Вручение Нобелевских наград – всегда событие. И самая ожидаемая из номинаций – премия мира. Отчасти это происходит по вполне банальной причине: в физике, химии и медицине разбираются далеко не все, а вот в политике – как минимум, каждый второй. И в этом году Нобелевский комитет не подкачал, вручив желанную награду… целому Евросоюзу. Споров и обсуждений по этому поводу хватит на месяцы.

     Первой реакцией на сообщение из Осло (а Нобелевская премия мира, напомним, единственная, присуждение которой происходит за пределами Швеции) было недоумение. Президент Чехии Вацлав Клаус и вовсе принял его за журналистскую шутку. Когда же его, наконец, убедили в обратном, то в выражениях он особо не стеснялся: «Я даже во сне не мог себе представить, что об этом кто-либо думает серьезно. Присуждать ее (премию мира) институции, более того, в данном случае, бюрократической – это пустое награждение… Не знаю, отважится ли кто-либо в принципе получить эту премию».

Но тут известный своими бескомпромиссными заявлениями политик, скорее всего, ошибается. С ним, правда, это случается довольно часто. Его коллеги по Евросоюзу восприняли событие куда радужнее. Удовлетворение решением уже успели выразить председатель Евросовета Херман ван Ромпей, глава Европарламента Мартин Шульц, руководитель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу, канцлер Германии Ангела Меркель, отставные борцы за единство Европы Гельмут Коль и Жискар д’Эстен… А за ними в очередь выстраиваются все новые и новые функционеры многоголовой брюссельской бюрократии, лучащиеся радостью и самодовольством. Так что, чего доброго, на красной дорожке в Осло возникнет настоящая толчея от желающих приобщиться к мировой славе и подержаться за золотую медаль с профилем Альфреда Нобеля. Впрочем, такая реакция вполне предсказуема. За неимением реальных успехов (что в политике, что в экономике) бюрократы всех времен и народов любят пускать пыль в глаза согражданам торжественными церемониями и пустыми чествованиями.

     Рафаэль Корреа, президент Эквадора: «В ЕС есть хорошие вещи, но мне кажется абсурдным вручать Нобелевскую премию этому бюрократическому институту, хотя, конечно, все мы знаем про эти властные игры на таких высотах».

     

     Виталий Третьяков, декан Высшей школы телевидения МГУ им. Ломоносова: «В СССР не додумались до того, чтобы присудить Ленинскую премию мира СЭВ, ОВД или самому СССР. Все-таки маразм многогранен…».

     Тут кстати вспомнить и о самих «вручающих». По воле Нобеля определение «самых-самых» в борьбе за мир поручается специальному комитету, который избирает норвежский парламент. Вот уже несколько лет этот комитет возглавляет Турбъерн Ягланд, бывший премьер Норвегии и по совместительству… генеральный секретарь Совета Европы. По отзывам людей знающих, он прямо-таки фанатично стремится затащить родную страну в стройные ряды Евросоюза, хотя сами норвежцы от такого решения не в восторге и уже дважды проваливали его на референдумах. Но Ягланд упорно гнет свою линию. И вручение «Нобеля» – очередной пиар-ход этого евроинтегратора. Инсайдеры утверждают, что вопрос о награждении ЕС ставился им в течение нескольких лет подряд – и вот, наконец, его удалось протащить.

     Нобелевская премия мира имеет, как известно, денежный эквивалент. В 2012 году это 8 млн. шведских крон или примерно 1,2 млн. долларов. Если скрупулезно следовать традиции, эту сумму следует поделить между всеми жителями ЕС, которых насчитывается порядка 500 млн. человек. В общем, по 1,5 эре (1 крона = 100 эре) на среднего европейца. Даже с учетом экономического кризиса – не густо.

     Общественность, тем временем, задается вопросом – а за что, собственно? Формулировка официального решения, ссылающаяся на многолетние труды по умиротворению европейских наций, не устраивает многих. Как метко выразился кто-то из критиков – премия в таком случае запоздала лет эдак на 20–30. Да и вручать ее стоило бы не нынешним бюрократам из Брюсселя, а отцам-основателям Европейского объединения угля и стали (прототипа ЕС) Жану Моне и Роберу Шуману. Ну, и Конраду Аденауэру, заставившему воинственных тевтонов после столетий войн и конфликтов протянуть руку дружбы соседям…

     Припомнили, конечно, Евросоюзу и недавние «подвиги» на ниве мира и добрососедства: бомбежки Югославии, французские самолеты над Ливией, поставки вооружений «революционным силам» на Ближнем Востоке.

     В Интернете сообщение о присуждении «Нобеля» ЕС восприняли с юмором. Вот лишь несколько ярких сообщений, которые гуляют сейчас по просторам Сети:

     «Нобелевскую премию мира получил Евросоюз за мирные погромы в Мадриде и Афинах, а также за мирное убийство Каддафи французами»;

     «Евросоюзу дали Нобелевскую премию. Одна бюрократия наградила другую. Если бы Нобель это видел, он никогда бы не ушел из оружейного бизнеса»;

     «Конечно, ЕС заслуживает Нобелевской премии, но не мира, а в области литературы – за Лиссабонский договор, а еще в области экономики – за финансирование Греции, чтобы та имела возможность вернуть кредиты немецким и французским банкам».

     Заодно досталось и Бараку Обаме, которого объявили главным борцом за мир два года назад. Тогда Нобелевскому комитету тоже долго пришлось объяснять свое неожиданное решение. В конце концов, норвежские функционеры договорились до того, что премия была выдана «авансом». А хитромудрые политологи нашли этому поистине иезуитское объяснение: мол, вручая президенту США премию мира, прозорливые европейцы «связали его доктриной «мягкой силы». Не будет, видите ли, обладатель «мирной нобелевки» так легко посылать войска в горячие точки, как его предшественники в Белом доме. Стало ли от этого легче Египту, Йемену и Сирии, да и Афганистану с Ираком, если уж на то пошло?

     Весьма своеобразную оценку, кстати, дала миротворческим потугам Обамы газета Maariv из очень дружественного США государства Израиль: «Обама не оказал ни малейшего содействия ни одной мирной инициативе в какой-либо точке земного шара. Его деятельность не привела к сокращению масштабов насилия в тех регионах, где замешаны интересы американской сверхдержавы, или там, где США должны были бы вмешаться в сложившуюся ситуацию. Ведь именно под покровительством Обамы арабские государства попали под контроль радикальных исламских движений. Словно нам не хватало одного Ирана, и поэтому Обама решил содействовать образованию еще нескольких исламистских государств».

     Вообще, ежели по-честному, после такой «работы» авансы положено возвращать. Но с Нобелевскими премиями так поступать не принято…

     За прошедшие десятилетия Нобелевский комитет не раз и не два, скажем так, принимал спорные решения. Немало среди лауреатов и всяческих международных структур разной степени влиятельности, начиная от Организации Объединенных Наций и заканчивая МАГАТЭ. Но альтернатива иногда оказывается и того хлеще.

     По традиции, накануне объявления лауреата в прессу просочился шорт-лист премии мира (по правилам точный список 231 номинанта 2012 года должен будет храниться в тайне еще 50 лет). В нем, как утверждают, обнаружились Джулиан Ассанж с его скандальной WikiLeaks, «принцесса» киевского майдана Юлия Тимошенко и даже Джин Шарп – идеолог «арабской весны», грозящей утопить в крови Ближний Восток.

     Поневоле подумаешь, что Ягланд и сотоварищи сделали не худший выбор, свидетельствующий, правда, об одном неприятном факте – с реальными миротворцами сегодня в нашем неспокойном мире туговато. И следующим номинантом на Нобелевскую премию мира вполне может оказаться НАТО. А уж норвежские товарищи придумают, как это обосновать.

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.