ПУТЕШЕСТВИЕ К МАКОВКЕ ЗЕМЛИ. ГДЕ МОЖЕТ НАЧАТЬСЯ ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ
Июнь 2009
Вернуться к номеру >>

Раздел: Политика
Теги: политика, экономика, ресурс, война, Антарктида



Горячие споры о судьбе арктического шельфа, баснословно богатого разнообразными полезными ископаемыми, продолжаются уже не первый месяц. Дипломаты спорят до хрипоты, юристы ищут лазейки в международных соглашениях, а военные спешно наращивают «мускулы».

До 15 мая все желающие вступить в Арктический договор должны были подать заявки в офис ООН. Желающих набралось множество. Заявку от Дании или Норвегии ждали все. Но аналогичный документ от Австралии, находящейся в другом полушарии, несколько удивил общественность.

 

Господин Пири, покоритель Северного полюса, и господин Амундсен, первым достигший полюса Южного, вероятно, очень удивились бы. Они и представить не могли, какие страсти разгорятся над крайними точками Земли в начале ХХI века. Еще 30–40 лет назад полярная экспедиция воспринималась обывателем как трудное и, в общем-то, бесполезное приключение в туманных научных целях. Зато сегодня… Стоило российским ученым установить на дне Северного Ледовитого океана флаг, и тут же весь мир встал на уши. Раньше по обоим полюсам что ни год этих флагов втыкали без счета и никого сие не волновало. А тут на тебе.

Да, мир лихорадит. Финансовый кризис грозит смениться энергетическим, а потом и водным, и потому некоторые, как говорится, немножко сошли с ума. И все-таки давайте разберемся, чем же так ценны оба полюса для их возможных владельцев…

 

Давайте разберемся

 

Кому принадлежат полюса? Северный, в частности. Ответ на наш вопрос – никому. Дело в том, что международное законодательство четко определяет его как нейтральную территорию. Пять основных претендентов на богатства севера – это государства, имеющие территории внутри полярного круга: Россия, Канада, Норвегия, США (ввиду того, что они владеют Аляской) и Дания (ей принадлежит Гренландия). Но пока все пятеро имеют право лишь на территорию в 200 морских миль, прилегающую к их сухопутным границам.

Помимо лидеров гонки есть еще и несколько аутсайдеров. Исландия аргументирует свои претензии тем, что северная оконечность принадлежащего ей острова Гримси находится на границе полярного круга. Швеция требует принять во внимание тот факт, что многие географические открытия в Арктике были совершены викингами. А Финляндия никаких особых аргументов не приводит. Ей просто хочется оторвать свой кусок и точка.

Конвенция ООН по морскому праву позволяет расширить зону морского влияния еще на 200 миль. Но сделать это могут только страны, ратифицировавшие соответствующий документ не менее 10 лет назад. И тут начинается веселье. Норвегия ратифицировала Конвенцию в 1996 году, Россия – в 1997-м, Канада – в 2003-м, Дания – в 2004-м. А вот США как бы присоединились к Конвенции в 1994 году, а потом Сенат взял и отказался ее ратифицировать – дескать, документ ограничивает суверенитет страны. Вот и получается, что официально попытаться расширить зону влияния могут только Норвегия и Россия.

С Антарктидой дело обстоит похожим образом. Пока она тоже не принадлежит никому. Хотя претендентов хватает – Австралия, Франция, Норвегия, Новая Зеландия, Аргентина, Чили и Великобритания. Причем последние трое претендуют не на какие-то абстрактные земли, а на территории друг друга.

 

 

Как покоряли Северный полюс

Единственное, что доподлинно известно – полюс покорили в апреле. Но какого числа и в каком году, а главное, кто – до сих пор не ясно. Претендентов двое: Пири и Кук. За Пири первенство признано официально, он побывал на маковке земли 6 апреля 1909 года. Кук утверждал, что сделал это годом ранее – 21 апреля 1908-го. И толком опровергнуть его никто не может до сих пор.

Они познакомились в 1891 году. Пири был уже знаменит, Кук попросился с нему в экспедицию и был принят. Надо сказать, что Пири весьма неплохо относился к своему новому товарищу: «Доктору Куку мы обязаны тем, что среди членов нашей экспедиции почти не было заболеваний. Я не могу не отдать должное его профессиональному умению, неизменному терпению и хладнокровию в критические моменты… Он всегда был полезным и неутомимым работником». Столь лестное мнение не помешало полярнику вдрызг рассориться с доктором. Дальше каждый из них действовал самостоятельно.

Для того чтобы добраться до цели, Пири разработал специальную систему (ее используют до сих пор). Суть ее в том, что продукты доставляются вперед челночным методом. Небольшой отряд отвозит их как можно дальше вперед, строит там дом-иглу изо льда и возвращается обратно на базу. Последний рывок совершает совсем маленький отряд. Чтобы не делить славу с компаньонами, в упряжку, которая должна была дойти до полюса, Пири взял только своего слугу-мулата Мэтью Хенсона и четырех эскимосов. «Полюс – цель всей моей жизни, – объяснит потом Пири, – И поэтому я не считал, что достижение этой цели я должен делить с человеком, может быть, способным и достойным, но еще молодым и посвятившим этому всего несколько лет жизни. Честно говоря, мне кажется, он не имеет тех же прав, что я».

Кук был гораздо скромнее. На экспедицию денег ему дал некий Джон Брэдли, желавший просто поохотиться на морозе. 6 марта 1908 года с промежуточной станции на острове Аксель-Хейберг Кук с двумя эскимосами на паре нарт, запряженных 26 собаками, выступил на север. По его расчетам, 21 апреля он вышел к самой северной точке планеты.

После возвращения Пири и заявления Кука разгорелся нешуточный скандал. За Пири стояли богачи из Арктического клуба, главой которого он являлся, и сам президент, а Кук был один. Неудивительно, что первенство признали за Пири. Но самое обидное в этой истории, что под сомнение поставили вообще все заслуги Кука. Например, покорение Мак-Кинли – высочайшей вершины Северной Америки.

И главное – сегодня невозможно доказать, кто был первым.

 

Мы делили апельсин: много нас – а он один

 

Что же делать? Как несчастным акулам мирового капитализма оттяпать безнаказанно еще один кусок? Вариантов много. Из вышесказанного, например, следует: Россия и Норвегия могут попытаться удвоить свою зону влияния уже сейчас. Причем сделать это, так сказать, сохранив лицо – в рамках международного законодательства. Остальные, де-юре, должны подождать, а США и вовсе для начала получить право на ожидание.

Но хорошо известно, что де-юре и де-факто – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. И уж кто-кто, а, скажем, Белый дом особой терпеливостью никогда не отличался. Север для него был особо ценен еще в далекие времена холодной войны. Тогда американским президентам в кошмарах снились советские атомные подлодки, всплывающие в гавани Нью-Йорка. Так что в нынешнем дележе США своего не упустят. Остальные страны – участницы «операции Север» тоже приготовились к схватке и даже придумали кучу уловок.

Существует одна юридическая тонкость, связанная с геологией. Приготовьтесь, сейчас в нашем повествовании появится научный термин – шельф. Этот самый термин за последние два года набил оскомину всем, интересующимся «полярным вопросом». Что это такое? «Шельф (англ. shelf) – это выровненная область подводной окраины материка, примыкающая к суше и характеризующаяся общим с ней геологическим строением». Если государству удастся доказать, что шельф является продолжением его территории, то зона влияния страны может быть расширена в пределах этого самого шельфа.

Естественно, все сразу ринулись искать национальное достояние на дне океана. Россия, например, тут же подала заявку в ООН, требуя признать за ней кусок морского дна. Комиссия посовещалась и признала подобные претензии необоснованными. Это, правда, не помешало ученым во главе с Артуром Чилингаровым установить под водой в районе полюса российский триколор.

Остальные претенденты тут же взвились на дыбы. «Установление российского флага на Северном полюсе в юридическом смысле имеет очень мало смысла, – заявил Дуглас Брубейкер, исследователь норвежского Института Фритьофа Нансена. – Это больше символическое действие. Россия уже подавала заявку на шельф в ООН, и та была отклонена. Сейчас Москва готовит новую заявку».

Путин попытался сгладить ситуацию: «Мы защищаем свои интересы, хотим доказать наши права, собираем доказательства для открытого и предметного диалога на этот счет, и будем действовать и дальше так в рамках существующих международных процедур». Дескать, флаг флагом, но работать будем по закону. Правда, это никого не успокоило. Канада, например, тут же удвоила расходы на изучение Севера. Только на картографическую их часть будет потрачено 40 млрд. долларов.

А пока ученые бодаются и ползают по океаническому дну, политики предложили свои варианты раздела Севера – по средней линии и секторный. Первый заключается вот в чем: на мысленно проведенную кратчайшую линию от Исландии до Берингова пролива проецируются крайние точки границ стран-конкурентов. Второй – когда от тех же самых крайних точек граница тянется к Северному полюсу.

Первый вариант активно проталкивают Дания и Канада. Дания в этом случае получает огромный кусок Арктики, а Канада сумеет потеснить на севере США. Вполне вероятно, что за этот же вариант выскажется Евросоюз: Дания его непосредственный член, а Канада традиционно входит в Британское содружество и формально до сих пор является вотчиной английской королевы.

Второй вариант неплох для США и России. При таком раскладе русский сектор будет достаточно велик, а Америка, соответственно, потеснит Канаду. Как ни странно, в кои-то веки у двух заклятых друзей появилось поле для объединения усилий.

А что с Антарктидой? А с Антарктидой все проще. Пока действует Антарктический Договор, подписанный в 1959 году и признающий «шестой континент» зоной мира и международного сотрудничества, делить как бы нечего. Но вот когда припрет...

 

Сейчас в Антарктиде действуют 45 круглогодичных научных станций из 28 стран, временное население колеблется от 4 тыс. человек летом до 1 тыс. человек зимой

 

Битва за Антарктиду

Считается, что шестой материк открыли в 1820 году члены Первой русской антарктической экспедиции под руководством Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена и Михаила Петровича Лазарева. Так ли это? Бог его знает. Есть версия, что археологи обнаружили на ледяном материке вещи, датируемые 1700 годом.

С покорением Южного полюса все еще хуже. Кто первым установил флаг отлично известно – норвежец Амундсен. Он опередил своего конкурента Скотта на 33 дня. Но! Англичане за ним победы не признали. Дескать, выиграл он неспортивно, за него все сделали собаки. За них даже был поднят первый тост, когда норвежца пришлось сделать почетным членом Королевского географического общества. Вдобавок отмечают, что Амундсен совершил фальстарт, начав свою экспедицию в октябре, тогда как английский конкурент выступил только в ноябре.

Как это ни смешно, но до сего дня в Великобритании первым покорителем полюса считается Скотт. Единственное, на что согласились британцы, так это повторить состязание. Но на этот раз по четким правилам: одинаковая амуниция, одновременный старт, в общем, эдакий ледяной бег с препятствиями. И тем не менее, их вызов был принят. Так что посмотрим, кто кого...

 

Собственно, примеры уже были. Во время правления Пиночета Чили, несмотря на все договоренности, объявила Антарктиду своей. В ответ так же поступило аргентинское правительство. До войны дело не дошло. Просто велась политическая игра. А вот когда действительно встанет вопрос жизни и смерти… Ну, или больших денег, что для многих одно и тоже… В общем, тогда объявить свои права на ледяной континент может и кое-кто посерьезнее.

Пока же дело обстоит так. В октябре 2007 года Великобритания заявила претензии на 1 млн. кв. км южного континента – это 1/14 часть всего материка. Австралия считает своей, по некоторым данным, ни много ни мало половину Антарктиды. Эксперт по Австралии и Океании Николай Мишутушкин, правда, уточняет: «Реальные требования Канберры простираются лишь на треть территории Антарктиды, и этого она последовательно добивается с 1933 года. Разумеется, что подобные аппетиты в таком объеме удовлетворены не будут – слишком много других претендентов. Однако нет сомнений, что при дележе Антарктиды Австралия свою немалую долю «южного пирога» получит, заручившись поддержкой тех же США. Тем более что это единственная развитая страна в мире, по сути, соседствующая с ледяным континентом, и это облегчает приобретение куска пожирнее».

Но, так или иначе, уже сейчас Австралия схватилась «в рукопашную» с французами, которые считают своей Землю Адели. Великобритания, Чили и Аргентина претендуют практически на одну и ту же территорию, включающую Антарктический полуостров и Южные Шетландские острова.

Япония тоже хочет получить свой кусочек ледяного счастья. И мотивирует это просто: разведанные на шестом континенте месторождения газа залегают настолько глубоко, что никто, кроме «самураев», пока не располагает технологиями для их добычи. То есть позиция Страны восходящего солнца выглядит так: «Вам это надо? Нет? Ну тогда я возьму».

Естественно, в эту свару не могли не влезть США и Россия. Правда, активной позиции они пока не занимают, но уже заявили, что при желании тоже могут претендовать на часть материка. Поскольку имеют здесь научные станции, а следовательно, и своих граждан.

Кстати, всем желающим приходится торопиться с реализацией своих претензий. Ведь это пока стран-претендентов относительно немного. Где гарантия, что к дележу пирога не решат присоединиться другие государства? В конце концов, планета у нас общая и ни у кого нет никаких эксклюзивных прав на нейтральные ее части.

 

В преддверии большой войны

 

Пока большая игра в Арктике еще не началась. Но уже идет мышиная возня, каждый пытается утащить у соседа какой-нибудь небольшой северный кусок послаще. Вот, к примеру, остров Ханс Айленд находится возле северо-западного побережья Гренландии и указан только на очень подробных географических картах. Он абсолютно необитаем. Разве что эскимосские рыбаки иногда используют его для стоянки. Так вот, датчане считают, что остров был открыт викингами, но главное – ближе расположен к их родной «гренландщине», а потому должен принадлежать им, а не канадцам. Канада тянет одеяло на себя, крича, что над этим клочком суши должен развеваться кленовый лист, потому как канадцы – наследники англичан в этих широтах. Действительно, в незапамятные времена Ханс Айленд принадлежал английской короне, но история эта темная и запутанная. В те времена остров никому был и даром не нужен – про него просто забыли. А тут вдруг, уже в наше время, такие страсти.

В 1984 году датский министр по делам Гренландии высадился на спорной территории. Делал он это, вероятно, очень аккуратно. Потому как боялся, что вожделенный клочок суши, ввиду микроскопических размеров, прилипнет к его подошве и уедет с ним в Данию. Даже специально привезенный флаг будет воткнуть некуда. Так вот, министр огляделся по сторонам, приподнял левую ногу и воткнул на ее место датский флажок, предварительно закопав под ним бутылку бренди и записку: «Добро пожаловать на датский остров!»

А в конце 2002 года потомки грозных морских завоевателей отправили к Ханс Айленду сторожевой корабль. Это вызвало весьма нервную реакцию в Оттаве, но на ответные действия там решились не сразу. Лишь в 2005 году канадский министр обороны тоже приплыл на остров. Правда, в данном случае дело ограничилось установкой флага. Бренди высокий гость закапывать не стал. Выпил, видать, сам, чтобы согреться.

Этот демарш вызвал возмущение с датской стороны (в смысле, что флаг воткнул, а не что бутылки не оставил). Через океан полетели ноты протеста, поднялся жуткий шум. А в 2006-м по датчанам был нанесен страшный удар. Канадский историк Кенн Харпер сумел доказать, что остров открыли никакие не викинги, а американцы в 1871 году. Правда, своей стране исследователь также оказал медвежью услугу. Сейчас в спор за остров могут влезть США.

А это будет неуместно, ведь США и Канада и так не могут поделить северные территории. Спор идет из-за так называемого Северо-Западного прохода – морского пути, который прилегает к северной оконечности Канады и вьется между принадлежащих ей мелких островов. Когда Амундсен открыл этот путь, пробраться там мог разве что ледокол. Ну и понятно, что никто на такой «проход» внимания не обратил.

Но прошли годы. Среднегодовая температура на планете повысилась. Лед подтаял. И в 2007 году было объявлено, что отныне это место является судоходным. Канада тут же объявила сей морской путь своей собственностью. Он проходит в непосредственной ее близости, а иногда и вовсе по территории страны.

Вот только США с этим не согласны. Они требуют признания вод Северо-Западного прохода нейтральными. Говорят, что дело тут не только в торговле. Под арктическими льдами неплохо прятать подводные лодки с ядерным оружием на борту. В годы холодной войны враждующие стороны так и поступали.

Есть проблемы и у Норвегии с Россией. Камень преткновения – морская граница между Шпицбергеном и Новой Землей. До 1920 года архипелаг Шпицберген считался ничейным. Естественно, рано или поздно у него должен был найтись хозяин – им стала Норвегия. К тому времени на островах жили все кому не лень. В том числе и русское поселение. И хотя право на архипелаг было признано за одной страной, использовать его могли и остальные участники договора. К слову, на сегодняшний день их 50 штук. Договор превратил острова в демилитаризованную зону и запретил на них создание каких-либо укреплений.

В 1977 году Осло вводит вокруг Шпицбергена 200-мильную охранную зону и запрещает в ней ведение какой-либо хозяйственной деятельности другим странам. Официальный предлог – охрана природы. Но все прекрасно понимают, что на самом деле потомки викингов решили наложить свою лапу на рыбный промысел в районе архипелага. Тогда российские рыбаки совершают диверсию. Они отлавливают огромное количество молодняка трески, чтобы лишить норвежские сети улова, когда начнется сезон. Об экологических последствиях никто, естественно, не задумывается.

Подобная форма протеста вынуждает Осло несколько смягчить позицию. Тем не менее, инцидент не исчерпан. Очень многие страны – участницы договора, и в первую очередь Россия, считают, что их экономические интересы ущемлены. Одобряют действия Норвегии только Канада и Финляндия, поскольку не ведут промысла в этих водах.

Как это ни удивительно, в свару за Арктику удалось влезть даже Британии. Она пытается оттяпать у Дании и Исландии... скалу Роколл. Это вершина потухшего вулкана, торчащая над водой. Ее высота – 23 м, а диаметр – 27 м. Но зато скала находится внутри полярного круга, а значит, дает право вступить в войну за Северный полюс.

С Антарктидой все не менее интересно. Глядя на интриги вокруг шестого континента, не устаешь удивляться гибкости человеческого ума и тому, на что может толкнуть жадность. Еще в 80-е годы прошлого века Великобритания, Новая Зеландия, Чили и Аргентина объявили о своем суверенитете над несколькими антарктическими островами. Для чего нужны эти куски льда? Очень просто. Помните, мы рассказывали о двухсотмильной экономической зоне? Так вот, эта самая зона вокруг ледяных островов, по расчету владельцев, расширяла их права на весь континент.

В отличие от Северного полюса, первая война за Южный уже произошла. Мы имеем в виду конфликт на Фолклендских островах. Аргентина давно уже точила зубы на засевших здесь англичан. И вот 2 апреля 1982 года аргентинский десант без объявления войны атаковал базировавшийся на Фолклендах небольшой гарнизон английской морской пехоты и заставил его сдаться.

В ответ Королевские ВМС блокировали архипелаг. Снять блокаду Аргентина пыталась при помощи авиации. Но из-за дальнего перелета топлива у самолетов оставалось мало – авиация оказалась неэффективной. Тем временем Британия захватила лежащий недалеко от Фолклендов остров Южная Георгия и, используя его как плацдарм для дальнейших военных действий, взялась за неприятеля всерьез.

2 мая английская подводная лодка уничтожила аргентинский крейсер «Генерал Бельграно», в результате чего погибло 323 человека. Аргентина ответила ударом возмездия. На ее вооружении стояли штурмовики «Супер Этандар» с новейшими противокорабельными ракетами «Экзосет». Ракет этих было, правда, всего пять, но одна из них запомнилась Королевским ВМС надолго. 4 мая ею был потоплен эсминец «Шеффилд».

21 мая королевская морская пехота и парашютисты приступили к наземной операции. К 20 июня все было кончено. Великобритания полностью вернула себе контроль над островами.

Итог войны:

Потери Аргентины: 649 убитых, 11 313 взятых в плен, крейсер «Генерал Бельграно», 1 подводная лодка «Санта Фэ», 1 сторожевой катер «Ислас Мальвинас», десантный корабль «Сир Тристам», 4 фрахтовщика, 1 гражданское судно, использовавшееся для разведки.

Потери Великобритании: 258 человек убитых (включая 3 островитян), 2 фрегата, 2 эсминца, 1 контейнеровоз «Атлантик Конвейор», 1 десантный корабль, 1 десантный катер.

 

Очень холодная война

 

Неудивительно, что нынешнее противостояние тут же стали сравнивать с событиями 50–80-х годов прошлого века, окрещенными «холодной войной». Разумеется, политики и многочисленные эксперты натянуто улыбаются и рассуждают о северном сотрудничестве. Но невооруженным взглядом видно: все только ждут отмашки, чтобы откровенно вцепиться друг другу в глотки.

Дуглас Брубейкер, норвежский специалист в области юрисдикции Арктики, говорит: «Я был на семинаре в сентябре прошлого года, где обсуждались все эти проблемы: встречались делегаты западных стран, там был и один российский исследователь. И представитель норвежского командования сказал, что Осло не прогнозирует никаких серьезных конфликтов в Арктике, возможно, какие-то локальные». Нормально, да? «Возможны локальные конфликты». Не хотелось бы расстраивать уважаемого эксперта по северу, но большинство крупных войн начиналось из-за «локальных» конфликтов. Вот, скажем, британский аналитический центр «Jane’s Review» недавно выдал прогноз: война за Север начнется через 12 лет.

Да и кто судит о действиях государственных мужей по словам. Давайте будем анализировать факты. А они не-утешительны. Впервые после окончания холодной войны в 2007 году Россия возобновила полеты стратегических бомбардировщиков в район Северного полюса и походы боевых кораблей в Атлантику.

Канада экстренно открыла военный учебный центр в Резолют-Бей для подготовки солдат к ведению боевых действий в условиях низких температур. На острове Баффинова Земля строится глубоководный порт. В спешном порядке создается флот патрульных кораблей для охраны северных вод.

«Четыре из пяти сил, борющихся за Арктику, – члены НАТО, и мы должны быть уверены, что НАТО обладает желанием и возможностями, чтобы не допустить действий России в Арктике, идущих вразрез с международными соглашениями», – не скрывает своего мнения министр обороны «теневого кабинета» Великобритании Лайэм Фокс.

Теневым кабинетом в Англии еще с начала ХХ века называется комиссия из членов парламент-ской фракции, находящейся в оппозиции. Его задача – корректировать правительственный курс. Основной метод работы – критика действий правительства и внесение поправок к правительственным законопроектам.

В этом смысле борцам за Антарктику несколько проще. Территория шестого материка и воздушное пространство над ним просто-напросто объявлены демилитаризованной зоной. Сегодня многие предлагают поступить таким же образом и с территориями, находящимися за полярным кругом. Но пока реальных подвижек в этом направлении нет.

Корреспондент «The Daily Mail» Оуэн Мэтьюз попытался нарисовать картинку будущей войны за Север. Он обратил внимание – российский Северный флот и Второй и Третий флот ВМФ США, в зону ответственности которых входит Арктика, имеют на вооружении ракеты с ядерными боеголовками.

При этом Северный флот составляет около 2/3 всей российской морской мощи. А как утверждают многомудрые авторы учебников по военной стратегии, наибольшие силы сосредотачиваются на самом важном направлении. Кроме того, в составе этого формирования есть новые модернизированные подводные лодки и межконтинентальные ракеты «Булава», способные прорваться через противоракетный щит США.

Конечно, не надо думать, что беззащитные США дрожат от ужаса и ждут, пока их начнут лупить суперсовременным оружием. В состав Второго и Третьего штатовских флотов входит 7 авианосцев и 13 атомных подводных лодок. И каждая способна сотворить десятки Хиросим.

Так что если два титана сцепятся в схватке на ядерных кулаках – не поздоровится всему миру. Кстати, если они договорятся о Севере, всем опять же станет невесело. Потому что в военном конфликте тягаться с ними будет непросто.

 

А теперь самое интересное...

 

А в самом ли деле так важны оба полюса в энергетическом смысле? Тут есть две версии: ортодоксальная и альтернативная. Ортодоксальная выглядит так.

В недрах Антарктиды, а также на ее шельфе запасы нефти составляют 6,5 млрд. тонн, природного газа – более 4 трлн. кубометров. Тут же сосредоточено до 90% пресной воды. В прибрежных водах водится множество промысловых сортов рыбы, а по мере потепления климата часть морских обитателей будет смещаться к полюсам. И как только человечество научится все это добывать – сразу может приступать. Потому как пока все знают, где что лежит, но вот взять – руки коротки.

С Севером все еще интереснее.

На дне Северного Ледовитого океана располагается около 25% мировых запасов нефти и газа, а также богатые залежи алмазов, золота, платины, олова, марганца, никеля и свинца. Это данные ООН. Вот только все эти данные крайне приблизительные. Настоящая разведка полезных ископаемых не проводилась.

Более или менее изученной с помощью сейсмических съемок можно условно считать акваторию Баренцева моря и часть Карского. Но и тут бурение недр практически не велось, так что все прогнозы сродни гаданию на кофейной гуще.

По расчетам специалистов «Роснефти», для нормальной разведки на территории, принадлежащей России, необходимо до 2030 года потратить около 300 млрд. долларов. На освоение потребуется еще 1 трлн. Естественно, таких денег в условиях кризиса нет. Но самое главное, нет опыта и технологий для работы в подобных условиях. Причем не только у России.

Но и это не самое главное. Есть мнение, что матушка-природа может подложить политикам всех мастей огромную свинью. Сотрудник Российского института географии Николай Осокин, 45 лет занимающийся изучением арктических льдов, считает, что всемирное потепление может прекратиться. Ряд метеостанций в Восточной Сибири начиная с 1995 года регистрируют похолодание. Нынешний межледниковый период длится уже 11 тыс. лет – гораздо дольше, чем предыдущий. Так что ему давно пора закончиться.

И вот если это произойдет, о планах по освоению обоих полюсов можно забыть. Корка льда будет непрерывно расти, и добывать что-то станет крайне затруднительно. Опять же, появятся проблемы с судоходством. Так что не рано ли начали делить шкуру полярного медведя?

А вот директор российского Института энергетической политики Владимир Милов (бывший заместитель министра энергетики РФ) придерживается альтернативной точки зрения. Он считает, что на территориях, за которые схватились северные монстры, никакой нефти быть не может: «В любом учебнике по нефтегазовой геологии написано, что основные океанские нефтегазовые залежи сосредоточены на окраинах континентов, то есть в пределах того самого континентального шельфа, который, согласно Конвенции ООН по морскому праву, и так принадлежит России. Глубоководные равнины океанических котловин глубиной 2500–5000 км и срединно-океанические хребты геологи считают заведомо лишенными промышленных залежей нефти и газа – такова геологическая специфика образования нефтегазовых отложений». При этом глубины океана в спорной зоне составляют в среднем 3000 м. То есть, являются пустышками.

«Все перспективные, по оценкам специалистов, запасы нефти и газа находятся в пределах континентального шельфа прибрежных государств и территорий Арктики – России, Канады, Норвегии, Гренландии, США. Права на эти ресурсы и так уже законно принадлежат соответствующим странам согласно Конвенции ООН по морскому праву», – добавляет эксперт.

 

 

 

 





Спешите подписаться на журнал “Планета”!