Передай своему владыке, чтобы он прислал 

     нам золото, много, много золота, потому что 

     мои спутники и я страдаем от болезни сердца, 

     которую не может излечить ничто, кроме золота.

     Эрнан Кортес – посланцу Монтесумы II

     Когда в далеком 1535 году Себастьян де Белалькасар организовал первую экспедицию на поиски Эльдорадо, испанских конкистадоров в первую очередь манило золото. Прошло много лет, но поиски загадочной страны не прекратились до сих пор. Не так давно – в 2002 году – известный путешественник Яцек Палкевич предпринял очередную попытку отыскать Эльдорадо. Правда, его интересовал отнюдь не презренный металл, а культурное наследие доколумбовой Америки. Однако, несмотря на то, что испанских конкистадоров и международную экспедицию вели вперед совершенно разные мотивы, результат получился одинаковый – проведя несколько месяцев в джунглях Рио-Альте-Мадре-де-Диос и в восточных предгорьях Перуанских Анд, Палкевич вынужден был повернуть назад. Сам путешественник заявил, что отказ от продолжения экспедиции был связан с прекращением спонсорской помощи и усталостью исследователей. Эльдорадо снова миражом ускользнуло от путешественников.

     Хотя, забегая вперед, можно предположить, что никакого миража нет. Легендарная страна была открыта и покорена еще испанскими конкистадорами в далеком XVI веке. Кастильские идальго просто не заметили Эльдорадо, потому что реальность – как это часто бывает – оказалась гораздо непритязательнее легенды.

     

     

Неуловимая страна

     «И хотя правда, что капитаны, которые завоевали Перу и губернаторства Попаяна, и Венесуэлы, и этого Нового Королевства, всегда стремились к завоеванию Эльдорадо, что одно лишь его название воодушевляло испанцев на его завоевание, но так никогда и не смогли они его найти, хотя это стоило им многих жизней и больших затрат, и они даже не установили точное место, где бы оно находилось, несмотря на то, что были пройдены равнины, проплывая при этом [реки] Ориноко, Дарьен, реку Орельяна или Мараньон, и другие полноводные реки, и хотя на их берегах располагались большие поселения, так и не были найдены богатства, какие имеются в этом Новом Королевстве в его богатых [горных] рудниках. [Вот это и есть] подлинная причина, чтобы назвать его Эльдорадо», – писал Хуан Родригес Фрейле эль Карнеро. Эльдорадо искали испанские конкистадоры Гонсало Писсаро и Хименес де Кесада, Лопе де Агирре и Франсиско де Орельяна, искал немец Николаус Федерман и английский авантюрист Уолтер Рэли. Последняя официальная экспедиция «на Эльдорадо» была организована в 1775–1780 годах. Но безрезультатно.

     Эволюция мифа

     Первоначально в легенде не было ни слова о баснословно богатой стране, где из золота изготовлено практически все. Индейцы рассказали европейцам о том, что где-то в предгорьях Анд есть страна, правитель которой раз в год покрывает свое тело смесью ароматических смол, а после его посыпают золотым песком, пока вождь не превратится в живую позолоченную статую. После этого он купается в водах священного озера, смывая с себя позолоту, а его свита в этот момент бросает в воду золотые украшения.

     Практичные и одновременно мечтательные испанцы живо дополнили в своем воображении описанную индейцами картину. Если правитель ежегодно устраивает такое расточительное купание, то золота в священном водоеме скопилось уже немало. А сам ритуал, в ходе которого выбрасываются в воду огромные богатства, позволителен только для такой страны, где желтый металл валяется буквально на каждом углу.

     Позже легенда – уже в устах самих испанцев – видоизменилась: «позолоченный человек» погружался в воды священного водоема не ежегодно, а ежедневно – утром он наносил на себя позолоту, а вечером смывал ее, чтобы с рассветом вновь покрыть себя благовонными маслами и золотым песком. Находились даже «очевидцы» из испанцев, побывавшие в таинственной стране, где золотыми листами были облицованы стены домов, а храмы и уличные мостовые украшались мозаикой из золотых кирпичей. Где каждый житель без счета носит золотые украшения, и даже поля обрабатываются золотыми мотыгами. Легко представить себе, какой алчностью загорались глаза у гордых идальго в кантинах и тавернах по всей Новой Испании! Даже в документы иезуитов попала история о некоем обращенном в христианство индейском правителе, который обещал построить храм во славу Христа из массивных блоков чистого золота.

     Таким образом, легенду о золотой стране испанцы сами раздули из услышанной от индейцев истории о позолоченном человеке – и, ведомые жаждой золота, устремлялись на поиски придуманной ими самими химеры. Ведь оставлять такое богатство в руках диких индейцев было просто недостойно настоящих донов!

     Предшественники Эльдорадо

     Эльдорадо – не первая «золотая страна», придуманная зараженными «золотой лихорадкой» умами. Еще Плиний Старший писал о золотом острове Хриза, расположенном посреди Индийского океана, а Птолемей даже «сообщил» его точные координаты. Позднее Хриза «перекочевала» и на средневековые карты, превратившись из острова в архипелаг, расположенный к югу от Цейлона. «На этих островах якобы так много золота, что, по слухам, даже собаки носят там ошейники из червонного золота», – писал известный арабский географ XII века Идриси.

     А как не вспомнить тут легендарные Офир и Колхиду?

     Но это, как говорится, предания старины глубокой. А одновременно с Эльдорадо европейцы искали еще две золотых страны – город инков Пайтити, в котором, якобы, даже дома были целиком построены из золота, и расположенную в дебрях Квебека страну Сагеней.

     Подтверждение легенды

     При этом все основания принимать на веру легенды об Эльдорадо у испанцев были. В Центральной Америке они увидели – и заполучили в свои руки – такое количество золота, которое раньше не могли себе представить! Ведь только с конца XV по конец XVI века количество находящихся в обороте в Европе золотых монет увеличилось в восемь раз – то есть на каждый золотой времен Колумба за какое-то столетие появились 7 монет, отчеканенных из американского золота. И это не считая вывезенного серебра, украшений и предметов роскоши, а также той богатой дани, которая досталась океану! Всего же «добычу», взятую за 100 лет в Америке, в ценах 1990 года оценивают в полтора ТРИЛЛИОНА долларов – что на тот же год составляло 47% госдолга США!

     Впрочем, это все – отвлеченные цифры, тем более что большинство конкистадоров толком-то и считать не умело. «Наглядный» пример был гораздо лучше – и таким примером стало для испанцев завоевание империи инков. История с выкупом Атауальпы у всех на слуху до сих пор, но, взяв столицу империи Куско в 1536 году, испанцы увидели еще более фантастические картины. Вот как описывает их очевидец:

     «Теперь я поведаю о том, что мы увидели, когда вошли в Куско… В изумлении созерцали мы сосуды из дерева, золота и серебра, хотя лучшие из них были унесены индейцами. Среди прочих вещей мы обнаружили золотое украшение, и индейцы сказали нам не без горечи, что это изображение основателя династии инков. Мы нашли также золотых крабов и сосуды, разрисованные орнаментами из птиц, змей, пауков, ящериц и различных насекомых… В саду этом были высажены самые красивые деревья и самые замечательные цветы и благоухающие травы, которые только произрастали в этом королевстве. Многие из них были отлиты из золота и серебра, причем каждое растение изображено не единожды, а от маленького, едва видного над землей побега до целого куста в полный его рост и совершенную зрелость.

     Там видели мы поля, усеянные кукурузой. Стебли ее были из серебра, а початки из золота, и было это все изображено так правдиво, что можно было разглядеть листья, зерна и даже волосочки на них. В добавление к этим чудесам в саду инки находились всякого рода животные и звери, отлитые из золота и серебра, такие, как кролики, мыши, змеи, ящерицы, бабочки и дикие кошки. Нашли мы там и птиц, и сидели они на деревьях так, словно вот-вот собирались запеть, другие же будто покачивались на цветах и пили цветочный нектар. И были еще там золотые косули и олени, пумы и ягуары, все животные и в малом, и в зрелом возрасте, и каждое из них занимало соответствующее место, как это и подобает природе», – так писал испанский историк Франсиско де Херес, принимавший участие в завоевании Перу.

     В головах конкистадоров билась мысль: если Куско оказался настолько богат, то как же велики сокровища Эльдорадо? Масла в огонь добавил император инков Манко Инка Юпанки. Этот «благоразумный и энергичный молодой человек» (как писали о нем испанцы) после разграбления Куско высыпал перед братьями Писсаро кучку кукурузных зерен. Взяв одно из них, он показал его испанцам: «Это – то золото, которое вы смогли отнять». А потом показал на остальные и добавил: «А это – то, что осталось у нас».

     Такие откровения – вместе с попыткой вырваться из-под власти испанцев – стоили Манко жизни. А испанцы еще до окончательного покорения империи приступили к поискам Эльдорадо.

 

Выкуп Атауальпы

     16 ноября 1532 года Франсиско Писсаро захватил в плен правителя инков Атауальпу. Когда Инка прибыл на пир, конкистадоры перебили его приближенных. Сам Атауальпа, оказавшись во власти испанцев, предложил за себя огромный выкуп. Изделия из золота и серебра заполнили зал до отметки на высоте поднятой руки. Переплавка золота, доставленного индейцами, заняла у испанцев 6 дней, а сумма выкупа составила 1 262 682 песо золотом и 52 209 марок серебром – что в ценах 2000 года равно 6,8 млрд. долларов. После получения выкупа испанцы обвинили Атауальпу в организации восстания и убийстве собственного брата Уаскара и приговорили к смерти через сожжение, которое в последний момент было заменено на удушение – в том случае, если правитель инков перед смертью примет католичество. 26 июля 1533 года 36-летний Атауальпа был задушен гарротой.

     География вместо золота

     Как уже говорилось, первым поискать страну сказочных сокровищ решил Себастьян де Белалькасар. 6 декабря 1534 года он овладел инкской твердыней Кито и продолжил двигаться на север в поисках золотого города. 4 года он со своими людьми пробирался по предгорьям Анд, дошел до реки Магдалена, собрал богатую добычу… Но, по мнению самих испанцев, это было не Эльдорадо.

     Отряды конкистадоров действовали фактически на свой страх и риск – без четких планов, без распоряжений сверху – и часто даже вступали в стычки между собой. Неудивительно, что кроме Белалькасара решили попытать счастья и другие командиры. Среди них был Гонсало Писсаро – младший брат знаменитого покорителя инков Франсиско Писарро.

     Сам Гонсало тоже участвовал в экспедиции Франсиско и «приложил руку» к делам старшего брата. Мало того, современники отмечали, что он был даже более жесток, чем его старший брат. Когда в 1535 году Гонсало выпала возможность немного поуправлять захваченным Куско – даже видавшие виды идальго схватились за головы. Писарро-младший казнил или отправлял под пытки любого из инков, чья лояльность испанцам вызывала хотя бы малейшее подозрение. С правителем инков Манко Гонсало и его брат Хуан обращались, как с животным. Неудивительно, что такое «мудрое» правление вскоре вызвало восстание.

     В 1541 году горячего кастильского парня отправили управлять городом Кито – тем самым, который 7 лет назад захватил Белалькасар. Гонсало принял это назначение как опалу – естественно, ведь Кито уже был один раз ограблен – и начал готовить экспедицию на Эльдорадо, к которой вскоре присоединился и другой знаменитый конкистадор, Франсиско Орельяна. В феврале 1541-го экспедиция выступила в путь, а в марте Гонсало, соединившись с Орельяной, начал штурмовать Анды.

     Преодоление заснеженных вершин стоило этим полководцам гибели 140 из 220 испанцев и 3 тыс. индейцев из сопровождавших экспедицию 4 тыс. 

     Спустившись по внутренним склонам Анд, Орельяна и Писсаро поняли, что продолжать двигаться пешком невозможно – заболоченная земля и джунгли превратили бы поход в топтание на одном месте. Испанцы решили построить небольшую бригантину и – пока продолжалось строительство – занялись осмотром и грабежом окрестностей. Вскоре они узнали у местных индейцев, что недалеко есть большие и богатые города. Писсаро немедленно приказал Орельяне провести разведку, добыть золота и продовольствия заодно – ибо перед конкистадорами уже вплотную стоял призрак голода. Взяв с собой 57 испанцев, Франсиско Орельяна погрузился на бригантину, прихватил еще 3 каноэ и отправился вниз по реке.

     Следует сразу сказать, что своего разведчика Писсаро не дождался. Орельяна ни в этот день, ни через 4, ни через 10 дней не встретил ни городов, ни золота, ни продовольствия. Посчитав, что Писсаро и остальные все равно уже погибли от голода, он решил плыть дальше. Гонсало же подумал, что Орельяна погиб, и повернул назад в Кито. Там Писарро ждали бунт против испанских властей и смерть, а его бывшего соратника, продолжившего путь, – слава первооткрывателя Амазонки. Он стал первым европейцем, пересекшим южноамериканский континент в самой широкой его части, первым белым человеком, прошедшим по течению Великой реки… Только вот Эльдорадо Орельяна не нашел, хотя встречные индейцы постоянно сообщали испанцам, что неподалеку, в 3–4 переходах, находятся невероятно богатые города. Но Орельяна не сворачивал с пути к устью Великой реки, не отвлекаясь ни на города амазонок, которые якобы атаковали его вместе с индейцами, ни на увиденные вдали «города, сияющие белизной», ни на страну правителя Карипуна, якобы владевшего «серебром без счета».

     Амазонки нового света

     По свидетельству монаха Карвахаля, одного из участников экспедиции Франсиско Орельяны, 24 июня 1542 года на одной из стоянок на отряд напали индейцы, возглавляемые рослыми белокожими женщинами. «Мы увидели воочию, что в бою они сражаются впереди всех и являются для оных чем-то вроде предводителей… Сии жены весьма высокого роста и белокожи, волосы у них очень длинные, заплетены и обернуты вокруг головы. Они очень сильны, а ходят почти нагие – только прикрывают стыд. В руках у них лук и стрелы, и в бою они не уступают доброму десятку индейцев, и многие из них – я видел это воочию – выпустили по одной из наших бригантин целую охапку стрел…», – писал конкистадор. Этот случай дал название открытой Орельяной реке – но ни тогда, ни впоследствии ни один исследователь Амазонки не нашел и следа племени женщин-воительниц.

     Относительное «миролюбие» конкистадоров Орельяны объясняется просто: у Франсиско было мало людей. К тому же испанцы страдали от лихорадки, голода, непривычного климата и думали не столько о поисках Эльдорадо, сколько о спасении собственных жизней. Однако стоило Орельяне покинуть негостеприимные берега Амазонки и излечиться от недугов – и его снова начала терзать лихорадка, теперь уже золотая. В 1546 году он вернулся к устью Амазонки, чтобы все же отыскать Эльдорадо. Экспедиция двинулась вверх по течению – но в ноябре Франсиско Орельяна умер, и его спутники повернули назад.

 

     Столкновение с реальностью

     Пока Писсаро, Орельяна и Белалькосар искали дорогу на Эльдорадо через горные хребты Анд, губернатор Санта-Марты Педро Фернандес де Луго решил зайти с другой стороны – подняться по течению реки Магдалены. С этой целью он собрал отряд из 1200 испанцев, во главе которого хотел поставить собственного сына, но тот отнюдь не горел желанием отправиться в дебри неисследованного континента. Вместо этого молодой человек позаимствовал кое-какие ценности и сбежал в Испанию. Возглавить отряд пришлось Гонсало Хименесу де Кесаде. 5 апреля 1536 года 27-летний конкистадор повел людей на поиски сказочной станы. Первая – меньшая – часть экспедиции плыла на нескольких бригантинах вверх по течению реки. Вторая – большая – продвигалась вдоль берега пешим порядком. В нее входил с большим трудом набранный отряд из 70 всадников. И на нее же пришлись самые тяжелые испытания, ставшие уже стандартными для испанских экспедиций: нехватка провианта и фуража, лихорадка, тяжелый климат и постоянные нападения индейцев, которые, не доводя дело до рукопашной, засыпали испанцев стрелами и растворялись в джунглях. Благородные идальго ели летучих мышей и насекомых, седла и кожаные ремни. В самые тяжелые дни ежедневный «паек» конкистадоров де Кесады состоял из 40 зерен маиса. Не раз испанцы порывались пустить на мясо лошадей, но каждый раз Хименесу удавалось пресечь эти поползновения. Люди могли голодать и умирать, но лошади должны были быть сытыми и здоровыми – де Кесада прекрасно понимал, что только кавалерия была залогом победы испанцев в столкновениях с индейцами.

     Наконец в январе 1537 года выжившие испанцы выбрались из сельвы на обширное плоскогорье. Перед ними лежала страна индейцев-миусков. В первом же селении конкистадоры захватили не только запасы продовольствия, но и золотые изделия. Вскоре им удалось, используя противоречия между населявшими плоскогорье индейскими племенами, – так же, как в империи инков – разгромить армию правителя Тискесуса и захватить его столицу Муекете (впоследствии переименованную в Боготу). Однако взятая тут добыча существенно уступала сокровищам Куско. Да и самому Муекете было далеко до образа Эльдорадо, который прочно укоренился в головах испанцев. Правда, кроме золота, им удалось захватить некоторое количество изумрудов. Миуски рассказали де Кесаде, что камни эти, так же как и золото, попадали сюда из предгорий, где правил вождь Гуатавита. Предводитель конкистадоров, оставив большую часть своих людей грабить земли миусков, отправился в горы. Гуатавита тепло встретил испанцев – он устроил пир в их честь, одарил каждого золотом и изумрудами, пригласил поучаствовать в празднествах на берегу озера, носившего то же имя, что и правитель этих земель. Тискесуа был его злейшим врагом, и в испанцах Гуатавита видел избавителей от гнета правителя Муекете. Хименес де Кесада долго беседовал с Гуатавитой, и среди прочего правитель рассказал ему про обряд, который европейцы могли бы назвать коронацией. В день «вступления в должность» правителя обмазывали ароматными смолами и посыпали золотым песком, после чего он купался в водах священного озера.

     

Правда о позолоченном человеке

     В завершении многодневного праздника «суна кухума» у берега священного озера Гуатавита всю ночь горели костры и жгли благовония. На дне озера в своем подводном дворце жила богиня Фуратена, женщина-змея, которой и предназначались богатые подношения – золотые украшения и изумруды. Наутро жрецы обмазывали молодого вождя ароматическими смолами и посыпали золотым песком. Вместе со жрецами он всходил на бальзовый плот и отплывал на середину озера. Там правитель и жрецы бросали в воду подношения, а в конце ритуала в озеро опускался и сам правитель. Вода смывала с него золотую «кожу», которая считалась самым дорогим подарком для женщины-змеи Фуратены.

     Казалось бы, де Кесада должен был оживиться, услышав легенду о позолоченном человеке. Но конкистадор не обратил на этот рассказ никакого внимания – что, впрочем, неудивительно. Хименес видел священное озеро и владения Гуатавиты. Здесь было и золото, и изумруды, но все это не шло ни в какое сравнение с мифом об Эльдорадо – ведь к тому времени в сознании испанцев легенда о позолоченном человеке прочно заменилась мечтой о золотой стране, настолько богатой, что правитель посыпает себя золотой пудрой ежедневно.

     Это было не Эльдорадо.

     Через несколько дней де Кесада покинул владения Гуатавиты и отправился дальше, вглубь Южной Америки, искать «истинное» Эльдорадо – но так ничего и не нашел. Оставшиеся в Боготе испанцы в погоне за золотом полностью разграбили земли миусков – в том числе и владения Гуатавиты. Священное озеро попытались осушить, но смогли снизить его уровень лишь на 3 м и собрать некоторое количество золотых безделушек – из тех, что кидали в воду с берега подданные Гутавиты. Настоящие сокровища так и остались покоиться в центральной части водоема.

     «Когда заместитель [Хименес де Кесада] вернулся в Тунху, было взвешено имевшееся золото, и взвешенное составило (как в том, что было захвачено в Тунхе, так и у Согамосо и другое небольшое количество золота, захваченное в крае) вес в сто девяносто одну тысячу и сто девяносто четыре песо чистого золота, и другого, более низкопробного, золота тридцать семь тысяч двести тридцать восемь песо, и другого золота, называемого золотой лом, набралось восемнадцать тысяч триста девяносто песо. Была захвачена одна тысяча восемьсот пятнадцать изумрудных камней, среди которых имеются высококачественные камни, одни крупные, а другие – маленькие, и многообразные», – писал летописец отряда. Куча золота на главной площади была такой высоты, что за ней мог спрятаться пехотинец. Однако эти трофеи не шли ни в какое сравнение с добычей, взятой в Куско…

     До самой смерти Хименес де Кесада так и не понял, что именно он и был тем конкистадором, который открыл Эльдорадо. Впрочем, если бы ему сказали об этом, испанец, наверное, лишь недоуменно пожал бы плечами. Какое же это Эльдорадо, если в нем так мало золота…

     

Недоступные сокровища

     Впоследствии Гуатавиту пытались осушить неоднократно. В 1580 году Антонио де Сепульведа нанял 8 тыс. индейцев, которые выкопали глубокий канал. Уровень озера понизился на 18 м, но бурное течение подмыло берега канала, и он рухнул. Тем не менее, на дне удалось найти золотой нагрудник и посох, а также огромный изумруд. 

     В 1856 году испанцы повторили операцию с озером Сиеча. Уровень воды удалось понизить на 3 м. Было найдено несколько изумрудов и золотых изделий, в том числе золотая статуэтка весом 286 г, изображающая правителя на плоту в сопровождении свиты.

     Наконец в 1912 году англичане при помощи паровых насосов за несколько дней превратили священное озеро в грязную лужу, на дне которой нашли некоторое количество золота. Но поискам мешал толстый слой ила и кладоискатели решили подождать, пока он подсохнет. Однако на следующий день ил застыл до твердости цемента – богиня Фуратена так и не отдала пришельцам свои сокровища.

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.