ГАЗА – ЭТО ТОЛЬКО ПЕРВЫЙ ЭТАП
Январь 2009
Вернуться к номеру >>

Раздел: Политика
Теги: война, горячая точка, персоналии, Израиль, Палестина, США



От Обамы ждут мира. Но Большая война на Востоке может начаться помимо его воли… 

     Словосочетание «газ и Газа» изрядно надоело. Слишком часто его повторяли в январе, когда в Европе стало непривычно холодно, а в секторе Газа привычно горячо. 

     Нам с вами, ясное дело, ближе тема «газа», давно ставшая обязательным новогодним ритуалом на восточноевропейском пространстве. Но для мира гораздо важнее тема «Газы». 

     Потому что любая газовая эпопея в наших широтах заканчивается предсказуемо – каким-нибудь очередным никого не устраивающим компромиссом (иного пока не дано, так как и газ покамест на всех один, и «труба» покамест тоже на всех одна). А вот чем закончится эпопея «Газы», сказать сложно. Очень хочется, чтобы операция «Литой свинец» закончилась Большим миром. Но пока что поводов для оптимизма маловато. Точнее, их нет вообще. Несмотря на все перемирия и «прекращения огня», дело идет к Большой войне… 

     Зачем «отливали» свинец?

     Причину первую с ходу назовет любой школьник, чуть-чуть интересующийся политикой, – скорые выборы в Кнессет. 

     Как у всякого кровавого конфликта, у «Литого свинца» есть и более глубокие причины, однако отрицать важность тех, что лежат на самой поверхности, также нельзя (политики врут через раз, а потому не каждое официальное объяснение является неправдой по определению). 

     Так вот. Представьте ситуацию. Вы – израильский политик и у вас на носу выборы. Сотни тысяч ваших избирателей живут под угрозой постоянных ракетных обстрелов. Теперь поставьте себя на их место. Утром ты выходишь на улицу, смотришь в ясное небо, но тебе некогда любоваться красотами природы – ты невольно думаешь о том, не свалится ли на тебя (или на твой дом) запущенная соседом из Газы «неуправляемая ракета». На работе ты слушаешь одни и те же мрачные истории – кто-то после обстрела «кассамами» умирает в больнице, у того парня разнесло полдома, а вот этой тете «повезло» – у нее «всего-навсего» покорежило машину. За ужином у тебя нет аппетита – вдруг сейчас услышишь сигнал тревоги? Ночью опять не спится – тебя таки будит сирена, и ты, полусонный, прихватив в охапку малолетних детей, спешишь в бомбоубежище. 

      И это жизнь?

      Что можно сказать этим людям? Рассказать о мирном процессе, «дорожной карте» и резолюциях ООН? 

      Никто из израильских политиков не говорит об этом, потому что они отлично знают, в каких именно выражениях им ответят. В лучшем случае (если повезет наткнуться на интеллигента-флегматика) им скажут: 

      - во-первых, мирный процесс идет так долго, что никто не помнит, когда он начался, и вряд ли кто-то доживет до того дня, когда он закончится; 

      - во-вторых, счет «дорожным картам» и «окончательным мирным соглашениям» уже давно потерян; 

      - в третьих, если какому-нибудь «миротворцу» Саркози важен мирный процесс, то пусть приобретет домик в Сдероте и поживет пару недель с Карлой Бруни в непосредственном соседстве с сектором Газа. 

      У палестинцев – своя правда. Представьте ситуацию. Ты – житель Газы. Не врач, не торговец и не сотрудник полиции. Обычный рядовой палестинец. Утром ты выходишь на улицу, смотришь в ясное небо и отчетливо осознаешь – идти тебе некуда, потому что никакой работы у тебя нет уже много лет. 

      И за обедом, и за ужином у тебя отличный аппетит, но тарелка перед тобой пуста. Для твоей семьи нормальная еда давно стала редкостью, а чистая вода роскошью. Ночью тебе не спится, потому что тебя мучает вопрос – что будет завтра, как прокормить детей и не помереть с голоду самому?..

      И это жизнь? 

      Что можно сказать этим людям? Рассказать о мирном процессе, «дорожной карте» и историческом праве Израиля на собственное государство?

      Никто им этого и не говорит. К ним приходят ребята из «Хамас» и ласково спрашивают: «Скажи, брат, кто блокировал сектор Газа и тем самым лишил твою семью куска хлеба? Кто препятствует поставкам воды, продовольствия и медикаментов?.. Правильно, брат, правильно…» 

      А после «Литого свинца» вопросник «Хамас» расширится всего на два пункта. «Кто из твоих родственников, соседей, друзей погиб?» И после недолгой паузы: «Ты им это простишь?..»

      Они не простят. И паренек, на руках которого умерла, заходясь от боли и предсмертного ужаса, маленькая сестренка, станет самым страшным наследством операции «Литой свинец». 

      Когда-нибудь он наденет пояс шахида. Потому что слишком рано в его глаза заглянула Смерть. Окаменеет его душа и опустеет сердце. Ничего не останется в нем – ни любви, ни страха, ни сомнений, ни жалости. 

      И если когда-нибудь, не дай бог, исполнится кошмарный сон ФБР и «черные муллы» решат взорвать Манхэттен, у них не будет недостатка в добровольцах. Они найдут их среди повзрослевших сирот Газы, среди тех, чьих матерей и сестер навсегда вогнал в землю «Литой свинец» образца 2009 года. 

      Страшная память даст им и веру, и силу. Недрогнувшей рукой подпишут они приговор миллионам. И не колеблясь, нажмут на красную кнопку… 

     Зачем огород городили?

      «Хотели как лучше» – это не только о российских политиках. Это вообще почти обо всех политиках мира. В том числе об израильских. 

      «Хотели уничтожить боевую организацию «Хамас». «Хотели прекратить теракты и ракетные обстрелы». «Хотели устранить конкурента ФАТХ и восстановить власть Аббаса, с которым договариваться гораздо легче».

      Хотели многого. А получилось следующее. Боевая организация изрядно потрепана, но восстановится она в мгновение ока – отрастет, как хвост у ящерицы, быстро и без проблем. Потому что теперь «Хамас» не испытывает недостатка в добровольцах – к ним придут все, чьи родные погибли, все, чьи дома разрушены, все, чья вера оскорблена взорванными мечетями. С оружием проблем тоже не будет – те, кто поставлял раньше, поставят и теперь, в нужном объеме и ассортименте. И ракетные обстрелы при первом удобном случае возобновятся. 

      Но хуже всего получилось с ФАТХом. Хотел того Аббас или нет, но сегодня ничего не стоит искусным пропагандистам (а в «Хамас» таковых с избытком) представить его кем угодно – трусом, предателем, коллаборантом и прочая, прочая, прочая… Получить власть из рук Израиля – худшего подарка для палестинского политика не придумаешь. Устранить или ослабить конкурента при помощи Израиля (особливо когда делается это открыто, гласно, при всем честном народе) – еще хуже. Не надо быть продвинутым социологом, чтобы понять – если до «Литого свинца» «Хамас» был популярен в Газе (а на Западном берегу его влияние было так себе), то после лихого и кровавого израильского рейда «Хамас» почувствует себя гораздо увереннее на всех без исключения палестинских территориях. 

      В общем, все как-то печально. «Хотели как лучше…» 

      И тут же возникает вопрос – так стоило ли огород городить? И только ли в выборах дело? Дело, конечно, в выборах. Но… не только в них. 

     Знал или не знал?

      На странное время конфликта – аккурат перед инаугурацией Обамы – обратили внимание все. Тут же на свет божий явилась очевидная и немудрящая версия – «ястребы» торопились успеть погромить кого возможно, пока чемоданы четы Бушей еще находятся в прихожей Белого дома. Дескать, придет «голубь» Обама – уж он-то не позволит «младшему партнеру» (Израилю) своевольничать в Газе. В общем, погуляем напоследок. 

      Как почти всякая слишком очевидная версия, скорее всего, она неверна. В Белом доме гостили разные президенты – боевой генерал Эйзенхауэр и эталонный либерал Кеннеди, демократ от сохи Картер и консерватор от Голливуда Рейган, «оксфордский мальчик» Клинтон и техасский рубаха-парень Буш. Все эти «ястребы войны» вперемешку с «голубями мира» были очень разные, но кое-что их роднило – ни один из них (ни один!) не мог помешать Израилю делать то, что тот считал нужным. Поэтому не стоит переоценивать мнимый «испуг» Израиля при приближении миротворца Обамы.

      Чуть позже в европейской печати появилась еще одна версия – несколько более изощренная, но не менее странная. Выходило так, что вроде бы удар Израиля по Газе был якобы предварительно «согласован» с Обамой. 

      Суть проста – «до Вашего, г-н Обама, прихода мы делаем всю грязную работу, а потом является «черный принц в белых одеждах миротворца» и все расставляет по своим местам». Вроде все логично – с «Хамас» после погрома говорить легче (гонор-то с них чуть сбили), нынешний израильский кабинет очки предвыборные заработал – в общем, можно и помириться. 

      Аргументы в пользу версии все те же – не мог же Израиль просто так, «от балды» добавить головной боли новому президенту – дескать, вот вам еще к Ираку, Ирану да Афганистану обостренный конфликт в Газе. Решайте, господин президент, очередную головоломку. Вроде как вот так, с порога, ссориться с новоизбранным президентом не с руки. 

      Отсюда делается вывод – имели место предварительные договоренности. Своеобразная расчистка площадки для первой миротворческой операции Обамы (которая, естественно, по законам жанра обязательно должна быть успешной). После скоротечной, но жесткой войны все вроде должны стать сговорчивее: «Хамас» – потому что ослаблен, Израиль – потому что получил многое из того, что хотел. 

      На первый взгляд, выходит складно. Однако есть два «но». Во-первых, повторим, не стоит переоценивать степень зависимости Израиля от США (и, соответственно, желания «понравиться» Обаме со стороны израильских политиков). Отношения Израиля и США по-своему уникальны. Без фантастической американской помощи это крошечное даже по европейским меркам государство вряд ли выжило бы. И сей факт, как ни парадоксально, говорит вовсе не о зависимости Израиля от Штатов, а, скорее, о зависимости ровно противоположной. 

      Ни для кого не секрет – влияние произраильского лобби в американской элите столь велико, что днем с огнем не найдете вы в Вашингтоне политика, который в здравом уме и твердой памяти решится на какую-нибудь серьезную антиизраильскую акцию. Причем партийная принадлежность здесь никакой роли не играет. Так что не стоит думать, будто в Тель-Авиве сильно трепещут при упоминании имени любого американского президента (и Обама в данном случае отнюдь не исключение). 

      Во-вторых, для успешной миротворческой операции на Ближнем востоке без «Хамас» все равно не обойдешься. И неважно, что у хамасовцев временно уменьшилось количество «кассамов» и «огневых точек». Авторитет «Хамас» среди палестинцев не уменьшился точно. А потому к вожделенной цели – удалить «Хамас» из-за стола переговоров – «Литой свинец» не приблизил израильтян и американцев ни на йоту. 

      Но, может быть, «Хамас» действительно станет покладистее после чувствительного январского погрома? Увы, и это не так. Если бы «Хамас» представлял из себя самостоятельную силу, то подобное рассуждение имело бы смысл. Однако за спиной у движения стоят Сирия и Иран, которые желали бы вести переговоры с Обамой по гораздо более широкому кругу вопросов, нежели просто палестинское урегулирование. 

      Кстати, это именно тот пункт, который то ли не могут, то ли не хотят понять американские политики – невозможно добиться прочного мира в Палестине (равно как в Ливане и в Ираке), игнорируя такого важнейшего игрока, как Иран. И вот здесь мы подходим к самой интересной теме. 

     «Рояль в кустах». 

     Что нужно Тегерану?


      В связи с конфликтом в Газе Иран официально поминают не так часто, как Сирию, Штаты или Евросоюз. В отличие от шиитской «Хезболлы», чья связь с Тегераном абсолютно очевидна, суннитский «Хамас» исторически тесно связан с Сирией. Собственно, в Дамаске до сих пор заседает значительная часть его руководства. Однако в последние годы связи Ирана с «Хамас» явно укрепились. Это укрепление шло параллельно сближению Сирии и Ирана (что вполне понятно, так как над обеими странами вот уже несколько лет нависает угроза возможного американского военного вторжения). 

      В самом Иране предстоящий год обещает быть нескучным. В минувшем сентябре назначили очередные выборы президента – на июнь 2009-го. При этом, вполне возможно, прямо в ходе избирательной кампании администрация Обамы опробует новую тактику в отношении Ирана (но не исключено, что в Вашингтоне попытаются дождаться результатов выборов, рассчитывая на поражение несгибаемого Ахмадинежада). 

      Сегодня действующему иранскому президенту нужны две вещи. Во-первых, надо доказать, что его политика жесткой конфронтации со Штатами (и с Западом вообще) была правильной. Во-вторых, поправить экономическое положение в стране (или как минимум доказать, что все проблемы – это следствие санкций и кризиса, а не политики властей). 

      Если Ахмадинежад не сделает этого, на выборах ему придется туго. Весьма серьезные политические и финансовые группировки в иранской элите недовольны его политикой. Напомним, что в Иране (чья уникальная политическая система представляет собой странную смесь шиитской теократии и западной демократии) выборы носят вполне реальный, состязательный характер. На горизонте уже маячит мэр Тегерана Мохаммад Калибаф, который не прочь вызвать действующего президента на ринг (кстати, сам Ахмадинежад пришел в президенты также с поста мэра столицы). Есть и другие претенденты. В общем, схватка может оказаться жаркой, а посему спать не приходится – надо действовать.

      Доказать, что он вел правильную политику в отношении американцев, Ахмадинежад может двумя способами. Или добиться от мирового сообщества (читай, от Штатов) существенных уступок по ядерной проблеме (вариант широкого компромисса, при котором Ахмадинежад внутри страны может сказать – «мы выстояли и заставили Запад пойти на уступки»). Или показать «звериный оскал» западного империализма (вызвав очередную бурю возмущения внутри самого Ирана). 

      Но широкий компромисс с Америкой вряд ли возможен в самом ближайшем будущем (а до выборов у Ахмадинежада остается совсем немного времени). Обама явно не отступит от главного требования – сворачивания ядерной программы, и Ахмадинежаду придется либо соглашаться на это (что никак нельзя преподнести как победу), либо сохранять статус-кво (и тогда противники обвинят его в том, что он завел отношения страны со всем миром в тупик). 

      Есть, правда, довольно хитрый вариант продления переговоров. Суть тут простая. Обама как-то намекнул, что готов (при определенных раскладах) даже к прямым переговорам с Ираном. Так вот для Ахмадинежада сам факт прямых переговоров со Штатами можно преподнести внутри страны как крупную победу на внешнем фронте (дескать, мы вынудили их заметить существование Ирана). Чем они закончатся, уже не столь важно. Важно, чтобы переговоры шли, пока идут выборы. Вопрос в том, пожелает ли администрация Обамы делать столь щедрый подарок Ахмадинежаду (особенно если есть шанс заменить его более сговорчивым партнером по переговорам). 

      Так что показать избирателям коленопреклоненных американцев до выборов вряд ли получится. 

      Тогда остается иной вариант. Показать, что договариваться с ними (с Западом в целом) бессмысленно. В этом смысле Израиль оказал своему врагу Ахмадинежаду отличную услугу. Бойня в Газе, убитые дети и разрушенные мечети – отличный контраргумент для тех, кто внутри Ирана упрекает Ахмадинежада в отсутствии гибкости и излишней прямолинейности. В нужный момент иранский президент с полным основанием скажет – «а разве с теми, кто делает это (и кто поощряет это) можно говорить по-другому?» Кстати, во время событий в Газе по всему Ирану прокатились мощнейшие демонстрации, психологический эффект которых, вполне возможно, будет сказываться и во время предстоящей избирательной кампании. 

      

      Теперь что касается иранской экономики. Кризис заставил приуныть всех нефтеэкспортеров. С того самого дня, когда западные биржи стали обваливаться, как карточные домики, арабские шейхи, венесуэльские команданте, нигерийские вожди и кремлевские чиновники лихорадочно ищут способы удержать стремительно падающую «цену на баррель». Ищут, но ничего не находят. Такого подарка, какой сделал им Буш, вторгнувшись в Ирак, уже никто преподносить не собирается. Судорожные метания ОПЕК также ни к чему пока не приводят. 

      Как ни цинично это прозвучит, но объективно нефтеэкспортеры заинтересованы в обострении обстановки в каком-нибудь нефтеносном районе мира. И Ближний восток для этого – почти идеальное место. Сие не означает, что все обязательно прикладывают к этому руку, но факт остается фактом – если что и может вытащить цену на нефть (или, во всяком случае, приостановить ее падение), то исключительно разрывы бомб и грохот танков в непосредственной близости от основных нефтедобывающих регионов. 

      В этом смысле Израиль в Газе вновь постарался оказать «услугу» своим «заклятым друзьям» из нефтеносных эмиратов, султанатов и того же самого Ирана. Повышение цены на нефть в преддверии выборов пришлось бы Ахмадинежаду весьма кстати. 

      Но, как оказалось, глубина мирового кризиса столь велика, что даже израильский погром Газы (который в прежние времена вызвал бы настоящий ажиотаж на биржах) сегодня особо никого не впечатлил. 

      Тем не менее, уже довольно давно складывается ощущение, что Ахмадинежад и Израиль, не сговариваясь, играют примерно в одну и ту же игру. Каждое резкое заявление Ахмадинежада немедленно воодушевляет израильских «ястребов», которые с удовольствием выносят его на первые полосы газет и затем цитируют бесконечное число раз. Точно так же израильские ракеты и снаряды, выпущенные по Газе, роют основательный фундамент для победы иранских консерваторов на выборах этого года. 

      В этом смысле Обама с его далеко идущими планами «урегулирования иранской проблемы» может оказаться в западне. Если он не протянет руки Ахмадинежаду еще до выборов и не даст ему аргументов для предвыборной борьбы (втайне рассчитывая на его поражение), то тем самым вновь отбросит его на позиции «ястребов». В этом случае предвыборная риторика Ахмадинежада вообще может оказаться исключительно жесткой (с обязательной поправкой на избирательную кампанию, когда все слова произносятся и жестче, и громче). А вот это, в свою очередь, отлично вооружит тех политиков в Израиле, кто, крайне подозрительно относясь к миротворчеству Обамы, настаивает на превентивном авиаударе по иранским ядерным объектам. 

      По большому счету, именно вокруг этой темы – решится ли Обама на прямые переговоры с Ахмадинежадом и решится ли Израиль на превентивный удар – и вращается основная интрига сегодняшней политики на Ближнем и Среднем востоке. 

      И об этом мы с вами поговорим В СЛЕДУЮЩИХ НОМЕРАХ.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!