СУМЕРКИ ПИАР-ЭКОНОМИКИ. ЧАСТЬ 2
Декабрь 2008
Вернуться к номеру >>

Раздел: Экономика
Теги: экономика, кризис



Новый феодализм

     
Под патетические возгласы о всеобщем единении перед лицом кризиса большинство стран, к сожалению, продолжают действовать по принципу «спасение утопающих – дело рук самих утопающих» и «каждый сам за себя». 

     Ирландия первой в Европе заявила о 100% страховании всех банковских вкладов, чем… жутко напугала Великобританию. В Лондоне пришли в ужас от мысли, что тысячи британцев немедленно начнут переводить деньги в банки соседнего острова. 

     Правда, обвинять Дублин в нечестной игре правительство Брауна не решилось. Потому как само вело себя не так благородно, как может показаться из речей его высокопоставленных представителей.

     Когда стало известно о масштабах банковского кризиса в Исландии, Лондон попросту заморозил счета всех исландских банков на территории Туманного Альбиона. В результате под арестом оказалось около 4 млрд. долларов. Юридическим основанием этой акции стал закон… о борьбе с терроризмом. Согласитесь, весьма оригинальный способ «помочь» соседу.

     Случай показательный. Но не отменяющий того факта, что по всему миру правительства в поисках решения экономической головоломки все чаще обращаются к дедовским методам. Пошлины, санитарные нормы, особые принципы декларирования товаров – министры во многих странах полагают, что в условиях кризиса запретных инструментов нет.

     Кто-то еще стыдливо говорит об «усилении регулирования торговли», но некоторые уже прямо вещают о необходимости возвращения к протекционизму в целях «защиты собственных граждан». А то, что это входит в прямое противоречие с обязательствами по ВТО… Ну что ж, экстренная ситуация – экстренные меры.

     Если этот процесс окажется действительно масштабным – системе мировой торговли в ее нынешнем виде грозит полный развал. Пресловутое ВТО станет просто ненужным, а странам придется вернуться к двухсторонним соглашениям. Эксперты не считают такой сценарий чем-то невероятным.

     Отдельная проблема – валютные рынки и роль доллара. Несмотря на все потрясения последних лет, «зеленый» пока не уступил звание «единственной универсальной валюты». А под шумок кризиса даже укрепился, потеснив и евро, и российский рубль, и даже (хоть и ненадолго) «недооцененный» юань.

     Но это на первый взгляд. Самое интересное, что вкладывая деньги в долларовые активы, правительства многих стран по-прежнему держат курс на отмежевание от «долларовой зоны».

     О намерении отказаться от долларов во взаимных расчетах заявили Аргентина и Бразилия. Причем бразильский президент Луис Инасиу Лула да Силва сообщил журналистам, что в рамках Южноамериканского союза наций (УНАСУР) обязательно «будет общий центральный банк и единая валюта». 

     Аналогичной схемы действий придерживаются и традиционные союзники США с Ближнего Востока. Об их намерении к 2010 году создать единую региональную валюту поведал генеральный секретарь Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (GCC) Абдулрахам аль-Аттия. В состав этого объединения входят Бахрейн, Катар, Кувейт, Объединенные арабские эмираты, Оман и Саудовская Аравия. Совместно они контролируют более половины нефтяных запасов ОПЕК. Для доллара это может оказаться очень тяжелым ударом.

     Так что переоценивать перспективы «бакса» в свете нынешнего повышения курса явно преждевременно. Такие периоды будут повторяться и в будущем, но генеральная тенденция останется неизменной – эпоха доллара как единственной мировой валюты уходит в прошлое.

     Дополнительный штришок в процесс, несомненно, внесет и большая политика. Экономические потрясения, в этом уже никто не сомневается, серьезно подорвут притязания США на роль «мирового жандарма». Сфера влияния Вашингтона явно будет сужаться, уступая место новым игрокам. И экономика сыграет тут не последнюю роль.

     Некоторые аналитики уже заговорили ни много ни мало о возвращении протекторатов. Например, Ванесса Росси полагает, что такая судьба может постигнуть Пакистан. Совсем недавно глава местного Центробанка Сайед Али Реза обращался к США с просьбой об очередном кредите (оно и не мудрено, госдолг Пакистана уже составляет что-то около 500 млн. долларов и даже проценты платить нечем), но ответа не получил. Теперь Исламабад возлагает надежды на Пекин. В Поднебесной президента Али Зардари в целом ободрили, пообещав помочь «по мере сил». Если сделка состоится – влияние Китая в Пакистане несомненно возрастет. 

     Если же сложить три перечисленных тенденции – вывод напрашивается весьма интересный. Вроде уже попривыкнув жить в условиях глобализации, человечество при первом же действительно глобальном кризисе ищет убежище в более компактных образованиях. Так что не исключено – к «пропущенной» стадии крупных региональных объединений все-таки придется вернуться. А уж потом замахиваться на интеграцию планетарного масштаба…

     Время покупать, или все получит Китай

      

     Недавно в новостях проскользнул очень простенький сюжет из бесконечной череды «кризисных» репортажей. Речь шла об американской недвижимости. И в частности, о Манхэттене.

     О бедственном положении тамошних миллионеров мы слышали уже много, но вот, оказывается, и для них появился свет в конце тоннеля. Выяснилось, что местными небоскребами (цены на которые упали в разы) заинтересовались… русские толстосумы. Наплевав на внутренние проблемы, они спешат по дешевке прикупить апартаменты в финансовой столице мира.

     Заканчивался репортаж оптимистично: «В Манхэттен потянулись долгожданные сумки с наличностью»…

      

     Вы спросите: какое отношение это имеет к мировой экономике? Самое прямое. 

     Сегодня, как на рождественской распродаже, упали цены абсолютно на все. Самые прибыльные предприятия, самые новые технологии, самые лакомые куски недвижимости… Тот, кто сумел сохранить (а иногда и приумножить) свои капиталы, может рассчитывать на супервыгодные инвестиции. 

     Если вы в последние годы мало брали в долг и не забывали откладывать деньги на черный день – настал ваш звездный час. Даже те компании, которые всегда тщательно береглись от любого стороннего проникновения, сегодня с распростертыми объятиями бросаются на любого инвестора. 

     Думается, что если бы Усама бен Ладен (если он, конечно, еще жив) выбрался из своего укрытия и явился в любой из американских банков с предложением выкупить часть его акций – отказа бы не последовало… Ну а пока он не спешит воспользоваться этим случаем, мир ожидает активных действий со стороны китайских, ближневосточных и азиатских инвесторов.

     И первую скрипку, как предполагается, предстоит играть так называемым «суверенным инвестиционным фондам». То есть инвесткомпаниям, принадлежащим различным государствам. 

     Пополнялись они, чаще всего, за счет доходов от экспорта (в России и Объединенных арабских эмиратах – энергоносителей, в Китае и Сингапуре – промышленных товаров). И накопить за последние годы удалось весьма кругленькую сумму – в мае 2008 года в их управлении находились почти ЧЕТЫРЕ ТРИЛЛИОНА долларов. Это равноценно ПОЛОВИНЕ всех золотовалютных резервов мира. 

     Естественно, львиная доля этих активов приходилась на группу богатейших нефтяных стран (ОАЭ, Саудовская Аравия, Кувейт, Норвегия, Россия) и «азиатских тигров» (Китай, Сингапур, Гонконг).

     Впрочем, «нефтяникам» сейчас не до инвестиций. Мировой кризис так жестко ударил по «черному золоту», что сегодня им остается надеяться, что накопленного в суверенных фондах хватит на латание колоссальных дыр в бюджете. В России к этому добавляются еще огромные долги корпоративного сектора. Так что в «забеге» покупателей ей, похоже, достанется место лишь на зрительской трибуне. А вот «промышленники» вполне могут оказаться на коне. 

     Собственно, первые шаги уже сделаны. Недавно в прессу просочилась информация, что Китай заключил целую серию контрактов на покупку в США новейших компьютерных разработок сразу на 4,3 млрд. долларов. Сделка по нынешним временам не рядовая.

     Интерес вызвали и акции глобальных компаний. На них суверенные инвесторы отвели с начала это года более 25 млрд. долларов. В 1,5 раза больше, чем в прошлом. И это, видимо, далеко не предел.

     Инвестфонды Китая, Саудовской Аравии и Сингапура получили, например, доступ к крупным пакетам акций самых влиятельных американских банков. Причем те чуть не в очередь выстраивались, пытаясь отпихнуть конкурентов от спасительных инвестиций. Если так пойдет и дальше (а денег штатовской финансовой системе нужно еще очень и очень много) – штаб-квартиры старейших корпораций впору будет переводить в Шанхай или Гонконг.

     Правда, эксперты опасаются, что излишний интерес к прежним флагманам экономики может сыграть с государствами-инвесторами злую шутку. Ведь если (как сейчас любят выражаться) мировая финансовая архитектура не будет изменена самым радикальным образом, рождение нового финансового пузыря и его еще более громкий крах – лишь вопрос времени. Но в этом случае главный удар придется уже на новых владельцев – тех самых восточно-азиатских «тигров». Так что о бдительности им забывать не стоит, иначе огромные резервы, бережно копившиеся и сберегавшиеся, могут очень быстро превратиться в пустые бумажки. Пользы от этого не будет ни им, ни всему остальному миру.

     Самые богатые «суверенные фонды» мира (по состоянию на май 2008 года)

     Инвестиционный совет Абу-Даби (ОАЭ) – 875 млрд. долларов.

     Государственный пенсионный фонд (Норвегия) – 396,5 млрд. долларов.

     Инвестиционная корпорация Сингапура – 330 млрд. долларов.

     Корпорация по управлению золотовалютными резервами (Китай) – 311,6 млрд. долларов.

     Корпорация по управлению зарубежными активами (Саудовская Аравия) – 300 млрд. долларов.

     Инвестиционная корпорация Кувейта – 250 млрд. долларов.

     Инвестиционная корпорация Китая – 200 млрд. долларов.

     Инвестиционная корпорация Гонконга – 163 млрд. долларов.

     Резервный фонд и Фонд национального благосостояния (Россия) – 162 млрд. долларов.

     Инвестиционный фонд Сингапура – 159 млрд. долларов.

     

     КАК ЗАРАБАТЫВАЮТ МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ ЗА ОДНУ СЕКУНДУ 

     даже во время кризиса

     


     
«Плохие новости — лучший друг инвестора, 

     поскольку позволяют очень дешево

     купить кусочек будущего Америки»

     Уоррен Баффет

     Если кто-то думает, что во время кризиса на бирже нет ничего, кроме убытков – он глубоко ошибается. И в эти беспокойные времена люди умудряются наживать немалые состояния. Хотя, конечно, даже среди специалистов такие достижения считаются высшим пилотажем. 

     Обычная игра на бирже (в простейшем изложении) до банального проста. Необходимо выбрать компанию, которая кажется перспективной, купить ее акции и ждать, пока они подорожают. Если выбор сделан правильно – прибыль обеспечена. 

     Если же хочется быстрых денег – к вашим услугам валютный рынок (или рынок FOREX, как его именуют брокеры). Там курсы меняются значительно быстрее, и подловить момент для максимально выгодной купли-продажи несколько проще. Правда, и прибыльность операции пониже.

     Но это все в теории. На деле же никаких однозначно надежных методик прогноза просто не существует. Работа обычного трейдера – постоянное нервное напряжение и пребывание в случайной точке диапазона от «головокружительного успеха» до «невероятной катастрофы».

     А рассказы о легком биржевом хлебе и безбедной жизни на Канарах – по большей части рекламные трюки организаций-посредников. Тех самых, которые за «крошечные комиссионные» подпускают вас к волнующему миру глобальных финансов.

     Впрочем, история знает немало случаев, когда люди неимоверно обогащались в считанные секунды. Правда, иногда конкретно этих секунд приходилось ждать годами и десятилетиями.

     В знаменитый «черный четверг» 24 октября 1929 года на Нью-Йоркской бирже все ждали обвала (начиналась Великая Депрессия). Торги открылись в 10:00. И вдруг кто-то крикнул: «Курсы растут!» В следующие десять минут средняя цена акций выросла в 22 раза (!). Спустя еще 15 минут произошел колоссальный обвал. Выиграл тот, кто сумел вовремя остановиться.

     Среди таковых был Джесси Ливермор, с тех пор ставший легендой американской биржи. За кризисный 1929-й он сумел заработать около 100 млн. долларов (почти 2 млрд. на современные деньги!).

     Его успех позже повторил Джордж Сорос. Правда, на это ему потребовался всего один месяц. В 1992 году он блестяще провел игру против фунта стерлингов. Проще говоря, Сорос брал в долг английские фунты, менял их на немецкие марки и ждал, пока фунт упадет. Его примеру последовало множество других биржевых игроков. В итоге фунт не устоял – за пару дней его курс рухнул на 25%. Удачливый спекулянт сразу же обменял свои марки обратно на английскую валюту (по значительно более выгодному курсу), без проблем расплатился с долгами и оставил себе 2 млрд. долларов прибыли. Получалось, что каждый час биржевой игры пополнял его счет на 3 млн.!

     1000 долларов, вложенная в фонд знаменитого Уоррена Баффета в начале его карьеры, несмотря на все кризисы и потрясения, сегодня превратилась бы в 3 000 000. Аналогичная сумма, потраченная на акции самых знаменитых американских компаний, сегодня «тянула» бы всего на 50 000.

     Биржевая легенда гласит, что с просьбой прекратить давление на фунт к Джорджу Соросу обращалась лично английская королева Елизавета II.

     Весьма удачным оказался для Сороса и нынешний виток кризиса. 

     Еще год назад удачливый спекулянт, вроде бы отошедший от дел, стал проявлять признаки беспокойства. Он писал статьи, выступал на телевидении, активно общался в деловых кругах. Всех и каждого Сорос предупреждал: «Обвал близко». Ему не поверили. Тогда предприимчивый делец плюнул на интересы общественные и занялся личными. Он быстро избавился от проблемных вложений, провел реструктуризацию своих активов и... заработал 4 млрд. долларов там, где все потеряли.

     Аналогичным образом поступил и неизвестный широкой общественности трейдер Джон Полсон. В то время как все бодро скупали ценные бумаги, обеспеченные ипотечными кредитами (они считались тогда беспроигрышным вложением), он активно играл на понижение. Итог получился великолепным. Всего за год он заработал 15 млрд. долларов для вкладчиков своего хедж-фонда и 3,7 млрд. лично для себя.

     Сам счастливчик признавался, что с самого начала своей финансовой карьеры «искал тот самый пузырь, который, лопнув, принес бы ему состояние». Как видим, он его нашел…

     По прибыльности операций однофамильца американского министра финансов Полсона перещеголял калифорниец Эндрю Лэхде. Его игра на понижение в ипотеке обеспечила прибыль в 1000%.

     А вот широко известному автомобильному концерну «Porsche» удалось обмануть не только кризис, но и прожженных биржевых спекулянтов. В 2008 году доходы автогиганта от спекуляций акциями «Volkswagen» оказались В РАЗЫ больше, чем прибыль от продажи автомобилей.

     Для того чтобы понять суть этой «блестящей операции», придется сделать небольшое отступление и объяснить, что такое «игра на понижение».

     Пессимистично настроенных брокеров, ожидающих снижения курса той или иной акции (или валюты) на бирже принято называть «медведями» (в отличие от «быков» – ожидающих роста). Модель их деятельности на бирже упрощенно выглядит так.

     «Медведь» за небольшое вознаграждение берет акцию в долг у ее владельца (например, на месяц). Продает ее на бирже, скажем, за 100 долларов. Через месяц он покупает ее обратно и возвращает владельцу. Если брокер все рассчитал правильно и акция подешевела – то выкуп состоится по цене, к примеру, 80 долларов. Прибыль составит 20. Если же в расчеты вкралась ошибка – и акция подорожала – «медведь» понесет убытки.

     Понятное дело, во время кризиса акции, как правило, дешевеют и «медведям» раздолье. Но, как говорится, бывают исключения.

     С «Porsche» история выглядела следующим образом.

     Давней мечтой владельцев концерна было поставить под свой контроль второй немецкий автогигант – «Volkswagen». Препятствий было всего два. 

     Первое – необходимость получения разрешения антимонопольных властей. С ним в итоге проблем не возникло. В условиях кризиса такое объединение ресурсов сочли оптимальным вариантом для поддержания на плаву немецкого автопрома.

     Второе – более серьезное. Начни «Porsche» массово скупать акции конкурента – цены на них взлетели бы до небес. В свое время одного слуха о подобной сделке оказалось достаточно, чтобы бумаги «Volkswagen» резко подорожали. 

     В итоге решили действовать тоньше. Акции «Volkswagen» мелкими партиями стали покупать сразу несколько банков, действовавших от своего имени, но в интересах «Porsche». Операция длилась несколько месяцев и к осени расклад выглядел так.

     Непосредственно «Porsche» принадлежит 42,6% акций конкурента.

     Еще 31,5% находится в распоряжении банков, но с правом «Porsche» в любой момент выкупить их по фиксированной цене.

     Наконец, пакет в 20,2% контролирует правительство земли Нижняя Саксония.

     И лишь 5,7%, таким образом, свободно продаются и покупаются на рынке. 

     Но так как официального заявления о сделке сразу не появилось, рядовые брокеры пребывали в блаженном неведении. Более того, памятуя о мировом кризисе и печальной судьбе всех прочих автогигантов (особенно американских), они с удовольствием играли на понижение. То есть одолжали акции «Volkswagen» у одного банка, продавали другому и ждали, что цены вот-вот упадут. Объемы таких «продаж в долг» достигли 12% уставного капитала концерна (при реально свободных 6).

     Но в конце октября представители «Porsche» обнародовали свои достижения, и на немецкой бирже началась форменная паника. Банки требовали от «должников» срочного возврата акций. А те, в свою очередь, судорожно пытались их купить. Платить были готовы уже любую цену. 

     А так как свободных акций все равно не хватало, то получалась такая занятная схема: «Porsche» втридорога продает акции брокерам, те возвращают свои долги банку, а банк, связанный опционным договором, вынужден их тут же перепродавать обратно «Porsche», причем по цене месячной давности (т.е. раз в пять дешевле).

     Доходы удачливого концерна составили несколько миллиардов евро, потери брокеров – до 30 млрд. А подорожавший за 2 дня в 5 раз «Volkswagen» на короткое время стал САМОЙ ДОРОГОЙ КОМПАНИЕЙ МИРА.

     Вот такой вот «изящный трюк»…

     

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!