Забавный факт – на протяжении почти двух веков все президенты США, избранные на рубеже десятилетий, умирали, так сказать, прямо на посту.

     Уильям Генри Гаррисон, Авраам Линкольн, Джеймс Гарфилд, Уильям Мак-Кинли, Уоррен Гардинг, Франклин Делано Рузвельт, Джон Кеннеди – примерно каждые два десятка лет по смерти.

     Что это? Случайное совпадение? Индейцы племени шауни придерживаются иной версии.

     

     

Конец ХVIII века для Северной Америки был периодом бесконечных битв. Рождение США сопровождалось буквально реками крови. Отстаивая свою независимость, американцы одновременно сражались и с местным населением. Причем противостояние было невероятно жестоким. Американцы до сих пор стыдятся вспоминать об этой части истории своего государства.

     Методы борьбы колонистов с индейцами были поистине чудовищны. С наивными вождями индейских племен, веривших данному слову, бледнолицые заключали договоры о мире и добрососедстве, а затем грубо нарушали свои обещания. Немало способствовала победам колонизаторов разобщенность племен. Захватчики не раз ловко использовали межплеменные противоречия, стравливая кланы, а потом уничтожали и тех и других.

     Колонизаторы не брезговали самыми грязными средствами. Взять, к примеру, эпидемию оспы, почти полностью уничтожившую несколько индейских племен. Историки утверждают: она не случайна. Причиной ее стал подарок, преподнесенный коварными белыми наивным аборигенам – одеяла, которыми ранее укрывали больных оспой. Автор идеи, генерал Джеффри Амхерст, так описывал свое «ноу-хау» другу: «Будет очень хорошо, если удастся заразить всех индейцев оспой. Любой другой метод тоже будет хорош, если приведет к уничтожению этой отвратительной расы. Был бы очень рад, если бы ваш проект снаряжения на них охоты с участием собак принес результаты».

     Именно в этот период два брата из племени шауни – Текумсе (Падающая Звезда) и Тенскватава (Открытая Дверь) – предприняли последнюю попытку объединить индейские племена в борьбе с колонизаторами.

     Конфедерация племен

     Долгое время проживший среди колонизаторов, Текумсе – новый вождь племени – хорошо осознавал стремление белых уничтожить коренное население Америки. И также понимал, что раздробленность племен дает белым людям серьезное преимущество. Падающая Звезда стал первым, кто всерьез вознамерился сплотить враждующие кланы в борьбе с захватчиками. «Единственный путь остановить это зло (потерю земель) для индейца – объединиться в требовании общих и равных прав касательно земли – так, как это было изначала и должно быть сейчас: потому что эта земля никогда не делилась», – не раз повторял он, призывая другие рода вступить в союз. Убежденность Текумсе сумела объединить людей из тридцати двух общин. Так появилась на свет Конфедерация племен с территорией, на порядок превосходившей тогдашние размеры Соединенных Штатов.

     Неудивительно, что власти США изо всех сил старались помешать созданию Конфедерации. Еще бы, ведь ее лидеры ко всему прочему отказывались признавать уже свершившуюся «сделку» – знаменитый договор Форт-Уэйн, заключенный с индейскими вождями в 1809 году.

     Сделка, так красиво обставленная генералом Генри Гаррисоном, будущим президентом США, а на тот момент губернатором штата Индиана, до сих пор является позором американцев. Общеизвестно, что вожди, прежде чем подписать договор о передаче Штатам 3 млн. акров своих земель, были опоены «огненной водой». Но индейцы всегда держали свое слово – и в итоге многим племенам пришлось навсегда покинуть родину предков.

     Первая стычка

     Первым шагом Текумсе, слывшего великолепным оратором, стала попытка убедить власти США отказаться от договора, заключенного столь подлым способом. Судьбоносная встреча американских властей и индейских вождей состоялась в августе 1810 года. Слова Падающей Звезды были разумны: факт обмана налицо. Но все резоны лидера индейцев натыкались на стену пренебрежительного высокомерия белых людей. Гаррисон отказался аннулировать договор и даже посоветовал Текумсе не соваться не в свое дело: ведь интересы народа шауни договор не затрагивал. Конфедерация, по словам губернатора, не была признанным США сообществом, а потому каждому племени предлагалось разговаривать с американскими властями отдельно.

     «Губернатор, вы имеете полную свободу, чтобы вернуться в свою собственную страну… Но вы желаете воспрепятствовать индейцам делать то же самое», – Текумсе сменил тактику и попытался достучаться до совести оппонента. Генералу оказалось нечего возразить, и в приступе ярости он схватился за саблю. Кровопролития, конечно, не допустили. Но отношения между двумя лидерами остались испорчены навсегда.

     Покидая место переговоров, Текумсе предупредил: если договор не аннулируют, Конфедерация племен заключит союз с Великобританией. А там будь что будет. Гаррисон лишь ухмыльнулся: белые и краснокожие под единым флагом – это нереально. Но всем стало ясно: кровопролития не избежать.

     «Проживай свою жизнь так, чтобы страх смерти никогда не входил в твое сердце».

     Вождь Текумсе

     «Этот человек при жизни сосредоточил в своих руках такую власть, какая не давалась ни одному североамериканскому индейцу ни до, ни после него. Он сплотил вокруг себя индейцев из тридцати двух племен и управлял территорией почти в полмиллиона квадратных миль – больше, чем у тогдашних Соединенных Штатов. Немногие могли сравняться с ним и на поле боя. Однако власть его зиждилась не на количестве сторонников, а на стратегическом весе и потенциале, которым обладал созданный им союз племен».

     Американский исследователь Б. Блоджетт о Текумсе

     Необычный альянс

     Конфедерация все ширилась. Случайное стечение обстоятельств – явление на небосклоне Большой Кометы – было воспринято племенами, не вступившими в альянс, как знамение. Правда, многих вождей смущало то, что они не смогут вовремя узнать о начале войны. И Текумсе предсказал:

     – Не я, а Гитчи-Маниту, Великий Дух, ударит ногой о землю, и задрожит она с юга на север. Это будет знак.

     Казалось, сама природа поддерживает начинания вождя (или, быть может, это были игры шаманов). Когда в декабре 1811 года юг Северной Америки потрясло Новомадридское землетрясение, индейские племена услышали в нем голос богов и восстали.

     Судьба благоволила отважному воину в переговорах с британцами. Обостренные отношения США с бывшей метрополией – американцы параллельно готовили нападение на Канаду – впервые заставили европейцев увидеть в индейских племенах союзников. Немало способствовала этому и личная симпатия, возникшая между предводителями индейцев и англичан. Генерал Брок, командующий британскими войсками в Канаде, был человеком чести и сразу оценил полководческие таланты индейского вождя. Признавая справедливыми доводы краснокожих, Британия совершила беспрецедентный поступок – заключила с индейцами военный союз и объявила войну США.

     Объединенные войска с легкостью выигрывали одну битву за другой. Казалось, до победы оставался последний шаг. Еще одно решающее сражение – и на карте мира появится новая держава – независимое индейское государство. Но случайный выстрел внес свои коррективы в эту историю: в очередной баталии Брок погиб.

     И смерть одного генерала изменила исход войны.

     В одном из своих писем Брок писал: «Вождь шауни Текумсе произвел на меня глубокое впечатление. Более умного и дальновидного, более доблестного воина, по моему мнению, не может существовать. Он вызывает восхищение у всех, кто беседовал с ним».

     Кровавая расправа

     Вместо Брока британские войска возглавил генерал Проктер, чьи воинские навыки не шли ни в какое сравнение с талантами погибшего командира. Как ни настаивал Текумсе на более решительных действиях, какие бы обходные маневры ни предпринимал – все было тщетно. Излишне осторожный генерал начал отступать в глубь Канады, отдавая ранее отвоеванные земли американцам. Когда позади остался Детройт и отступать оказалось некуда, Падающая Звезда сумел настоять на проведении последней битвы. Он прекрасно понимал: от ее результата зависит исход войны, и был готов к решительным действиям. Тем более что она стала еще и личным делом для храброго вождя. Ведь американскими войсками командовал тот самый генерал Гаррисон, который в свое время отказался даже рассмотреть предложение Текумсе о пересмотре договора Форт-Уэйн.

     5 октября 1813 года в Коннектикуте, на реке Темзе состоялось решающее сражение. Но зря Текумсе надеялся на чудо. Трусоватый генерал Проктер посреди боя вдруг отозвал свои войска. И у армии Соединенных Штатов появилось огромное численное преимущество. Итог битвы был предрешен: индейцы проиграли, а их вождь погиб.

     Как и многие моменты жизни, смерть Текумсе покрыта завесой тайны. По официальной версии американских властей, Падающая Звезда погиб в бою и был похоронен со всеми почестями. Однако это заявление не выдерживает никакой критики.

     Мало того, что тело вождя отказались выдать соплеменникам – никто так и не узнал, где находится его могила. Сразу несколько офицеров заявили о том, что присутствовали при гибели великого воина. В частности, сохранилось свидетельство капитана Джорджа Сандерсона, утверждавшего, что отношение к убитому противнику мало напоминало подобающее: «…Это было именно тело Текумсе, с которого содрали кожу, – у меня нет сомнений. Я знал его… Он был человеком могучего телосложения, физически очень крепкий, он был ростом около 6 футов и 2 дюймов в высоту. Я видел его тело на поле сражения у Темзы перед тем, как оно остыло. Я видел военный отряд из Кентукки в тот самый момент, когда они сдирали кожу с вождя».

     В гибель Текумсе в бою шауни не верят до сих пор. Праправнук Текумсе Сат-Ок часто говорил об этом на публичных выступлениях и даже написал в книге: «Большое восстание алгонкинских племен потерпело поражение. Текумсе безоружным пошел в лагерь, чтобы договориться о спасении женщин, стариков и детей. Белые, хотя торжественно гарантировали ему неприкосновенность личности, предательски его схватили, убили, содрали с него кожу, и из нее американская солдатня наделала ремней для правки бритв…»

     Губернатор Уилльям Гаррисон, так цинично расправившийся с Текумсе и его народом, прекрасно осознавал, с каким выдающимся человеком ему довелось сражаться. Позднее он написал в своих воспоминаниях: «Если бы не близость к Соединенным Штатам, он (Текумсе) вполне вероятно стал бы основателем Империи, соперничавшей по славе с Мексикой или Перу. Но трудности помешали ему. В течение 4 лет Текумсе был в постоянном движении. Сегодня вы видите его в Вабахе, через короткое время вы слышите, что он на берегах озера Эри, или Мичиган, или на берегах Миссисипи, и где бы он ни появлялся, он производил благоприятное впечатление в свою пользу».

     Месть

     Жестокость, с которой белые люди расправились с вождем, потрясла все племена. Потерявшие лидера, а с ним и надежду на победу, индейцы не сумели отыграть свои позиции. Многие из них были вынуждены покинуть обжитые места и переехать в резервации.

     Но смерть великого вождя не могла остаться безнаказанной. Легенда гласит: за убийство Текумсе его брат Тенскватава, шаман племени шауни, наложил на Гаррисона и всю страну проклятье. В отместку за гибель брата он уговорил духов каждые двадцать лет забирать жизнь правителя государства белых людей.

     Правда, вторая, более правдоподобная форма легенды гласит, что Тенскватава предсказал смерть Гаррисона и других президентов намного позднее, уже живя в резервации.

     «Гаррисон не победит в этом году и не станет Великим Вождем. Он может выиграть в следующий раз. Если это произойдет, он не закончит свой срок. Он умрет в офисе. Ни один президент еще не умер в офисе. Но я говорю вам, что Гаррисон умрет. И тогда вы вспомните смерть моего брата Текумсе. Вы думали, что я потерял свою власть. Я, который заставлял меркнуть Солнце и отнимал у Красных Людей огненную воду. Но я говорю вам, что Гаррисон умрет. И вслед за ним все Великие Вожди, избранные каждые 20 лет, будут умирать. И когда умрет каждый последующий, пусть все вспомнят смерть наших людей», – предсказал прорицатель. Тогда его словам никто не поверил.

     Поговаривают, что Тенскватава успел проронить еще одну пророческую фразу. Шаман предрек крах власти захватчиков не позднее чем через два солнечных планетарных дня. То есть через 198 лет по привычному нам календарю. Дальше считайте сами: год предсказания (1815-й) + 198 = 2013 год.

     Первый удар

     После окончания боевых действий военная карьера Гаррисона пошла под откос – он вышел в отставку. Но бравый вояка не мог долго сидеть без дела, и вскоре попытался заняться политикой. Правда, сначала не слишком успешно: он проиграл на выборах губернатора Огайо, затем некоторое время занимал должность посла в Колумбии – не самое перспективное место. Тонкие закулисные игры оказались не по зубам прямолинейному генералу. И он вернулся на свою ферму в Огайо. Многочисленное семейство (Гаррисон был отцом девятерых детей) нуждалось в деньгах, и прославленному вояке пришлось заделаться заштатным судебным писарем. Казалось, фортуна отвернулась от генерала.

     Приближались президентские выборы 1836 года. Виги – партия, в которой долгие годы состоял Гаррисон – понимая, что им некого противопоставить демократу Мартину Ван Брюсу, вспомнили о герое войны с индейцами Уильяме Генри Гаррисоне. И вот генерал, даже не помышлявший о столь высокой должности, вступил в борьбу за пост президента. Правда, в тот раз он потерпел поражение. Первая часть предсказания сбылась!

     Но бравый вояка решил не отступать. На выборах 1840-го года виги вновь выставили его в качестве своего кандидата. И на этот раз Гаррисон победил. Однако теперь вместо радости генерала охватила тревога: пророчество шамана продолжало сбываться.

     Впрочем, отступать было уже поздно – и Гаррисон направился в Вашингтон. Друзья потом вспоминали – во время прощания генерал вдруг помрачнел и сказал: «Возможно, это наша последняя встреча».

     4 марта 1841 года – день инаугурации нового президента – выдался крайне холодным и ветреным. Но героя не должны останавливать такие мелочи. 68-летний генерал решил не отступать от намеченного плана и предстал перед публикой в эффектном парадном мундире, слишком легком для ненастной погоды. Стоя на пронизывающем ветру, новый президент почти два часа зачитывал свою инаугурационную речь, ставшую самой длинной в истории США. Ближе к концу церемонии в довершение всех бед начался проливной дождь.

     Неудивительно, что в тот же день Гаррисон слег с высокой температурой. Врачи оказались бессильны – ровно через месяц новый президент отошел в мир иной.

     Уильям Генри Гаррисон, так насоливший в свое время индейцам, стал первым скончавшимся на посту президентом. Но за ним последовали другие. Каждые двадцать лет президент, приходивший к власти, с поста уходит сразу на тот свет.

     Цена победы

     Проклятие – истинное или мнимое – не отступало десятки лет. Избранный в 1860 году Авраам Линкольн погиб от пули Джона Бута. В 1881-м на посту президента скончался Джеймс Гарфилд – его ранили на железнодорожном вокзале. Пуля забрала и жизнь следующего президента, пришедшего в Белый дом на рубеже десятилетий: в Уильяма Мак-Кинли выстрелил американский анархист, и политик скончался через пару месяцев.

     А вот загадка смерти Уоррена Гардинга не разгадана до сих пор. Избранный в 1920-м президент был найден мертвым в отеле в Сан-Франциско на третьем году своего правления. Официальной причиной смерти врачи назвали инсульт. Но тот факт, что жена покойного правителя не разрешила произвести вскрытие и организовала поспешные похороны, породил немало слухов.

     В 1940-м году на выборах в очередной раз победил Франклин Рузвельт… и через пять лет ушел со своего поста в мир иной.

     Многочисленные совпадения не остались незамеченными. В разгар предвыборной гонки 1960-го вопрос о готовности заплатить жизнью за возможность посидеть в президентском кресле уже напрямую задавался всем претендентам. Один из них ответил: «Будущее даст необходимый ответ – и относительно моих дел, и относительно моей судьбы – в том случае, если я добьюсь привилегии занимать Белый Дом».

     Этого претендента звали Джон Фицджеральд Кеннеди, и его дальнейшая судьба известна всем. Злополучный выстрел в Далласе прервал жизнь самого молодого и самого обаятельного американского президента. Ушлые журналисты подсчитали: Джон стал седьмой жертвой проклятья.

     Покаяние

     Сначала подобным совпадениям не придали значения. Тем более что каждый случай сам по себе не казался мистическим. Однако их количество множилось, и в 1980-м уже никто не сомневался: новый президент не доживет до конца срока. Тем более что Рональд Рейган был уже немолод, да и состояние его здоровья оставляло желать лучшего.

     Ходят слухи, что суеверная жена будущего президента, Нэнси Рейган, узнав о том, что муж планирует баллотироваться на ближайших выборах, несколько месяцев отговаривала его. А осознав, что все мольбы бесполезны, решила попробовать договориться с индейскими шаманами. Нэнси несколько раз тайно ездила в индейскую резервацию и беседовала с одним из тамошних мудрых стариков.

     О чем именно шла речь, не знает никто. Но в итоге шаман пообещал помочь будущему президенту и подарил его жене магический амулет. Все восемь лет своего правления Рональд не расставался с этим талисманом. Кто знает, может быть, именно благодаря ему политик остался жив даже после покушения, совершенного в 1981-м.

     Врачи утверждали: выстрел возле отеля Хилтон должен был стать смертельным. Пуля прошла в миллиметрах от сердца. Однако Рейган выжил и после непродолжительного периода реабилитации вернулся к управлению страной.

     Так или иначе, впервые за полтора века президент, избранный на рубеже десятилетий, дожил но конца срока своего правления и спокойно удалился от дел.

     В существование проклятия можно верить или не верить. Но факт очевиден: пророчество Тенскватавы заставляет прагматичных американцев вновь и вновь вспоминать о жестокости, которую проявили их предки, завоевывая эту землю. Память Текумсе чтят не только его потомки из племени шауни. Падающая Звезда – национальный герой Канады, его именем названо несколько городов в разных штатах. Не единожды потомки колонизаторов приносили свои извинения индейским племенам – ныне полноправным американским гражданам. Быть может, именно это и успокоило силу проклятия.

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.