ГОМО АКВАТИКУС: КАК ПОКОРИТЬ ПУЧИНУ?
Март 2010
Вернуться к номеру >>

Теги: технологии, наука, прогноз, история



Гомо акватикус: как покорить пучину?

 

            Не так давно РАО «Норильский никель» обратилось в ЦКБ «Рубин» с интересным предложением – создать альтернативную транспортную сеть для перевозки продукции комбината на… атомных подводных лодках, выведенных из состава ВМФ.

            Резоны «Норильского никеля» несложно понять – имеющиеся в наличии ледоколы и надводные транспортные суда давно устарели и способны обеспечить только 60–70% «северного завоза». Что же касается «Рубина», то именно это конструкторское бюро создавало в советские годы проекты всех атомных подводных лодок. Одна из их разработок – «Тайфун» – и легла в основу проекта. Идея переоборудования заключалась в переделке носовой части лодки, где должны были размещаться грузовые трюмы.

            У проекта сразу нашлись и сторонники, и противники. Первые говорили об экономической выгоде подводных транспортных судов, вторые – о сложности их использования в условиях мелководных северных морей, высоких требованиях к экипажу, опасности катастроф и о многом другом. Похоже, после трагедий «Курска» и «Нерпы» в сознании людей сформировался этакий «синдром катастрофы».

            Тем не менее, проект смахнул пыль забвения с одной из великих идей прошлого века – создания подводного транспорта и освоения шельфа мирового океана. А за ней в полный рост вставала мечта, воспетая в «Тайне двух океанов» и «Человеке-амфибии», в «40 000 лье под водой» и «Маракотовой бездне». Мечта ХХ века о проникновении в глубины океана.

 

С чего все начиналось. Водолазный колокол

            Покорить стихию – означает найти способ передвигаться в ее пределах. Путешествия по поверхности воды люди совершали еще на заре своей истории. А вот с перемещением под водой все было не так просто. Попытки выживать во враждебной среде начались еще в древности. Месопотамскому изображению ассирийского воина, лежащего под водой и дышащего воздухом из кожаного бурдюка, уже несколько тысяч лет.

            Древнеримский военный автор Вегеций описывает водолазные приспособления для воинов, изготовленные из кожи и напоминающие современные маски. В прорези для глаз вставлялась прозрачная пленка (например, из желчного пузыря животного). Кислород подавался через кожаную трубку. Чтобы ее верхний конец не тонул, его привязывали к наполненному воздухом непромокаемому мешку. Правда, с помощью такого снаряжения можно было погрузиться в лучшем случае на метр.

            Французская миниатюра XIV века изображает Александра Македонского, которого корабельная команда опускает на дно в стеклянном сосуде, прикрепленном цепью к борту судна. В тексте, сопровождающем изображение, говорится, что спускаемый аппарат погрузился на 90 м. Однако эксперимент окончился неудачно – морское чудовище схватило «стеклянную подлодку» и утащило ее к берегу на целую милю вместе с кораблем.

            Древние славяне тоже плавали под водой, используя тростниковую трубку для дыхания, или пробирались к врагам под опрокинутым челном – предшественником водолазного колокола. Но все это были, скорее, проявления природной смекалки, чем решения на века.

            История сохранила дату создания

первого настоящего водолазного колокола. Это произошло в Толедо в 1538 году на реке Тахо. Аппарат представлял собой большой глиняный горшок, устланный изнутри досками. В него помещались два человека и груз закупоренных бутылок, наполненных свежим воздухом. По мере необходимости сосуды разбивали. О глубине погружения горшка информации нет – но она вряд ли была большой.

            В 1682 году итальянец Борелли подал замечательную идею: удалять из подводного судна выдыхаемый воздух и подавать вместо него свежий. Правда, он не довел разработку до конца и аппарат так и не был построен. Однако его идея легла в основу конструкции современных скафандров. Вслед за ним английский ученый Галлей создал водолазный колокол со специальным отверстием для удаления углекислого газа. Хотя его корпус был изготовлен из дерева, он опускался на целых 20 м под воду.

 

Потаенное судно

            Однако водолазный колокол имел один недостаток – он не позволял передвигаться под водой. И, начиная с XVII века, ученые всерьез взялись за разработку подводного судна. Правда, лодки изобретались из чисто научного интереса. Для чего их использовать, никто еще не задумывался.

            Подводный корабль, построенный в 1654 году в Роттердаме, был довольно велик – 20 м в длину и 3,5 м в высоту. Правда, он так ни разу и не погрузился. Его просто выставили на обозрение публики, а автор сооружения ограничился рассказом о том, как он на своей «Молнии морей» может протаранить сотню вражеских судов и за шесть недель добраться под водой до Индии.

            Первый автономный водолазный колокол – уже что-то похожее на субмарину – появился в России в 1719 году. Построить аппарат предложил Петру Великому талантливый самоучка, крестьянин Ефим Никонов. А заодно он впервые объяснил, зачем это нужно. По мысли изобретателя, «потаенное судно» должно незаметно доставлять к вражескому кораблю водолаза-диверсанта. Идея царю понравилась, однако судно было повреждено при испытаниях. Петр вскоре скончался, а после его смерти денег на ремонт и продолжение исследований Никонову никто не дал.

            Чертежей этой лодки не сохранилось, но, по косвенным сведениям, она была деревянной, обшитой листами жести. Длина ее составляла 6 м, а ширина – 2 м. Погружался аппарат, набирая воду в специальную цистерну, а при всплытии она удалялась с помощью поршневой помпы.

            Позднее, в 1776 году, во время американской войны за независимость повстанцы решили использовать похожую идею. Автором ее был Давид Бушнелл – позже его назовут «отцом подводного плавания». Аппарат «Черепаха», 2,5 м в диаметре, построили из досок, стянутых железными обручами и проконопаченных просмоленной пенькой. Перемещалась подлодка с помощью весел. Диверсант мог подойти на ней к днищу вражеского корабля, чтобы установить на нем пороховую мину с часовым механизмом.

            Изобретение Бушнелла даже пытались использовать, избрав объектом для диверсии британский корабль «Игл». Правда, план провалился, однако лодка была тут ни при чем – просто просверлить медную обшивку днища фрегата так и не удалось. Подводный флот оказался тогда еще не приспособленным к бою.

            Первое по-настоящему боевое устройство такого рода изобрели опять-таки в России – оно было детищем Карла Андреевича Шильдера. Эта подводная лодка, разработанная во время Отечественной войны 1812 года и реализованная в 30-е годы XIX века, уже имела перископ и могла довольно резво передвигаться. Но главное – используя запалы от гальванического тока, она вела залповый огонь ракетами по флоту противника даже из-под воды. С этого момента подводное кораблестроение стремительно пошло в будущее. Однако на пути было еще множество препятствий.

 

Разведчики предельных глубин

            Предельные глубины, огромное давление воды, темнота – все эти отнюдь не пустяковые проблемы требовали совершенно уникального решения. Им стал батискаф.

            Батискаф – абсолютный рекордсмен по глубине погружения среди подводных аппаратов: он преодолел отметку в 10 919 метров ниже уровня моря. И этот рекорд уже никому не побить: речь идет о самой глубокой точке океана – дне Марианской впадины. 23 января 1960 года лейтенант ВМС США Дон Уолш и швейцарский океанолог Жак Пикар на батискафе «Триест» совершили погружение в Бездну Челленджера – глубочайшее место Марианской впадины. Задача была нелегкой и опасной: давление воды на такой глубине составляет 108,6 МПа – в 1100 раз больше атмосферного.

            Операция «Триест» прошла успешно и даже смогла доказать возможность жизни на больших глубинах: операторы батискафа заметили на дне впадины каких-то плоских рыб, напоминающих камбалу. На такую глубину люди спустились лишь однажды, однако этот гигантский для человечества шаг дал зеленый свет дальнейшим экспедициям. Но не все из них проходили так гладко. Рассказы об опасностях, подстерегавших подводников на огромной глубине, заставляют задуматься: так ли уж ошибались средневековые моряки, описывая таинственных морских чудовищ…

            Современная официальная наука признает возможность существования жизни на больших глубинах – в виде барофильных бактерий (развивающихся только при высоком давлении), простейших корненожек с плазмообразным телом, недалеко ушедших в развитии от тех же бактерий, нескольких видов раков, моллюсков и погонофоров – беспозвоночных, заключенных в длинные хитиновые трубки. Этих сравнительно мелких и не представляющих опасности существ уже классифицировали и внесли в учебники океанологии. Но вот осьминоги-мутанты, светящиеся черви двухметровой длины и прочие загадочные и устрашающие твари, фигурирующие в рассказах старых моряков, пока что хранят свои секреты.

 

            Марианская впадина действительно оказалась обитаемой – однако существа, населяющие ее, внушают скорее страх, а не научный интерес. И он небезоснователен.

            Однажды немецкий научно-исследовательский аппарат «Хайфиш» с экипажем на борту опустился на глубину более 7 км вблизи все того же Марианского желоба. Дальше погружаться ученые не планировали, но батискаф вдруг отказался всплывать! Выясняя причину неполадок, гидронавты включили инфракрасную камеру. То, что они увидели, оказалось поразительным и одновременно пугающим. Огромный ящер вцепился зубами в батискаф, пытаясь разгрызть его, как орех. Опомнившись, гидронавты использовали «электрическую пушку», и от удара током монстр обиженно уполз в пучину.

            Другой случай произошел с эхолотом исследовательского судна «Гломар Челленджер». Речь идет об уникальном устройстве из прочнейшей кобальтовой стали, разработанном NASА. Благодаря шарообразной форме и многочисленным антеннам и камерам оно получило условное прозвище «еж». Так вот, лежащий на глубине 9 км «еж» вдруг начал передавать на поверхность изображение каких-то сказочных драконов, а прибор, регистрирующий звуки, – шумы, похожие на скрежет пилы по металлу. Испугавшись, что многомиллионная аппаратура может остаться на дне навечно, экипаж «Гломар Челленджер» срочно начал всплывать. После восьми часов сложного подъема аппарат наконец уложили на специальный плот и приступили к осмотру. Результаты оказались ошеломляющими: выяснилось, что прочнейшие стальные балки конструкции деформированы, а стальной 20-сантиметровый трос, на котором ее опускали, оказался наполовину перепилен. Кто и зачем пытался уничтожить «ежа» – загадка.

 

Там под океаном, поздно или рано, быть нам все равно…

            В океане нет воздуха. Но есть много других вещей, необходимых человеку для жизни. Уже довольно давно ученые предположили: дно Мирового океана является богатейшим источником полезных ископаемых, в частности, углеводородов. Кроме нефти и газа в Баренцевом море обнаружены золотоносные пески и алмазные россыпи, залежи кобальта, никеля, меди, ванадия. Именно ради этих богатств в СССР разрабатывались проекты подводных буровых установок, лабораторий, нефтеналивных терминалов, транспортов и многого другого. Однако в 1991 году программа «Северный медведь» приказала долго жить. Сейчас в России много говорят о перспективах освоения шельфа, но дальше разговоров и установок на морском дне российских вымпелов дело не идет.

            Возможно, человеку пока хватает залежей природных богатств в толще земли. Но очень скоро проблема их добычи со дна морского может стать первоочередной. А потому об идее покорить глубины никогда не забывали окончательно.

            Уже сейчас Северодвинский завод «Севмаш» готов начать постройку подводных танкеров. Стоимость первого оценивается в 200 млн. долларов. Впоследствии северодвинские кораблестроители, выпускавшие в годы «холодной войны» по шесть атомных подлодок в год, вполне готовы построить целый флот танкеров и подводные модули для добывающих станций. Ориентировочная стоимость такого модуля – 60 млн. долларов.

            Существуют и более смелые проекты, подводящие нас вплотную к созданию целых подводных поселений. Например, есть идея выращивать дома из колоний кораллов. Ведь они идеально приспособлены для жизни на глубине – хорошо переносят давление, формируют прочный фундамент, а главное – постоянно растут.

            Своеобразие среды, которую придется осваивать, ставит перед наукой принципиально новые задачи. Необходимо искать подходящие материалы – здесь важна не только исключительная прочность, но и устойчивость к коррозии. По-другому нужно будет подходить к изоляции токопроводящих деталей, защите приборов от давления, износа, переохлаждения и много другого. Необходимо разработать подходящий двигатель для подводного транспорта – надежный и экономичный. Очевидно, что привычная нам наземная машинерия не подойдет – она не может достаточно долго работать без заправки и без кислорода. Сегодня подводные механизмы приводят в движение в основном ядерные реакторы, однако ведутся исследования по изменению самой эргономики движения. Некоторые специалисты предлагают обратить внимание на реактивный принцип перемещения осьминогов, каракатиц и кальмаров.

            Еще один момент – ориентация в пространстве. В отличие от света, вода отлично проводит звук. И хотя звуковые волны искажаются – они служат основным навигационным прибором для крупных морских жителей, например, дельфинов. Именно так и будут находить путь глубоководные корабли – с помощью гидроакустических приборов.

            Со всеми этими разработками мечта о подводных городах станет немного ближе к реальности. Но здесь есть масса вопросов. В первую очередь необходимо разработать надежную и экономичную систему жизнеобеспечения. Да и проблема доставки людей и грузов с поверхности на морское дно и обратно тоже пока не решена.

 

Освоение подводных месторождений на шельфе северных морей планировалось проводить в несколько этапов.

            Шаг первый. Плавучие краны устанавливают на дне опорные плиты – впоследствии они станут глубоководными пристанями и фундаментом для будущих построек.

            Шаг второй. На месторождении приступают к работе подводные лодки, оборудованные бурильными установками в прочных корпусах.

            Шаг третий. К месту добычи на буксире подводится закачивающая станция. Она стыкуется с трубопроводом и платформой и начинает перекачивать газ или нефть в модуль обработки. Здесь сырье очищают и загружают в газопроводы и подводные танкеры. Этот процесс напоминает заправку самолета в воздухе, только в роли самолета выступает подводная лодка.

            Всю работу планируется вести автоматически, и лишь раз в три месяца станцию будут посещать люди. Производительность только одной такой газодобывающей станции составит 25 млрд. кубометров газа.

 

«Гражданские» подлодки

            Впрочем, как мы уже упоминали, подводные перевозки – не такой уж фантастический проект. Разумеется, никто и не помышлял об использовании пассажирских и транспортных субмарин в теплых морях. Там они не имели никаких преимуществ перед надводными судами. Другое дело – приполярные районы. Здесь подводная навигация давала бы сразу несколько преимуществ: независимость от погодных условий, способность развивать большую скорость по сравнению с надводным плаванием в колонне за ледоколом, возможность преодолевать ледяные поля под водой.

            Конечно, гражданское подводное судно должно сильно отличаться от военной субмарины. Его корпус может быть более легким, а следовательно, и дешевым – ему не нужно погружаться на большую глубину и противостоять давлению воды. Размеры и скорость гражданского танкера тоже диктуются экономической целесообразностью. Разработчики таких проектов считают, что оптимальной для подводного судна будет скорость в 20–40 узлов (34–68 км в час). А объем – около 100 тыс. кубометров. Для сравнения – крупнейшая подлодка «Акула» или «Тайфун» «тянет» всего на 24,5 тыс. «кубов». Правда, такому левиафану нужен сверхмощный двигатель – 200–300 тыс. киловатт. А это электростанция города средних размеров!

            Такие цифры, с небольшими отклонениями, фигурировали и в советских, и в американских и норвежских проектах. На деньги, необходимые на постройку одного такого гиганта, можно было выпустить 5–6 надводных кораблей аналогичного размера. Но в суровых условиях северных морей один подводный танкер с успехом заменяет эти надводные суда – да еще и не требует ледокола.

            Впрочем, на гражданских субмаринах можно не только перевозить грузы. В США существует фирма «US Submarines», производящая по заказу частных лиц… прогулочные подводные яхты. Удовольствие это недешевое, однако спрос на такие корабли есть. Разумеется, они сравнительно невелики – 2–3 десятка метров в длину и 5–6 м в ширину – и не приспособлены для глубоких погружений. Зато оборудованы – как и полагается яхтам – по высшему разряду. Да и запас хода у них весьма приличный.

 

Нарко-субмарина

            Кое-где подводные грузоперевозки уже давно доступны. В 2000 году спецслужбы Колумбии обнаружили на стапелях одной из верфей субмарину, готовую примерно наполовину. Лодка была предназначена… для контрабанды кокаина в Америку. Причем могла принять на борт до 200 тонн груза!

            И это далеко не единственный случай. В среднем за год на маршруте Колумбия–США останавливается около 40 субмарин, а совокупная масса перевозимых таким образом наркотиков – около 700 тонн.

            Подобные лодки строят из стекловолокна или пластмассы. Они довольно дешевы, но не могут погружаться на большую глубину – в среднем на 5 м. Кстати, американские следователи считают, что к появлению в Колумбии наркосубмарин причастны русские: на одной из них якобы нашли чертежи с комментариями на русском языке.

 

Чудо-юдо, рыба-человек

            Некоторые исследователи морских глубин выдвигают смелые, на грани фантастики, предположения относительно «подводного будущего» человечества. На Лондонском Международном конгрессе подводников великий мореплаватель Жак-Ив Кусто высказал мысль о том, что вскоре может появиться самый настоящий Ихтиандр – человек-рыба. По мнению Кусто, этот «гомо акватикус» не будет нуждаться в воздухе или искусственных дыхательных смесях – легкие ему заменят жабры.

            Заявление Кусто не произвело должного фурора. Дело в том, что наука уже принципиально готова к созданию искусственного второго круга кровообращения; более того, это изобретение вполне востребовано и жизнеспособно.

            Но под водой, как всегда, возникают проблемы. Перестройка организма – удаление легких и вживление жабр – процесс односторонний. Человек-рыба, созданный таким способом, уже никогда не вернется на землю и не сумеет жить в воздушной среде.

            Но, может, стоит подождать с хирургическим вмешательством? Так считает большинство биоников (бионика – наука о применении биологических механизмов в инженерном деле). Оказалось, что легкие млекопитающего при определенных условиях сами способны извлекать из воды кислород. На палубе спасательного судна «Цербер» нидерландского военно-морского флота долгое время жила знаменитая собака – она могла дышать под водой в течение получаса и оставаться живой.

            Такого же успеха удалось достигнуть голландскому физиологу, профессору Лейденского университета доктору Килстра. Доктор проводил опыты на молодых крысятах и выяснил, что путем тренировок и постепенного погружения можно добиться того, что детеныши будут дышать под водой в течение 25–30 минут. Однако со взрослыми крысами такой номер не проходил. Кильстра объяснял это устойчивостью новорожденных организмов к кислородному голоданию.

            Далее профессор спроектировал специальную камеру, в которой вода искусственно насыщалась кислородом. В ней даже взрослые животные могли находиться достаточно долго. Но и в этом случае через полчаса у них наступали изменения в организме, вызванные вымыванием солей из плазмы крови.

            В любом случае, первые шаги к приспособлению организма к дыханию под водой сделаны. Хотя остается еще очень много нерешенных проблем. Главная из них – необратимость физиологических изменений. В легких подопытных крыс, даже после откачивания воды, остаются небольшие капли, закупоривающие альвеолы. Большинство животных, возвращаясь на поверхность, умирает.

 

Исторический Ихтиандр

            В 1161 году близ Оксфорда на побережье был выловлен мужчина, лысый, но с телом, покрытым гладкой шерстью, издающий невнятные звуки. Поскольку никто не смог заставить его говорить, существо великодушно бросили обратно в море.

            А гораздо позже сам Колумб – уважаемый человек! – заявил, что видел у побережья Гаваны трех русалок.

            В Новое время появились новые байки о морских людях. Большой популярностью до сих пор пользуется история испанского журналиста Икера Хименеса Элизари. Он обнаружил в маленькой деревушке Лиерганесе (Кантабрия, Испания) документы некого Франсиско де ла Вега Касара. Этот легендарный персонаж якобы с нежных лет увлекался плаванием и демонстрировал удивительные способности. В 1675 году юноша был унесен сильным течением в море и исчез.

            Спустя пять лет в Кадисе, близ Гибралтара, выловили мужчину-русалку. Вдоль позвоночника и от горла до пупка его тело было покрыто зеленоватой чешуей, между пальцами росла коричневатая пленка, делавшая его руки похожими на утиные лапки. Существо отправили в Кантабрию, где семья де ла Вега Касара признала в нем своего пропавшего сына.

            Франсиско (если считать, что это был он) прожил в семье два года и научился произносить только два слова – «хлеб» и «табак». Шел 1682 год, когда он однажды услышал чей-то крик, встрепенулся и бросился прямо к реке. Поймать его не удалось, и юноша уплыл в море – теперь уже навсегда.

 

Взгляд из прошлого

            Какой виделась в конце 70-х годов подводная станция начала нашего столетия?

            «Воротами» базы служил все тот же водолазный колокол (это инженерное решение в те годы называлось «жидкой дверью»). Через него акванавты могли бы свободно входить и выходить. Здесь же, в специальном ангаре, стояло несколько батискафов. Через переходной шлюз – из соображения безопасности – колокол соединялся с шаровидным жилым модулем, достаточно комфортным – как подводное жилье «команды Кусто» в «Коншельфе-3». Таких модулей могло быть несколько, как на орбитальных станциях – в зависимости от численности акванавтов и стоящих перед ними задач. Ведь изготовление одной большой сферы, способной выдержать давление воды, сложнее и дороже, чем создание нескольких, но меньших по размерам.

            С помощью установок для электролиза станция обеспечивала бы себя кислородом и пресной водой. Энергию давал бы атомный реактор или электрохимический генератор.

            В случае опасности команда могла укрыться в спасательной сфере и подняться на поверхность. Всю эту конструкцию должен был окружать легкий корпус, как на подводных лодках, или защитная сетка, предохраняющая обшивку от столкновений с судами и прочих нежелательных воздействий.

            Самым эффективным материалом для постройки подводных домов считался титан. Чтобы не нарушать прочность корпусов подводной станции, ее планировалось делать без иллюминаторов, а наблюдение за окружающим подводным миром вести при помощи телекамер.

            Дышать акванавты должны были гелиоксом – смесью из гелия и кислорода, плотность которого гораздо ниже плотности воздуха.

 

            Гелиево-кисородная смесь вызвала немало курьезов в жизни акванавтов. Кусто писал, что жители «подводной деревни» разговаривали друг с другом фальцетом, а лабораторные лягушки пели как канарейки. Первые советские акванавты шутили: «Сейчас мы начнем разговаривать как Буратино». А когда президент США Линдон Джонсон захотел поговорить по телефону с акванавтом и астронавтом Скоттом Карпентером, находившимся в подводном доме «Силаб-2», случился конфуз. Глава государства ни слова не понял из раздававшегося в трубке мышиного писка.

 

Из дневника акванавта Александра Хаеса

            «...Придя «домой», я переоделся в сухое шерстяное белье и очень удобно расположился на верхней полке. Воздух в доме чистый, без запаха. В иллюминаторе – ультрамариновая синева, наступают подводные сумерки. Попросил выключить свет. За иллюминатором подводный пейзаж – часть отвесной скалы, заросшей водорослями. Кустики водорослей плавно покачиваются из стороны в сторону, как бы зазывая к себе. Там, наверху, начинается волнение. Дом немного качается, все длиннее становятся взмахи водорослей... Тем временем ночь вступила в свои права. Периодически то в одном, то в другом иллюминаторе вспыхивают огоньки – это светятся микроорганизмы. Возбуждение первых часов прошло, чувствуется усталость. Засыпаю мгновенно».

 

            У этого начинания сразу нашлось множество сторонников-энтузиастов. В Европе идею «подводной деревни» активно продвигал Жак-Ив Кусто. Французов финансировали нефтяники, стремившиеся опустить свои добывающие платформы поближе к источникам сырья. Изначально Кусто мечтал о создании постоянно действующей базы на глубине 300 м, но реализация его плана оказалась гораздо скромнее: выяснилось, что расходы на «подводные дома» вполне сравнимы с затратами на освоение космоса. Однако исследования продолжались.

            Построенная в Красном море неподалеку от Судана «подводная деревня» состояла из двух домов – один на глубине 10 м, второй – на глубине 26 м. В каждом имелся гараж для миниатюрной подводной лодки и «акулоубежище» – клетка из прочных стальных прутьев. Однако деревня не была по-настоящему автономной. Воздух, пресная вода и еда французам-сибаритам постоянно подвозились сверху. «Коншельф-3», возведенный на дне Средиземного моря на глубине 100 м, был уже гораздо совершеннее. Внутри огромного стального шара создали все условия для комфортного проживания – кухня, спальня, санузел с душевой кабиной и даже подводная оранжерея.

 

«Пять морских звезд»

            Идея использовать наработки по научным «подводным домам» в индустрии развлечений показалась весьма привлекательной. Кто-кто, а богатенькие туристы с удовольствием потратят свои доллары и евро, чтобы пожить в гостиничном номере с видом на морские глубины, поужинать в ресторане, наблюдая, как за огромным панорамным иллюминатором проплывают силуэты скатов и акул... Тем более что про красоты тропических вод с таким жаром поведали миру и «Команда Кусто», и множество других исследователей. Если уж туристы ездят в Африку, чтобы посмотреть на львов в естественных условиях, то с удовольствием поживут и в подводном отеле. Большие глубины здесь совсем не нужны, сообщение с поверхностью может осуществляться по туннелям или с помощью лифтов, а соответственно, и затраты на постройку гораздо ниже.

            Сейчас в мире действует только одна подводная гостиница – «Jules Undersea Lodge» (Флорида). Другой отель, десятизвездочный «Гидрополис», строится на 20-метровой глубине в Персидском заливе неподалеку от Дубая. Во всех 220 номерах «Гидрополиса» возведены плексигласовые стены – турист будет жить как бы в гигантском водяном пузыре. Однако архитектор Иоахим Хауссер никак не может закончить свое детище. Заказчики постоянно выдвигают все новые и новые требования к его безопасности. Открытие «Гидрополиса» планировалось на 2007 год, но до сих пор не состоялось. Не успели и китайцы достроить к Олимпиаде 2008 года свой пятизвездочный отель на морском дне.

            Да и туристы не очень жалуют такие заведения. То ли в человеке живет подсознательный страх перед давящей на плексигласовую стену водяной толщей, то ли свое дело делает огромное количество триллеров, где в основе сюжета – катастрофа на подводной станции или в подводном отеле, да к тому же в компании какого-нибудь особо буйного и зубастого морского хищника. Поэтому любители посмотреть на морских обитателей все-таки предпочитают посещать обычные океанариумы и аквариумы, где чувствуют себя в безопасности.

            Сможет ли человек преодолеть свой первобытный страх и начать жить под водой постоянно? Директор одного преуспевающего швейцарского инженерного бюро Клод Шритван в этом почти не сомневается. И уверенность его подкреплена объявленным правительством княжества Монако конкурсом на разработку проекта подводного города вблизи Монте-Карло. Фирма Шритвана участвует в нем наравне с другими европейскими архитектурными и инженерными компаниями и имеет свое видение этого смелого проекта. План строительства предусматривает фермы по разведению рыб, современные установки по очистке сточных и канализационных вод, кислородные и осветительные системы, гостиницы, магазины, центры отдыха и т.д. В перспективе такой город должен стать полностью независимым от суши – читай, первым шагом к освоению и обживанию пучины.

            Клоду Шритвану эта картина вовсе не кажется сказочной. У него есть конкретные решения. На прочном фундаменте возводится безопорный купол из специального суперпрочного стекла, достаточно толстого, чтобы выдержать давление воды.

            Учитывая, что оно увеличивается вместе с глубиной – строить города пока что стоит на относительном мелководье, вблизи побережья. Такое расположение, кстати, еще и упрощает коммуникации: не наберешься подводных лодок перевозить туристов к центру Атлантики.

            Остается только откачать воду и приступить к работе. Инженерам уже видятся подводные трубопроводы и цилиндрические тоннели, по которым будут бегать поезда, осуществляя сообщение между разными подводными городами и сушей. Куда там тоннелю под Ла-Маншем. Сегодня, все это, безусловно, мечты. А завтра?





Спешите подписаться на журнал “Планета”!