ЧЕРНОЕ РАЛЛИ. ВЕРОЯТНОСТЬ ЛЮБОГО ПРОГНОЗА НЕФТЯНЫХ ЦЕН – 50/50.
Сентябрь 2009
Вернуться к номеру >>

Автор: Николай Вознесенский
Раздел: Экономика
Теги: экономика, кризис, ресурс, прогноз



 Нефтяной рынок замер в тревожном ожидании. На кону – триллионы долларов. И никто не может сказать, что будет с «черным золотом» хотя бы через месяц-два. Точнее, желающих высказаться более чем достаточно, но согласия в «экспертных кругах» нет и не предвидится.

      По сравнению с летом 2008 года дела у нефтеторговцев обстоят не ахти. За главный мировой товар в лучшем случае дают половину прошлогодней цены. И финансовые результаты у компаний соответствующие – прибыль у признанных нефтяных гигантов (и российских, и западных) в среднем сократилась в два раза.

      С другой стороны, если сравнивать с первым кварталом 2009-го – все не так уж плохо. Нефть вроде бы прошла «дно» (около 35 долларов за баррель) и теперь котируется в районе 70 долларов. Лучше чем ничего, но, что неудивительно, нефтяникам хочется большего. 

      Впрочем, недостатка в обнадеживающих прогнозах не наблюдается.

      Аналитик «Goldman Sachs» Арджун Мурти не так давно заявил: «Мы все больше склонны считать, что низшая точка в нефтяном цикле пройдена и начинается подъем». Его прогноз – 100 долларов за баррель через 2 года. Представитель Ирана в ОПЕК Хатиби в обещаниях смелее, его планка – 80 долларов уже к концу этого года.

      Согласен с этими господами и известный нью-йоркский профессор Нуриэль Рубини (один из тех немногих мировых экономистов, кто сумел предсказать нынешний кризис): «Сырье подорожает в 2010 году на фоне преодоления мировой рецессии, нефть повысится в цене значительнее, чем другие виды сырья». 

      Мнение авторитетное. Но, как показали последние события, не единственное. Более того, среди экспертов нашлось немало таких, кто будущее «черного золота» видит в самом что ни на есть черном свете. 

      Немецкий «Commerzbank» предполагает, что к концу года баррель откатится обратно к 50 долларам. Эксперты банка «BNP Paribas» туманно намекают, что «нефть начнет дешеветь в ближайшее время» и очень неохотно озвучивают цифру в 45 долларов за баррель. Зато бывший советник правительства США Филипп Верлегер (в 2007-м предсказал взлет нефтяных котировок) не стесняется прогнозировать обвал до 20 долларов. 

      А широко известный в биржевых кругах фондовый аналитик Роберт Претчер (предвидел биржевой бум 1982-го и обвал 1987-го) и вовсе убежден, что процесс удешевления нефти только начинается. В ближайшие 10 лет, по его расчетам, цена барреля может составить… 4 доллара! Опирается мистер Претчер на «волновую теорию Эллиота». Суть ее понять неспециалисту довольно сложно. Но вкратце аргументация сводится к следующему: нефть очень долго росла, теперь будет долго падать.

      «Примирить» оптимистов и пессимистов попытался глава группы инвестиционных фондов «Templeton» Марк Мобиус (его контора управляет активами на 24 млрд. долларов, что придает его словам немалый вес в экономических спорах). Этот уважаемый господин предположил, что нефть будет расти, но иногда падать вплоть до 20–30 долларов за баррель. Но потом все опять станет хорошо…

      В общем, желающие могут выбрать прогноз на любой вкус.

 

Мировые нефтяные рынки фактически вышли из-под контроля ОПЕК. В последние пару лет решения этой некогда супервлиятельной организации почти не оказывают на них никакого эффекта. Решения очередных саммитов еще до их начала предугадываются и учитываются нефтетрейдерами. Так что в момент торжественного оглашения «судьбоносного» решения реально от него уже ничего не зависит.



     


     Пессимисты

      Аргументы скептиков просты. В мире кризис. Производство сокращается. Потребность в энергоносителях невелика. Запасы на высоком уровне. Нефти ничего не остается, кроме как дешеветь.

      Филипп Верлегер приводит и конкретные расчеты. К концу года, по его данным, в мире накопится 100 млн. баррелей «лишней» нефти. Это не просто много, это чрезвычайно много. Настолько, что в дефиците окажутся даже нефтехранилища (даже с учетом приспособленных под таковые супертанкеров).

      Отсутствие спроса подтверждает и ОПЕК. В июльском докладе «2009 World Oil Outlook» она сама заявила: спрос на «черное золото» восстановится в прежних объемах не раньше 2013 года. Но на очередном саммите организации вопрос о сокращении добычи даже не поднимался. 

       Зато растет добыча в Ираке. Несмотря на перманентную полубоевую обстановку, Багдад все силы бросает на восстановление нефтедобычи. К 2015 году объемы экспортных поставок планируется увеличить в 3 раза. Значит, нефти на мировых рынках станет еще больше. 

      Впрочем, такая ситуация наблюдается в течение всего первого полугодия 2009 года. И ничего. Это не помешало нефти дорожать.

 

По данным портала «The Oil Drum» еще в 1970-е годы максимум добычи нефти был достигнут в США (с тех пор снизился на 35%), Венесуэле (-32%), Ливии (-45%), Кувейте (-17%), Иране (-29%), Ираке (-31%).

 

     Оптимисты

      Самый простой аргумент нефтяников – кризис скоро кончится и нефти опять нужно будет много. Вы, мол, сами послушайте: свет в конце туннеля увидали уже многие мировые лидеры. Так что нам только день простоять да ночь продержаться. Правда, под эти бравурные заявления в нефтяной отрасли радикально сокращают инвестиционные планы. А значит, новые месторождения искать пока не будут. 

      Кстати, в августе неожиданно «порадовало» всех Международное энергетическое агентство (МЭА). Почти год его эксперты рассказывали о снижении потребления энергоносителей и неминуемом падении цен. Но тут внезапно передумали.

      Сначала исполнительный директор МЭА Набуо Танака заявил, что уже в 2010 году спрос на «черное золото» восстановится и нефти будет меньше, чем желающих ее приобрести. Следовательно, цена вырастет. Следом появился ведущий экономист МЭА Фатих Бироль, который сообщил в интервью «Independent»: «Мир движется к катастрофическому энергетическому кризису из-за быстрого истощения крупнейших мировых нефтяных месторождений». 

      Выкладки господина Бироля выглядят так: нефтяники мало добывают, спрос вот-вот вырастет, и когда две эти тенденции соединятся, ценник «черного золота» взлетит на небывалую высоту. Тем более что нефтедобыча продолжает расти только в 14 из 54 регионов мира.

      Проанализировав работу 800 крупнейших нефтеносных районов, Бироль печально отмечает: у большинства традиционных поставщиков пики добычи на основных месторождениях уже пройдены (в США и Венесуэле – еще в 70-х, в России – в 80-х). Для разведки новых нужны деньги, а их «съел» кризис. По новым расчетам темпы падения мировой добычи в ближайшие годы удвоятся, а пик проблем придется на 2020 год (раньше его ожидали на десятилетие позже – в 2030-м). И тогда для удовлетворения возросших аппетитов миру потребуется, по выражению Бироля, «шесть Саудовских Аравий».

      Практически единственный регион, планомерно увеличивающий свою долю на рынке – арабский восток. «Влияние на рынке нескольких нефтедобывающих стран, в основном Ближнего Востока, будет быстро расти. Они уже контролируют около 40% рынка, и в будущем их доля сильно увеличится», – констатирует Бироль. Ну а там уже и до монополии (с соответствующими ценами) недалеко.

      Правда, кое-кто заподозрил МЭА в нечистой игре. «Сейчас мы видим именно кризис спроса, и мы хорошо понимаем, что МЭА всегда играло на стороне потребителей нефти. Этими заявлениями они хотят сказать, чтобы производители увеличивали добычу нефти, тем самым снижая ее цену», – комментировал новость российский аналитик Виктор Крюков.

      Впрочем, замысел такого рода представляется слишком уж тонким для бюрократов от энергетики.

     

     Во имя высших интересов


      Понятное дело, нефть – это не только экономика, но и большая политика. Судьбой «черного золота» озабочены и компании, и правительства крупнейших стран.

      Со странами-потребителями все более-менее понятно. Пока экономика с трудом пытается выкарабкаться из ямы мирового кризиса – нефти лучше оставаться дешевой. Иначе промышленность может просто не выдержать. Да и рядовые потребители не прочь сэкономить на бензине. 

      Тем более что существуют такие расчеты: «Рост цен на нефть невыгоден странам-импортерам. Всего лишь 30-процентное удорожание «черного золота» сводит на нет большую часть государственных вливаний в экономику». Так сформулировал проблему бывший замминистра энергетики США Джон Бродман. 

      Потому неудивительно, что администрация Обамы после прихода в Белый дом начала решительно закручивать гайки на нефтяных рынках. Вашингтону и так нелегко выискивать сотни миллиардов на спасение тонущих банков, страховщиков, автомобилестроителей. А если все они разом ухнут в новое нефтяное ралли, то впору будет вовсе закрывать лавочку. 

      «Регулирующие органы обеспокоены тем, что даже небольшой «пузырь» нефтяных цен может воспрепятствовать оздоровлению экономики, вымывая деньги из накоплений, подрывая осуществление правительственной программы стимулирования экономики и вновь подпитывая рост инфляции», – информировала читателей влиятельная «Los Angeles Times». 

      Но и экспортерам приходится несладко. Нефтеносные регионы привыкли к сырьевому изобилию и, пока цена стабильно росла, могли не задумываться ни о каких проблемах. Но потом в одночасье все планы и радужные мечты рухнули. Оказалось, что ни российские нефтяники, ни арабские шейхи не способны строить надежные планы даже на год вперед. Не говоря уже о какой-то глобальной стратегии. 

      В той же Москве опомниться не успели, как половину резервного фонда пришлось пустить на затыкание бюджетных дыр, рубль «плавно девальвировать», а «трансфертный паек» регионов урезать до минимума. Такие виражи не всякий выдержит. 

      Так что уже на Санкт-Петербургском экономическом форуме вице-премьер Сечин, курирующий российский ТЭК, ратовал за «справедливую цену», т.е. за среднюю, но стабильную. Такую, при которой можно платить зарплаты, пенсии, бонусы менеджерам «Роснефти» и «Газпрома» и не беспокоиться обо всем остальном. 

      Выступление крупного чиновника было встречено собравшимися благосклонно. Но факт заключается в том, что сегодня влияние государства (любого) на нефтяных рынках весьма и весьма ограничено. Там правят бал другие.

     Реалисты

      Еще во время избирательной кампании Барак Обама неоднократно высказывался в адрес спекулянтов, накручивающих цену нефти. Похожего мнения придерживались и его коллеги-демократы из Конгресса. Сенатор-демократ Мария Кантвелл негодовала: «Предложение нефти находится на уровне двадцатилетнего максимума, потребление – на уровне десятилетнего минимума, а цены на бензин с начала года выросли на 1 доллар за галлон».

      В результате в Комиссию по срочной биржевой торговле (Commodity Futures Trading Commission (CFTC), «курирует» торги нефтяными фьючерсами – основным инструментом спекуляций) был направлен депутатский запрос. 

      Установив, что 70% нефтяных фьючерсов в апреле 2007 года были приобретены для перепродажи (в 2000-м году доля таких сделок составляла всего 37%), комиссия пришла к феноменальному выводу: К РОСТУ ЦЕН НА НЕФТЬ СПЕКУЛЯНТЫ ОТНОШЕНИЯ НЕ ИМЕЮТ.

      Прошел всего год, и чиновники CFTC перестроились под политику нового хозяина Белого дома. Теперь им и безо всяких расследований понятно – ВО ВСЕМ ВИНОВАТЫ СПЕКУЛЯНТЫ. И здесь, похоже, бюрократическая логика попала в точку.

      В 2008 году (пока кризис еще не совсем «вошел в права») доля спекулятивных перепродаж на нефтяных рынках оценивалась в 71%. Причем 60% обеспечивали самые крупные игроки, хотя вообще в операциях участвовала примерно половина всех трейдеров. В 2002-м подобных ловкачей было около 20%. 

      Несмотря на кризис, таким путем только за июль прошлого года инвесторы заработали около 300 млрд. долларов (такие сведения приведены в докладе МЭА).

      К концу прошлого года спекуляций стало меньше. Нет, не Обама всех так напугал своим приходом. Просто у банков и разнообразных хедж-фондов (главных игроков на рынке фьючерсов) банально кончились деньги. Понятное дело – полтора года борьбы с умирающей ипотекой, по последним оценкам, обошлись мировой экономике в астрономические ДЕСЯТЬ ТРИЛЛИОНОВ долларов. 

      Но потом дела в банковском секторе тех же США стали потихоньку выправляться. В первом квартале банкиры, освоив сотни миллиардов государственной помощи, бодро рапортовали о прибылях. А к концу второго квартала стали ускоренными темпами возвращать одолженное у государства. Не потому, что очень хотели помочь родной стране, а потому, что это позволяло ото-слать обратно назначенных правительством контролеров.

      Вот где-то в промежутке между двумя этими датами нефтетрейдерам и «пошла масть». 

      Особенно усердствовали избежавшие банкротства «Goldman Sachs» и «Morgan Stanley». 

      Еще в 2006 году «Morgan Stanley» ЕЖЕДНЕВНО вкладывал в нефтяные фьючерсы по 30 млн. долларов. В 2007-м – по 50 млн. Это – абсолютный рекорд, позволивший банку считаться игроком №1 на нефтяном рынке («Goldman Sachs» тратили на подобные игры раза в 1,5 меньше). 

      Ну а чтобы лучше контролировать ситуацию, банкиры обзавелись собственным танкерным флотом. По некоторым данным, у моргановцев он насчитывает до 150 единиц. Они в случае необходимости могут использоваться и как плавучие хранилища, и для быстрой переброски нефти на новые рынки (в условиях кризиса зачастую важную роль играют региональные скидки на поставки нефтепродуктов). 

      Более крупными частными флотами обладают только два ведущих мировых поставщика нефти – «Glencore» и «Vitol Group» (у любезного России «Gunvor» – меньше).

      Добавим к этому подземные нефтехранилища в Гонконге и Сингапуре, сети оптовой торговли бензином и нефтепродуктами. И прикинем, насколько серьезным может оказаться влияние подобной компании даже в мировом масштабе?

      Другие крупные игроки нефтяного рынка идут по стопам моргановцев. Французский «Societe Generale» пророчит рост сырьевого рынка в 2–3 раза. И в связи с этим, как утверждает агентство «Bloomberg», намерен нанять как минимум 35 специалистов по сырьевым продажам в дополнение к примерно 100 уже имеющимся.

      Аналогичные меры уже предприняли штатовский «Bank of America» и британский «Barclays». Сотрудников набирают десятками и даже сотнями. Причем лучшим предлагают миллионные бонусы (как в старые добрые докризисные времена). Банкиры надеются на новый сырьевой бум. 

      Размах у конкурентов, конечно, не такой, как у «Morgan Stanley» (как говорится, труба пониже, дым пожиже), но в совокупности их влияние просто огромно и простирается далеко за пределы любых национальных границ. Единственная страна, в одиночку способная потягаться с этим монстром – США.

 

Российские специалисты еще более категоричны, чем их заокеанские коллеги: «На рынке фьючерсов 90% сделок имеет спекулятивный характер и лишь 10% сделок имеет отношение к реальным поставкам», – заявила аналитик Анна Анненкова.



     

     Крестовый поход Обамы


      Заявив о намерении покончить с нефтяными спекуляциями, Обама взвалил на плечи тяжелый груз. В его собственной администрации далеко не все приветствуют подобный радикализм. 

      Вряд ли горят желанием воевать с собственной альма-матер главный экономический советник нового президента Лоуренс Саммерс и министр финансов Тимоти Гейтнер (оба выходцы из «Goldman Sachs»).

      Тем более что в правление Клинтона те же самые Саммерс и Гейтнер всячески способствовали сначала отмене закона Гласса-Стигеля (принятого в разгар Великой депрессии и запрещавшего банкам совмещать функции брокерских контор и страховых агентств), а потом принятию закона о «модернизации товарных фьючерсов». Этот документ де-факто устранил CFTC от реального контроля биржевых операций. 

      Добавим сюда еще многочисленных сенаторов, конгрессменов и целую плеяду финансовых советников, перебравшихся в кабинеты Белого дома с руководящих постов в разнообразных банковских учреждениях (и, вполне вероятно, рассчитывающих впоследствии туда вернуться). Как они будут пилить сук, на котором совсем недавно сидели сами?

      Пока дело до «боевых действий» не дошло. Ограничились громкими декларациями. 

      CFTC заявила о намерении сократить объемы срочных контрактов (тех самых фьючерсов) на Нью-Йоркской бирже. В частности, речь идет об уменьшении «кредитного плеча». 

      Сегодня, покупая фьючерс, банк или инвест-фонд платит только 6% от заявленной стоимости. Это позволяет набирать «бумаг» в 15 раз больше, чем есть денег. Естественно, в надежде выиграть. Ну а если не повезло – потери не так велики. В те же 15 раз раздувается и нефтяной пузырь.

      Сейчас CFTC хочет ввести минимальную ставку фьючерса в 30% от цены. Разница существенная. Если эту меру удастся воплотить в жизнь, спекулировать нефтью станет не так уж и выгодно. Правда, эксперты уже предсказывают, что в таком случае банки и хедж-фонды просто будут переносить свои операции на другие площадки, где государственные власти не так строги – в Сингапур или Лондон. И чтобы перекрыть этот выход, придется немало потрудиться дипломатам.

      Тем более что для России, например, американские наскоки на спекулянтов могут вылиться в весьма ощутимые бюджетные потери. Если Обама в предвыборных речах не врал, он рассчитывает, что удастся устранить «спекулятивную составляющую» в цене барреля – что-то около 20%. Российский бюджет такой потери может не пережить.

      Есть и другая опасность. Пока американские банки показывают высокие прибыли от нефтяной торговли – их акции растут, а вслед за ними улучшается и имидж американской экономики. А если этот рай в одночасье закончится? Понесут ли иностранцы деньги в Штаты? Или предпочтут собственные проекты? Для США это будет катастрофой.

      Впрочем, высока вероятность того, что все строгости так и останутся на бумаге и суровость закона будет компенсирована необязательностью его исполнения. 

      

      Среди прочих мер, призванных поставить надежный заслон спекулянтам, особый интерес вызывает план, обнародованный Федеральной торговой комиссией (FTC – это еще один орган биржевого надзора, не путать с CFTC).

      Эта структура пригрозила с ноября 2009 года развернуть жесткую кампанию против нарушителей правил справедливой торговли. Председатель FTC Джо Лейбовиц так и заявил: «Мы будем контролировать нефтяной рынок, и если мы обнаружим компании, которые манипулируют рынком, мы придем за ними… Новые правила позволят нам положить конец мошенничеству и манипуляциям, которые толкают цены вверх». 

      Особенно провинившимся могут влепить штраф до МИЛЛИОНА ДОЛЛАРОВ В ДЕНЬ! Звучит внушительно, хотя для многих биржевых гигантов такая сумма – что слону дробина. Ну да не будем придираться к цифрам. Намерение, безусловно, благое, хотя его воплощение и остается под большим вопросом. Гораздо занятнее посмотреть, за что грозят такие кары. 

      Так вот, по версии FTC, в арсенал бесчестного биржевика входят: выведение танкеров в оффшоры (занижение объема запасов), закрытие нефтеперерабатывающих заводов на ремонт в периоды пикового спроса или создание «искусственного» (по сути, фиктивного) экспорта, когда цены слишком низкие.

      Прибавим к этому многочисленные отчеты и доклады с «потолочными» прогнозами на будущее и получим полную картину очень доходного и критически важного для мировой экономики нефтяного рынка.

      Так что если сегодня вы услышите очередной прогноз маститого аналитика о том, что цены взлетят (или обвалятся) – имейте в виду. Сам он вряд ли знает, о чем говорит. Зато, вполне вероятно, он прекрасно представляет, чего хочет заказчик и своим заявлением просто программирует окружающих на необходимую модель поведения.

 

По данным судового брокера «Simpson Spence & Young», около 8% супертанкеров класса VLCC сегодня играет роль плавучих нефтебаз. Общий объем размещенной на них нефти достигает 130 млн. баррелей. Из них около 40 млн. принадлежит «Morgan Stanley».

     
  Гонку танкерных нефтехранилищ фактически спровоцировала… Россия. В 2001 году был запущен трубопровод до Приморска, призванный лишить Прибалтику транзитных доходов. Зато для перевозки нефти традиционным покупателям понадобилось больше танкеров. А их было мало, так что цена фрахта подскочила чуть ли не в 6 раз. Судостроители быстро сориентировались и с верфей была спущена настоящая дополнительная флотилия. Но к этому моменту грянул кризис – и значительная часть судов оказалась не у дел. Цены на фрахт снова упали. И вот тут-то предприимчивые банкиры сумели по дешевке приспособить их под хранение излишков нефти.

     
 Кстати, активность трейдеров в транспортировке и хранении нефти заставляет многие обычные компании ограничивать свои запасы. Банкиры платят за аренду хранилищ щедрее и охотнее – и цены в этом секторе быстро растут. В результате рынок еще больше оказывается заложником спекулятивных операций.



     



      Скажем прямо – в то, что суровые меры действительно будут применены и дадут эффект, верится с трудом. Сплошь и рядом целые страны становились заложниками интересов нефтяных корпораций и ушлых биржевиков. Вспомним, что пресловутое вторжение в Ирак (акция, прямо противоречившая НАЦИОНАЛЬНЫМ интересам Штатов) было, тем не менее, предпринято во имя интересов нефтяных кланов, приближенных к семье Бушей. 

      Иракская авантюра – это очень яркий и исключительно тревожный пример. Ведь в данном случае заложниками «нефтяников» стала не просто целая страна (Ирак) и не просто весь регион (Ближний и Средний Восток). Отдаленные последствия рокового решения трудно просчитать. Воинствующий джихадизм – грозная (и вполне реальная) опасность для всего цивилизованного мира – была фактически проигнорирована Бушем (хотя все его правление прошло именно под этим лозунгом). 

      Поддержанная практически всем мировым сообществом экспедиция в Афганистан, превращенный талибами в дикое средневековое царство, внезапно сменилась атакой на Хусейна – атакой беспощадной, бессмысленной и губительной для всех, включая американцев. 

      Фактически нефтяному лобби удалось снять с повестки дня важнейший вопрос – противостояние злобному и фанатичному джихадизму, бросившему открытый вызов современной цивилизации. Недооценивать этот факт ни в коем случае нельзя. Вторжение в Ирак не просто распылило силы американцев и коалиции. Оно дало новую жизнь джихадистскому интернационалу. Словно тушение пожара бензином, свержение Хусейна пробудило дремавшие силы фундаментализма в самом Ираке и сделало его центром притяжения для террористов и убийц всего Востока. 

      Талибы, которые, казалось, в 2002 году были обречены на жалкое исчезновение в мрачных ущельях Вазиристана, воспряли с новой силой. Америка упустила исторический шанс предстать перед исламским миром освободительницей от мракобесия и изуверства. Взамен американцы получили в глазах миллионов мусульман именно тот ярлык, который столь старательно навешивали на них талибы – ярлык завоевателей, убийц, «новых крестоносцев». 

      В администрации Буша не нашлось людей, способных противостоять узкой и близорукой политике, диктовавшейся нефтяными компаниями (которые всегда заинтересованы в нестабильности в нефтеносных районах, так как это позволяет держать цены на нефть на запредельном уровне). Никто не понял (или просто не пожелал понять), что сила джихадистов – не в арсеналах, а во «мнении народном». Именно радикализация миллионов мусульман – страшная (и до сих пор недооцененная) угроза для всего человечества.

      Последние события в Пакистане (который медленно, но верно движется в сторону джихадистской революции) – это прямое следствие того, что афганскую проблему бросили на полпути (она не сулила особых прибылей) и увлеклись нефтеносным регионом Ближнего и Среднего Востока. А джихадисты у власти в ядерном Пакистане – это почти гарантированное начало первой в истории человечества ядерной войны (которая даже при ограниченном сценарии станет катастрофой для всего человечества).

      Так что нефть в прямом и переносном смысле слишком дорого обходится всем нам…





Спешите подписаться на журнал “Планета”!