Поезд в Барса-Кельмесе останавливается только два раза в сутки – по пути из Кунграда в Бейнеу и обратно. Кругом пески, такыры и солончаки. Когда-то эта неприветливая территория была островом в Аральском море и, как утверждают аборигены, таила в себе массу загадок.

         Историческое название острова – Суджок, что по-казахски значит «безводный». Для европейца это означало бы и «безжизненный», потому что без воды, как в песне поется, «и ни туды, и ни сюды». Точнее, туда можно, а назад – не всегда. В бурю возле этих унылых берегов часто гибли моряки. Не все сезонные рабочие возвращались на континент после встречи с ядовитыми змеями и скорпионами. Говорят, здесь нашел последний приют Хорезмшах Ала-ад-Дин Мухаммед II после бегства от монголов.

              В древности на острове часто укрывались беглые рабы, уходившие из Хивы и Старого Ургенча. Отсидевшись здесь пару месяцев, люди возвращались в родные края, и постаревшие односельчане с трудом узнавали в них своих давно пропавших соседей и родственников. Потому что беглецы отсутствовали долгие годы…

 

 Историческое название острова – Суджок, что по-казахски значит «безводный». Для европейца это означало бы и «безжизненный», потому что без воды, как в песне поется, «и ни туды, и ни сюды». Точнее, туда можно, а назад – не всегда. В бурю возле этих унылых берегов часто гибли моряки. Не все сезонные рабочие возвращались на континент после встречи с ядовитыми змеями и скорпионами. Говорят, здесь нашел последний приют Хорезмшах Ала-ад-Дин Мухаммед II после бегства от монголов.

      В древности на острове часто укрывались беглые рабы, уходившие из Хивы и Старого Ургенча. Отсидевшись здесь пару месяцев, люди возвращались в родные края, и постаревшие односельчане с трудом узнавали в них своих давно пропавших соседей и родственников. Потому что беглецы отсутствовали долгие годы…

      Говорят, целые семьи приходили сюда, селились, обживались, а потом исчезали без следа. Иногда эти истории имели логическое объяснение. Так, гибель жителей Аральского побережья, перебравшихся в XIX веке зимовать на остров вместе со скотом, связали с банальной нехваткой еды и воды – сильные штормы разрушили ледяной мост и люди просто не смогли вернуться. Но есть и другие, куда более мистические рассказы…

 

 

Одним из тех, кто побывал на таинственном острове, стал украинский классик Тарас Шевченко. В 1848 году 4-й Оренбургский батальон, где служил рядовым ссыльный поэт и художник, был снаряжен в экспедицию по исследованию Арала под началом лейтенанта Алексея Ивановича Бутакова. Благодаря этому Шевченко, выпускник Петербургской академии художеств, создал свой знаменитый альбом акварелей «Берега Аральского моря». Реалистичные пейзажи изображают обрушившиеся морские берега, похожие на развалины средневековых замков и крепостей с остатками башен, рвов и зубчатых стен. За свои «художества» Шевченко поплатился арестом и ссылкой в Новопетровское укрепление на восточном берегу Каспийского моря. Не поздоровилось и Бутакову – пришлось понести дисциплинарное взыскание.

 

     След птеродактиля

      В 1959 году корреспондент газеты «Ленинская смена» Георгий Новожилов познакомился в тех краях со стариком-казахом Нурпеисом Байжановым. Он-то и рассказал журналисту о доисторическом чудовище…

      …Было это в далекие 1830-40-е годы. Отец Нурпеиса, тогда еще подросток, вместе с дедом рыбачил в Аральском море. Причалив к южному берегу острова, они вышли на сушу. В одной из пещер рыбаки увидели, как из «белого камня, лежавшего высоко над морем в обрыве берега, вылупился шайтан». Чудовище «напоминало огромную летучую мышь, только у него была громадная пасть, вытянутая, как птичий клюв. В пасти торчали острые, как клыки, наклоненные вперед зубы…» По описанию крылатый ящер напоминал птеродактиля. Испуганные рыбаки покинули остров, в панике забыв обо всем летнем улове. Позднее здесь нашли пустые юрты и труп крылатого ящера, который, судя по всему, сожрал и казахов-переселенцев, и их овец.

      Байжанов показал журналисту зуб существа, переданный ему отцом перед смертью – странной формы и огромного размера. Причем было видно, что необычный предмет не пролежал в земле миллионы лет – он был свежим.

      Расстаться с семейной реликвией казах не пожелал, но позволил ее сфотографировать. Ученые палеонтологического музея определили объект как зуб летающего ящера птеранодона из отряда птеродактилей, вымершего около 145 млн. лет назад.

     ТоЧка невозврата

      Дурная слава о мрачном острове множилась, и со временем его стали звать «Барса-Кельмес», что в переводе с казахского звучит как «Пойдешь – не вернешься». Но несмотря на угрожающее название, загадочная земля все больше притягивала путешественников.

      Ходят слухи, что в 30-е годы ХХ века здесь пропала целая экспедиция. Правда, спустя три месяца один из ее участников сумел выбраться к поселению, но сразу же отправился в психиатрическую лечебницу, так как уверял, что пробыл на острове всего три дня. Объяснить, что случилось с остальными, он не смог.

      В 1949 году появились новые сообщения о пропаже людей. Тогда у берегов острова пережидал непогоду рыбацкий баркас. Двое любопытных казахов отправились вглубь Барса-Кельмеса и не вернулись. А когда их товарищи начали поиски, то обнаружили только громадное кольцо тумана.

      Донесение пошло по инстанциям, и через некоторое время к острову полетел самолет «Ли-2». За несколько километров до цели у него «зачихали» моторы. Вскоре пилоты увидели свою цель – скопление тумана, напоминающее линзу – и направили машину прямо на нее. Двигатели заглохли, но самолет удалось посадить на мелководье.

      Зону тумана окружили военные и стали запускать в кольцо собак на длинных поводках. Пройдя определенный рубеж, животные пропадали.

      Следующую попытку проникнуть в «линзу» военные предприняли на танке. Люк плотно закупорили, на броне закрепили всяческие приборы, машину привязали тросом к траншеекопателю. Танкист непрерывно докладывал обстановку, но вдруг на полуслове замолк. С командного пункта сразу же последовал приказ: «Немедленно возвращайтесь!» На что последовало недоуменное: «А зачем мне теперь возвращаться?»

      Танк выдернули из кольца траншеекопателем. Оказалось, что броня сплошь покрыта инеем. В кабине осталась совершенно неповрежденная экипировка, но самого танкиста – как не бывало. Перед испытанием он порезал палец, и в перчатке остался бинт. Но даже сильнейший микроскоп не выявил на нем ни одной молекулы крови.

      Полковник в отставке Сергей Бусыгин спустя 39 лет описал события 1960 года. По его словам, ключевым участником мистерии стал пожилой казах Абдразак, переехавший на остров вскоре после появления тумана.

      Первым делом он категорически предостерег военных от всяких попыток лезть внутрь «линзы», потом точно указал, где надо ставить наблюдательную вышку. От этого места начали вести ограждение.

      «Главное событие на острове обозначилось так: «Абдразак идет на вышку! – рассказывает очевидец. – В назначенное им время к юрте подъехала на машинах офицерская верхушка, которой была доверена «линза». Абдразак вышел из юрты в сопровождении переводчика, капитана Кудайбергена, так как он почти не понимал русской речи, а говорить по-русски вовсе не мог. От юрты Абдразака машина направилась к «линзе». Подъехали к ограждению. На одной вышке устроился Абдразак с Кудайбергеном, на другой (уже была поставлена вторая вышка) – все остальные офицеры».

      Что такого особенного казах смог рассмотреть с наблюдательной башни, достоверно никто из жителей острова так и не узнал. Однако позднее пошли слухи: одним из видений Абдразака были события 12 апреля 1961 года – первый полет человека в космос. 

      Так или иначе, но вскоре после знаменательного посещение пожилым казахом вышки исследования «линзы» свернули.

 

 Одна из легенд, которые рассказывают местные жители, повествует о былинном герое Кобланды-батыре. Преследуемый многочисленными врагами, он бросился в море и приплыл на заколдованный остров. Там он беспробудно проспал три дня и три ночи, а возвратившись домой, узнал, что отсутствовал тридцать три года. Все его былые соперники стали седыми стариками, а любимая девушка – бабушкой.

     Вне времени 

      Во второй половине прошлого века на Барса-Кельмесе происходило много странных событий. Как-то в 1979-м остров посетила геодезическая экспедиция. Об этом рассказал ее руководитель, преподаватель Ейского морского рыбопромышленного техникума Владимир Петрович Бобынин: «Экспедиция проводила измерения координат обсервованных точек. Я работал геодезистом этой партии. Несколько точек нужно было измерить на территории острова Барса-Кельмес». Вместе с проводниками-казахами исследователи переправились на берег. Одна из точек находилась на горном плато, куда местные жители вести гостей отказались. Начальник партии решил обойтись своими силами.

      Группа вышла рано утром. «Стояла ясная солнечная погода, – продолжает Бобынин. – Я развернул радиостанцию, подключил аккумуляторы, проверил работоспособность. Станция нормально работала. До сеанса связи с судном оставалось около получаса. В это время подоспел завтрак, и я ушел есть, оставив радиостанцию. Только мы расположились за столом, погода довольно резко изменилась. Было по-прежнему светло, однако небо затянуло какой-то дымкой, маревом. Горизонт скрылся в тумане. Это немного обеспокоило начальника, и он есть не стал. Однако все другие довольно спокойно доели и разошлись по работам. Я подошел к рации, так как подошло время сеанса связи с судном. Я надел наушники, но ничего не услышал. После беглого осмотра я установил, что не работает ни приемник, ни передатчик, но индикаторная лампочка на шкале горит».

      Начальник успокоил радиста, мол, скоро возвращаться на судно. И тут погода восстановилась, снова засияло солнце. Оказалось, что и рация работает бесперебойно.

     «По моим часам, я опоздал к сеансу примерно на 15 минут, – говорит Владимир Петрович. – Настроившись на рабочую частоту, я услышал, как радист судна работает с береговым радиоцентром. Передавал он примерно следующее: «Ушли вчера под утро. Больше суток не выходят на связь». Я перебил его и, преодолевая недоумение, стал передавать, что опоздал всего на 15 минут. Мне не поверили, я передал обычную информацию, рассказал об этом начальнику партии, он тоже ничего не понял».

      На судне членов экспедиции объявили алкоголиками, которые, вместо того чтобы работать, перепились на острове. А после обвинили в подлоге, поскольку у всей партии отставали часы, причем на одно и то же время. Проверили хронометр – та же картина. Руководство упрекало исследователей острова в порче ценного точного прибора. И лишь на берегу вспомнили, что хронометр был опечатан.

 

     Дело о пришельцах

      В 1970 году на Барса-Кельмес для проверки слухов о необычайных явлениях направили специальный отряд. Военный катер доставил на остров десяток автоматчиков и трех офицеров. 

      Небо было чистым, но над островом повисла пелена тумана. Когда же он рассеялся, военные увидели перед собой высокий забор. Откуда бы ему тут взяться? Майор, руководивший операцией, приказал держать оружие наготове и подошел вплотную к забору. За ним он увидел шар диаметром метров пять, переливавшийся на солнце матово-серебристым блеском. Около объекта стояли трое в таких же серебристых комбинезонах. На поясе у каждого висел необычный пистолет.

      Майор отдал приказ обезвредить незнакомцев. Отряд ринулся к сверкающему шару. Неизвестные схватились за оружие, но неожиданно стали отходить. Военные наступали и вдруг обнаружили в скале вход в пещеру. Небольшой тоннель вывел их в хорошо освещенный зал. В центре находился пульт управления, вокруг него располагались длинные столы с незнакомой аппаратурой. А за ними работали огромные, более двух метров ростом, существа в темных комбинезонах. Низкорослые в серебристом прохаживались вдоль столов. Увидев людей, карлики попытались выхватить оружие, но попали под пули военных. Несколько гуманоидов были ранены, но двухметровые существа не пострадали. Позже военные пришли к выводу, что это были биороботы. В конце концов людям пришлось ретироваться.

      Контактер Игорь Павленко, который провел на острове около суток и наблюдал странные световые явления, считает, что там располагается база инопланетян. Вероятно, она оборудована мощным энергогенератором, который и стал виновником всех аномалий, происходивших с аппаратурой и часами в центральной части Барса-Кельмеса.

     Чистосердечное признание

      В 90-е годы, в эпоху дикого интереса к НЛО и прочим «сверхсекретным» материалам, легенда о таинственном острове пользовалась особым успехом. Все новые очевидцы чудесных событий, происходящих на Барса-Кельмесе, с радостью делились с журналистами своими историями. Но вдруг в прессе появилось неожиданное признание – известный писатель-фантаст Сергей Лукьяненко объявил, что целый ряд захватывающих историй о Барса-Кельмесе, равно как и сказку о Кобланды-батыре… он выдумал ради розыгрыша. «История, на которую «Техника – Молодежи» недавно уже начала ссылаться, как на бесспорный факт существования летающих тарелок и машин времени, оказалась полностью высосана из пальца. Независимо друг от друга в розыгрыш включались все новые и новые поколения. И если не поставить сейчас точку на Барса-Кельмес, то и наши внуки будут организовывать экспедиции на несчастный островок. Так что – каюсь. Грешен. И бодрая картинка из «ТМ», где птеранодон несет в клюве летающую тарелку, увы, лишена оснований».

      Дал «признательные показания» и Георгий Новожилов. В 1992 году он рассказал внуку Денису, помешанному на фантастике, и гостившему у них Лукьяненко, что все написанное 30 с лишним лет назад – не более чем выдумка.

      Тем не менее, экспедиции продолжали снаряжаться на остров с завидным постоянством. И до сих пор находятся любители всего необычайного, которые с азартом ищут доказательства существования в наши дни птеродактилей, присутствия на земле инопланетян и причины аномалий. Многие уверены, что мысль материальна. А раз так, то в недалеком будущем необходимые доказательства, возможно, найдутся.

      Тем более что все меняется. Даже сам остров Барса-Кельмес уже не существует. Аральское море постепенно пересыхает, и 20 лет назад изолированный клочок суши стал полуостровом, а летом 2009-го и вовсе сравнялся с большой землей. Сейчас это урочище в Аральском районе Кызылординской области.

      Но кое-что необычное там все же есть. На территории Барса-Кельмеса расположен заповедник – единственное на планете место обитания в дикой природе куланов. Что может быть чудеснее?

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.