На вопрос, кто самая известная женщина из индейцев Северной Америки, многие наши соотечественники ответят – Покахонтас. Но в США в девяти случаях из десяти вам назовут другое имя – Сакагавея. Чем же она знаменита? Мужеством, силой воли и храбростью – ведь эта 16-летняя индианка из племени шошонов отправилась за своим мужем в опасное путешествие и в составе экспедиции Мериуэзера Льюиса и Уильяма Кларка прошла от атлантического побережья Северной Америки до тихоокеанского с новорожденным сыном на руках.

 

 Начало великого пути

     Сейчас Луизиана – всего лишь небольшой штат, но в XVII и XVIII веках в него входила вся огромная долина реки Миссисипи. В 1682 году французский предприниматель и офицер Рене-Робер Кавелье де Ла Саль и его друг Анри де Тонти спустились на индейских пирогах по Миссисипи, назвав обширные земли по ее берегам Луизианой в честь правившего тогда во Франции монарха Людовика XIV и объявив их собственностью Франции. При президенте Джефферсоне США начали переговоры, чтобы выкупить эту землю у правившего тогда во Франции Наполеона Бонапарта. Корсиканцу очень нужны были деньги для ведения войн в Европе, поэтому в 1803-м Луизиана была продана за 15 млн. долларов – впоследствии эта сделка получила имя «Луизианская покупка». И хотя общая сумма была весьма внушительна, один гектар новоприобретенных земель обошелся Соединенным Штатам всего в 7 центов. Страна присоединила к себе огромную территорию в 800 000 квадратных миль. Сейчас на земле бывшей французской Луизианы размещаются 15 современных американских штатов.

     Многие в США считали подобную покупку практически бессмысленной – ведь новая территория была заселена в основном индейцами, и ее освоение никогда не проводилось. Но президент Томас Джефферсон к этим пессимистам не относился. Он мечтал открыть новые земли для торговли и заселения и сделать Америку сильнее, богаче и могущественнее, чем когда-либо. Никто не знал, какие опасности ожидают исследователей этих территорий и вернутся ли они вообще, многие были против подобных идей президента – но он был уверен в своей правоте. Так, 18 января 1803 года Джефферсон обратился к Конгрессу за разрешением исследовать Луизиану, и уже через месяц этот проект был одобрен с очень небольшим перевесом голосов. Предприятие по освоению Луизианы получило название Корпус Открытия.

     Цели перед Корпусом Открытия ставились самые разные. Первой и основной были поиски речного пути к Тихому океану – это облегчило бы торговлю со странами Востока. Так же важно было получить информацию о природных ресурсах, флоре и фауне этих мест, полезных ископаемых, составе почвы, климате и, конечно, индейцах, живущих в прериях. Экспедиция, помимо прочего, должна была наладить отношения с местными племенами и завязать торговлю. Возглавить эту кампанию Джефферсон поручил своему личному секретарю, капитану регулярной армии Мериуэзеру Льюису и его товарищу по Индейской кампании Уильяму Кларку. Те дали свое согласие и немедленно приступили к подготовке.

     Тщательно все обдумав, Льюис и Кларк разработали весьма смелый план. Они решили подняться по реке Миссури – правому притоку Миссисипи – так далеко, как только возможно, потом пересечь Скалистые горы, а дальше по реке Колумбия доплыть до Тихого океана. Неудивительно, что исследователи хотели пройти как можно большую часть пути по рекам – ведь груз экспедиции, по самым скромным подсчетам, должен был составить около 6 тонн, и лучше всего для его перевозки подходили именно речные суда.

     Командиры тщательно подошли к подбору участников экспедиции. Они сформировали группу из 43 человек, которая в декабре 1803 года расквартировалась в Сент-Луисе, чтобы переждать зиму и с наступлением весны двинуться в путь. В состав партии вошли 27 солдат, охотник, плотник, кузнец и чернокожий слуга Кларка Йорк, а так же 10 лодочников, которые должны были вернуться домой по окончании сплава по Миссури.

     В понедельник 14 мая 1804 года все было готово к началу большого путешествия. Самое необходимое – еда, оружие, лекарства, навигационные приборы, научное оборудование и подарки для индейцев – было размещено на 55-футовой барже и двух каноэ. В полдень прозвучал выстрел, ставший сигналом к отплытию, и группа покинула Сент-Луис, начав великую экспедицию с востока на запад.

     Через 11 недель экспедиция впервые столкнулась с местами жителями – индейцами племени сиу. Аборигенам не понравились подарки бледнолицых, и они решили не пускать пришельцев на свои земли. Дело чуть не дошло до кровопролития, но Льюис приказал нацелить орудия на деревню индейцев, и тем пришлось уступить.

     В октябре путешественники достигли земель племени манданов. Близилась зима, река должна была скоро замерзнуть, и Льюис с Кларком решили перезимовать у индейцев. Часть своих людей они отпустили обратно в Сент-Луис на барже, а для остальных местные мастера взялись изготовить дополнительные каноэ. Зима выдалась осень суровой, с морозами в –40 градусов, так что исследователям Дикого Запада предстояла нелегкая зимовка. Но именно она позволила Льюису и Кларку найти для своей экспедиции незаменимого проводника и переводчика – индейскую девушку Сакагавею.

     Девушка из племени шошонов

     Историки с трудом отделяют факты из жизни Сакагавеи от фольклора, который сделал эту храбрую и сильную женщину народной героиней. Но некоторые достоверные сведения о ее жизни все же известны.

     Будущая участница великой экспедиции Льюиса и Кларка родилась в 1788 году в племени лемхи из ветви северных шошонов на территории нынешнего штата Айдахо. При рождении девочке дали имя Боинаив, что в переводе означало «дева травы». Племя, в котором до 12 лет росла Боинаив, было немногочисленным, но богатым. Лемхи охотились на бизонов, антилоп и оленей, ловили форель и лосося, выращивали злаки и обменивались с соседями выделанными шкурами и керамической посудой. К тому же еще в XVII веке они заимствовали коневодство и разводили прекрасных лошадей.

     К сожалению, у племени лемхи была традиция зимовать отдельными маленькими группами – так проще было охотиться и добывать пропитание на более обширной территории. Во время такой зимовки в 1800 году юная Боинаив и еще несколько девушек из северных шошонов были похищены племенем хидатса. Их хватились не сразу – ведь у местных племен было в обычае воровать невест. Когда же выяснилось, что девушек украли вовсе не для свадьбы, за ними отправили четверых охотников, но те так и не вернулись.

     Между тем Боинаив с подругами были уже далеко – похитители увели их в верховья реки Миссури, на территорию современной Северной Дакоты. На несколько лет чужая деревня стала для девушек домом – здесь они работали, привыкали к обычаям хидатса, учили новый язык. Считается, что именно здесь Боинаив получила имя Сакагавея, которое происходило от слов «крыло» и «женщина» и переводилось как «женщина-птица», а одну из ее подруг, оставленную в той же деревне, назвали «женщина-выдра».

     Через два года в племени хидатса поселился приехавший из Квебека франко-канадский траппер Туссен Шарбонне. А уже в 1803 году он стал мужем Сакагавеи и ее подруги. Как охотник вызволил своих будущих жен из рук хидатса, точно не известно. Одни источники говорят, что он обменял девушек на золотые самородки. Другие утверждают, что он выиграл их в карты, поставив на кон все те же самородки. Но, так или иначе, после того, как девушки были освобождены, Шарбонне, следуя местным обычаям, пришлось сразу же на них жениться. Не желая оставаться у недружелюбных хидатса, охотник с обеими женами отправился в путешествие и осенью 1804 года поселился в племени манданов, чтобы перезимовать с ними. Тогда Сакагавея уже была беременна, и семья хотела дождаться рождения первенца, прежде чем двигаться дальше с наступлением весны. Но судьба сложилась иначе.

     Спустя месяц после того, как Туссен поселился в новом племени, к месту стоянки манданов прибыла экспедиция, которой командовали капитан Льюис и лейтенант Кларк. Они быстро построили для зимовки и защиты форт, названный по имени племени, и начали налаживать связи среди местных охотников, проводников и трапперов. Они искали того, кто сможет провести их по незнакомым землям до Тихого океана. Среди прочих к ним пришел и Шарбонне. Когда же Кларк и Льюис узнали, что жена Туссена говорит на шошонском – это могло очень пригодиться в путешествии по Миссури, – они сразу же наняли его с условием, что и она отправится с ними в непростое путешествие. Льюис так написал об этом 4 ноября 1804 года в своем дневнике: «К нам заходил француз по имени Шарбонне, который говорит на языке большебрюхих, он хотел наняться и сообщил, что его две скво были из индейского племени шошонов, мы наняли его, чтобы он пошел с нами и взял одну из своих жен для перевода с шошонского».

     Шарбонне и его жены сразу же перебрались жить в форт. Здесь Сакагавея и родила своего ребенка. Мальчик, которого назвали Жан Батист, появился на свет 11 февраля 1805 года. А 7 апреля, когда экспедиция вышла из форта Мандан, чтобы отправится в трудный путь на запад, Сакагавея ушла вместе с мужчинами, неся новорожденного на спине.

     

     В честь Сакагавеи названа коллекционная монета в США. Доллар Сакагавеи – один из двух видов так называемых «золотых долларов» (второй – Президентский доллар). И хоть монета и не золотая, но довольно неплохо имитирует цвет этого металла. Впервые доллары Сакагавеи были отчеканены в 2000 году. На аверсе художница Гленна Гудейкер, которой заказали дизайн монет, изобразила держащую ребенка Сакагавею. Чтобы передать образ знаменитой индианки как можно точнее, в натурщицы к Гудейкер была приглашена 22-летняя студентка Института искусства американских индейцев шошонская девушка Рэнди Тетон. Реверс монеты имеет пять разных видов оформления: тут изображены и парящий орел, и стрелы, обвитые лентой, и трубка мира, и индеец с лошадью, и девушка, собирающая «трех сестер» – тыкву, кукурузу, фасоль.

     А журнал CoinWorld («Мир монет») сообщает, что еще в июне 1999 года Монетный двор Вест-Пойнта по отдельному заказу отчеканил 39 долларов Сакагавеи из чистого золота для продажи в частные коллекции. Почти сразу после выпуска 27 монет были переплавлены, а остальные 12 оказались на борту космического корабля «Коламбия». Эти 12 долларов позже были изъяты из обращения и переданы на хранение в Форт Нокс, ведь согласно действующему законодательству США, этот выпуск из 39 монет был признан незаконным.

     Экспедиция с востока на запад

     Перед группой Льюиса и Кларка лежала неизведанная страна, в которой ни один человек из цивилизованного мира еще не бывал. Вначале экспедиция отправилась вверх по Миссури на пирогах. Плыть приходилось против сильного течения, активно используя шесты. Для этого даже пытались нанять местных индейцев, но уговорить их сняться с насиженных мест и пойти с бледнолицыми так и не удалось. Возможно, переговоры провалились потому, что уже с первых дней Шарбонне показал себя никудышным переводчиком. Он толком не знал ни одного индейского языка, да и по-английски говорил очень плохо.

     Зато Сакагавея оказалась очень полезным членом экспедиции. Она рассказывала о местных растениях, искала съедобные плоды и овощи, указывала дорогу, переводила с нескольких индейских диалектов. Даже само ее присутствие, да еще и с ребенком, являлось гарантом добрых и мирных намерений экспедиции. Уильям Кларк писал про Сакагавею в своем дневнике: «Индейская женщина служит свидетельством этим людям о наших дружеских намерениях, так как в этих краях женщина никогда не сопровождает боевой отряд индейцев» или «Жена Шарбонне, нашего переводчика, примиряет всех индейцев, так как… присутствие женщины с отрядом мужчин служит символом мира».

     А через месяц после начала пути Сакагавея кроме заслуженного уважения получила и сердечные благодарности Льюиса и Кларка. 14 мая на одном из порогов перевернулось каноэ, и ценный груз начал тонуть. Сакагавея бесстрашно кинулась в холодную воду – только благодаря ей удалось спасти лекарства и, главное, журнал экспедиции. Не зная, как еще отблагодарить девушку, Льюис и Кларк решили назвать в ее честь одну из встреченных рек и дали той имя Сакагервеах – «река женщины-птицы».

     Дальнейший путь по Миссури проходил почти спокойно. Берега реки были населены самыми различными племенами и, безусловно, не все индейцы были дружелюбно настроены к членам экспедиции. Так, в своих дневниках Мериуэезер Льюис неоднократно описывал случаи воровства и даже несколько вооруженных столкновений с индейцами. Несмотря на это, начальники экспедиции всеми силами старались подружиться с местными вождями, и тем, кто готов был признать власть президента США, вручали Индейские медали мира.

     Одним из народов, с которыми познакомилась экспедиция на берегах Миссури, было родное племя Сакагавеи. Эта судьбоносная встреча случилась 17 августа. В процессе переговоров выяснилось, что племя возглавляет брат Сакагавеи Камеахваит. Льюис упоминает о встрече родственников в своем дневнике: «Приехал Кларк с переводчиком Шарбонне и индианкой, которая оказалась сестрой вождя Камеахваита. Встреча этих людей была по-настоящему трогательна, особенно между Сакагавеей и индианкой, которая попала в плен в одно время с ней, и потом бежала от хидатса и вернулась к своему народу». После счастливой встречи путешественникам с радостью дали лошадей и провиант, без которых экспедиция не могла бы двигаться дальше – ведь теперь их путь лежал через Скалистые горы.

     Поначалу Льюис и Кларк предполагали, что это была лишь тонкая горная цепь, но за первым перевалом они обнаружили новые вершины. Несмотря на помощь Сакагавеи, которая иногда показывала знакомые ей пути, переход через горы оказался самой трудной частью путешествия. Особенно сложно было преодолеть хребет Биттеррут. Места здесь были настолько суровы и безжизненны, что добыть пропитание охотой оказалось невозможно, и путешественникам пришлось съесть сначала запасных лошадей, а после и все взятые с собой сальные свечи. Пса Моряка, путешествовавшего с отрядом, тем не менее, даже не пытались съесть – его продолжали кормить, делясь с верным ньюфаундлендом последними крошками.

     

     Знаменитого члена этой экспедиции – ньюфаундленда по кличке Моряк (Seaman), по праву можно считать одним из известнейших четвероногих в США. Верный пес не раз упоминается в дневниках Льюиса и Кларка. Нередко памятники, поставленные на пути следования экспедиции, изображают не только традиционную троицу – Льюиса, Кларка и Сакагавею, – но и большого пса рядом с ними.

     В конце октября последний перевал Скалистых гор был покорен. По другую его сторону исследователям Дикого Запада открылись широкие равнины и реки, которые потом назвали Снэйк и Колумбия. Кларк и Льюис повели свой отряд на запад. 7 ноября экспедиция повстречала дружественных индейцев из племени не-персе (проколотые носы), которые согласились обменять оставшихся у отряда лошадей на каноэ. В записях Кларка сохранился факт, что для обмена понадобился и вышитый пояс Сакагавеи, который приглянулся одной из жен вождя. В лодках путешественники спустились вниз по реке и, наконец, 18 ноября 1805 года достигли цели своего путешествия – Тихого океана.

     Здесь решено было перезимовать, и 3 декабря отряд Льюиса и Кларка достроил форт Клатсоп в устье реки Колумбия. Холодная погода, затяжные ледяные ливни, недостаток еды и нападения воинов племени черноногих, которые хотели захватить винтовки бледнолицых – все это сделало зимовку очень тяжелой. Но руководителям экспедиции повезло с людьми: несмотря на все лишения и тяжелейшие условия, лишь трое дезертировали и только один человек умер – квартирмейстер Чарльз Флойд отравился плохой едой, или, возможно, скончался от приступа аппендицита. От голода экспедицию спасла счастливая случайность: в январе на берег выбросило останки кита. Сакагавея, заметившая это, не побоялась покинуть форт и разведать обстановку. Вернувшись, она рассказала всем о «чудовищной рыбе», мясо которой путешественники и ели до самой весны.

     В начале марта было принято решение двигаться обратно. Несмотря на возможность легко и быстро вернуться домой морским путем, Льюис и Кларк хотели преодолеть трудный и опасный обратный путь по суше, чтобы разведать еще больше неисследованных земель. Понимая, что они не вправе заставлять команду снова рисковать жизнями, руководители предложили участникам экспедиции голосовать, дав наравне с остальными право голоса рабу Йорку и женщине Сакагавее. И самоотверженные исследователи решили продолжать путешествие.

     23 марта 1806 года экспедиция отправилась в обратный путь. На этот раз переход через Скалистые горы дался отряду намного легче – Сакагавея нашла несколько коротких маршрутов. 6 июля они прошли перевал Гиббонса, а 13 июля – перевал Бозмана.

     Спустившись в предгорья в конце июля, Льюис и Кларк решили разделиться, чтобы исследовать как можно большую территорию. Льюис, взяв с собой девять мужчин, отправился через перевал Лоло и после по реке Мариас. А Кларк с оставшимся отрядом отправился в путь по реке Йеллоустон. 12 августа обе группы встретились в точке слияния рек Йеллоустон и Миссури, чтобы вместе отправиться домой.

     

     Превращенная умелыми маркетологами в своеобразный культ, экспедиция Льюиса и Кларка и сейчас приносит немалые доходы. На продажах огромного количества сувениров, книг, комиксов и фильмов государство зарабатывает в год около 2–3 млн. долларов.

     В конце пути

     В Сент-Луис экспедиция вернулась 23 сентября 1806 года. Все члены группы были измучены и истощены, и неудивительно – ведь всего за 2 года и 4 месяца они прошли около 8000 миль (13 000 км). Льюис и Кларк стали национальными героями США. В 1807 году Мериуэзер Льюис по указу президента был назначен губернатором Верхней Луизианы. Но, к сожалению, уже в 1809 году он умер при невыясненных таинственных обстоятельствах. А Уильям Кларк сделал блестящую государственную карьеру в Сент-Луисе, где жил до самой смерти в 1838 году. Остальные путешественники по возвращении домой получили в награду деньги и земельные наделы. Однако ни Сакагавею, ни ее супруга, как и чернокожего Йорка, никакое вознаграждение не ожидало. Супруги остались жить в форте Мандан, и через некоторое время о них все забыли.

     Как дальше жила семья Шарбонне, никто в подробностях не знает. Однако есть свидетельства, что Сакагавея и Туссен в 1809 году путешествовали в Cент-Луис, чтобы оставить лейтенанту Кларку на воспитание своего сына Жана Батиста. Затем чета вернулась домой, где в 1810 году Сакангавея родила своего второго ребенка – дочь Лизетту.

     Что было с отважной путешественницей дальше, доподлинно не известно. Согласно некоторым источникам, она умерла уже в 1812 году, а спустя пару месяцев в индейском набеге на форт погибло 15 мужчин, среди которых был и Шарбонне. Их дочь пережила нападение и была отдана на воспитание некоему Джону Латтигу. Другие источники говорят, что в 1812 году умерла вторая жена Шарбонне, а Сакагавея, потеряв мужа и отдав дочь на воспитание надежному человеку, в конце концов вернулась в родное племя шошонов. Там она и умерла в индейской резервации Вайоминга в 1844 году.

     

     Образ Сакагавеи стал важной и неотъемлемой частью американской истории. А в начале XX века американская Национальная ассоциация суфражисток использовала ее имя и образ как образец женского мужества и символ женской независимости. Благодаря этой организации памятники и мемориальные доски в часть Сакагавеи устанавливались не только на пути следования экспедиции Льюиса и Кларка, но и почти во всех штатах США. Это во многом и принесло ей славу, даже несравнимую с известностью мужчин, возглавлявших экспедицию.

     Как ни грустно закончилась экспедиция Льюиса и Кларка для некоторых ее участников, ее вклад в развитие США трудно переоценить. Открытия, сделанные этими людьми, оказались незаменимы для торговли в Соединенных Штатах. Они собрали поистине уникальный материал об индейцах и подробно исследовали местность от побережья до побережья. Благодаря им было составлено несколько карт, а в 1814 году в Филадельфии вышло полное описание экспедиции, основанное на записках и дневниках Льюиса и Кларка. С этого дня их история стала подлинной историей успеха для молодой Америки, а их имена, как и имя Сакагавеи, узнали все. И они до сих пор пользуются глубоким уважением у американцев.

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.