«ПИНКИ» И ПИНКЕРТОН
Май 2009
Вернуться к номеру >>

Автор: Андрей Медведев
Раздел: Лабиринт
Теги: криминал, война, история, персоналии, США



«Мы никогда не спим»

Девиз сыскного агентства Пинкертона

 

Шерлок Холмс, Эркюль Пуаро, мисс Марпл, майор Пронин, Ниро Вульф, комиссар Мегре… «Книжных» сыщиков, популярных в разных странах и в разное время, превеликое множество. Бойкая английская пенсионерка и бельгиец с закрученными усиками пользовались особенным «спросом» в 70-е, джентльмен с Бейкер-Стрит 221-б – во все времена. А вот в первой трети ХХ века особую славу снискал Нат Пинкертон. Первая книга о его похождениях, «Заговор преступников», была издана в России более ста лет назад. Бравый Нат не упускал своих противников, преследуя их на поезде, конке, трамвае. Позднее – на автомобилях, мотоциклах, самолетах. И по законам жанра из всех схваток выходил победителем. Популярность этого персонажа была настолько высока, что вскоре всех, имеющих хоть какое-то отношение к «благородному делу сыска», в России начали называть «Пинкертонами».

В отличие от своих «коллег по книжной полке», Нат Пинкертон имел реального прототипа – американского частного сыщика Алана Натаниэля Пинкертона. Впрочем, как и со многими другими выдающимися людьми этой страны, в случае с Пинкертоном непонятно, кем его считать – то ли американцем по месту жительства, то ли шотландцем по месту рождения.

Кто же он, человек, который «никогда не спит», дважды спасший президента Линкольна, искоренивший «ганфайтеров» Дикого Запада – и совершивший многое-многое другое?..

 

Дело №1.

В стране вереска

 

Наш герой родился в Глазго в 1819 году. Его можно считать потомственным сыщиком – отец мальчика Уильям Пинкертон был сержантом английской полиции. Вот только будущий частный детектив в те годы и не мыслил о подобной карьере. Вместе со сверстниками он предпочитал прогуливать уроки, шатаясь по городу и его окрестностям. Они больше задумывались о веселом времяпрепровождении, а не о будущей профессии.

К тому же пример отца должен был навсегда отвадить Алана от «службы закону». Уильям за годы работы в полиции не получил ничего, кроме многочисленных ранений. Последнее, полученное во время разгона политической демонстрации, оказалось настолько тяжелым, что Пинкертон-старший вынужден был уйти в отставку. В 1827 году он умер, оставив семью без средств к существованию. Чтобы как-то свести концы с концами, восьмилетний Алан пошел в ученики к бондарю. Именно изготовление бочек и стало его основной профессией на следующие 15 лет.

В молодости будущий сыщик увлекся политикой и примкнул к движению чартистов. В то время он скорее являлся объектом интереса правоохранительных органов, а не их сотрудником. По крайней мере, агитационная деятельность Пинкертона вызывала повышенное внимание у сотрудников полиции. Их интерес был настолько велик, что в марте 1842 года, сразу же после женитьбы на некоей Джоан Кэрфри, двадцатитрехлетний агитатор решил покинуть страну. «Свадебным путешествием» молодой четы стал «круиз» из Глазго в Америку. С билетами в один конец. Так из Англии выехал Алан Пинкертон – политический преступник.

«Медовым месяцем» этот вояж назвать сложно. Корабль, на котором плыла чета Пинкертонов, потерпел крушение у рифов Новой Шотландии. Спасшихся молодоженов ограбили индейцы. Без малейших сбережений они с большим трудом добрались до Чикаго. Так в Штаты приехал Пинкертон. Нет, не сыщик – бондарь. Сыщиком он стал намного позже.

Рост городов, в первую очередь бедных кварталов и рабочих окраин, привел к созданию в Великобритании профессиональной полиции. Военные патрули не могли гоняться за преступниками и эффективно поддерживать порядок в «каменных джунглях». Еще одной причиной стало рабочее движение и – как одна из его форм – массовые шествия и манифестации. А привлечение военных всегда заканчивалось стрельбой и трупами. Лондонские «бобби» с их дубинками и высокими касками, ставшими «визитной карточкой» английской полиции, создавались именно для борьбы с беспорядками. Кстати, огнестрельное оружие британским стражам порядка долгое время не полагалось.

«Новшество» переняли по обе стороны океана. Во Франции появились «фараоны», как прозвали в этой стране жандармов, в России – городовые… Появилась полиция и в США. Однако в борьбе с преступниками «бобби» и их коллеги в других странах продемонстрировали полную беспомощность. До следователей и правильно поставленной сыскной работы было еще как до Луны. Констебли, жандармы и городовые просто патрулировали улицы, наблюдая за порядком. Кроме того, первые полицейские подразделения были очень малочисленны. Так, например, крупнейшее в США чикагское отделение насчитывало в своих рядах всего... 12 человек.

 

Дело №2.

Бондарь-детектив

 

Чета Пинкертонов поселилась в небольшом городке Данди неподалеку от Чикаго. На жизнь Алан зарабатывал своим основным ремеслом – делал бочки. Дела шли неплохо, качество продукции было на высоте, цены – низкими. Вскоре Пинкертон открывает собственное дело. Однако мятежной шотландской натуре Алана возня с бочками казалась слишком скучной. Он примкнул к движению аболиционистов (так называли борцов против рабства) и участвовал в переправке беглых рабов в Канаду. Созданную его товарищами цепочку явочных квартир, позволявшую чернокожим беглецам перебираться из Южных Штатов на север, называли «подземной железной дорогой».

Тем не менее, Алан Пинкертон так бы и остался безвестным бондарем (или стал «королем бочек и баков»), если бы в один прекрасный день не столкнулся с бандой фальшивомонетчиков.

Надо сказать, что в середине XIX века практически вся страна, называемая сейчас Соединенными Штатами Америки, жила «вне закона». Малочисленная полиция существовала только в крупных городах. Выборные «шерифы», не имевшие никакой профессиональной подготовки, не справлялись со своими обязанностями. На пост «хранителя порядка» часто попадали бывшие преступники и прочие проходимцы. Тот, кто еще вчера грабил дилижансы и воровал скот, завтра вполне мог повесить на свой жилет пресловутую «звезду». В этой ситуации рядовым гражданам оставалось рассчитывать только на свои силы.

 

Неизвестные купили у Алана большую партию его товара – и щедро заплатили. Однако Пинкертон обнаружил, что все деньги – до последнего доллара – были фальшивыми! Мошенники нанесли удар по «финансовому благополучию» семьи Пинкертонов и многих других жителей Данди, а шериф бездействовал. Фальшивомонетчиков передал в руки закона Алан Пинкертон.

Бродя в окрестностях городка, Алан обнаружил свежее кострище и человеческие следы. То ли из любопытства, то ли по какому-то наитию Пинкертон решил выследить неизвестных. День наблюдения за брошенной стоянкой ничего не дал, но на следующую ночь Алан заметил на этом месте группу людей – и узнал своих нечистых на руку покупателей. На следующую ночь он привел на место стоянки шерифа и даже помог тому в задержании преступников. В глазах простодушных местных жителей бондарь превратился чуть ли не в короля сыска. Поэтому когда выяснилось, что задержанные преступники являются только частью банды, «бизнесмены» из Данди предложили Алану за солидное вознаграждение отловить остальных. Пинкертон взялся за дело и вскоре нашел фальшивомонетчиков в одной из чикагских гостиниц. Слава о смекалистом бондаре прокатилась по всему штату, и Алан, забросив свои бочки, принялся за работу детектива. Удивительно, но не получивший даже начального образования полуграмотный шотландский эмигрант блестяще с этим справлялся.

Хотя чему здесь удивляться! «Криминальная хроника» тех лет показывает, что американские преступники не задумывались о планировании, конспирации, а зачастую и не скрывали своих деяний. Ловкому и наблюдательному человеку, которым без сомнения был Алан Пинкертон, вывести их на чистую воду оказалось несложно.

Как бы то ни было, в короткий срок Алан раскрыл несколько громких преступлений. В 1846 году он стал шерифом графства Кейн, а позже – графства Кук. Его привлекают на помощь и в правительственные органы – почтовую службу и министерство финансов.

 

Большинство крупных преступных банд, терроризировавших запад США в 60–70 годы прошлого века, были ликвидированы без всякого вмешательства «правоохранительных органов». Обычные граждане перестреляли людей Джесси Джеймса в Нортфилде, Сэма Баса в Раунд-Роке, уничтожили банду Далтонов в Коффейвилле… Многие «великие бандиты Запада», воспетые авторами вестернов, пали от рук вооруженных дробовиками разъяренных местных жителей. 

 

Дело №3. «Пинки»

 

Около 1848 года Пинкетон с семьей переехал в Чикаго, где стал первым полицейским детективом. Однако работа быстро разочаровала Алана. С одной стороны, она напоминала сизифов труд. «Стражи закона» в разных штатах не только не поддерживали друг с другом какой-либо связи, но зачастую соперничали. Многие не гнушались брать «мзду» с преступников, а некоторые даже «крышевали» банды. Единого судебного аппарата в США тоже не существовало. В таких условиях преступнику часто достаточно было пересечь границу штата, чтобы чувствовать себя в полной безопасности.

 

С другой стороны, Пинкертона подводили самолюбие, нежелание подчинятся кому-либо, чрезмерные амбиции. Кроме того, частным сыском он зарабатывал гораздо больше. В 1850 году детектив уходит в отставку и вместе с бывшим сослуживцем открывает частное сыскное бюро «The North-Western Police Agency» (Северо-западное полицейское агентство). Через два года он расстается с партнером. Причина – все те же неуемные амбиции. В 1825 году Алан открывает собственное агентство, ставшее всемирно известным – «The Pinkerton National Detective Agency» (Национальное детективное агентство Пинкертона). В его состав входило тогда всего одиннадцать человек – не считая самого хозяина.

Требования к сотрудникам детектив выдвигал строгие: агенты должны быть молоды, здоровы, сильны, иметь «светлые головы и железные кулаки». Им запрещалось играть в азартные игры, сквернословить и использовать жаргонные словечки. Склонных к злоупотреблению алкоголем и табаком «просили не беспокоится». Для своего детища Пинкертон выбрал эмблему в виде всевидящего ока и девиз «Мы никогда не спим». Первые дела агентства, как и дебют его шефа, были связаны с поимкой фальшивомонетчиков, однако вскоре их диапазон расширился и агентство приобрело широкую известность. Именно тогда к сотрудникам приклеилось прозвище «пинки».

«Пинки» занимались сопровождением грузов и почты – в те годы нападения на поезда в США были нормой. Почтовые и железнодорожные компании охотно обращались за помощью к Пинкертону. А вскоре агентство взяло на себя и расследование подобных ограблений. Чуть позже в сферу внимания «неспящих» попала ловля беглых преступников и расследования краж.

«Контора» Алана Пинкертона была не первым в Штатах детективным агентством, но уже к началу шестидесятых годов оставила своих конкурентов далеко позади. В первую очередь – из-за неукоснительного выполнения следующих правил:

- Репутация агентства должна быть безупречна.

- Услуги оказываются в любое время и в любом месте.

- Каждый сотрудник – профессионал своего дела.

- Цена за услуги – стабильна и унифицирована.

- Агентство не занимается бракоразводными процессами.

- Агентство идет в ногу со временем.

Для того чтобы быть «в любое время в любом месте», «пинкам» пришлось расширять штат. Кроме детективов «центрального офиса» Алан Пинкертон набрал большое количество внештатных сотрудников. К семидесятым годам их можно было встретить во многих городах США. Они спокойно занимались своей основной работой, держа глаза и уши открытыми и регулярно передавая информацию «наверх». Пинкертон платил наблюдателям небольшое ежемесячное содержание. Если же на «подотчетной территории» происходило что-то, привлекшее внимание команды «пинков», законспирированный агент получал полную заработную плату и приступал к расследованию. Впоследствии такой прием, получивший название «работа под прикрытием», начала использовать и полиция.

Заботясь о профессионализме и безупречной репутации, Пинкертон заставлял своих парней вести настоящие расследования, составлять протоколы, дела и картотеки. Каждый шаг «пинка» вносился в отчет. Информация постоянно обрабатывалась и обобщалась.

Сотрудники «The Pinkerton National Detective Agency» впервые в США создали картотеку преступников – с портретами, а позже с фотографиями. Американский преступный мир был условно поделен в ней на четыре категории – «налетчики», «мошенники», «карманники» и «воры».

     

Эмблема «пинков» – «Всевидящее око» – стала настолько знаменита, что в США с тех времен всех без исключения частных детективов принято называть «private eye» («частный глаз»).

Именно созданная «пинками» картотека позволяла расклеивать по всей стране листовки с портретами преступников, указанием вознаграждения и броской надписью «разыскивается», знакомые нам по «вестернам». Так делают и сейчас, добавилась только приписка: «вознаграждение и анонимность гарантируется».

Кроме картотеки преступников «The Pinkerton National Detective Agency» собрало впечатляющую коллекцию огнестрельного оружия и издало первый в Соединенных Штатах словарь уголовных жаргонизмов – «блатной фени».

И, наконец, Пинкертон первый начал приглашать на службу женщин – почти за сорок лет до появления в американской полиции первой леди-детектива.

 

В 1856 году к Алану Пинкертону явилась молодая бездетная вдова по имени Кейт Уорон и… предложила свои услуги в качестве сыщика. Отойдя от шока, Алан порекомендовал женщине заняться более привычными для леди делами. Но дама продемонстрировала редкую настойчивость. В конце концов Пинкертон принял ее на работу. А вскоре миссис Уорон доказала, что женщина-сыщик не только не уступает мужчинам, но и превосходит их. К середине 60-х годов она стала лучшим сотрудником агентства, а еще через несколько лет даже возглавила специальное подразделение женщин-«пинков». «Девочки» миссис Уорон добывали информацию там, где пасовали детективы-мужчины – в присутствии симпатичной леди преступники сходу распускали хвосты и начинали болтать языками.

 

Среди раскрытых Пинкертоном дел были разные.

Однажды, около 1850 года, бостонские предприниматели обратились к знаменитому сыщику с необычной просьбой – разобраться с ростом количества болезней среди их рабочих. Дело в том, что в те годы в США вошел в обиход «лист о временной нетрудоспособности». «Впереди планеты всей» здесь был Бостон. А точнее один из тамошних врачей, Герольд Хольц. Он первый додумался выписывать своим пациентам записки, где указывались продолжительность и характер болезни. Конечно, тогда «больничные листы» не оплачивались. Но работник мог хотя бы рассчитывать, что его не выгонят за прогулы.

Так вот, «буржуи» Бостона заподозрили, что доктор Хольц за «долю малую» дает фиктивные записки, и попросили Пинкертона это проверить. Тот под видом рабочего пробрался на прием к «доброму доктору» и купил себе право на отгул по болезни. Герольд Хольц был арестован и передан суду с обвинением в «потворстве тунеядству, неуплате налогов и вредоносной инициативе». Шестидесятилетнему доктору грозила петля. Но на защиту Хольца неожиданно стал сам Пинкертон. Он выступил с речью и доказал, что в основе проступка доктора лежит не жажда наживы, а любовь к людям. Растроганные судьи заменили смертную казнь семилетним заключением. Правда, в тюрьме престарелый изобретатель больничного листа все-таки умер.

 

Дело №4.

Сливы доставили в сохранности вместе с косточками

 

К началу 60-х годов в Соединенных Штатах начались перемены – страна семимильными шагами шла к гражданской войне. Избрание в 1860 году президентом страны Авраама Линкольна усилило разногласия между Севером и Югом, сделав раскол неизбежным. Зимой 1861-го штаты Юга один за другим начали выходить из состава США, а 4 февраля была создана Конфедерация. Одновременно южане блокировали форт Самтер. Все это произошло еще до того, как Линкольн выехал в Вашингтон, чтобы приступить к исполнению своих обязанностей.

Авраам Линкольн мало походил на бескомпромиссного борца за права негров. Еще в 1858 году он решительно отвергал идею предоставления рабам гражданских прав. На самом деле причина Гражданской войны была не в этом. До 1860 года власть в США находилась в руках Демократической партии южан. Смириться с победой республиканской партии гордые плантаторы не смогли и решили прибегнуть к «последнему доводу королей». Что касается республиканской буржуазии, то ее Юг интересовал, как источник сырья и рынок сбыта – южане предпочитали торговать с англичанами, а не с соседями-«янки». Чернокожие рабы стали всего лишь поводом для вооруженного конфликта.

Однажды в Балтиморе Алан Пинкертон узнал, что Линкольн собирается выступить перед жителями города с речью. Глава «пинков» тут же выехал навстречу и сообщил сенсационную новость – в Балтиморе на президента готовится покушение. Линкольн относился к подобным заявлениям скептически, но авторитет Пинкертона заставил его поверить в опасность. Что же делать? По предложению сыщика Линкольн немедленно выехал из Филадельфии и его поезд прошел через Балтимор ночью. Жители города так и не дождались речи лидера государства, зато президент беспрепятственно прибыл в Вашингтон, где 4 марта все-таки выступил – уже как полноправный президент. Пинкертон сопровождал его на протяжении всего пути от Филадельфии до Вашингтона и, как мог, протестовал против этого шага, но Авраам Линкольн забрался на импровизированную трибуну у недостроенного здания Капитолия и произнес заготовленную для балтиморцев речь.

Кстати, прибыв в Вашингтон, Пинкертон отправил сторонникам Линкольна в Балтиморе телеграмму следующего содержания: «Сливы доставили в сохранности вместе с косточками».

Несмотря на призывы президента к мирному разрешению конфликта между Севером и Югом, страна на четыре года ухнула в бездну гражданской войны. Однако для Алана Пинкертона она стала пиком карьеры – и его, и всего агентства. Линкольн предложил сыщику поработать на правительство. «Пинки» оказались привлечены к разведывательной и контрразведывательной работе, став прообразом современных спецслужб. Так, в 1908 году при создании ФБР за основу были приняты структура и приемы работы «Национального детективного агентства Пинкертона». Сам детектив стал личным телохранителем Авраама Линкольна. Он тенью следовал за президентом повсюду – даже когда тот спал, неотлучно находился в соседней комнате.

Следует сказать, что заговорщиков, готовивших балтиморское покушение, так и не поймали. Злые языки утверждали, что они существовали только в воображении главного «пинка». Алан, мол, просто придумал всю историю с покушением, чтобы втереться в доверие к Линкольну и получить поддержку в высших правительственных кругах. Но даже если это и так, Пинкертон великолепно разыграл свою партию. На протяжении года все окружение президента просто смотрело в рот главе первой государственной секретной службы.

 

Для полиции США основным способом «знакомства» с преступниками было… регулярное посещение тюрем. В ходе экскурсий сотрудники полиции внимательно всматривались в лица заключенных, стараясь их запомнить. Такие ежегодные посещения мест лишения свободы были обязательны для каждого американского полицейского до… середины 50-х годов ХХ века – т.е. проводились почти сто лет.

 

 Дело №5.

Крах майора Е. Джея Алена

 

«Пинки», став государственными агентами, рьяно взялись за новое для себя дело. Они ловили шпионов Конфедерации, сами проникали на вражескую территорию – вели бурную и лихорадочную деятельность. Сам Пинкертон под именем майора Е. Джей Аллена несколько раз пробирался на занятую южанами территорию, собирая информацию. Он разделил «пинков» на разведывательный и контрразведывательный отделы, что также было в то время новшеством.

Однако дела агентства на новом для него поприще шли не блестяще. Несмотря на все ухищрения «неспящих», в июне 1862 года южане получили от своих шпионок в Вашингтоне Бетти Дюваль и Розы Гринхау исчерпывающую информацию о планах противников. Видимо, кто-то не оставил без внимания опыты Пинкертона по привлечению женщин к детективной работе. Этот «прокол» стоил северянам разгрома в сражении у Булл-Рана. Кроме того, «играть» против контрразведчиков южан оказалось сложнее и опаснее, чем против банальных уголовников. Многие «пинки» были пойманы и отправлены на виселицу, среди них – правая рука Алана Пинкертона Тимоти Уэбстер.

Наконец, Пинкертона «подвело» знакомство с главнокомандующим северян генералом Дж. Макклелланом. До войны тот работал в одной из железнодорожных компаний, с которой тесно сотрудничало «The Pinkerton National Detective Agency».

Макклеллан был ярким примером так называемого «генерала-политика». В начале войны, благодаря счастливому стечению обстоятельств и хорошо подвешенному языку, он снискал славу выдающегося полководца. Сумбурная ночная перестрелка близ городка Филиппи, где южане потеряли целых пятнадцать человек, и такая же незначительная стычка у брода через реку Чит были раздуты им до размеров грандиозных побед. Газеты прозвали бывшего железнодорожного служащего «маленький Наполеон». Серьезные бои могли лишить Макклеллана славы величайшего полководца Соединенных Штатов, и в бой «Мак» не рвался, придумывая самые разные предлоги.

Пинкертон старательно «лил воду» на мельницу генерала-железнодорожника, следуя принципу «пиши больше, чего их, супостатов, жалеть». Численность южан, противостоявших Поттомакской армии «великого» Макклеллана, постоянно завышалась раза в два, что позволяло генералу сидеть на месте, постоянно требуя у президента и конгресса подкрепления. Когда обман вскрылся, «маленький Наполеон» моментально был отправлен в отставку.

В отличие от генерала-железнодорожника Алан Пинкертон не стал дожидаться скандала и ушел от дел еще в конце 1862 года. Ведь самое главное было сделано – контакты в правительстве главный «пинк» уже завязал.

 

«Пинкам» принадлежит «пальма первенства» и в зарубежных операциях американских спецслужб. Существуют серьезные подозрения причастности ребят Алана Пинкертона к диверсии на Бакинских нефтяных приисках. Чей заказ выполняли «пинки» – Ротшильда или правительства – неизвестно; впрочем, грань между политикой и бизнесом всегда слишком тонка.

 

Дело №6.

«Человечество не знало более отъявленных негодяев, чем агенты Пинкертона»

 

«Пинки» вернулись к привычным для себя занятиям. В 1866 году им удалось раскрыть дело об ограблении поезда. Сумма, фигурировавшая в документах, была просто фантастической – 700 тыс. долларов (около 20 млн. современных долларов). В 1869 году «пинки» нанесли жестокий удар по ирландской банде «Молли Магвайерс» из Пенсильвании. Благодаря умелой работе детективов, сумевших внедриться в банду, она была обезглавлена – самые активные ее члены отправились в «казенный дом».

Однако новая, послевоенная, реальность и «знакомство» Алана Пинкертона с верхушкой буржуазии изменили специфику работы агентства: «пинки» быстро утратили ореол «хороших парней». Все чаще и чаще «неспящие» привлекались для разгона рабочих демонстраций, выступали в роли штрейкбрехеров и занимались охотой на лидеров рабочего движения. По любому поводу, а то и без него, уверенные в своей безнаказанности «пинки» хватались за револьвер. Журналистов, мешающих опекаемым агентством промышленникам и бизнесменам, неоднократно избивали. Охраняя территорию или собственность, агенты Пинкертона взяли за правило открывать огонь без предупреждения.

Крупнейшим скандалом в истории агентства стало преследование банды Джесси Джеймса, закончившееся кровавой трагедией.

 

26 января 1875 года «пинки» окружили дом, где по их данным, находился Джеймс. Не утруждая себя разведкой, агенты забросили в окно бомбу. Видно, им не сильно улыбалось завязывать перестрелку с «лучшим стрелком Запада». В доме грянул взрыв и начался сильный пожар – загорелся хранившийся в кладовке керосин. С чувством выполненного долга «пинки» скрылись с места взрыва.

Впоследствии выяснилось, что знаменитого бандита в тот вечер не было дома. Взрывом была изуродована мачеха Джеймса Зерельда (ей оторвало руку), а его сводный брат Арчи был тяжело ранен и сильно обгорел. После часа мучений мальчик умер.

Газетчики мгновенно обрушились на «неспящих», называя их детоубийцами и монстрами в человеческом облике. Замять дело не удалось – один из агентов неподалеку от места взрыва обронил свой револьвер с эмблемой агентства и аббревиатурой «PNDA».

Существует легенда, что Джесси объявил Пинкертону вендетту и несколько лет выслеживал главного «пинка» в Чикаго. Однако осуществить свою месть не смог. В апреле 1882 года 35-летний «Desperado» был убит своим подельником Робертом Фордом.

Пинкертон пережил своего врага на два года. Он умер 1 июля 1884 года, окруженный славой, богатством и уважением. В последние годы жизни он увлекся написанием книг – естественно, детективов. «Шпион на Гражданской войне», «Криминальные мемуары» и «Тридцать лет сыщиком» не отличались высоким слогом, но позволяли составить впечатление о методах работы Пинкертона. После смерти Алана агентство возглавили его сыновья – Роберт и Уильям. При них агентство ждали новые победы, однако основу будущих достижений заложил все-таки Алан Пинкертон, бондарь, открывший современные методы сыскной работы.

 

После войны Севера и Юга криминальный мир США получил «вливание» в виде большого количества бойцов армии Конфедерации. Не желая мириться с победой ненавистных «янки», разрушившей привычный им мир, эти изгои занимались грабежом и разбоем. В народе их называли «Desperados» – отчаянные. Одиночки сбивались в банды и представляли серьезную угрозу.

Одной из самых известных стала банда Джесси Джеймса, действовавшая в Миссури с 1866 по 1876 год. Ее главарю Джесси в начале преступной «карьеры» не было и двадцати лет. В Гражданской войне он принял участие еще подростком.

Банда за десять лет ограбила 12 банков, 5 поездов и 5 дилижансов. Говорят, Джесси Джеймс и его бандиты выглядели и вели себя как настоящие джентельмены – не обижали окрестных фермеров, щедро расплачивались с ними за услуги и никогда не «беспредельничали». Может, поэтому сыщики так долго не могли выйти на их след.

 

Династия Пинкертонов пресеклась на правнуке знаменитого сыщика. Однако агентство Пинкертона существует и сейчас. Правда, принадлежит оно шведской компании «Securitas AB». Шведы купили «пинков» за 384 млн. долларов.

Сегодня 250 отделений агентства, разбросанных по двадцати странам мира, занимаются обслуживанием 800 компаний. Они обеспечивают безопасность таких зрелищ, как Олимпийские игры, чемпионаты мира по футболу, «Формула-1», церемонии награждения премиями «Эмми» и «Оскар».

 

Пинкертоны «в родных осинах»

В России целых два сыщика претендовали на «почетное звание» русского Пинкертона. Правда, местные законы не предусматривали частных детективных агентств и оба «кандидата» работали на правительство.

Первый из них – Иван Дмитриевич Путилин, возглавивший в тридцать шесть лет только что созданную сыскную полицию Санкт-Петербурга. Он руководил ею с 1866 по 1875 год и ушел в отставку в генеральском звании. Однако его деятельная натура не приняла спокойной жизни, и через три года он вернулся к исполнению своих обязанностей, возглавив борьбу с преступностью еще на 11 лет.

Прозвище «русский Пинкертон» Путилин получил в начале своей карьеры, продемонстрировав незаурядную наблюдательность, хитрость и дедуктивные способности. 

Второй «русский Пинкертон» является, кстати, нашим соотечественником. Аркадий Францевич Кошко родился в богатой и знатной семье, проживавшей неподалеку от Минска. Уже в детстве увлекшись чтением детективов, он выбрал свою будущую профессию. В 1894 году он стал инспектором рижской полиции, а спустя шесть лет, в 33-летнем возрасте, возглавил ее.

Кошко отличался не только личной храбростью и наблюдательностью. В практику работы рижской полиции он внедрял самые последние европейские достижения – в том числе и методы работы «The Pinkerton National Detective Agency». Эту политику он продолжал на посту главы Московской сыскной полиции в 1908 году и позже, когда возглавил сыск Российской Империи в 1913-м. Методы работы, введенные в дело Аркадием Францевичем, не стеснялись перенимать сотрудники знаменитого Скотленд-Ярда, а на Международном съезде криминалистов в Женеве русская полиция в номинации «раскрываемость преступлений» была признана лучшей в мире.

 

 

 

 





Спешите подписаться на журнал “Планета”!