OМАН. ЗДЕСЬ САМАЯ ЧИСТАЯ В МИРЕ НЕФТЬ, А ВОДА В ДВА РАЗА ДОРОЖЕ БЕНЗИНА
Март 2008
Вернуться к номеру >>

Автор: Влада Лепешинская
Раздел: Глобальный мир
Теги: страноведение, культ, история, Оман



 

Несколько десятилетий назад здесь не знали о существовании электричества, автомобилей и газет. Говорят, что когда нынешний ее правитель пришел к власти, в стране было лишь два стоматолога и одна асфальтовая дорога…

 

ОМАН

 

Здесь самая чистая на планете нефть, а вода стоит в два раза дороже бензина

 

            Объясняется это просто. Дожди в Омане бывают крайне редко – и дождевая вода ценится на вес золота. Как, впрочем, и любая другая. Ее используют по несколько раз – технология практически безотходная, все «отработанное» идет на полив растительности.

            Природа к Оману всегда была не слишком снисходительна – пески да колючки, змеи да ящерицы. Изнуряющая жара, палящее все 365 дней в году солнце и ни одной постоянной реки. Так что каждая травинка выращена исключительно человеческими усилиями. Здесь нет необходимости в надписях «по газонам не ходить» – никому из оманцев мысль о подобном святотатстве даже не может прийти в голову. Любое зеленое насаждение драгоценно, причем в буквальном смысле слова – в условиях пустыни уход за каждой оманской пальмой ежегодно обходится государству в несколько тысяч долларов.

            На 300 тыс. кв. км. (причем цифра эта приблизительная, поскольку из-за пустыни определить точные границы государства не представляется возможным) сегодня проживает всего 3 млн. жителей. Миллион из них – в столице.

            Маскат – главный город Омана – на фоне аравийских соседей выглядит весьма необычно. Во-первых, здесь нет небоскребов, а во-вторых – толп туристов. Главная столичная достопримечательность – вершины окружающих город разноцветных гор. Передвигаться по Маскату проблематично. На машине – из-за пробок, пешком – из-за отсутствия адресов. Улицы зачастую имеют свои, «народные» названия и обнаружить их на карте никак не получится.

            Здесь практически нет светофоров, но ДТП – редкость. Кстати, раздраженно сигналить в Омане не принято – вся огромная пробка будет безропотно ждать, пока зазевавшийся водитель не тронется с места. Дороги идеально ровные, за городом их частенько перебегают верблюды. Точнее, переходят – медленно и важно, прямо перед колесами мчащегося транспорта. На улицах – чистота и подстриженные газоны. Аккуратность у местных жителей в большом почете – человеку в грязной одежде нельзя заходить в мечеть и даже в магазин. Арестовывать никто не станет, но общественное порицание непременно вынесу

            Впрочем, слишком бурно выражать эмоции здесь не принято. Сдержанность и хорошее настроение считаются проявлениями достоинства. Слово «нет» в Омане не в чести. Однако «да» может означать и «в общем-то, да», и «может быть, да». Главное – не огорчить собеседника отказом, а дальше – как будет угодно Всевышнему.

            В Омане действуют общие для арабских стран ограничения – не фотографировать без разрешения (особенно женщин), прятать под одеждой плечи и колени (кстати, мужчины в шортах тоже вызывают неодобрительные взгляды), не «лезть» в личную жизнь и уважительно отзываться о Боге. Хотя Оман и исконно мусульманская страна, здесь существует полная свобода вероисповедания. Государство ценит и бережет всех своих граждан, какому бы богу они ни молились. Лечат и учат в Омане бесплатно, выделяют дотации, обеспечивают жильем и помогают в трудоустройстве. Плюс берегут жизнь и покой – местная армия и полиция оснащены по последнему слову техники. Впрочем, у полиции работы немного. Преступность в Омане, как и в большинстве арабских «нефтяных» стран, практически отсутствует. Разве что «гастарбайтеры» оставленный без присмотра телефон «снесут». Их здесь немало – в основном выходцы из Индии, Пакистана и Филиппин. Как правило, приехавшие сюда на заработки иностранцы живут своими колониями и вряд ли представляют угрозу для национальной оманской культуры.

            А в ней по-прежнему царят древние традиции – оманцы предпочитают одеваться, питаться и смотреть на мир по-своему. Многие местные женщины, невзирая на одуряющую жару, до сих пор ходят в черной плотной чадре. Модницы же щеголяют в деловых костюмах, а голову повязывают ярким шелковым платком. Мужчин в национальном одеянии тоже гораздо больше, чем одетых по-европейски.

            Дома даже очень состоятельные оманцы предпочитают строить в дедовском стиле. Внешне они абсолютно неотличимы от старых жилищ, «новодел» выдает только наличие спутниковой тарелки над крышей и кондиционеры на стенах. Да и законы гостеприимства внутри жилищ ничуть не изменились. Оманцы – очень радушные хозяева. Следуя традиции, угощение «сервируют» на полу. Кормить до отвала не принято – в основном предлагаются легкие закуски, фрукты и сладости. И, конечно же, кофе – какая арабская трапеза может без него обойтись? Оманцы не любят класть в него сахар – считается, что он отбивает божественный вкус напитка. А вот молотый кардамон и финиковые косточки, наоборот, помогают насладиться кофейным ароматом и погрузиться в благочестивые размышления.

 

Всевышний, султан, старец…

            Именно такова иерархическая система в Омане. Уважение к религии здесь абсолютно. Причем одинаково почитаются и исламские, и христианские, и иудейские святыни. Так, расположенная неподалеку от столицы могила библейского Иова охраняется государством и находится в образцовом состоянии. О мечетях и говорить не стоит – денег на их ремонт и реставрацию султан – вторая по значимости личность после Всевышнего – не жалеет. Его вообще нельзя назвать скрягой и стяжателем. Оману действительно очень повезло с правителем. Благодаря нынешнему правителю Кабусу бен Саиду страна вырвалась из мрачного феодализма, который царил в этих краях сотни лет…

            История государства началась 5 тыс. лет назад. Вначале в пустыне появились первые бедуинские поселения, потом отдельные княжества, а в начале новой эры – целая империя, Маган. После она почти растворилась в могущественном Персидском царстве. Однако в эпоху завоеваний государства своей долговечностью напоминали песчаные дюны – то, что вчера принадлежало одному, завтра могло стать собственностью другого. Оманом правили халифы, потом местные султаны, а в XVI веке сюда проникли португальцы и, пользуясь междоусобицами правителей, на полтора века превратили Оман в свою колонию. Но иноземное владычество сыграло свою положительную роль – вчерашние враги сплотились. И в 1560 году португальцы вынуждены были покинуть негостеприимную страну. Для Омана наступили «золотые времена». В XVIII–XIX веках он снова стал империей, подчинившей себе Момбасу и остров Занзибар, торговавшей по миру оружием, шелками, благовониями и рабами. «Торговые представительства» Омана располагались по всему африканскому побережью. Государство богатело, но крепче от этого не становилось. К концу позапрошлого века борьба кланов расколола империю. Часть территории попала под влияние англичан, а внутренние районы замкнулись каждый в своем феодальном мирке. Вновь объединить их под одной крышей удалось лишь Саиду бен Таймуру, отцу нынешнего оманского правителя.

            Однако порядки султан Саид установил весьма своеобразные. В стране не было даже электричества. Зато запретов хватало с избытком. Оманцы не имели права носить очки (особенно солнцезащитные), слушать и тем более исполнять музыку, смотреть фильмы. Автомобилей большинство из жителей страны даже в глаза не видело – их импорт запретили. Даже выходить вечером из дома без крайней надобности не стоило. За малейшую провинность ослушавшегося ожидала тюрьма.

            Султан отгородил страну от всего остального мира, чем вызвал не самые теплые чувства со стороны соотечественников. В стране то и дело вспыхивали мятежи и волнения, безжалостно подавлявшиеся войсками. Но такое «симптоматическое» лечение помогало лишь до времени. Самодержца свергли. Переворотом руководил… его собственный единственный сын.

 

Султан-реформатор

            Наследный принц Кабус бен Саид даже в юности не был легкомысленным человеком. Он закончил колледж и военную академию в Великобритании, а после еще прошел службу в британской пехоте. Перед тем, как вернуться на родину, будущий султан основательно поездил по миру – но не развлечения ради, а чтобы открыть для себя секрет «правильного» управления государством. Единственный сын своего отца, Кабус знал, что когда-нибудь ему, вольно или невольно, но придется управлять страной. А тем временем печальное положение дел в Омане не оставляло времени на долгие размышления.

            Пока султанат Маскат и имамат Оман бесконечно конфликтовали, султан Маската держал страну в «ежовых рукавицах» и тянул назад в феодализм. Придворные плели интриги и расхищали казну, а англичане пытались «наложить лапу» на нефтяные месторождения. Неудивительно, что в таких условиях наследный принц-реформатор очень быстро оказался под домашним арестом. Но вынужденная изоляция не заставила Кабуса отказаться от задуманного, и через пять лет «заточения» принцу удалось совершить государственный переворот. Обошлось без кровопролития – старый султан сам отрекся от престола. В июле 1970-го Кабус бен Саид взял управление страной в свои руки и начал немыслимые для Омана реформы.

            Во-первых, он создал собственно султанат Оман, объединив две враждующие области. Сформировал правительство, провозгласив премьером дядю, Тарика бен Теймура. Но излишне полагаться на родственника не стал, передав фактическую власть состоящему из верных людей Временному совету. В него, кстати, вошло немало англичан – они консультировали новоиспеченного султана по важнейшим государственным вопросам.

            Социальные ограничения были сняты, в стране отменили комендантский час, начали выходить газеты и появилось первое «Радио Омана». В 1975 году в Омане появилось свое телевидение. От неожиданно открывшейся свободы оманцы… оторопели. Долго присматривались к откуда-то появившимся автомобилям, пугались электрических розеток и ни за что не хотели выходить вечером из дома. Султану Кабусу приходилось не только ломать политический и экономический уклад страны, но и производить революцию в сознании подданных. При нем женщины открыли лицо и сели за руль, молодежь начала учиться за рубежом, а старики – путешествовать по миру.

            Он сам ввел Конституцию, инициировал ряд экономических и социальных реформ и… дал толчок к развитию национальной музыки, пригласив в страну Лондонский симфонический оркестр. И когда оманцы говорят, что своим нынешним процветанием Оман обязан именно султану Кабусу, они ничуть не грешат против истины. Кабус бен Саид на самом деле практически с нуля построил богатейшее государство.

            Для определения экономической стратегии монарх создал Совет национального развития. А тот, в свою очередь, «родил» гениальную, хотя и не новую, мысль – экономика должна быть плановой и развиваться по… пятилетнему плану. Однако советский опыт султан подкорректировал. Вместо госпредприятий ставка была сделана на частный бизнес. Никаких гигантских сталеплавильных цехов и доменных печей – маленькие заводики, компактные производства и… минимум дотаций. Собственно, первые годы их и взять-то было неоткуда. Нефтяные фонтаны забили только в конце 60-х, и прошло еще несколько лет, прежде чем в государственной казне появились хоть какие-то излишки. К чести султана нужно добавить, что доходы от нефти не оседали на счетах царственных родственников, а направлялись на строительство больниц, учебных заведений, прокладку дорог и ирригационной системы…

            Кабус бен Саид старался сохранять добрые отношения с США и Британией, а в 1985-м Маскат установил дипломатические отношения с СССР. В 1993 году глава государства взял и пригласил к себе в гости главного тогдашнего арабского врага – премьера Израиля Ицхака Рабина. Во время ирано-иракского конфликта откровенно «держал сторону» Тегерана. В кризисном 1998-м – добровольно снизил объем добычи нефти. Кстати, тогда же султан принял программу «Оман-2020», призванную снять страну с нефтяной иглы. Тем более что запасы «черного золота» через пару десятков лет могут очень некстати закончиться. И раз так, то «флагманами» экономики были объявлены не добыча нефти, а ее переработка, сельское хозяйство и туризм. Отелей здесь, по сравнению с соседними Эмиратами, пока немного. Но все – высокого класса, здесь даже шейху не зазорно остановиться. Так, этаж 6-звездочной гостиницы «Аль-Бустан» даже является одной из официальных резиденций султана наряду с прочими дворцами.

            Но столичными гостиничными хоромами монарх пользуется крайне редко. 67-летний глава государства регулярно колесит по своей земле, останавливается в палаточных лагерях и встречается со всеми желающими. Граждане не только приходят на такие аудиенции с просьбами и жалобами, но и буквально заваливают своего султана рационализаторскими предложениями. Кабус бен Саид только рад – по его приказу все инициативы, направленные на улучшение жизни страны и ее граждан, поощряются и морально, и материально.

            Как ни странно, но супруга у самодержца одна. В 1976 году он женился на дочери своего кузена Саиде Навваль аль-Сайд. Детей у главы государства нет, но вопрос о том, кто же будет следующим правителем Омана, обсуждает лишь зарубежная пресса. В самой стране подобные разговоры – дурной тон. Оманцы лишь желают своему монарху доброго здоровья и долгих лет жизни, а во всем остальном полагаются на волю Всевышнего. По конституции, султан вправе передать трон любому из своих многочисленных родственников мужского пола. Вот только имя «счастливца» полный сил нынешний государь называть не спешит…

            Кроме титула у Кабуса бен Саида еще имеется и приличное состояние в полмиллиарда долларов, а вместе со всей недвижимостью – более 2 млрд. При этом все, что расположено на оманской земле и под оной, тоже принадлежит султану – главе государства и правительства, главнокомандующему вооруженными силами и министру иностранных дел в одном лице.

 

Нефть и Голубой город

            Впрочем, пока Оман живет в основном за счет добычи и переработки нефти и полезных ископаемых – и именно их многообразие окрашивает оманские горы в самые невероятные цвета. Правительство не скупится на заграничные командировки и учебу своих геологов и нефтяников, призывая их собирать по миру самый ценный опыт и знания. В свое время сам султан поступил так же, и нынешнее процветание страны объясняет умелым «анализом, синтезом и внедрением» мирового опыта.

             В отличие от некоторых более ленивых соседей, оманцы, независимо от дохода, не считают для себя зазорным работать. Правда, предпочитают не «черные» (для этого есть индийцы), а руководящие должности. В итоге все довольны – у приезжих есть возможность неплохо заработать, а оманец считает, что сам зарабатывает себе на хлеб. Подобное честолюбие поощряется на самом высоком государственном уровне – сам султан трудится с утра до ночи и того же ожидает от своих подданных. И в отличие от соседей по Аравийскому полуострову мужчина здесь не стесняется, а гордится работающей женой. Правда, если спутница жизни предпочитает оставаться дома с детьми, никто убиваться не будет – государственные пособия позволяют даже многодетной семье ни в чем себе не отказывать.

            Здесь уже почти 10 лет нет инфляции – благо, цены на нефть в последние годы только растут. На случай, если это благоденствие вдруг закончится, у страны есть в рукаве козырной туз – туризм.

            До прихода к власти нынешнего султана Оман был абсолютно закрытой страной… даже для собственных граждан. Поездки из одной части Омана в другую, мягко говоря, не поощрялись. Сиди дома и улучшай собственную «среду обитания» – под таким лозунгом прошла жизнь почти двух поколений оманцев. Тем же, кто правдами-неправдами умудрялся покинуть страну, назад вход был заказан. Появление «пришельцев» из других стран было и вовсе невиданным делом. Пригласить сюда иностранца мог только сам султан, да и то по крайней надобности. В 1987 году изоляция прекратилась, и в Оман потянулись любопытные туристы.       

            Но пока оманский риал стабильно «весит» почти в три раза больше доллара, туристическая индустрия развивается с истинно восточной неспешностью. Правда, год назад здесь началось строительство грандиозного комплекса «Голубой город». По предварительным оценкам, оманский гостинично-развлекательный центр «потянет» на 20 млрд. долларов. Его разработчики планируют разместить на его территории более 5 тыс. вилл, 6 торговых центров, рынок, амфитеатр, заповедник и поле для гольфа. Сдадут это чудо строительной мысли в 2010 году, и, если опыт окажется успешным, его еще неоднократно повторят. Благо, побережье огромное – есть, где развернуться. Заменит ли со временем Голубой город нефтяные доходы – бог весть. Однако оманцы – оптимисты и верят в лучшее. Что ж, дай бог, чтобы так оно и случилось…

 


Считается, что в этих краях в библейские времена правила несравненная царица Савская – Билкис; отсюда она отправилась к царю Соломону «отстаивать торговые интересы своей страны». Правда, многие источники ставят под сомнение ее царское происхождение – Билкис вполне могла быть и дочерью купца, ремесленника или крестьянина. В одном сомневаться не приходится – в этой женщине непостижимым образом сочетались невероятный ум и потрясающая красота. Даже мудрейший из земных правителей потерял голову. А вот соломоновых царедворцев появление Билкис очень напугало. Настолько, что они посоветовали правителю проверить, не сам ли Дьявол во плоти явился в его дворец. Единственным верным признаком лукавого по тем временам считались… копыта на ногах. Но царица Савская тщательно прятала ноги от посторонних взглядов, и, чтобы отвести сомнения, Соломон пошел на военную хитрость. Он повелел один из покоев дворца залить до уровня щиколоток водой, запустить в получившийся бассейн рыб и накрыть все это хрустальным полом. Мастера сработали на славу – едва Царь и Билкис переступили порог заветной комнаты, царица инстинктивно подхватила юбки, чтобы не замочить ног. Открывшееся зрелище поразило Соломона. Копыт, конечно, не было, но сами ноги оказались покрыты невероятно густой растительностью… Однако страсти царя этот факт не помешал. Билкис провела в Иерусалиме лишь несколько месяцев, но до конца своих дней Соломон так и не смог ее забыть...


В Омане женщинам уже давно разрешено работать водителями такси. Причем их клиентами могут быть как женщины, так и мужчины. Единственное ограничение – «таксистка» должна одеваться в соответствии с правилами ислама.


Каждая оманская пальма обходится государству в 2–4 тыс. долларов в год


У Омана есть собственный анклав – крохотный кусочек суши, омываемый Ормузским проливом. Правда, там даже нет ни одного настоящего города – только оазисы. И, конечно же, никаких границ и КПП – подданные Омана и Эмиратов живут буквально «дверь в дверь». В ходу здесь не только оманские риалы, но и эмиратские дирхамы. Благо, Оман и ОАЭ соседствуют дружно, и никаких конфликтов такой социально-экономический симбиоз не вызывает.

 

 





Спешите подписаться на журнал “Планета”!