ТРИНИДАД И ТОБАГО. СТРАНА КОЛИБРИ
Июнь 2008
Вернуться к номеру >>

Автор: Влада Лепешинская
Раздел: Глобальный мир
Теги: пираты, страноведение, ислам, история, Южная Америка



Изображения этой маленькой птички можно увидеть повсюду – на флагах, машинах, зданиях, даже на эмблемах властных структур. Более того, колибри украшает герб Тринидада и Тобаго, став настоящим символом страны – такой же небольшой и удивительно красивой…

      Жителей этого государства сложно назвать одним словом. Скажешь тринидадцы – обидятся тобагцы и наоборот. Вот и ломают языки гости островов, пытаясь выговорить непроизносимое «тринидадцы-и-тобагцы». А на самом деле жители островов, по сути, являются… латышами. И еще голландцами, испанцами, французами, англичанами, индусами и выходцами из «черной Африки». Официальный язык Тринидада и Тобаго – английский, но услышать можно практически все, даже… украинскую речь! Такая дикая смесь образовывалась на протяжении веков, начиная с того момента, как Христофор Колумб во время плавания к берегам Америки обнаружил эти удивительные острова. 

      31 июля 1498 года он высадился на неизвестном клочке суши, позже названным Тринидадом в честь Святой Троицы. А вот попавшийся на пути Колумба остров Тобаго вначале назывался Белла-Форма. Нынешнее имя, о значении которого историки спорят до сих пор, он получил лишь два века спустя. 

      Местного индейского населения здесь жило немного, зато имелись большие запасы пресной воды. По мере развития судоходства в регионе острова становились все более и более популярными. Их использовали как перевалочную базу и испанские галеоны, и английские фрегаты, и все прочие суда, которым удавалось пересечь Атлантику. Неудивительно, что со временем на острова стали прибывать все новые и новые переселенцы. 

       Вплоть до конца XVIII века испанцы считали эти территории своими. И только в 1797 году, после морского сражения с британской флотилией, «уступили» Тринидад английской короне. В 1802 году остров стал колонией Британской империи. Правда, столицу новые хозяева назвали в честь старых – Порт-оф-Спейн (Порт Испании). А вот с «младшим братом», Тобаго, дело обстояло куда сложнее. На него претендовали аж 4 четыре государства – Англия, Франция, Голландия и… Курляндия. С притязанием этого княжества даже связана одна забавная страница в истории маленького острова. 

      В 1641 году английский король Карл I подарил Тобаго своему крестнику, курляндскому правителю Якову. Подарок пришелся как нельзя кстати. Не прошло и года, как на островах появился небольшой отряд под предводительством самого князя. Жизнь здесь показалась им настолько привлекательнее родных краев, что большая часть прибывших так никогда назад и не вернулась. Латыши (а именно они составляли большую часть жителей Курляндии) основали на островах поселение Плимут и построили вдоль береговой линии ряд укреплений. Сегодня они называются Форт Джеймс, форты Казимир, Питер, Кастор-бэй и Блэк-рок. Эти небольшие крепости храбро держали оборону против карибских корсаров, но пали под натиском датского флота. Такую «перемену власти» Тринидад и Тобаго за свою историю переживали далеко не единожды. Только на протяжении XVII века острова 31 (!) раз меняли хозяев. 

      И если Тринидад окончательно перешел под британское владычество в 1802 году, то Тобаго – только в 1814-м. А уж единым целым оба острова стали лишь в 1889-м. Это объединение определенно пошло Тринидаду и Тобаго на пользу. На «отсталом» Тобаго появились хлопковые да сахарные плантации и фабрики по производству красителя «индиго».

      Не избежала английского влияния и управленческая система. Местное национальное собрание формировалось по принципу британского парламента. Правда, первые выборы в стране состоялись лишь в 1925 году, и то половина депутатов Генеральной ассамблеи была назначена присланным с Туманного Альбиона генерал-губернатором. Развитие самоуправления шло под пристальным вниманием британских властей. Так, в 1958 году Тринидад и Тобаго вошли в состав Вест-Индской федерации. Однако новое формирование оказалось не слишком стойким и 31 мая 1962 года тихо и незаметно приказало долго жить. 

      Но нет худа без добра. В том же 1962-м Тринидад и Тобаго были провозглашены независимым государством, хотя вплоть до 1976 года страна оставалась британским доминионом. Впрочем, власти первого премьер-министра, Эрика Уильямса, этот факт не ограничивал – Тринидад и Тобаго жили «своим умом». Как и положено в этом горячем регионе – с кризисами, попытками государственного переворота и скандальными отставками. Особенно «урожайными» оказались 70-е годы, когда к политическому кризису добавился и экономический. Правительство Эрика Уильямса тогда спасла… арабо-израильская война. Цена на нефть резко пошла в гору, и над Тринидадом и Тобаго в одночасье пролился настоящий золотой дождь. Благодаря спросу на местные углеводороды выросла средняя заработная плата и общее благосостояние граждан. На волне внезапно обрушившегося национального благоденствия 1 августа 1976 года Тринидад и Тобаго были провозглашены парламентской республикой. Но чтобы не ссориться с бывшим могущественным покровителем, последнего назначенного английской королевой генерал-губернатора островов сэра Эллиса Кларка «избрали» президентом. Больше на островах кризисов не наблюдалось. Тишь и благодать местной политической системы лишь в 1990 году нарушили боевики организации «Джамаат аль-Муслимеен». Но их попытка захвата власти позорно провалилась. 

      Нынешний премьер страны – Патрик Маннинг – отрабатывает в правительстве уже второй срок. Впервые он возглавил кабинет в 1991 году, а через 10 лет снова занял премьерское кресло. Кстати, Маннинг – не первый из местных политических «фениксов». Бывший в 1986–1991 годах премьер-министром Артур Робертсон через шесть лет снова вернулся во власть… уже президентом. Только в 2003 году он уступил пост нынешнему главе государства Джорджу Максвеллу Ричардсу.

 

 Помимо главного местного карнавала, приходящегося на дни Пасхи, Тринидад и Тобаго славится своим летним фестивалем. Ежегодно с 27 июля по 1 августа жители столицы – Порт-оф-Спейн – празднуют День Эмансипации. Собственно карнавал предваряют многодневные официальные мероприятия. Например, команда лекторов разъезжает по городам и весям с лекциями о женском равноправии. Но заканчивается все, как и положено в Тринидаде и Тобаго – песнями, плясками и костюмированными шествиями.

     



     Будни как праздники

       Тринидад и Тобаго – страна уникальная. На небольшой территории разместились 6 полноценных аэропортов, причем один из них специализируется на приеме реактивных лайнеров. К многочисленным портам ежедневно пристает несколько сотен судов, хорошо развита сеть автомобильных дорог. А если прибавить к такой великолепной инфраструктуре еще и нефте-газовые запасы… 

      Впервые фонтаны черного золота забили на островах еще в середине XIX века. Но склонные к сибаритству тринидадцы и тобагцы только через век смогли обратить природное богатство в золотоносный поток.  

      Вообще, понятие «долго и тяжело работать» – не из местного лексикона. Вот продавать – другое дело. Тринидад и Тобаго продают всему миру сахар, кокосовые орехи, апельсины и сжиженный газ (благо, сырьем для него Бог страну не обидел). Да еще островное государство является одним из крупнейших в мире поставщиков… асфальта.

      У Тринидада и Тобаго есть свой девиз – «вместе стремимся, вместе добьемся». Но на деле местные жители, как правило, выполняют только первую часть. Наличие нефтяных и газовых месторождений очень способствует известной экономической лености. Ведь если можно просто «сидеть на трубе», зачем напрягаться? Тем более даже природа позаботилась о том, чтобы местное население ни в чем не нуждалось. Количество видов произрастающих растений учету не поддается, а многообразию фауны могли бы позавидовать целые континенты. Кайманы и игуаны, опоссумы, агути и капуцины населяют многочисленные заказники и просто разгуливают на воле. А на птиц, ежегодно слетающихся сюда на зимовку, приезжают полюбоваться даже из Европы. Кстати, единственные в мире светящиеся ящерицы (Proctoporus shrevei) водятся только здесь. Все эти удивительные экземпляры охраняются государством, но, к сожалению, данный факт ничуть не мешает их отлову и вывозу, на что власти сплошь и рядом смотрят сквозь пальцы.

       Вообще государство не особенно следит здесь за порядком, больше полагаясь на сознательность граждан да на извечный «авось как-нибудь вывезет». Даже весьма пристрастная организация «Freedom House» назвала Тринидад и Тобаго полностью свободной страной (ну, почти как США)… Надо полагать, местное население чрезвычайно обрадовалось этому факту, невзирая на то, что уровень преступности в стране ужасающий, экономическое состояние оставляет желать лучшего, зато гласность – полная и безоговорочная. К избирательному процессу претензий никаких – плюрализм такой, что и комар носа не подточит. 

      Впрочем, заключения «Freedom House» подвергает сомнению другая правозащитная организация – «Международная амнистия». Она уже несколько лет возмущается вопиющим нарушением прав человека в местных тюрьмах, а ассоциация геев и лесбиянок – уголовным преследованием гомосексуалистов. 

      В Тринидаде и Тобаго существует своя армия, состоящая из оборонительных, береговых и сухопутных войск и даже имеющая авиационное подразделение из… 5 самолетов. Служат в ней контрактники, но желающих всегда достаточно. Военные в стране – люди уважаемые и обеспеченные, несмотря на то, что государство тратит на военные нужды менее процента от всего ВВП.

 

 Год назад премьер-министр Тринидада и Тобаго признался общественности, что давно мечтает… научиться водить автобус. В своем выступлении перед представителями Народного национального движения премьер заявил, что обязательно реализует свою мечту, и даже уточнил у руководителя национальной транспортной службы, что для этого требуется.

     



     Экзотическое лицо страны

      Как только англичане начали промышленно осваивать острова, тут же возникла потребность в «трудовых резервах», и желательно дармовых. Вот и потянулись к берегам островов корабли с черными невольниками. Рабов, как водится, везли из Африки, убивая тем самым двух зайцев – и работники появлялись, и населения прибавлялось. Причем прибавлялось небывалыми темпами. И сегодня, глядя на черные лица нынешних жителей страны, сложно представить, что коренной нацией островов когда-то были индейцы. 

      Да и портрет типичного тринидадца и тобагца тоже не составишь. Каждый живущий здесь уникален и неповторим из-за диковинной смеси кровей и культур. 

      Хотя официальный язык островов – английский, в Тринидаде и Тобаго чаще всего можно услышать бходжпури (вариант индоарийского языка) или тринидадский креольский. Как ни удивительно, по-испански здесь говорит лишь малая толика населения, а ведь до соседней Венесуэлы тринидадцам куда ближе, чем до своего же Тобаго. И пока ученые-лингвисты ломают голову над таким феноменом, жители островов легко и непринужденно находят общий язык со всеми гостями страны. Тем более что, как уверяют местные граждане, на островах есть как минимум по одному носителю каждого из языков планеты. Причем молятся они разным богам. Здесь можно встретить и протестанта, и католика, и буддиста, и последователя Вуду…

      Кстати, самая «перспективная» религия на островах – ислам. Основные ее приверженцы – чернокожие жители. Среди потомков африканских рабов мусульманские идеи распространяются куда быстрее, чем буддизм, христианство, индуизм и экзотические верования. Однако Тринидад и Тобаго не зря имеют славу современного Вавилона. Самые полярные религии на протяжении веков смешивались и заимствовали друг у друга и ритуалы, и постулаты. Строгие ревнители веры крайне недовольны таким положением вещей, но даже они соглашаются с тем, что лучше пожертвовать ритуалом, чем получить кровавые межрелигиозные конфликты. К счастью, о последних здесь слыхом не слыхивали. Да и чего воевать – самым святым для каждого местного жителя является… семья! 

      Если позволяют условия, и стар и млад живут вместе. Ни один брак не заключается без согласия семей и солидной свадьбы человек этак на 500… 

      На протяжении всей жизни тринидадцы и тобагцы всегда и во всем советуются с родственниками. И детей воспитывают тоже всей огромной семьей. Причем без баловства – трехлетние малыши уже помогают взрослым по хозяйству. Работа идет весело – с визгом, смехом, шутками и прибаутками. 

      Чего-чего, а оптимизма тринидадцам и тобагцам не занимать. Сдержанные европейцы первое время шарахаются от слишком бурного изъявления приязни со стороны местных жителей. А уж здороваться со всеми – знакомыми и незнакомыми – это обычная для островов практика. По той же причине и дома в основном не запираются – гостям островитяне всегда рады. Да и вору сложно сунуться в тринидадское или тобагское жилище – там всегда находится как минимум 5–10 человек. А вот иностранцам приходится держать ухо востро – основное количество краж в стране происходит из гостиниц. 

      Еще один бич Тринидада и Тобаго – мошенничество. Авантюрная натура местных жителей периодически требует подвигов и приключений. Например, поменять деньги по курсу, в 3–4 раза превосходящему официальный, попросить за услугу деньги вперед и исчезнуть в неизвестном направлении – это запросто. 

      Есть здесь и беда посерьезнее – настоящие пираты. Современные корсары на катерах нападают на частные яхты и грузовые суда. Прибрежные воды Тринидада и Тобаго весьма «многолюдны», и пиратам есть чем поживится. Борьба с этим злом сродни попыткам пресечения наркотрафика – так же сложна и малоэффективна. Вот и остается яхтсменам-любителям и мелким перевозчикам надеяться только на морское братство и предупреждать друг друга о появлении в море любителей легкой наживы.

 

 

 Производство и сбыт наркотиков в Тринидаде и Тобаго преследуется по закону, но местное население все равно ими торгует, не особенно скрываясь от полиции.

     


     

     Козлиные бега, крабьи гонки 

     и карнавал с русалками


      Тринидад – остров столичный, а Тобаго – провинциальный. Во всяком случае, так считают тринидадцы. А жители Тобаго говорят, что у них просто другой темп жизни – еще более неторопливый… Хотя, казалось бы, куда уж медленней. У жителей страны даже есть особое понятие «лиминг», обозначающее легкое, праздное времяпровождение. 

      Но если такой подход к жизни исповедуют хозяева, то гостям уж сам бог велел не напрягаться. Вот туристы и проводят здесь время с исключительным удовольствием. 

      Во-первых, природа островов удивительно красива – буйная зелень, песчаные пляжи и безбрежный океан вокруг. Причем даже акулы – бич теплых вод – здесь большая редкость. Сильное течение прибрежных вод попросту их смывает. А заодно с ними и зазевавшихся пловцов (предупреждение об этой опасности висит на многих местных пляжах). 

      Во-вторых, по сравнению с другими странами региона, в Тринидаде и Тобаго еще приемлемый уровень цен. В-третьих, турбизнес здесь развивается семимильными шагами. Сказывается и предприимчивость островитян и… государственная поддержка. Несколько лет назад правительство объявило туризм приоритетным направлением экономики и, надо сказать, не прогадало. Уже сегодня доходы от посещения страны составляют почти треть всех поступлений в бюджет. 

      Туристов на Тринидад и Тобаго манят не только пляжи с розовым песком (хотя подобная экзотика встречается только здесь и нигде более). Культура островов – это тоже нечто особенное. Венесуэльские, бразильские, британские традиции оказали на нее огромное влияние. С истинно латиноамериканским темпераментом жители Тринидада и Тобаго празднуют, веселятся и даже… хоронят. В последнем случае слезы никто не отменял, но без песен покойника в мир иной не отпустят. А уж фестивали и карнавалы в Тринидаде и Тобаго такие, что мертвого поднимут! 

      Например, крупнейший в стране фестиваль, проходящий ежегодно в феврале–марте, длится по меньшей мере неделю. Шествия и маскарады сменяют концерты и танцы – и так происходит уже почти два века. Единственный период, когда Тринидад и Тобаго обходились без этого праздника, пришелся на Вторую мировую войну. Сейчас, слава богу, время мирное, и участники ежегодного карнавала ни в чем себе не отказывают. Правда, пьют куда меньше, чем на «самбодроме» в Рио-де- Жанейро. Зато уж пляскам в Порт-оф-Спейне ничто не мешает. Красавицы-русалки затаскивают зазевавшихся туристов на движущиеся платформы, и гости карнавала становятся уже не зрителями, а участниками представления. 

      Когда наступает Пасхальная неделя, тобагцы устраивают себе другое развлечение – козлиные бега. В деревню Буку свозятся «скакуны» со всей страны, и владелец козла-победителя получает помимо почета и уважения еще и немаленький гран-при. В эти же дни в деревне проводятся и «альтернативные» заезды – крабьи. Масштаб, конечно, не тот, но страсти на этих соревнованиях кипят ничуть не меньшие, чем на обычных скачках. Говорят, что беговых крабов заранее специально откармливают. Их хозяева о себе тоже не забывают – на островах любят вкусно поесть и умеют готовить самые изысканные блюда.

      Каждая из многочисленных народностей, населяющих остров, обогатила местную кулинарию своими традициями. А учитывая, что ни в рыбе, ни в мясе, ни, тем более, во фруктах-овощах в Тринидаде и Тобаго недостатка нет, книга национальных рецептов могла бы состоять из тысячи томов. Готовят здесь обильно и с душой. Иногда сложно произнести названия не только самих блюд, но и их компонентов. Например, очень вкусный местный суп «каллалу» готовят из листьев колоказии и окры, а «тату» – из мяса армадиллы. Одним словом, без энциклопедии разобраться в том, что вы съели, будет нелегко.

      Но основой рациона тринидадцев и тобагцев были и остаются рыба и морепродукты, которыми так богаты прибрежные воды. Крабов жарят в кокосовом молоке, акул запекают в тесте, а устриц и прочих моллюсков готовят на углях. К ним подают уникальные гарниры – оладьи из дробленого гороха «палхун», пюре из зеленых бананов «тум-тум» или приправленное специями диковинное сочетание овощей. 

       Кстати, блюда, приготовленные прямо на обочине дороги, по замысловатости и вкусу ничуть не уступают ресторанным. Исключение составляют фестивальные дни, когда жарится и парится все что ни попадя. Власти в этот период советуют туристам внимательно рассматривать содержимое тарелок даже в дорогих закусочных. Уж очень велико искушение «спихнуть» залежалые продукты.

      А в остальном Тринидад и Тобаго – просто кусочек рая на земле. Бесконечная красота природы, удивительные лица людей и шум прибоя заставляют поверить, что сказка на самом деле существует…

     

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!