ВИРТУАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВА
Август 2009
Вернуться к номеру >>

Автор: Петр Кропоткин
Раздел: Глобальный мир
Теги: политика, история, курьез





     То, что никому не принадлежит, может запросто стать вашей собственностью. Достаточно просто немного попутешествовать и найти ничейный кусочек земли. А дальше – вот она свобода! Можно провозгласить себя князем, королем или премьер-министром, начать чеканить собственную монету и налаживать дипломатические отношения с мировыми гигантами.

     Княжество Силенд

      Ex mare libertas (Из моря свобода) – вот официальный девиз самого известного сегодня виртуального государства. Территориально оно возникло еще в ходе Второй мировой войны. В 1942 году Великобритания, стремясь обезопасить себя с моря, возвела в прибрежных водах серию платформ для размещения орудий – этаких военных баз на сваях. Одной из них и был знаменитый сейчас форт «Rough Tower» (или «Хулиганская башня»). Ну а после войны всем стало не до фортификационных сооружений – платформы оставили ржаветь.

      Новую жизнь базам дали организаторы пиратских радиостанций. Один из них, отставной майор британской армии Пэдди Рой Бэйтс, в 1966 году вместе с другом решил устроить на «Хулиганской башне» парк развлечений в открытом море. Однако замыслу не суждено было сбыться. Друзья поссорились и Бейтс, прогнав партнера, стал единственным хозяином «Rough Tower». 

      Вместо парка развлечений Рой открыл на платформе собственную радиостанцию «Britain’s Better Music Station». А уже 2 сентября 1967 года она стала гордо именоваться «Первая радиостанция суверенного государства Силенд». Через некоторое время Бейтс объявил себя князем Роем I.

      Как у любой самопровозглашенной страны, у Силенда тут же возникли проблемы с мировыми гигантами. Так в 1968 году Британия попыталась «оккупировать» новоиспеченное княжество. К платформе подошла небольшая флотилия военных катеров, однако княжеская семья мужественно дала им отпор, сделав несколько предупредительных выстрелов в воздух. До кровопролития дело так и не дошло.

      Вскоре против князя Роя I начался судебный процесс. Обвиняли монарха всего лишь в незаконном хранении и применении оружия. Впрочем, английский суд признал: Силенд находится за пределами британских территориальных вод, а потому вне его юрисдикции.

      Ну а дальше начался процесс, традиционный для любого вновь созданного государства. В 1972-м княжество начало чеканить свою монету, а в 1975-м опубликовало текст конституции. Вскоре появились национальный герб и флаг.

      Не обошлось, как в настоящей большой стране, и без внутриполитических конфликтов. В 1978 году на острове разразился путч. Причиной стали разногласия между князем и премьер-министром Александром Готфридом Ахенбахом. Стороны, как водится, обвиняли друг друга в антиконституционных намерениях и попытке установить на острове диктатуру.

      Воспользовавшись отсутствием князя, мятежный премьер с группой соратников запер молодого принца Майкла в подвале, а потом и вовсе вывез наследника в Нидерланды. Но тому удалось бежать из заточения. Заручившись поддержкой верноподданных, княжеская семья вернула себе законную власть. Пленные наемники были вскоре отпущены: ведь Женевская конвенция требует от любого настоящего государства освобождать заложников после завершения боевых действий. 

      Премьер-министр был осужден в соответствии с конституцией княжества. Поскольку мятежник имел еще и немецкое гражданство, его судьбой тут же заинтересовалось правительство ФРГ. Британский МИД брезгливо отказался от посредничества, и немецким дипломатам пришлось напрямую вести переговоры с монархом Силенда. Князь Рой потребовал от немцев признания его государства, но вскоре, поразмыслив, согласился и на устные заверения. Ахенбах был отпущен. Однако мятежники на этом не успокоились и образовали на территории Германии «Законное правительство Силенда в эмиграции».

      К концу XX века княжество было втянуто в международный скандал. В поле зрения Интерпола попала организация, продававшая паспорта независимого государства. По ним мошенники пытались открывать банковские счета, брать кредиты и покупать оружие. На момент ликвидации преступного синдиката только гражданам Гонконга было продано свыше 150 тыс. фальшивых паспортов, водительских удостоверений и даже… университетских дипломов Силенда. Однако сам он никогда не торговал гражданством и не предоставлял политического убежища. А вскоре после скандала его правительство совсем отменило паспорта.

     Национальные праздники отмечают в любом государстве. Силенд – не исключение: 2 сентября его граждане празднуют свой День независимости. Есть здесь и собственная Силендская Англиканская церковь во главе с Митрополитом. Имеется даже храм – часовня святого Брендана.

     Описывая Силенд, наиболее часто употребляют слово «всего». Территория княжества составляет всего 0,00055 кв. км, и в нем всего 300 официальных граждан (по состоянию на 2005 год). Постоянно же проживают на своей «новой родине» только 5 человек.

      Мировой финансовый кризис не обошел Силенд стороной. Справиться с ним оказалось не под силу крошечному княжеству. Рой I был вынужден принять решение о продаже своего государства. В ответ несколько интернет-порталов объявили о начале сбора средств на поддержание независимости Силенда. Некоторое время даже ходили слухи, что знаменитую платформу хочет приобрести известный казахстанский политолог Данияр Ашимбаев.

      В 2009 году испанское агентство по продаже недвижимости «Inmo-Naranja» объявило о намерении выставить Силенд на продажу за 750 млн. евро. Покупатель, впрочем, до сих пор не нашелся.

     Свободный город Христиания

       В самом центре Копенгагена находится еще одно виртуальное государство – точнее, своеобразный «город в городе». Эта утопия, ставшая реальностью, носит гордое имя Христиания. Правда, название, созвучное слову «христианство», связано не с религией. А с королем Кристианом – ведь именно в казармах этого самого короля и зародилось карликовое государство.

       Все началось в 1970 году. Группа молодежи сломала несколько фрагментов забора, окружающего заброшенные казармы в центре столицы Дании, и отправилась на разведку. Вскоре о заброшенной территории узнали все. Оставалось только найти ей применение. И за этим дело не стало. Хиппи из движения «Новое общество» решили провести здесь летний фестиваль. А когда он закончился, множество молодых людей попросту не захотело уходить. Так родилась Христиания, островок свободы в упорядоченном мире.

       Со временем население заброшенных казарм росло, люди обустраивались и пускали корни. Власти Копенгагена ничего не могли с этим поделать. Да и не стремились. Основной проблемой было то, что члены стихийной коммуны пользовались городскими коммунальными благами безвозмездно. Однако обитатели Христиании сумели договориться с властями. Они согласились платить, а взамен их существование узаконили, придав сообществу хиппи статус «социального эксперимента».

      Однако отношения Христиании с датским правительством были не так безоблачны, как может показаться. Ведь коммуна разместилась чуть ли не в центре столицы. И хотя раньше на эту территорию никто не претендовал, теперь городские власти решили потеснить любителей свободы. Полиция штурмовала стены «города в городе» раз за разом, используя газ, дубинки и служебных собак. Хиппи отвечали кирпичами, зажигательной смесью и отборной руганью. СМИ, визжа от восторга, освещали «боевые действия» с обеих сторон. И эти репортажи сделали свое дело: у христианцев нашлись единомышленники по всей Европе. Так что каждый штурм отзывался чуть ли не международным скандалом.

      Решение было найдено совершенно неожиданно. Руководство строительной фирмы, нанятой официальными властями для разработки проекта застройки Христиании, решило, что рациональнее всего будет… оставить все как есть. Ведь нигде в мире нет такой достопримечательности!

      Однако проблемы не закончились. И самой серьезной из них были наркотики. Они буквально заполонили территорию общины. Сложность ситуации осознавали даже сами христианцы, а потому Совет общины решил-таки ограничить свободу ее граждан: тяжелые наркотики были запрещены. Правда, это решение привело к самой настоящей гражданской войне, однако сторонники Совета, к счастью, победили.

      Легальной здесь осталась только марихуана, да и ее разрешили продавать лишь в специально отведенных местах на Pusher-Street. За торговлю тяжелыми наркотиками на территории общины могли серьезно избить, причем функцию контроля выполняли сами продавцы «травки», не прибегая к помощи полиции. С ней, кстати, они уживались почти мирно. Рейды, конечно, проводились, однако все ограничивалось конфискацией пары килограммов «травки» и удалением нескольких хиппи. Задираться с жителями свободной страны стражи порядка не рисковали.

      Впрочем, это хрупкое равновесие вскоре было нарушено. И виной тому снова стало правительство. Правда, на этот раз не датское, а… шведское. Дело касалось застарелого конфликта по поводу шведской атомной электростанции, выстроенной неподалеку от датской границы. Естественно, датчане были не в восторге от такого соседства. И вот теперь хозяева опасного объекта пообещали совершить акт доброй воли – закрыть его. Но при одном условии: Дания «закроет» Христианию.

      Чем помешала шведам коммуна хиппи, да еще на территории другой страны? Все очень просто: шведские школьники не меньше датских полюбили проводить время на «территории свободы». В конце концов их родителям надоело разыскивать своих чад в Копенгагене и они насели на правительство.

      Именно тогда против коммуны и началась самая настоящая война. Полицейские акции стали нормой – обыскивали и арестовывали всех, вплоть до грудных детей и удивленных туристов. В Христианию как будто вернулись «старые добрые времена».

      Хиппи старой закалки снова начали замешивать коктейли Молотова, их более образованные дети нанимали адвокатов и обращались в конституционный суд. Ситуацию спасла… забастовка. А объявили ее чуть ли не единственные, кто работал и зарабатывал в Христиании – торговцы «травкой». Суть акции была проста: они выходили на улицы и бесплатно раздавали свой товар всем желающим. Неудивительно, что такая «халява» привлекла на сторону свободного города тысячи защитников. И противостояния вылились в массовое народное гуляние. СМИ снова рыдали от счастья – в итоге история получила всемирную известность и от свободного государства отстали навсегда…

      Сегодняшние жители Христиании – почти обыкновенные датчане, многие из них даже ходят на работу за периметр. Однако большинство все равно возвращается в город своей юношеской мечты, наконец ставший по-настоящему свободной территорией. Здесь по-прежнему торгуют легкими наркотиками – только теперь они расфасованы и упакованы. Сегодня это часть местного колорита. Тут же продаются разнообразные фенечки и сувениры. По всей территории коммуны разбросана масса разнообразных лавок и магазинчиков, в которых можно купить экологически чистые продукты, книги и редкие аудиозаписи. Тут же открылось несколько арт-галерей и четыре концертных зала. Самый знаменитый из них – «Gray Hall». Со всего мира сюда съезжаются ценители альтернативной музыки – послушать любимых исполнителей, покурить «травки», да и просто подышать воздухом свободы. Тем воздухом, который не найти на шумных и пыльных улицах больших городов.

     В Христианию может приехать любой желающий, но вот остаться навсегда вам, скорее всего, не позволят. Тут действует своеобразная демографическая политика. «Прописаться» здесь может только тот, кто пришел под руку с представителем общины, выбравшим вас в качестве спутника жизни. Именно поэтому число постоянных жителей города уже много лет остается на отметке в 600 человек.

     В 2005 году в Христиании была выпущена энциклопедия о том, что жители города знают лучше всего. Книга называется «Подробная энциклопедия легких наркотиков и марихуаны». До этого хиппи опубликовали фундаментальный труд под названием «Как не работать в Дании».

     

     Княжество провинции Хатт-Ривер


      Фермерам всегда жилось нелегко. Однако в 1969 году в Австралии у них начались действительно серьезные проблемы. Налоги на землю стали непосильными, да к тому же правительство ввело квоты на выращивание пшеницы. Земледельцы разорялись и один за другим продавали свои наделы.

      Однако некоторые все же пытались найти выход. Самым оригинальным, бесспорно, оказалось решение, примененное Леонардом Джорджем Кесли, не пожелавшим расставаться с землей, принадлежавшей его семье больше двухсот лет. 

      Британское право, как известно, строится на системе прецедентов. А потому здесь возможно провернуть практически все – стоит только найти лазейку в законах. И профессиональный юрист Кесли отыскал возможность абсолютно законно отделиться от остальной части континента и сформировать собственное правительство.

      21 апреля 1970 года фермерская семья отреклась от своей прежней родины, провозгласив создание независимого государства Хатт-Ривер. В тот же день Леонард Джордж Кесли провозгласил себя Его Королевским Высочеством принцем Леонардом.

      Новость распространилась мгновенно. И в новоиспеченное княжество тут же началось настоящее туристическое паломничество. Еще бы – интересно же посмотреть на 75-километровое княжество да и с монархом поболтать, благо, «Его Высочество старина Кесли» охотно идет на общение.

      Наблюдая такой ажиотаж в собственных угодьях, «Его Высочество» живо смекнул, что на виртуальной государственности можно заработать вполне реальные деньги. Толпы туристов днем и ночью пировали на зеленых холмах Хатт-Ривера, поглощая центнеры местной ягнятины и декалитры крепкого пива, сваренного по рецепту самого монарха.

      Правительство карликового государства решило ни в чем не уступать великим державам. На ферме не замедлила появиться собственная почта и даже паспортно-иммиграционная служба. В 1974 году княжество выпустило первые банкноты, а в 1976-м стало чеканить монету с портретом монарха. С валютными курсами глава семьи предпочел не мудрить и попросту привязал их к австралийскому доллару. При этом на территории государства хатт-риверскими деньгами действительно можно было расплачиваться.

      Монеты и марки сразу стали популярны у нумизматов. Иногда страна даже оставалась без собственной валюты, поскольку все имеющиеся дензнаки растаскивали на сувениры.

      «Мой монетный двор качает деньги, как высокодебитная нефтяная скважина», – гордо заявлял журналистам принц Леонард.

      Такая политика дала свои плоды: к 1979 году Хатт-Ривер отказался от чеканки простых разменных монет и наладил выпуск коллекционных экземпляров из драгоценных металлов. Причем отнюдь не кустарным способом: их стали заказывать на монетном дворе Нью-Куинсленд в США.

      К началу 80-х годов XX столетия бизнес венценосной особы настолько разросся, что для управления им пришлось пригласить профессионального финансиста. Занявший эту должность бизнесмен Кевин Гейл получил почетное звание регента княжества.

      Гейл оказался настоящим профессионалом: вскоре драгоценные монеты с профилем принца уже вовсю вращались на нумизматических рынках всего мира. Как следствие, росло и разнообразие монет независимого государства.

      Но, как это нередко случается, успешный бизнес породил повышенное внимание к нему со стороны финансовых органов мира.

      В 1995 году почтовая служба Соединенных Штатов по непонятным причинам подала иск с требованием запретить рекламировать марки и монеты княжества на территории США, поскольку денежные знаки «непризнанного правительством США мини-государства не являются законным платежным средством». Как это ни странно, суд поддержал иск.

      В результате монетный двор вынужден был прекратить выпуск денег Княжества Хатт-Ривер. Небольшую партию монет номиналом в 100 долларов США отчеканили только по случаю 30-летия провозглашения независимости – и не где-нибудь, а на Государственном монетном дворе Австралии. С тех пор новых монет не появлялось, что, впрочем, только повысило коллекционную ценность старых.

      Сегодня княжество-провинция готовится с помпой отпраздновать свое 40-летие. Приглашения уже разосланы почти во все страны мира. По неофициальной информации, на праздничный банкет приглашена даже королева Елизавета вместе с принцами.

      А Его Королевское Высочество принц Леонард Джордж Кесли продолжает здравствовать и заботиться о процветания отвоеванного им некогда у британской короны кусочка свободы.

     У каждой страны – свои государственные тайны. Хатт-Риверцы свято хранят свой секрет – эксклюзивный рецепт местного пива. Здесь его ценность приравнивается по важности к гербу и флагу.

     В 1988 году правительство Хатт-Ривер объявило о создании собственного военно-морского флота. Правда, численность и общий тоннаж кораблей неизвестны – возможно, это еще одна государственная тайна.

     Хатт-Ривер – единственное из виртуальных государств, отчасти признанное мировым сообществом. В нескольких странах, например в Кот-д’Ивуаре, есть его консульские учреждения и спецпредставители. А недавно принц Леонард подал заявку на получение его страной статуса наблюдателя при ООН.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!