Что мы знаем о Корее? Не так уж много – в основном, названия марок электроники, которую используем каждый день. Действительно, Южная Корея известна, прежде всего, своими высокотехнологичными компаниями, производящими автомобили KIA, Daewoo и Hyundai, технику LG и Samsung и так далее. Но много ли нам известно о культуре, истории, традициях этой удивительной страны? А ведь история «земли утреннего спокойствия», как называли Корею в древности, насчитывает около 5000 лет. И она полна красоты и трагизма, завоеваний и борьбы, преобразований и стремления к гармонии.

 

От Чосона до Чосона

     Первые поселения на полуострове датируются VIII–VII тысячелетиями до н.э. Именно они стали основой древнего государства Чосон. Согласно легенде, его основал правитель Тангун, сын женщины-медведицы и бога Хвануна, в 2333 году до н.э. Вплоть до 1961 года летоисчисление в Корее называлось Танги и велось с 2333 года до н.э.

     В 108 году до н.э. китайцы разгромили Чосон и оккупировали полуостров. Однако их владычество было недолгим – в скором времени крупные корейские феодалы, правители королевств Пэкче, Когурё и Силла, объединились и изгнали захватчиков. А после начали выяснять отношения между собой – как оно, собственно, всегда бывает. Основным объектом притязаний был лакомый кусочек земли на берегу Ханган-реки, который в будущем станет Сеулом.

     Междоусобные войны длились несколько столетий, но, в конце концов, верх одержало южное королевство Силла, просуществовавшее до 935 года. Название «Сеул» созвучно имени этой страны. Считается, что это варианты произношения одного слова – «соуль» (столица). Правда, в эпоху государства Силла административный центр государства все-таки был не на Хангане. Он располагался в Кёнджу, на берегу Японского моря и на скалистых склонах хребта Тхэбэксан.

     В общем-то, нельзя однозначно ответить на вопрос, было ли Силла независимым государством. Ведь своими военными успехами и в частности победой над могучим Когурё (хотя Силла и не смогло захватить Когурё целиком) оно было обязано китайской поддержке, взамен чего фактически признало себя вассалом Поднебесной Империи. При этом вассальные права проявлялись в следующем. Во-первых, один сын правителя был вынужден находиться в заложниках у китайского императора, где он служил офицером в армии, учился военному делу, получал огромное количество ценной информации об устройстве китайской армии и ее мощи. Во-вторых, ежегодно корейский правитель отправлял Сыну Неба «дань», а тот в ответ дарил своему вассалу «подарки». И «дань», и «подарки» представляли собой ценные и нужные ресурсы и товары, так что фактически этот обмен был одним из видов международной торговли.

     Королевство Силла было первым государством на полуострове, которое сформировало ряд законодательных и правительственных институтов, равно как и уникальную иерархическую систему кольпхум. Кольпхум жестко разделяла корейский общество на классы, диктуя каждому человеку, какого размера у него может быть дом, какую одежду ему носить и на ком жениться.

     Все бы ничего, но всякое дело надо доводить до конца. А Силла не учло, что на севере полуострова еще остался незахваченный кусок королевства Когурё. За расцветом последовал упадок: все чаще в государстве Силла стали вспыхивать восстания и междоусобицы. И Когурё воспользовалось слабостью южного соседа. И следующим этапом стало появившееся в 935 году государство Корё, давшее название современной Корее. Династию Корё в 1392 году сменила династия Ли, она же – Чосон (вот оно, развитие по спирали!), завершившая «королевскую» историю Кореи.

     Последний монарх Кореи из королевской династии Ли скончался в 1910 году, после чего государство было незамедлительно аннексировано Японией и вплоть до окончания Второй мировой войны японский император также носил титул императора Кореи. После того как Южная Корея вновь стала независимой, некоторые представители семьи Ли даже провели церемонии коронации, однако никто не воспринял это всерьез. Собственно, и сегодня госпожа Ли Хэвон считает себя самопровозглашенной императрицей Кореи, но ее амбиции не находят поддержки у «подданных».

     

 

Миф о происхождении Тангуна

     Миф повествует о безграничной самоотверженности медведицы, которая в течение 100 дней ничего не ела, кроме 20 долек чеснока и стебля полыни, не покидала священную пещеру и молилась там о даровании ей человеческого облика. Хванун сделал ее человеком, но ей этого было мало: она продолжила молитвы – теперь уже о том, чтобы небо послало ей мужа. Хванун не выдержал напора и взял женщину-медведицу себе в жены. От этого союза и появился на свет первый правитель Кореи.

     

     К югу от 38 параллели

     Самостоятельная история Южной Кореи начинается в конце лета 1945 года, когда СССР и США заключили соглашение о разделении сфер влияния на Корейском полуострове. С каждой стороны было образовано независимое государство. При этом жители обеих «половинок» имели – и до сих пор имеют – равные права на гражданство с обеих сторон.

     Соглашение ограничивало «американскую зону» территорией южнее 38 параллели – этим регионом управляло военное правительство генерала Джона Ходжа. В то время жителям страны приходилось нелегко. Последствия войны и колониального правления были ужасными: безработица, нищета, вернувшиеся с фронта военные, не знающие, куда податься в новой жизни, поток беженцев с севера…

     Лишь чудом корейцам удалось поднять с колен свою экономику и сделать Южную Корею одной из самых процветающих стран мира. Сверхчеловеческий рывок в развитии, сделанный этой страной в период с 1960 по 1985 годы, называют не иначе, как «чудом на реке Ханган».

     Глядя на сияющие небоскребы Сеула, на смартфоны в руках у каждого встречного, на дорогие автомобили, которые заполонили улицы городов, трудно поверить, что всего лишь полвека назад Южная Корея была не просто бедной страной, а абсолютно нищей. По уровню ВВП на душу населения она отставала от Нигерии и Папуа Новой Гвинеи. Электричество подавалось далеко не постоянно, даже в Сеуле лишь четверть домов была обеспечена канализацией. Рис в те времена для многих считался лакомством – обычными блюдами на столе у крестьян стали вареная трава и кора деревьев.

     Как же корейцам удалось преодолеть нищету? Зарабатывая на ресурсах, как арабы? Так в Корее нет ни нефти, ни газа, ни алмазов. Продовольствие в этом гористом и не слишком плодородном краю – тоже проблема. И чудо было построено на том, что в Корее было: на трудолюбии, на готовности работать день и ночь, постоянно совершенствуясь и развиваясь. 

     Схема была простой и гениальной: на полученные за границей кредиты строить фабрики и из иностранного же сырья производить товары. Затем отправлять их на экспорт. А выручку вкладывать в производство, закупку сырья и технологий, постепенное развитие инфраструктуры и образования. Казалось бы – довольно идеалистичный подход. Но все дело в том, как и сколько работать. В первые пять лет рост ВВП составил 9%. И далее никогда не падал ниже, чем 6%, достигая иногда 12 и даже 14%. В итоге сегодня этот показатель на душу населения с 80 долларов вырос до 20 тысяч. Нужны ли еще комментарии?

     

 

А знаете ли вы, что…

     В Корее возраст человека считают не так, как в Европе. Отсчет ведется не от дня рождения, а от момента зачатия. Когда на свет появляется ребенок, ему присваивается возраст по умолчанию – 1 год (время, которое он провел в утробе матери, округляется). А с наступлением корейского нового года (по лунному календарю, это обычно где-то в феврале), малышу будет уже 2 года – так как корейцы всегда называют свой возраст «наперед». Например, европейскому юноше 18 лет. Но в Корее ему будет 19 (так как отсчет будет вестись от момента зачатия). И даже если у парня день рождения в мае, с наступлением нового года он будет уже считаться двадцатилетним.

     

 

Не любишь кимчи – ешь кирпичи!

     Ни корейскую кухню, ни корейскую культуру в целом невозможно помыслить без кимчи. Это остро приправленные квашеные овощи, в первую очередь – пекинская капуста. Иногда вместо нее едят квашеный редис, кольраби, баклажаны и так далее. Кимчи в Корее повсюду. Оно всегда входит в состав панчхана – обязательного набора закусок, подаваемых в Корее к любому блюду. Заказ в ресторане всегда дополняется ими. Хотите баварских колбасок – пожалуйста, но вот вам еще кимчи в придачу. Пицца и кимчи. Люля-кебаб и кимчи. Причем панчханы не включаются в счет, а подаются по умолчанию: к вашему заказу всегда принесут в среднем от двух до пяти вариантов квашеных или соленых закусок. Кроме кимчи туда входят менее известные намуль (слегка обжаренные овощи с кунжутным маслом и соевым соусом), чорим (отваренная говядина или соевый творог), ччим (закуски, тушеные в горшочках) и так далее.

     Все это – забота о здоровье гостя: корейские диетологи, равно как и их иностранные коллеги, считают такие закуски чрезвычайно полезными. Они способствуют расщеплению жировых клеток, а острые специи – отличное оружие в борьбе с простудой. И в довершение ко всему кимчи, а также блюда на его основе, весьма эффективны при похмелье. Журнал Health присвоил им четвертое место в списке «Самой здоровой еды в мире».

     Говорят, что впервые кимчи было приготовлено аж в I тысячелетии до н.э. Однако корейские исследователи, как и все остальные, имеют склонность приписывать своему национальному достоянию как можно более древнее происхождение. Но все же кимчи – действительно старинное блюдо: упоминание о нем есть в летописях эпохи Трех государств (I-VII в. н.э.), где оно называется «чхимчхэ» (дословно «размокшие овощи»).

     Сегодня эталонным вариантом этой закуски считается острое кимчи с красным перцем. И мало кто помнит, что эту приправу стали добавлять лишь в XVI в., когда она была завезена в Корею португальцами. Но вообще-то существует более сотни различных вариантов кимчи, а семейные рецепты передаются из поколения в поколение и обычно не разглашаются.

     Наш рассказ про Корею был бы неполным, если бы мы не уделили внимания общепринятому и скандальному мнению: корейцы едят собак. Ну что ж – давайте разберемся.

     Первое – да, действительно, собачатина и, в особенности, блюдо, называемое посинтхан, действительно является национальным корейским блюдом. Местные жители, до последнего времени не воспринимавшие собаку как «друга человека», поначалу недоумевали: почему можно есть мясо коровы или свиньи, а мясо собаки – нельзя? Но европейское влияние оказалось сильнее национальных традиций. Для начала перед Олимпиадой 1988 года из центра Сеула убрали заведения общепита, изготовлявшие посинтхан, – дабы не травмировать европейских и американских туристов. Затем в 2005 году был издан закон, который запрещал использовать жестокие методы забоя «суповых» собак и, тем более, делать это прилюдно. Наказание предполагалось довольно суровое – от 2 тысяч долларов штрафа до полугода лишения свободы. К тому же все заведения, которые готовят посинтхан (а их уже осталось не так много), проходят санитарные проверки в 4 раза чаще, чем остальные – чтобы предотвратить употребление в пищу мяса бродячих или больных животных. Так что этот суп, который и раньше-то был исключительно церемониальным и лекарственным блюдом (само название «посинтхан» переводится как «суп, укрепляющий организм»), теперь стал поистине редкостью.

     И то ли из чувства вины, то ли опять же под влиянием Запада, собаки в Корее «вошли в моду» уже в другом качестве – как домашние любимцы. Особенно популярны маленькие, «карманные» песики, которых корейцы одевают в забавные костюмчики и даже красят им шерсть в яркие цвета. Лавочек, торгующих собачьей одеждой, в Корее пруд пруди.

     

 

Верят и не верят

     То, что Корея – абсолютно светское государство, это факт. Более того – такую религиозную терпимость еще поискать нужно. Здесь мирно сосуществуют буддизм, конфуцианство, христианство, шаманизм, а также многочисленные секты, основанные на всех четырех религиях вместе.

     Больше всего христиан – почти 30% населения. Это результат деятельности миссионеров-иезуитов, которым удалось к концу XIX века обратить около 20 тыс. корейцев, несмотря на преследования королевского дома. Да и США оказали свое влияние.

     Следом идут буддисты – 22 %. Менее 2% корейцев исповедуют шаманизм – верят в духов земли, неба и природы, приносят им жертвы, обращаются за помощью к слепым колдунам пансу, которые умеют повелевать демонами, или к ведьмам мудан, которые могут умилостивить духа или договориться с ним. Современные шаманы проводят ритуалы благословения дома или деревни и обеспечения процветания, очищения души больного, изгнания беса, воззвания к морскому царю-дракону и так далее.

     

 

Современные корейские боги

     Если говорить о религии современных корейцев, то следует признать: самые распространенные культы в этой стране – работы и учебы. Чадо, не сдавшее вступительные экзамены в университете, навлекает позор на семью. Такая «трагедия» может даже повлечь за собой самоубийство одного из родителей. Корейцы учатся всегда и всюду. Каникулы и выходные используются для того, чтобы посетить курсы или повысить квалификацию. Рабочий день в Южной Корее де юре длится, как везде – 8 рабочих часов и перерыв на обед. Но если кто-то и покидает офис в 6 вечера, то только иностранцы. Уважающий себя кореец перерабатывает в среднем по 2 часа в день, причем это время дополнительно не оплачивается.

     В отпуск корейцы не уходят – крайне редко они позволяют себе отдыхать больше недели, а чаще – берут по 2-3 отгула несколько раз в год. Ведь с таким подходом к работе совсем без отдыха не обойтись.

     Словом, в Корее принято быть образованным, успешным, много зарабатывать и хорошо выглядеть. Еще один бог современного корейского пантеона – бог красоты. О своей внешности заботятся и женщины, и мужчины. Количество косметических магазинов в городах бьет все рекорды. Кстати, в них продается, в основном, косметика корейского производства – качественная и при этом относительно дешевая.

     Но если маски, кремы и лосьоны – довольно безобидное увлечение, то пластическая хирургия – уже гораздо более серьезный вопрос. Чтобы походить на своих кумиров – музыкантов и звезд сериалов – корейские девушки (а порой и юноши) увлеченно корректируют свою внешность: они расширяют глаза, сужают подбородок, подчеркивают скулы… Хорошо этот или плохо – предоставим решать людям, склонным к философии. Но, безусловно, стандарт привлекательности в современной Корее далеко ушел от традиционных представлений об азиатской красоте.

     Надо признать, что многие не выдерживают высоких требований, которые предъявляет к людям корейское общество. Статистика самоубийств в этой стране пугает: после рака и сердечно-сосудистых заболеваний суицид здесь является самой распространенной причиной смерти. И, к сожалению, в последние годы именно он стал главной причиной гибели молодых корейцев – от 20 до 30 лет. Только вдумайтесь: около 40% смертей в этом возрасте происходят по воле самого человека!

     Зато убийств здесь немного – в 15 раз меньше, чем, скажем, в России. Да и вообще уровень преступности невысок – в 8 раз ниже, чем в Германии. Тут практически нет наркомании, угон автомобиля считается сенсацией, а уровень воспитания и традиционная общественная мораль имеют такое значение, что столкнуться с проявлением хамства или грубости практически невозможно.

     Неуважение к старшим для корейца считается дикостью. Кстати, «корейское чудо» во многом основано на том, что государство практически не несет социальных расходов. Забота о стариках и детях лежит на семье. Родители в лепешку расшибутся, чтобы дать своему чаду наилучшее воспитание и образование, а дети никогда не покинут отца с матерью в немощи и старости.

     

     Одно из центральных событий в жизни человека – вступление в брак. Супруга кореянки издавна выбирали очень тщательно, да и сейчас здешняя женщина сто раз подумает, прежде чем связать свою судьбу с кем-то, у кого нет своего жилища, хорошего заработка и кристально-чистой репутации. Развод в Корее – это позор, причем не только для самих супругов, но и для их семей.

     Конечно же, глобализация дает о себе знать. В последние годы и разводов стало существенно больше, и к свадебным традициям относятся намного проще. В лучшем случае после обычной европейской свадьбы с костюмом и фатой будет проведена небольшая церемония в национальных костюмах. А то и без нее обойдутся.

     То ли дело раньше, когда свадьбы проходили по всем правилам – с выкупом-«уси», с пышной процессией, с шутливым боем, доказывающим мужественность жениха, с рисовым порогом и шелковой дорожкой к дому молодоженов…

     

 

Символ нации

     Кто знает, как выглядит флаг Южной Кореи? А главное – что он означает? Государственная символика большинства государств пришла из глубины веков. В случае с Кореей это совсем не так.

     Такой символ государственности, как знамя, древние корейцы не использовали вовсе. Впервые вопрос о нем встал в 1847 году, когда один из корейских дипломатов, посол в Японии Пак Ён Хё, создал белое полотно с красно-синим изображением Великого предела (у китайцев это черно-белый Инь-Янь) и четырьмя триграммами черного цвета, позаимствованными из китайской Книги перемен. Красный и синий цвета символизируют в корейской интерпретации мужское и женское начало. А триграммы по углам знамени символизируют 4 стороны света, 4 времени года, 4 главных добродетели – гуманность, справедливость, мудрость и вежливость, и 4 космических силы – Небо, Землю, Солнце и Луну. Все это находится в постоянном взаимодействии и гармонии, сменяет друг друга, никогда не останавливаясь. Общий смысл корейского флага можно резюмировать как «вечность» и «единство».

     Уже через год изобретение господина Пака стало использоваться повсеместно, а после образования Республики Корея дизайн и описание флага были закреплены законодательно.

     Точно так же, как и флага, не было в старой Корее и государственного гимна. Как-то не испытывали нужды. Необходимость в нем появилась лишь после аннексии страны Японией. В этот период стала невероятно популярной застольная песня на стихи неизвестного автора, положенные на старинный шотландский мотив «Auld lang syne», что можно перевести как «За добрые старые времена».

     Интеллигентные люди справедливо полагали, что использовать иностранную застольную песню в качестве гимна – дикость. И в 1936 году корейский композитор Ан Ик Тхэ написал свой вариант. Все послушали, восхитились и… продолжили петь проникновенный гимн о любви к родине под шотландскую музыку. Вопрос решили в 1948 году, и опять же законодательным путем. Теперь национальный корейский гимн называется «эгукга», что означает «люби свою страну».

     Флаг и гимн пришли в Корею извне. Зато исконно корейским символом можно и нужно считать цветок гибискуса, изображенный на ее гербе. Одно из самоназваний страны звучит как Кынхвахян – «родина гибискуса». В древнем китайском «Каноне гор и морей» так говорится о Корее: «В стране благородных мужей растет Сюньхуацао. Утром оно рождается, а вечером умирает». Речь идет именно о гибискусе, чьей отличительной особенностью является то, что когда один цветок опадает, на его месте распускается другой. К тому же гибискус – очень живучее растение, почти не подверженное заболеваниям. Молодые побеги вполне съедобны, а лепестки цветков заваривают как чай. Вот вам и готовый «символ нации»: прекрасный, стойкий, полезный и вечно молодой.

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.