глазах.

     Примерно такие мысли должны были витать в головах дерзких сомалийских пиратов, решивших поживиться богатым белым лайнером Seabourn Spirit, проплывавшим мимо зловещих берегов. На быстрых катерах группа морских бандитов подошла к кораблю. Сделав пару кругов и убедившись в отсутствии охранного эскорта и бортового вооружения, пираты атаковали судно. По лайнеру была пущена очередь из пулемета и для подтверждения серьезности намерений дан залп из ручного гранатомета. Перепугав этими действиями все три сотни человек на борту, морские волки почувствовали себя хозяевами положения и пошли на абордаж.

     Но не тут-то было! Сотрудники службы безопасности корабля Майкл Гровз и Сом Бахадур Гурунг приняли решение атаковать бандитов при помощи звуковой установки направленного действия. Переключив регулятор громкости на максимум, они направили устройство на катера пиратов. Звуковая волна свыше 130 децибел превратила воинственных флибустьеров XXI века в горстку перепуганных людей. Непереносимый шум, дезориентация, паника и желание убраться как можно дальше от источника шума – вот что испытали на себе любители легкой наживы. Спешно развернув свои суденышки, бандиты оставили лайнер в покое.

     Полное название этого приспособления звучит как «акустический прибор дальнего радиуса действия» (Long Range Acoustic Device, LRAD). Основная функция устройства – если верить написанному в инструкции – «передача мощных звуковых сигналов на значительные расстояния». Но, как известно, приборы двойного назначения встречаются сплошь и рядом. LRAD может использоваться, в том числе, в качестве оружия нелетального действия, поражая агрессоров запредельной для человеческого восприятия звуковой волной.

     Само устройство выглядит как круглый или шестиугольный прибор, около метра в диаметре. Весит он от 20 кг и распространяет на 100 м перед собой непереносимый шум. С расстоянием эффект звукового луча слабеет, но проведенные испытания показали, что даже в 300 м от включенного устройства находиться очень неприятно. Установка с легкость монтируется на любые надежные поверхности – от крыш автомобилей до борта корабля.

     Мощность звуковой волны, генерируемой LRAD, может достигать 150 децибел. Для сравнения приведем следующие данные: шепот человека составляет 10 децибел, обычный разговор – 40–50, звуковой сигнал автомобиля – 80–90, двигателя реактивного самолета – 120. Болевой порог шума для человека составляет примерно 130 децибел. Даже непродолжительное воздействие шума такой мощности может повредить слуховой аппарат и даже полностью лишить слуха. Что уж говорить о мощности звуковой волны в 150 децибел – да еще четко направленной в сторону людей. Эффект от такой шумовой атаки, конечно, не летален, но весьма ощутим. Мгновенный приступ паники, дезориентация, частичная или полная потеря слуха, нарушение работы внутренних органов, рвота, потеря сознания, нарушение памяти, помешательство…

     Применение этого устройства сделало его производителям отличную рекламу. Однако LRAD использовали задолго до инцидента у берегов Сомали. Еще в 1998 году в американском штате Вирджиния на полигоне Куантико успешно прошли испытания четырех акустических установок, предназначенных для вооружения армейских подразделений.

     В ходе беспорядков палестинцев против строительства защитной стены в Самарии в начале 2000-х годов были применены две звуковые установки «Цаака» («Крик» в переводе с иврита) израильского производства. Судя по описаниям внешнего вида и воздействия на демонстрантов, они ничем принципиально не отличаются от LRAD и призваны выполнять те же функции.

     Некоторые журналисты подозревали, что нечто подобное применили и в Грузии в 2007 году во время беспорядков. Тогда для разгона демонстрантов использовали целый комплекс специальных мер. А в последующие несколько суток в больницы обращалось немало людей с приступами паники, нарушением сознания, проблемами с памятью. Очевидцы тех столкновений манифестантов и правительственных сил вспоминают какие-то круглые устройства на спецмашинах, сильно напоминающие установки LRAD.

     Луч боли

Вы не увидите его, вы не услышите его,

      вы не уловите его запах – вы почувствуете его.

     Полковник морской пехоты США Трейси Таффол, 

     куратор программы разработки несмертельного оружия США

По некоторым данным, поводом для создания такого оружия была деятельность американских военных в Сомали в начале 90-х годов прошлого века. Солдаты армии США часто оказывались в затруднительном положении, когда их атаковали не вооруженные боевики, а местное население. Вооруженная палками и камнями многочисленная разъяренная толпа не раз давала поводы для грустных размышлений – стрелять или не стрелять? C одной стороны, налицо акт агрессии превосходящим числом противника. С другой – это же местное население, вконец отчаявшееся из-за продолжительной анархии, да к тому же без огнестрельного оружия.

     Ответ все же был найден – стрелять. Но не пулями и не на поражение. Так началась разработка «системы активного отбрасывания» (Active Denial System, ADS). Десяток лет лабораторных исследований и 120 млн. долларов сделали свое дело – в руках американских военных появился «луч боли».

     Сама установка «системы активного отбрасывания» имеет вид большого (около метра) прямоугольного щита с излучателем в центре. Эволюция этих моделей за свою недолгую военно-промышленную историю заметно прогрессировала в размерах и весе. Если в 90-х годах подобное устройство было размером с грузовик и весило соответствующе, то его современные аналоги достаточно компактны – от 20 до 200 кг. Зона действия таких излучателей ограничена километровой дальностью, но компенсируется «кучностью» от 2 метров. Системы активного отбрасывания с легкостью монтируются на наземную и воздушную спецтехнику.

     Принцип работы такой установки – излучение свч-волн, тех самых, которые применяются в микроволновке для быстрого разогрева пищи. А если на месте еды представить живого человека и многократно увеличить мощность самого излучателя? В этом и заключается суть работы «системы активного отбрасывания».

     В случае с акустической установкой поражающее воздействие обозначает себя запредельным шумом – тут же все происходит в полном безмолвии. Сверхвысокочастотное излучение действует мгновенно, бесшумно и всегда неожиданно.

     Что же происходит с человеком, попавшим под действие направленного луча? Три четверти энергии свч-излучаеля поглотится кожей – и вода в клетках начнет буквально закипать. Кожные покровы нагреваются до температуры в 50 градусов. В результате человек ощутит внезапную резкую боль по всему телу. А поскольку природа и источник этой боли неясны, сюда, скорее всего, добавится еще и паника. В организме моментально включатся автоматические инстинктивные процессы, которые подскажут ему единственно верное решение – убраться как можно скорее и как можно дальше из зоны дискомфорта. Разработчики оружия дали два точных определения поведению жертв «луча боли». Это «незамедлительное и высоко мотивированное поведение спасения» или, используя профессиональный сленг, эффект «до свидания» (Goodbye effect).

     Испытания на добровольцах, которые проходили в рамках сертификации устройства, показали, что это оружие действительно можно назвать нелетальным – из 10 тыс. случаев применения испытуемые получили ожоги только в 6. И то – в виде покраснения кожных покровов и вздутия. Вместе с этим, болевой порог достигался за 3 секунды, а находиться в зоне действия установки свыше 5 секунд было просто невыносимо.

     К слову, такой свч-излучатель умеет не только останавливать толпу. Создаваемый им электромагнитный импульс способен вывести из строя любое электронное устройство, попавшее в зону действия луча. Причем чем новее и сложнее гаджет, тем легче он портится. Так что, в теории, люди, которые подвергнутся воздействию «луча боли», будут к тому же лишены, как минимум, связи. А как максимум – потеряют вообще всю электронику: от детонатора в бомбе до электрооборудования в автомобиле.

     Так что система активного отбрасывания представляется чуть ли не идеалом нелетального оружия. Она может применяться как на войне – в качестве поддержки наступления, в составе комплекса атакующих мер, диверсионных атак, так и в мирное время – для охраны зон повышенной секретности и режимных объектов, рассеивания агрессивно настроенной толпы.

     Экспериментальные модели луча боли были отправлены в Ирак в 2008 и в Афганистан в 2010 годах. Но из-за специфики регионов и накала обстановки «лучи боли» так и не были применены – требовались более жесткие, привычные методы ведения войны и контроля территории.

     Но уже в 2012 году были полностью завершены все приготовления и финальные испытания. По результатам технологию усовершенствовали, и сегодня «система активного отбрасывания» готова поступить в серийное производство.

     Нелетальные лазеры

Сегодня фундаментальные вопросы, связанные с лазерным оружием, 

     которое еще недавно считалось научной фантастикой, уже решены…

     Начальник Управления военно-морских исследований (ONR) ВМС США 

     контр-адмирал Мэтью Кландер

В 1982 году между Великобританией и Аргентиной вспыхнул военный конфликт. Камнем преткновения стали Фолклендские (Мальвинские) острова. С 1833 года они входили в число Заморских территорий Великобритании. Аргентина по этому поводу проявляла жуткое негодование, так как считала эти острова своими. Протестная агрессия аргентинцев накапливалась почти полтора века и, наконец, в 1982 году выплеснулась наружу. 2 апреля на острова были десантированы подразделения аргентинского спецназа, которые вполне однозначно объяснили немногочисленным британским морпехам свои притязания на занятые ими территории. Великобритания отреагировала незамедлительно – к островам, через всю Атлантику, было направлено крупное военно-морское соединение.

     Исход конфликта давно известен. Но интересно другое: в этой скоротечной войне британская сторона впервые использовала новое оружие нелетального действия – ослепляющие лазеры. Установки типа Dazzler, смонтированные на судах королевского флота, слепили пилотов аргентинских военных самолетов, изрядно досаждавших британцам бомбардировками.

     Впрочем, последствия от поражения таким лазером можно очень условно назвать нелетальными. Да, человек от такого воздействия на глаза, скорее всего, не умрет, а «всего лишь» останется инвалидом. Вот только для пилота даже короткого периода слепоты вполне хватало для того, чтобы потерять управление самолетом, что приводило к катастрофе с вполне летальным исходом. Впрочем, строго говоря, само оружие тут было как бы и ни при чем.

     США заинтересовались опытом английских коллег и создали свой собственный Dazzler. Называться устройство стало более громоздко – «персональная винтовка останавливающего и стимулирующего воздействия» (Personnel halting and stimulation response rifle, PHASR). Такими грозными аппаратами были дополнительно укомплектованы солдаты во время операции «Буря в пустыне».

     Современные ослепляющие лазерные установки имеют разные формы и размеры. Та же PHASR – полноценная винтовка достаточно больших размеров и футуристичного вида. Множество других моделей ослепителей – всего лишь небольшие устройства, которые крепятся под стволом оружия. Некоторые виды с высокой дальнобойностью имеют крупные габариты и могут устанавливаться на движущуюся технику.

     В 1995 году ООН приняло конвенцию об ограничении характеристик лазерных слепящих установок в качестве оружия. Это значительно сузило их боеспособность, зато позволило сделать это оружие более безопасным. Теперь границы мощности подобных установок должны быть такими, чтобы, с одной стороны, избежать необратимого травмирования глаз, а с другой – сохранить эффект ослепления.

     К слову, одна из последних моделей ослепляющей лазерной установки как раз призвана защищать гражданские суда от пиратских посягательств.

     Между прочим, идея такого оружия не нова. Ослепляющий луч успешно применялся в бою еще в 40-е годы прошлого века в финальной части Второй мировой войны, например, во время Берлинской наступательной операции. 16 апреля, за два часа до рассвета, 1-й Белорусский фронт под командованием маршала Советского Союза Г. К. Жукова начал шквальную артподготовку места прорыва в районе города Зеелов. Спустя 25 минут плотного артиллерийского огня на штурм были брошены военные соединения. На подступах к участкам прорыва они по команде одновременно включили 143 зенитных прожектора, направленных в сторону неприятеля. Внезапность такого шага и ослепляющий эффект от мощных прожекторов оказался для немцев фатальным. Благодаря этой военной хитрости советские войска быстро и решительно смели первую линию обороны фашистов и смогли продвинуться вглубь Зееловских высот.

     Критика нелетального оружия

Дело в том, что в отличие от разработчиков систем обычных вооружений, 

     разработчики систем оружия несмертельного действия 

     обязаны учитывать медико-биологические, юридические и социальные проблемы 

     создания и применения оружия несмертельного действия, 

     а это требует совершенно другого подхода к исследованиям и разработкам, 

     да и другой психологии, отличной от психологии разработчиков 

     обычных вооружений…

     Доктор технических наук, профессор Виктор Селиванов, 

     выступление на круглом столе «Оружие несмертельного действия 

     как средство борьбы с терроризмом»

Безусловно, превосходство современного нелетального оружия перед спецсредствами прошлого поколения признается уже давно. Оно гораздо более экологично – например, не загрязняет среду химическими реагентами, как при распылении слезоточивого газа. Оно намного эффективнее по показателю охвата территории. Ну и последствий для организма человека должно быть меньше, чем от тех же резиновых пуль.

     Однако критики по всему миру выдвигают ряд контраргументов и изрядно портят безоблачную картину трезвыми рассуждениями.

     Один из первейших аргументов против использования описанных спецсредств – это неверная выборка результатов тестирования. Действительно, реакция подготовленного резервиста-добровольца на тестовом воздействии нелетальным оружием и реакция совершенно не ожидающего таких воздействий человека с улицы – вещи разных порядков. Кроме того, возможны ли отложенные последствия от применения нелетального оружия? Пока ответа нет. Зато опасность спровоцировать инфаркт или конвульсивный приступ у людей, предрасположенных к подобным заболеваниям, вполне имеет место.

     Но чуть ли не самый страшный эффект от воздействия нелетального оружия – паника. Толпа, мечущаяся в поисках спасения и в ужасе движущаяся куда глаза глядят, представляет серьезную угрозу для жизни. Риск быть раздавленным, затоптанным, искалеченным в этом хаосе чрезвычайно велик. Как бы не получилось так, что нелетальное оружие спровоцирует массовые летальные последствия.

     Кроме того, ряд независимых специалистов высказывает сомнения по поводу высокой эффективности описанных средств нелетального воздействия. Контрмеры, которые частично или полностью сведут на нет эффект воздействия оружия, достаточно легко предпринять даже в одиночку. Так, банальные ушные затычки значительно снизят эффект от воздействия звуковых установок, а намоченная одежда, покрывающая все участки тела, станет прекрасным барьером от микроволн «луча боли».

     Чрезвычайно острой является тема правомерности применения нелетального оружия внутри собственной страны. Летом 1994 года в США был разработан план, согласно которому нелетальное оружие передавалось не только в армию, но и в ведомство внутренних дел. Таким образом стражи порядка получили в свое распоряжение часть армейского арсенала. А тождественность методов и средств, применяемых против внешнего врага и против собственных граждан, вызывает у правозащитников много вопросов.

     Особо непримиримые борцы с нелетальными спецсредствами заявляют, что подобное вооружение не имеет ничего общего с военными действиями и предназначено исключительно для контроля над собственным народом.

     Как бы то ни было, нелетальное оружие остается перспективным направлением развития и в его разработку по-прежнему вкладываются крупные суммы денег. Оно действительно в состоянии пресечь массовые противоправные действия и значительно усложнить проведение террористических актов. Бандам тех же морских пиратов будет дан мощнейший отпор без сверхзатрат на вызов военного эскорта. Да и эффективность охраны режимных объектов от незаконного проникновения возрастет до небывалого уровня.

     Нам остается надеяться, что люди, в чьих руках окажутся подобные нелетальные спецсредства, все же будут отдавать себе отчет в том, что это тоже оружие. А это значит, что пускать его в ход нужно лишь в крайних случаях и после взвешенных рассуждений.

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.