АС-САДР НЕУКРОТИМЫЙ
Апрель 2008
Вернуться к номеру >>

Раздел: Политика
Теги: политика, ислам, горячая точка, персоналии, Ирак, США



Президента Хусейна окружали подхалимы и казнокрады.

Американцы справились с Хусейном за пять недель.

Муллу Муктаду ас-Садра окружают фанатики.

Американцы не могут справиться с ас-Садром уже пять лет…

 

АС-САДР НЕУКРОТИМЫЙ

     

                  «Я уверен, что наступление в Ираке в ближайшие месяцы будет приносить новые успехи», – заявил в начале марта Джон Маккейн корреспонденту «Газеты Выборчей» Мартину Босацкому.

            Через пару недель Муктада ас-Садр ответил оптимисту Маккейну. 28 марта отряды муллы одной лихой, яростной атакой взяли под контроль центр Басры – второго по значимости города в Ираке.

            За несколько дней до этого официальное багдадское правительство в который раз попыталось силой разоружить буйное ополчение ас-Садра в Басре. Сто первая попытка закончилась традиционно – жестокими боями в дюжине городов на юге Ирака.

            Дальше все шло по накатанной. Правительственные войска раз за разом объявляли – «Армия Махди» (боевики ас-Садра) блокирована, все под контролем. Ас-Садр тут же переходил в контратаку и что-нибудь захватывал. Через несколько дней, как всегда, на помощь вызвали американцев. Начиналось «высокоточное» бомбометание…

            Результат был прежним. Махдисты ас-Садра чувствовали себя превосходно и сдавать позиций отнюдь не собирались.

            Засим последовало очередное «прекращение огня», завершившееся очередными боями. На смену боям вновь пришли мирные заявления… И так до бесконечности.

            Что же это за человек, которого долгие годы не мог обуздать ни американский спецназ, ни иракская полиция, ни умеренные шиитские имамы?

            Он был совсем маленьким мальчиком, когда погиб его дядя – великий аятолла Мохаммад Бакир ас-Садр. Дядя мечтал об исламской революции в родном Ираке по образу и подобию соседнего Ирана. Но Саддам Хусейн не торопился отправляться в эмиграцию вслед за шахом. Вождю иракских шиитов и иракскому президенту было тесно вдвоем на одной земле. И одному из них пришлось уйти. Навсегда.

            Махдисты любят рассказывать, что уже тогда мальчик Муктада поклялся отомстить президенту Хусейну и американцам, которые в ту пору активно поддерживали Саддама. Рассказ чем-то напоминает советские истории о «клятве молодого Ульянова», но в случае с ас-Садром все может быть сущей правдой.

            Он был еще юношей, когда убили его отца и двух братьев. Верховный лидер иракских шиитов Мохаммад Садек аль-Садр (отец Муктады) принял смерть лютую – по слухам, убийцы вколачивали ему гвозди прямо в череп.

            До сих пор точно не известно, кто именно стоял за их спиной – люди Хусейна или тайные недоброжелатели Садека аль-Садра из числа шиитов.

            Самого Муктаду бросили в тюрьму. Путь к свободе и славе ему открыли вторгшиеся в Ирак американцы. Пройдет совсем немного времени, и они горько пожалеют об этом.

            Когда Муктада ас-Садр начал создавать свою армию, ему еще не было и тридцати. Унаследовать от отца высшие богословские регалии (стать верховным аятоллой) он не смог – для этого требовалось специальное религиозное образование (а Муктада вместо священных ученых книг постигал науку выживания в иракских тюрьмах). Старшее поколение шиитских лидеров с опаской поглядывало на молодого да резвого муллу. И ас-Садру пришлось двинуться своим путем.

            Обстановка в захваченном американцами Багдаде описывалась простой формулой – все, что не взорвали, то разворовали. Не было ничего – ни продуктов, ни лекарств, ни света, ни воды. Морпехи, прибывшие свергать диктатуру, оказались не готовы чинить канализацию и линии электропередач.

            Ас-Садр предложил помощь – американцы радостно согласились. Буквально за несколько недель Муктада установил контроль над шиитскими районами Багдада. Люди муллы действовали решительно. Мародеров стреляли, бандитам резали головы. Вскоре с улиц стал исчезать мусор, а в больницах появились лекарства. Жизнь налаживалась и ас-Садр стал бешено популярен.

            Когда-то шиитские районы иракской столицы словно в насмешку именовались Саддам-Сити – теперь же эти кварталы, где ас-Садр запретил торговать спиртным и видеокассетами, стали называться Мадинат-Садр (Садр-Сити).

 

            Создавая «Армию Махди», ас-Садр оказался в сложном положении. Для американцев и британцев он постепенно становился врагом номер один. Но и среди высшего шиитского духовенства мулла не находил поддержки. Главными его соперниками были возвратившийся из иранской эмиграции аятолла Мохаммед Бакр аль-Хаким и Абдул Маджид аль-Хоэй.

            Находясь в изгнании, аль-Хоэй долго жил в Лондоне. Это сыграло с ним злую шутку. Он полагал, что достаточно иметь хорошие отношения с американцами и британцами, а все остальное приложится.

            Вернувшись в Ирак, аль-Хоэй повел себя крайне глупо. Взяв под контроль главную шиитскую святыню – Мавзолей имама Али в Эн-Наджафе – он реабилитировал Гейдара Райфи, бывшего хранителя Мавзолея при Саддаме. В глазах шиитов Райфи, сотрудничавший с ненавистным Хусейном, был худшим типом предателя.

            Среди прочего, контроль над Мавзолеем (который посещали сотни тысяч паломников) давал огромные доходы. Судя по всему, ас-Садр несколько раз прозрачно намекал аль-Хоэю – пора делиться. Но просто так отдавать большие деньги никто не собирался. Всецело полагаясь на силу оккупантов, аль-Хоэй забыл, что он не в цивилизованном Лондоне, а в развороченной войной, истекающей кровью стране.

            Однажды по дороге в мечеть ему и Райфи повстречалось несколько молчаливых людей. У мрачных незнакомцев не было ни бомб, ни автоматов. Только ножи…

             Все было кончено за минуту. Изрезанные трупы аль-Хоэя и Гейдара Райфи остались лежать в несколько сотнях метрах от штаб-квартиры ас-Садра. 

            Расследовать убийство никто не стал. Задним числом все свалили на бывших саддамовцев (баасистов). Ас-Садр пожал плечами и заявил, что он здесь ни при чем. Таким образом, с шахматной доски смахнули одного из главных конкурентов неукротимого муллы.

            Аятолла аль-Хаким также сошел с дистанции – его взорвали прямо у входа в усыпальницу Али. В смерти аль-Хакима вновь обвинили… бывших баасистов!

            Ас-Садр на марше

            Ранней весной 2004 года американцы наконец начали понимать, с кем имеют дело. В срочном порядке газету ас-Садра закрыли, а одного из его доверенных соратников, Мустафу Такуби, бросили в тюрьму. Судя по всему, именно в эти дни американские коммандос получили секретный приказ – тайно захватить самого муллу.

            Но было поздно. Арест Такуби взорвал шиитские кварталы Багдада. Демонстранты, сторонники ас-Садра, валом повалили на улицы. Каждый день на митинги выходили все новые и новые люди. Счет шел на десятки и сотни тысяч. Американцы полностью растерялись и не знали, что предпринять.

            Поначалу дело обходилось без выстрелов. Но уже 4 апреля пролилась первая кровь. В этот день «Армия Махди» перешла в наступление одновременно в багдадском Садр-Сити, в Эн-Наджафе и на юге страны, в Басре.

            Четкость действий боевиков ясно показывала – эту атаку ас-Садр готовил давно. И, арестовав Такуби, американцы лишь дали повод привести в действие планы муллы.

            Ас-Садр знал – на его отряды обрушится вся мощь коалиции. Ударная авиация, высокоточные ракеты, космические спутники, новейшая бронетехника, до зубов вооруженный спецназ – все будет брошено против него. И потому мулла неплохо подготовился.

            Летучие отряды «Армии Махди» всегда на шаг опережали американцев. В самый разгар сражения они неожиданно появлялись в тылу оккупантов – и американские ракеты били по своим. Маскировку махдисты довели до совершенства – и спутники-шпионы оказывались бессильны против них. Самые яростные бомбардировки и обстрелы ничего не давали. Ас-садровцы оставляли захваченный район только в двух случаях – когда поступал приказ или когда все были мертвы.

            Махдисты гибли сотнями, но «Армия» крепла день ото дня – на место одного убитого приходило два добровольца. Сын мстил за отца, отец за сына, брат за брата…

            Весна 2004 года стал черным временем для американцев. Годовщина блицкрига над Хусейном ознаменовалась кровавыми боями с теми, кого они освободили от Саддама. Американская разведка зря ела свой хлеб. Никто толком не сумел предсказать, что настоящим противником Вашингтона станет вовсе не хваленая Республиканская гвардия Хусейна, трусливо разбежавшаяся по домам при первых раскатах грома. И не саддамовские генералы или баасистские функционеры. Настоящими, подлинными, неукротимыми и бесстрашными врагами оккупантов стали те, кто до их прихода вел изнурительную подпольную борьбу против Саддама. Шиитские фундаменталисты и сунниты-джихадисты.

            В Вашингтон полетели панические депеши. Генералы требовали пойти на попятную. Кровавый список американских потерь рос как снежный ком. Но ас-Садр стоял твердо. В Белом доме скрипя зубами согласились на перемирие.

            Де-факто это была полукапитуляция американцев. Шииты захватили чуть не треть страны, в том числе стратегические районы на нефтеносном юге.

            В июле ас-Садр не очень умело делал вид, что готов вернуться к мирной жизни. Он пару раз вяло призвал своих сторонников «разойтись по домам». Потом туманно намекнул, что готов создать партию и участвовать в выборах. Естественно, по домам никто не разошелся и партию никто не создал.

            Битва за Эн-Наджаф

            4 августа могло стать последним днем в жизни ас-Садра. Оккупационные силы неожиданно вторглись в Садр-Сити. В считанные минуты дом имама взяли в плотное кольцо. Все выходы надежно перекрыли, подходы к резиденции блокировали. Связь ас-Садра с внешним миром перерезали – так что помощи ждать было неоткуда.

            Имаму передали краткий ультиматум: сдавайтесь, иначе штурм. Махдисты ответили как всегда кратко и внятно – залпом из гранатомета. Через несколько секунд на дом ас-Садра обрушилось море огня…

 

            Когда бой был окончен, американцы с удивлением обнаружили – муллы нет ни среди убитых, ни среди раненых. Его искали повсюду – но тщетно.

            Командиры спецназа разводили руками – было абсолютно точно известно, что на момент начала штурма ас-Садр находился в резиденции. Все возможные пути к отступлению (включая подземные коммуникации) перекрыты. Утечку информации о спецоперации также исключали.

            Как ас-Садру удалось выбраться из наглухо блокированной зоны, до сих пор загадка. Есть версия, что все же он ушел именно по подземным ходам (примерно так же, как это показывалось в знаменитом фильме «Тегеран-43»).

            За вероломство принято мстить. В тот же день шиитское восстание в Эн-Наджафе вспыхнуло с новой силой. Пытаясь захватить ас-Садра, американцы, образно говоря, тушили костер, заливая его бензином.

            Уже через несколько часов прокачка нефти на юге страны остановилась – вслед за Эн-Наджафом бои начались в Басре.

 

            Однако на этот раз американские генералы были настроены решительно. Им казалось, что пришла пора покончить с «диким муллой» раз и навсегда. Предоставив британцам драться за Басру, американцы решили уничтожить мятежника в его родовом гнезде – в Эн-Наджафе.

            Две тысячи отборных морпехов из 11 экспедиционного корпуса бросили на ас-Садра. Их усилили тысячи иракских солдат из правительственной армии. В воздух поднялись истребительная авиация и новейшие вертолеты. В район сосредоточения отрядов ас-Садра двинули артиллерию, танки и бронетехнику. Окруженных махдистов накрыл огненный смерч. Высокоточное оружие использовалось «на все сто» – при бомбардировках американцам важно было не попасть в главную шиитскую святыню, мавзолей имама Али…

            Силы были явно неравны. Всем казалось, что выбор у ас-Садра невелик – или сдаться, или погибнуть. Смертельное кольцо вокруг него сжималось медленно, но верно.

            Последним оплотом махдистов в Эн-Наджафе оставалось кладбище Вади-Салам.

            Но упрямый мулла не думал сдаваться. Каждый день сопротивления вдохновлял новых бойцов по всему Ираку. Шахиды пробивались в Эн-Наджаф, чтобы навсегда остаться на кладбище Вади-Салам, рядом со священной усыпальницей имама Али.

            В Багдаде никак не могли решиться на последний штурм шиитских святынь. Стало ясно – ас-Садр и его люди умрут на ступенях мавзолея. Последствия бойни в усыпальнице имама Али были непредсказуемы – многие опасались ужасающего по масштабам шиитского восстания по всему Ираку.

            И в этот момент ас-Садр сделал почти гениальный ход. Внезапно он заявляет – повстанцы готовы прекратить огонь. Но речь не идет о капитуляции. Махдисты не отдадут шиитские святыни ни американцам, ни правительству. Они готовы передать их лишь верховному лидеру шиитов – «великому аятолле» Али аль-Систани.

            Предложение застало американцев врасплох. Они явно были не готовы к подобному повороту событий. Но даже самым большим тугодумам не понадобилось слишком много времени, чтобы оценить изящество компромисса. Оккупационным властям предлагался выход – как избежать штурма мавзолея Али и при этом не потерять лицо. Али аль-Систани не был связан с радикалами (более того, между престарелым «великим аятоллой» и молодым ас-Садром существовало явное напряжение). Аль-Систани слыл этаким умеренным центристом. Он не спешил становиться под знамена оккупантов, но и не торопился объявлять им джихад. «Великий аятолла» был стар, осторожен и очевидно вел свою сложную и подчас весьма запутанную партию. Тем не менее, авторитет его среди иракских шиитов огромен. Взвесив все «за» и «против» американцы приняли предложение ас-Садра.

            Есть основания полагать, что аль-Систани заранее просчитал ситуацию. Интересно, что в самый разгар бойни в Эн-Наджафе «великий аятолла» оказался… в Лондоне! Якобы ему должны были сделать операцию на сердце. Пока на кладбище Вади-Салам и в Басре свистят пули, аль-Систани хранит глубокое и странное молчание. Он не выказывает одобрения мятежникам и не идет на переговоры с оккупантами. Он ждет.

            Аль-Систани знает стальную хватку ас-Садра – тот пойдет до конца, и захватить муллу можно будет, лишь взяв штурмом мавзолей Али. Он знает и другое – война кое-чему научила американцев и они будут тридцать три раза думать, прежде чем обрушить огненный смерч на величайшую шиитскую святыню.

            И когда ситуация заходит в тупик, аль-Систани делает красивый пас ас-Садру. Неожиданно престарелый аятолла, который вроде бы должен лежать на операционном столе, срочно вылетает из Лондона. Его маршрут на первый взгляд странен – он не летит прямо в Багдад, а направляет свой самолет в Кувейт. Отсюда рукой подать до Басры, охваченной шиитским восстанием. Через несколько часов безбрежные толпы шиитов приветствуют в Басре «неожиданно вернувшегося» аятоллу. Здесь к нему «внезапно» возвращается дар речи – он призывает всех к великому походу в Эн-Наджаф, дабы защитить священную усыпальницу Али. Забавно, но каждый волен понимать слова аятоллы по-своему – защищать усыпальницу можно как от войск коалиции, так и от радикалов ас-Садра.

            Вот тут-то и рождается удивительное предложение ас-Садра. Мулла заявляет – махдисты прекращают огонь «в честь возвращения в страну Али аль-Систани».

            Аль-Систани становится триумфатором. Его путешествие из Басры в Эн-Наджаф заставило не раз поежиться багдадское правительство. Ирак пришел в движение – тысячи верующих покидали свои дома, чтобы увидеть легендарного аятоллу. В Эн-Наджафе аль-Систани добился своего – махдисты покинули мавзолей.

            Они уходили непобежденными. Армия ас-Садра по-прежнему оставалась грозной силой. И никто не знал, что с ней делать.

            В Эн-Наджафе четыре великих аятоллы Ирака – Али аль-Систани, Исхак Файяд, Али Наджафи и Мохаммед Хаким – пытались найти выход из положения. Недолго поколебавшись, они осудили «вооруженные методы борьбы». Ас-Садр принял известие более чем спокойно – в самое ближайшее время воевать он не собирался; передышка нужна была ему не меньше, чем американцам.

            На первый взгляд казалось, что от событий в Эн-Наджафе более всех выиграл аль-Систани. Однако истинным победителем был, конечно, ас-Садр – он вновь практически без потерь вырвался из надежно расставленного капкана.

            С той поры ас-Садр и его махдисты стали совершенно уникальным явлением в Ираке. Они так и не помирились ни с американцами, ни с британцами, ни с одним из новых иракских правительств. Периоды перемирия чередовались с боевыми вылазками и грозными заявлениями. Ас-Садр стал этаким «иракским Махно» – кочевым правителем, без строго определенной территории, регулярной армии и постоянных союзников. Он мешал всем – американцам, новому багдадскому режиму и старым имамам. Но никто ничего не мог с ним поделать.

            В конце лета 2007 года ас-Садр объявил мир. Ему срочно нужен был отдых, чтобы разобраться с конкурирующими группировками. Американцам и британцам перемирие также пришлось весьма кстати – вылазки ас-Садра постоянно портили радужные картины «стабилизации в Ираке», которые с трудом рисовал американский агитпроп.

            По мере того как срок перемирия начал истекать, в Багдаде занервничали – от беспокойного муллы можно было ожидать чего угодно.

            Однако 22 февраля Муктада ас-Садр торжественно объявил – в Багдаде все будет спокойно. Еще как минимум полгода. И не только в Багдаде, но и по всей стране. Американское командование вздохнуло с облегчением – ас-Садр продлил перемирие еще на шесть месяцев. Впрочем, спокойствие длилось недолго – уже через месяц в Басре в который раз начались жесточайшие бои…





Спешите подписаться на журнал “Планета”!