ПРЕДЧУВСТВИЕ КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЫ
Июнь 2008
Вернуться к номеру >>

Раздел: Политика
Теги: политика, война, Осетия, Россия



Пока все взгляды обращены в сторону Абхазии и Осетии, «кавказскую плотину» может прорвать в совершенно другом месте.

     23 мая, как сообщает ИА «Regnum», скончался 13-летний Турпал-Али Кадыров, в начале июля прошлого года попавший в автомобильную аварию и с тех пор находившийся на лечении в Германии. Правда, достоверных сведений ни о точной причине смерти, ни даже о подробностях загадочного ДТП, с которого все началось, днем с огнем не сыскать. Широкую известность смерть племянника Рамзана Кадырова приобрела потому, что из-за сообщения о ней решили перенести на три дня дату последнего звонка в чеченских школах. Пресс-служба президента республики предпочла отмолчаться на этот счет.

     Смерть мальчика заставила вспомнить о популярной какое-то время назад в прессе идее «злого рока семьи Кадыровых». Напомним, что Ахмад Кадыров, предыдущий президент Чечни и отец нынешнего президента Рамзана Кадырова, погиб в результате взрыва на футбольном стадионе в Грозном. А меньше чем через месяц после этого умер старший сын Кадырова Зелимхан, как сообщалось, «от острой сердечной недостаточности». Которая, кстати, стала следствием длительной болезни, также начавшейся в результате автомобильной аварии…

     После объявления Дмитрия Медведева «преемником» немедленно поползли слухи о «новой кадровой политике на Кавказе». Первым в списке обычно назывался Рамзан Кадыров, на смену которому прочили Сулима Ямадаева.

     Ямадаев – глава спецподразделения «Восток», дислоцированного в Чечне – колоритный персонаж. Бывший полевой командир, он, как и старший Кадыров, перешел в свое время на сторону федеральных войск. Брат Сулима, Руслан Ямадаев – в прошлом депутат Госдумы. Отношения братьев с Рамзаном Кадыровым теплом не отличались никогда. Секрета в том никакого не было – об этом знал каждый, кто хоть чуть-чуть интересовался делами в Чечне. В российских верхах до поры до времени делали вид, что все тип-топ. В итоге дело закончилось большим скандалом. 

     Сулим Ямадаев (из интервью журналу «Власть»): «12 апреля в Хасавюрте мои ребята провели спецоперацию совместно с УФСБ Дагестана. Уничтожен амир Янгизбиев. А когда 13-го числа мои ребята возвращались из Хасавюрта с задания, их протаранила "Тойота", там кадыровцы были. Те живы, а мои оба трупы. Эти ребята мои, Аюб и Иса, трое суток просидели в засаде. Они и брали этого Янгизбиева. Они домой ехали! Каждый из моих ребят стоит сотни!

     Потом мои бойцы поехали хоронить этих ребят в Ножай-Юртовский район. Возвращаясь, на подъезде к Гудермесу пересеклись с колонной Рамзана. Мои ребята говорят, что одна машина из колонны блокировала нашим дорогу. Наши остановились, кадыровцы начали оскорблять моих ребят, наши не смолчали, ответили. Дошло до драки».

     Как говорили в известном фильме – «когда поет хор, слов не разобрать». Так и здесь – когда свистят пули, сложно сказать, кто начал первым. Забавно было читать сообщения «Newsru.com»:

     «В «Востоке» утверждают, что стрельбу открыла охрана Кадырова. По их словам, кортеж президента часто ездит без милицейских машин сопровождения, и о необходимости уступить дорогу другие зачастую узнают по автоматным выстрелам, которые служат вместо мигалок и сирен. Бойцы батальона, однако, не испугались и дорогу не уступили.

     По версии же источников в МВД Чечни, стрельбу открыли как раз, наоборот, бойцы «Востока» во главе с Бадруди Ямадаевым, таким же образом «расчищавшие» себе дорогу, и конфликт якобы был улажен лишь после личного вмешательства Кадырова».

     Иван кивает на Петра… Ничего оригинальнее никто не придумал. 

     В тот же день в Гудермесе базу «Востока» взяли в кольцо. Между МВД и спецназом произошло вооруженное столкновение, двое офицеров «Востока» погибли. Дом семьи Ямадаевых во время обыска перевернули вверх дном. Обнаружили и изъяли оружие с боеприпасами. Странно, что об этом рассказывали, как о великой новости. Представляете – в доме бывшего полевого командира Ямадаева нашли…оружие! Как удивительно! 

     Младшего Ямадаева (Бадруди) объявили в федеральный розыск по обвинению в применении насилия против представителя государства. В интервью «Власти» Сулим Ямадаев прокомментировал события просто: «Он хочет, чтобы я ушел»

     

     Враг государства


     


     

     Во время инцидента с «Востоком» многим припомнились события вокруг другого спецподразделения, носившего гордое название «Горец». Предводительствовал «горцами» человек известный – подполковник ФСБ Мовлади Байсаров.

     Когда-то его называли главным политическим противником Рамзана Кадырова. Но в ноябре 2006-го года в Москве Байсарова убили. Причем обстоятельства гибели «горца» известны гораздо подробнее, чем кончина брата и племянника президента Чечни. Однако ясности в той истории не больше, чем в остальных.

     Дело, согласно всем сообщениям в прессе, обстояло так. Сотрудники МВД Чечни встретили Байсарова на Ленинском проспекте, застрелили его и уехали. Именно так – среди бела дня, посреди столицы России. После этого на место прибыл отряд милиции специального назначения – как сообщалось в некоторых репортажах, за убийством правоохранители наблюдали… с другой стороны проспекта! Они осмотрели тело – при себе у Байсарова нашли крупную сумму денег, два пистолета и несколько самодельных гранат (так называемых «хаттабчиков», весьма популярных на Северном Кавказе). Вскоре вернулись чеченцы и «разъяснили» ситуацию. С их слов, УБОП Чеченской республики (в их лице) предпринял попытку задержания Мовлади Байсарова, а когда тот оказал сопротивление, они открыли огонь на поражение. Эта версия и получила официальный статус – «оказал сопротивление сотрудникам правоохранительных служб».

     Уголовное дело по факту смерти, тем не менее, завели – уж больно темная вышла история. В розыске подполковник ФСБ Байсаров числился за похищения и убийства людей. Во время правления Аслана Масхадова Байсаров был одним из полевых командиров. Сам он, правда, факт участия в боевых действиях всячески отрицал. Вроде как до самого «Хасавюртовского мира» ничем, кроме охраны высших должностных лиц Ичкерии, не занимался. Тихая такая, непыльная работенка. 

     В этом самом качестве он перекочевал от Масхадова к муфтию Чечни Ахмаду Кадырову. Произошло это примерно во время контртеррористической операции 1999 года. Бойцы Байсарова составили костяк телохранителей будущего президента Чечни.

     По иронии судьбы именно этих людей вначале называли «кадыровцами» – ярлык, который позднее остался за всеми непосредственно подчиненными новому президенту Чечни силовиками.

     Когда Кадыров-старший погиб, охрану распустили. Под руководством Байсарова сформировали спецотряд «Горец», подчиняющийся оперативно-координационному управлению ФСБ по Северному Кавказу. Именно на «Горца» всегда кивали зарубежные журналисты и правозащитники, когда речь заходила о мифических «эскадронах смерти», чьими руками якобы захватывались и устранялись боевики в Чечне. «Горца» же называли «нефтяным полком», приписывая ему контроль над нелегальной добычей нефти в Чечне. 

     Когда соответствующее управление ФСБ расформировали, Кадыров-младший хотел упразднить и «Горца», раздав его бойцов своим силовикам. Байсаров же надеялся, используя покровительство ФСБ, сохранить подразделение – например, в качестве роты вневедомственной охраны МВД республики. Специально под него сформировали отдельную роту внутренних войск для охраны Аргунской ТЭЦ. Все бойцы, таким образом, должны были стать сотрудниками МВД Чеченской республики.

     Но потом произошла… техническая накладка. Кто-то что-то в чеченском МВД недоглядел и «совершенно случайно» «Горца» забыли зачислить в официальные милицейские подразделения. В итоге Байсаров сотоварищи оказался в положении незаконного вооруженного формирования. И видимо так этому факту удивился, что громогласно поведал общественности о своем конфликте с Кадыровым-младшим, которого обвинил в желании контролировать все силовые структуры Чечни (интересно, хоть кого-нибудь это удивило?).

     Очень скоро конфронтация приобрела традиционный для этих мест вооруженный характер – «горцы» были заблокированы людьми Кадырова на своей прежней базе в селе Побединское в пригороде Грозного и длительное время противостояли осаде. Но в ноябре 2006-го непокорные байсаровцы предпочли сдаться под личные гарантии безопасности со стороны Кадырова.

     Лишь подполковнику Байсарову ничего обещано не было. По крайней мере – официально. Наоборот, правоохранительные органы вдруг вспомнили, что он уже давненько подозревается в похищении 10 человек. И решили немедленно исправить упущение. Байсарова объявили в розыск и… дали ему уехать в Москву. Там он, не сильно скрываясь, преспокойно давал интервью различным СМИ 

     «Эху Москвы» он поведал о положении его группы, чья дислокация окружена блокпостами, выставленными Кадыровым. В интервью «Коммерсанту» поделился планами вернуться в Чечню и стать вице-премьером. Интернет-изданию «GZT.ru» заявил: «Как только Рамзан начал набирать силу, он стал избавляться от известных в Чечне личностей. Чтобы они не составили ему конкуренцию. Согласен, это нормальное явление. Но мы первые, кто встал рядом с его отцом, покойным Ахмадом Кадыровым, и шли с ним, поддерживая в мирных инициативах». Байсаров рассказывал о покушениях «кадыровцев с гранатометами» на его жизнь и критиковал чеченского лидера.

     Ясное дело, что земля полнилась слухами. Мол, все это неспроста. Не зря Байсаров так осмелел. Его явно прикрывают «шишки» из ФСБ. Может, так оно и было. Вот только через какое-то время бывший командир «Горца» совсем потерял бдительность. Он прямо так и брякнул в каком-то интервью: «Когда я был с Ахмадом Кадыровым, для нас то, что она писала, было не всегда удобно. Но все, что она говорила, – это была правда, а я боролся за правду и никогда против нее не имел ничего». Это не о ком-нибудь – о журналистке Анне Политковской, в истории смерти которой много вопросов и ни одного ответа. А Байсаров пообещал пролить свет на это темное дело.

     Тут уж наверно глаза на лоб полезли не только у чеченцев, но и у «кураторов из ФСБ».

     О том, кто заказывал и организовывал устранение Байсарова, одним из первых высказался бывший вице-премьер Чечни Бислан Гантамиров. Все тому же «Коммерсанту» он назвал вице-премьера Адама Делимханова в качестве основного заказчика убийства. По мнению Гантамирова, участники операции были не сотрудниками МВД, а «верными людьми» Делимханова, так как «в Чечне не так много людей, которые пошли бы на Байсарова». Сам Делимханов отказался от комментариев на этот счет.

     Беда в том, что внутреннее напряжение сохраняется отнюдь не только в Чечне. В Дагестане продолжает активно действовать джихадистски настроенное вооруженное подполье. В конце прошлого года СМИ цитировали президента Дагестана Муху Алиева: «в некоторых населенных пунктах республики жители только и ждут прихода бандитов, чтобы свергнуть власть».

     Основной источник беспорядков – недовольство местными властями. По России гуляют слухи о чудовищной коррумпированности здешних силовых структур – якобы буквально любое место в администрации и силовых ведомствах страны продается и покупается. 

     В Ингушетии дела обстоят также невесело. Острая фаза кризиса длится уже больше полугода и не видно никакой надежды хотя бы на передышку. Чуть ли не каждый день здесь объявляют о том, что дом того или иного чиновника обстрелян, в том или ином месте взорвана бомба, а счета пропадающим без вести людям и вовсе не ведется.

     12 марта Мурат Зязиков, президент Ингушетии, подписал указ об отставке республиканского правительства и глав всех районов, городов и поселений. А так называемый «Чрезвычайный съезд ингушского народа» и вовсе намеревался учредить альтернативное правительство на основании древних – тейповых – традиций ингушей.

     Обозреватели отмечают, что противники Зязикова – это представители соперничающих с ним кланов, а сам президент не имеет на родине влиятельной родни. Это, вкупе с растущим произволом чиновников и силовиков, на который президент, если верить его критикам, смотрит сквозь пальцы, может означать только то, что обстановка в стране продолжит накаляться. И кончится все тем, что «вялотекущая» партизанская война станет полноценной и полномасштабной.

     Исследовательская группа «Human Rights Watch» работала в Ингушетии зимой 2007 года. Так вот, по их словам – «ситуация в Ингушетии напоминает в большой степени то, что происходило в Чечне перед началом войны, перед 1994 годом»...

     Особые мнения

     В истории с кортежем президента и колонной «Востока» особенно выделяются две точки зрения – генерал-лейтенанта Владимира Шаманова и первого зампреда правительства Чечни Делимханова.

     Верный своему патрону Адам Делимханов все свалил на… Березовского, заказ которого якобы и выполняют братья Ямадаевы. Они, мол, подлые наймиты Запада, предавшие своего благодетеля Рамзана, и стремятся ни много ни мало к «развалу России через Северный Кавказ». 

     Даже штурм базы «Востока» верный зампред умудрился объявить «агонией политики Березовского». Причем чуть ли не через слово ссылался на «высшую волю» – «избранный президент РФ Д.Медведев полностью одобряет и поддерживает политический курс Рамзана Кадырова».

     А бравый генерал-лейтенант Шаманов (напомним, когда-то он командовал военным контингентом в Чечне, сейчас – возглавляет Главное управление боевой подготовки и службы войск Минобороны) и вовсе намекнул, что инциденты в Чечне выеденного яйца не стоят. Не было там ничего «такого» и все тут. И жертв не было. Да и вообще: «Это ребята немножко побряцали оружием, а в остальном на Кавказе все спокойно».

     

     ВЗГЛЯД ИЗ-ЗА РУБЕЖА

      В июне 2006 года британская газета «Гардиан» поведала об одном эпизоде, с которого, возможно, и началось противостояние Кадырова и Байсарова.

      Как повествует газета, один из родственников тогда еще премьер-министра Рамзана Кадырова якобы собирался контрабандой вывезти из Чечни и продать на юге России трубы для нефтепроводов, полученные им, вероятно, тоже не вполне легальным способом. На своем пути к границе контрабандист должен был миновать базу Байсарова. Люди Байсарова остановили грузовик и поинтересовались, «откуда дровишки». Незадачливый предприниматель срочно позвонил «родственнику Рамзану» и большая вооруженная группа прибыла в расположение «Горца».

      Чтобы дело не дошло до перестрелки, в конфликт вмешались тогдашний президент Алу Алханов и Саид Какиев, командир батальона ГРУ «Запад» («побратима» ямадаевского батальона «Восток»). Они убедили Кадырова убрать его людей.

      Байсаров неоднократно подчеркивал, что между ним и Кадыровым инцидент был исчерпан, однако под влиянием приближенных к Рамзану Кадырову людей он стал основанием для дальнейшей вражды.

     

     ДЕЛО МУСАЕВЫХ

      Дело, по которому Мовлади Байсаров проходил сначала как свидетель, а потом – как главный подозреваемый, объявленный в розыск, лежало в архиве МВД Чечни с 2004 года. Тогда бойцы «Горца» якобы захватили всех членов семьи Мусаевых и Байсаров лично расстрелял их. Долгое время Мусаевы считались пропавшими без вести, а обнаружили их тела весьма «вовремя» – как раз синхронно с обострением отношений между президентом и полевым командиром.

      Причиной расправы послужила кровная месть за убитого ранее майора милиции Ширвани Байсарова, брата Мовлади. Майор Байсаров погиб, согласно официальной версии, в результате теракта, но Мовлади еще тогда утверждал, что знает тех, кто навел боевиков на его брата, заместителя начальника охраны Ахмада Кадырова.

      Свою же причастность к гибели Мусаевых Байсаров отрицал. «Человек, которого прокуратура подозревает в совершении данных преступлений, находится в самой Чечне, вот пусть с него и спрашивают» – заявлял он.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!