Страна, которую мы сегодня называем Австрией – только небольшая часть некогда великой державы, которая почти 300 лет была крупнейшим государством Европы. Современная Австрия – это всего лишь 1/6 прежней. Но она по-прежнему одна из первых в Европе по уровню жизни. А богатейшее историческое и культурное наследие привлекает миллионы туристов со всего мира. И их желание попасть туда порой превышает возможность страны их принять.

     Австрия – страна нейтральная, гостеприимная и настолько популярная у туристов, что еще нужно подгадать время, чтобы не было проблем с приездом и заселением.

                 Здешние дороги – одни из лучших в Европе. Приедете на личном авто – оно вам скажет спасибо. Колеса практически не изнашиваются – дорожное покрытие идеально. Можно поставить полный стакан напитка – не разольется, а если в пути надумаете делать заметки – сможете писать идеальным почерком, без помарок. У этих дорог одна беда – все они платные, от самой границы. И оплатить их лучше всего еще до въезда в страну. Штрафы весьма значительны. 

          Так что, попав в Австрию на авто, первым делом следует не перекусить, передохнуть или найти отель, а срочно приобрести карточку на оплату проезда по дорогам. И скорее приклеить на стекло, поскольку до этого она недействительна. Я сам имел несчастье объясняться с суровым австрийским постовым по поводу отсутствия такой карточки. Купить ее можно везде – на почте, заправке, в табачном киоске. А лучше – еще до въезда в Австрию, прямо на границе. И это еще не все. Кроме оплаченных таким образом государственных дорог есть еще и частные. Дорожная карточка на них не действует. Или платите отдельно, или разворачивайтесь и езжайте назад. Если сможете. Но это может оказаться сложно – австрийцы наловчились устраивать контрольные пункты перед въездом в тоннели, когда уже обратно никак. И последний штришок – если соберетесь путешествовать на машине зимой в горах, то вам следует обзавестись специальными цепями на колесах. Их выдают напрокат бесплатно. А если не берете – опять штрафуют. Максимальная скорость передвижения в населенных пунктах – 50 км/ч. А по городу Грац – 30. А с учетом пробок – пешком доберетесь куда угодно намного быстрее. Заодно сможете и пива выпить. А вот за рулем это запрещено. За нарушение – снова штраф, до 5000 евро. И лишение прав. Так что ездить на машине по Австрии, возможно, и не самая удачная мысль. Может, оттого и дороги у них хорошие?

          Лучше выбрать какой-нибудь другой вид транспорта. Между прочим, австрийские железные дороги – самые комфортные в Европе. Недорогие, но идеальные. Поезда останавливаются почти в каждой деревне. Ну а если до какой и не доезжают – есть сеть автобусных маршрутов. Их даже больше, чем деревень. Для самых неугомонных – прокат авто и велосипедов. Последние, правда, очень быстро разбирают.

          Определившись с транспортом, пора выбирать, куда ехать. Если въезжать с Запада – стоит начать с Инсбрука. Если с Востока – ваш выбор Вена.

     Тироль. Здравница на снежных склонах

          Тироль – земля аббатств и монастырей. В Средние века весь Тироль был церковной землей. Благосостояние и мощный золотовалютный запас священному государству обеспечивали неистощимые серебряные рудники. Тирольский талер считался в Европе международной валютой, аналогом сегодняшнего евро. А на белорусских землях он вообще долгое время был единственным платежным средством, а затем, после некоторой доработки, стал и национальной валютой страны. Процветал себе Тироль и горя не знал. Но сильное католическое государство пало под мощными ударами немецкой реформации. Однако прокатившись катком и разрушив все на своем пути, она все же отступила. Тироль отстоял и свободу, и веру. И его жители как были католиками, так и остались. И храмы свои смогли сберечь. А теперь те же немцы, приехав сюда, восхищаются их красотой и сохранностью.

          Сегодня федеральная земля Тироль – всеавстрийская здравница. И это притом, что только 13% ее территории пригодны для проживания. Еще 20% – заповедная зона. Между прочим, здешние заповедники совсем не похожи на наши. В Австрии в них вообще не ступает нога человека. Под страхом штрафа. Но есть гораздо более интересные места. В Тироле настоящее раздолье для лыжников – почти 1000 пиков высотой больше 3000 метров. И работают все трассы круглый год. На случай жары стоят мощные снежные пушки. Не будет снега – тут же подсыплют.

          Местные жители учатся кататься почти с пеленок. Детишки еще ходить толком не могут – а их уже ставят на лыжи. Строят в колонну, привязывают к длинной веревке и таскают по специально проложенной лыжне. И инструкторы со всех сторон бдят, чтоб ребенок случаем не упал. Тут же поднимают – и опять на лыжню. Так и растят будущих олимпийских чемпионов. Столицу Тироля, Инсбрук, одновременно можно считать и столицей зимних Олимпийских игр. Они проходили здесь уже два раза – в 1964-м и в 1976-м – а в 2012 году готовят третью, молодежную Олимпиаду. И неудивительно – где еще в окрестностях одного города можно найти 250 километров хорошо уложенных лыжных трасс, из которых половина – горные?

          Тироль – это еще и яблоко раздора между Австрией и Италией. После Первой мировой войны всю южную часть провинции присоединили к Италии, и до конца ХХ века Австрия пыталась ее вернуть. Но тщетно. Сейчас страны вроде помирились. Но на выезде из Австрии в Италию вдоль дорог стоят таблички: «Южный Тироль – это не Италия».

          В 15 километрах от Инсбрука расположен городок Ваттенсе. Об этом месте мало кто слышал – а между тем именно там находится штаб-квартира организации с мировым именем. А именно – компании «Сваровски».

     Драгоценный блеск от Даниэля Сваровски

          В 1892 году Даниэль Сваровски запатентовал первый в мире электрический шлифовальный станок. Следующим его изобретением стал искусственный хрусталь – и оно совершило грандиозный прорыв в стекольной промышленности. Эти кристаллы были дешевле натурального хрусталя и легче обрабатывались – и принесли славу и богатство своему создателю.

          Сваровски никогда не скрывал, что изобрел не драгоценный камень, а всего лишь новый вид стекла. Но какое это было стекло – иногда даже красивее бриллиантов! Известнейшие красавицы Санкт-Петербурга и Парижа, двух столиц моды того времени, записывались в очередь на изделия Сваровски. А с 1920 года их начал скупать модный дом Коко Шанель, позднее – и Кристиан Диор. Такая реклама никому из конкурентов и не снилась. Знаменитые венецианские стекольные заводы в то время стояли на грани разорения. И продолжившие семейное дело сыновья Сваровски окончательно добили их.

          Впрочем, кристаллы Сваровски – не единственное, что изобрел Даниэль. Его предприятие дало миру светоотражатели для автомобилей и отражающие элементы дорожного покрытия. А оптические приборы этой марки ценятся до сих пор.

          Даниэль Сваровски говорил, что не сделал ничего особенного, а всего лишь изобрел новый способ изготовления стекла. На самом же деле он совершил переворот в мире моды.

          В 1995 году к 100-летию основания фирмы вблизи Ваттенсе открылся музей компании. Он построен в громадной пещере и окружен красивым парком. Здесь выставлено все, чего достиг сам Даниэль и его наследники. Жемчужины экспозиции – самый большой (полметра) и самый маленький (меньше миллиметра) кристаллы искусственного хрусталя. Оба они занесены в Книгу рекордов Гиннеса. Стены пещеры расписаны строками из стихов Шиллера, Гете, Лорки, в которых упоминается слово «хрусталь». Тихая музыка, переливы света создают ощущение, что вы в гостях у сказочных созданий. Перед пещерой – озеро и водопад, льющийся изо рта каменного великана с хрустальными глазами.

          Кстати, технология изготовления кристаллов – до сих пор тайна, ноу-хау одной семьи. И компании, заставившей считать обработку обыкновенного стекла отдельным видом ювелирного искусства. Одно из прекраснейших произведений мастеров-стекольщиков Сваровски показано в фильме «Призрак оперы». Первые кадры демонстрируют зрителю огромную люстру необычайной красоты в Парижской опере. Она создана специально для фильма. Более того, ради рекламы компания полностью проспонсировала съемку.

     Зальцбург – земля с музыкальным слухом

          Зальцбург тоже был независимой страной. Им правил архиепископ, и структура государства была точной копией Ватикана. Эту землю называли не иначе как «Северный Рим». Самая выдающаяся достопримечательность города – крепость Хоэнзальцбург, или Хоэн, сохранившаяся в первозданном виде с XI века. Величественное строение, видимое из любой точки города, стоит на отвесной скале. За высокой стеной скрываются бастионы, редуты и башни, а за ними – второй уровень обороны, еще одна крепость. Неудивительно, что Хоэн так ни разу и не был взят, даже когда во время религиозных войн весь Зальцбург лежал в руинах.

          Сегодня здесь главный зальцбургский музей под открытым небом. Пешком, правда, добираться до него тяжеловато – склон довольно крут. Поэтому до крепости проложили трамвайный маршрут. В экспозиции – огромный механический орган, роскошные опочивальни князей, камера пыток. Не менее интересно осмотреть Хоэнзальцбург снаружи – как архитектурный изыск, как фортификационный шедевр и как интересное решение вопроса с канализацией в замкнутом пространстве. А еще с крепостных стен отлично виден весь город. Панорамные фотографии Зальцбурга можно сделать только оттуда.

          Не менее интересен замок Мирабель – красивейшее строение с богатой историей. Архиепископ Зальцбурга Вольф Дитрих фон Райтенау, нарушивший все церковные и светские законы, возвел его… для своей возлюбленной, Саломеи Альт. И назвал ее именем – Альтенау. Девушка ответила взаимностью – и от греховной связи родилось 15 детей. Разумеется, церковь сделала все, чтобы эта история поскорее забылась. Преемник фон Райтенау переименовал уютное семейное гнездышко, и 200 последующих лет архиепископы перестраивали его, превращая в административное учреждение.

          Замок окружен парком – как считают, самым изысканным в Австрии. И он действительно прекрасен – львы на входе, античные скульптуры, сказочные цветочные композиции, фонтан и театр с кулисами из живых растений. Здесь можно поплутать по лабиринту или пройтись по аллеям «Сада карликов», где гротескные фигуры изображают человеческие пороки.

          Устав гулять по парку, вы можете зайти в собор св. Руперта. Это место знаменито огромным и удивительно чисто звучащим органом. А еще – купелью, в которой был крещен маленький Моцарт.

         Имя знаменитого композитора до сих пор приносит Зальцбургу львиную долю доходов от туризма. Каждый гость города может взглянуть на дом по улице Гетрейдегассе, 9, где родился гений. Правда, он полностью перестроен. Здесь есть музей Моцарта. Однако и там нет подлинных экспонатов. Скромные надписи гласят – этот сундук соответствует эпохе, а такие костюмы носили современники композитора. На этой скрипке, возможно, играл Моцарт. Единственная настоящая вещь здесь – локон маленького Вольфганга Амадея.

          По-настоящему прочувствовать гений Моцарта можно, послушав колокола архиепископского дворца. Несколько раз в день на них исполняют мелодии великого композитора. Правда, он никогда не писал музыку для колоколов. Но тот, кто сделал этот колокольный «ремикс» – тоже гений. Трудно подобрать правильные слова, чтобы описать эти звуки. Такая музыка может звучать, наверное, только на небесах.

          Мелодии Моцарта сменяются произведениями Гайдна. Кстати, в Зальцбурге, на кладбище св. Петра, расположена его могила. А неподалеку на кладбище св. Себастьяна покоится прах еще одного гения, правда, совершенно в другой области – отца европейской медицины Парацельса.

          Если вы любите музыку – езжайте в Зальцбург в июле, чтобы попасть на знаменитый фестиваль. Лучшие музыканты Европы почитают за честь выступать здесь. Тут получил путевку в жизнь великий Герберт фон Караян. А для любителей лыжных прогулок не так далеко от Зальцбурга есть долина Гастайн. Там самые современные горнолыжные курорты, оснащенные всем, что может прийти вам в голову. Там же находится радоновая пещера и горячие термальные источники.

      

     Великий лекарь Парацельс

          Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенхайм – так звучит имя непризнанного при жизни родоначальника многих медицинских новшеств Европы. Один из самых таинственных ученых и алхимиков Средневековья родился в семье врача. Но изучать медицину не смог – ему никак не давалась латынь. И Парацельс пошел другим путем – занялся изучением того, что мы сейчас называем нетрадиционной медициной. Без малого 10 лет он пропутешествовал по Европе и Африке, собирая рецепты лечения разнообразных болезней и слушая местных колдунов. Дважды заезжал и на земли современной Беларуси, где изучал фитотерапию. А после – взялся за медицинскую практику. Сначала дела шли плохо, многие больные умирали. Потом грянула война, и Филипп стал военным лекарем. Нанимаясь в воюющие армии, он практиковал разные методы лечения, не всегда заботясь о последствиях – ведь многие раненые гибли в любом случае. Но со временем количество перешло в качество. Молодой врач приобрел огромный опыт в военно-полевой хирургии, а заодно и во многих других областях медицины. Он мог поставить на ноги почти безнадежного пациента. И его имя прогремело по всей Европе. Но у славы есть и другая сторона – Парацельса невзлюбило врачебное сословие. Приезжая в город, Филипп творил чудеса, и клиентура местных врачей в полном составе переходила к нему. Ясное дело, недовольных было много. Плюс сам Парацельс был далеко не ангел. Он любил выпить и был весьма несдержан на язык – громил медицину, и ту, что до него, и ту, которая будет после. То книги известных медиков сожжет, то церковь обругает. А поутру, с хмельной головой, кляня свой язык, спешно покидал очередной город.

         Парацельс стал родоначальником фармакологии и гомеопатии, дал толчок развитию химической медицины. До него никто и мысли не допускал лечить человека ядом. Парацельс же считал, что наше тело – это сосуд для ядов, и все дело лишь в их дозировке и балансе. Добавишь больше – убьешь, дашь норму – спасешь. Ртуть, цинк, сера были его любимыми лекарствами. Тогдашнюю медицину это ужасало. И Парацельса постоянно отовсюду выдворяли. Единственным местом, где он нашел покой, стал Зальцбург. Здесь он практиковал до самой смерти.

     Хальштатт. Город со вкусом соли

         В Хальштатте находятся самые древние в мире соляные каменоломни. Потому ЮНЕСКО объявил всю округу «Всемирным наследием» и выделил деньги на их консервацию. Но, к счастью, экскурсии туда водить не перестали. Да и соль добывать тоже – таковы традиции. Правда, не в таком количестве, как 5 тысяч лет назад, когда и начали разработку. И поставки наладили от Средиземноморья до Балтики.

          Пещеры стоит посетить. Главный аттракцион – это спуск в шахту. Если вы осторожный человек, можете спуститься по лестнице. Но если хотите с ветерком – прокатитесь с горки, выложенной из бревен. По пути – камеры, снимающие лица катящихся людей. А внизу предложат купить фото.

          В шахте достаточно холодно, градусов 5-6. На входе, конечно, выдают спецодежду, но ее недостаточно – шахтеры-то беспрерывно махали молотом, им и без одежды жарко было. А вам свитер и теплую куртку, даже летом, лучше захватить. Во время экскурсии предлагают лизнуть соли. И отломать кусочек на память, если получится. Это шутка у экскурсоводов такая. Считается, что отломить пальцем кусок стены невозможно.

          Осматривать достопримечательность Хальштатта лучше ранним утром, когда вокруг нет толп туристов. Либо ехать сюда поздней осенью. Удобнее всего здесь же, в городе, и остановиться. Но может и не получиться. Как вы думаете, сколько гостиниц в местечке с населением менее тысячи человек? Правда, рядом, минутах в 10 езды, есть город Обертраун, где тоже можно найти комнату, тем более, что и там есть на что посмотреть – там целых 240 пещер. Пускают, правда, только в три. Но и этого хватит. К тому же система пещер в Обертрауне считается самой длинной в Европе, до устали находитесь. Самые знаменитые – Ледовая и Мамонтовая. К ним только по канатной дороге можно добраться. Названия пещер определяет их суть – в Ледовую нужно брать два свитера, в Мамонтовой можете наткнуться на останки древних гигантов. Обе интересны и красивы. Ледовая известна еще и тем, что в ней периодически проводятся концерты классической музыки. Представляете, какая акустика в пещере, у которой нет конца?

          Еще одно дело, ради которого люди едут в Обертраун – дайвинг. Говорят, что в здешнем озере нацисты схоронили часть награбленных сокровищ. Температура воды не выше 10 градусов, да и дно вроде уже сто раз обследовали. Но все равно уже седьмой десяток лет ныряют люди в этот морозильник в надежде разбогатеть.

     Баден: бани, вино, казино…

          Если Тироль – всеавстрийская здравница, то Баден – симбиоз климатического курорта и Лас-Вегаса. По какому-то капризу природы среди альпийских гор появился небольшой пятачок земли с климатом, схожим со средиземноморским. И к тому же здесь очень полезная минеральная вода. Ценность серных источников Бадена оценили еще римляне. А вслед за ними – Габсбурги. Они подошли к делу по-немецки основательно. Из сотни обследованных источников были выбраны полтора десятка самых полезных, обустроены как полагается – и народ купается в них до сих пор. Особую популярность подарила курорту императрица Мария Терезия. Дворцы, сады, розарии, перестройка купален в античном стиле – это все ее инициатива. Благодарные горожане до сих пор хранят память о ней. Из захолустного городишки с нехорошо пахнущей водой она сделала первоклассный европейский курорт, отдых на котором стал весьма престижным. Ежегодно летом здесь собирался цвет Европы. Поехать именно в Баден, а не в соседний немецкий Баден-Баден, считалось хорошим тоном. Особенно облюбовали это место музыканты. Частенько наезжал Гайдн, посещало курорт все семейство Штраусов, бывали Моцарт с Сальери. А Бетховен вообще предпочитал искать здесь свою творческую музу. Он 7 раз сюда приезжал и каждый раз снимал новые апартаменты – композитор был весьма придирчив к обстановке и любил комфорт. Надо сказать, что муза его не покидала и за многие произведения Бетховена мир должен быть благодарен Бадену. В том числе и за «Европейский гимн» – Девятую симфонию. Местом действия «Летучей мыши» избрал Баден Иоганн Штраус-сын. Дважды заезжал «на воды» и Наполеон Бонапарт с супругой – и остался очень доволен. Что неудивительно – местная вода обладает редкими свойствами. Полезная во всех отношениях – и купаться можно, и пить. Основа лечения – своеобразная по концентрации и составу местная серная вода. Очень целебная, но не очень-то приятная на вкус.

          Запивать горькое лекарство старожилы рекомендуют хорошим вином. Сразу за городом начинается плодородная Паннонская долина, до горизонта засаженная виноградниками. И молодое вино у здешних жителей никогда не переводится. Подают его в больших трехлитровых кувшинах в заведениях, называемых «хойриген». По посещаемости они обгоняют даже бесплатные фонтанчики с целебной водой. В городишке размером с Лепель их около сотни – и никакой конкуренции. Еще места по вечерам нужно бронировать. А для тех, кто не любит вино, находчивые австрийцы придумали способ выгодно продавать ягоды. Коммерческий проект называется «виноградотерапия». Из некоторых сортов винограда вино не получается. И они были объявлены лечебными – способными выводить шлаки и омолаживать организм. И если мужчина останется верен хойригену, то какая женщина устоит против такого соблазна? Умные люди живут в Бадене.

           Ну а для любителей активного отдыха есть казино – крупнейшее в Европе, исключая СНГ. Внутри красиво, но поиграть может не каждый – очень уж высоки ставки. Для тех, кто более разумен, но тоже хочет на что-нибудь поставить, в городе предусмотрен ипподром. Там все более демократично.

           Кстати, отсюда рукой подать до Вены – чуть больше 20 километров. Оттуда даже ходит городской трамвай. От Оперы час езды, 5 евро – и вы в Бадене.

     Пиво – к сосискам, кофе – к штруделю

          Австрийской кухни не существует. Есть венская. И неудивительно – трудно было бы поименовать как-то кухню государства, в котором живет 16 народов, и каждый со своей кулинарной традицией, и каждый обижается, что его имя не учли в названии. Умные австрийцы вышли из ситуации красиво, и теперь каждый народ считает, что, направляя в Вену своих лучших кондитеров и поваров, законодателем пищевой моды в столице является именно он.

          Венское застолье разнообразно. Да и как могло быть иначе, если здесь широчайший выбор рецептов – от итальянских до украинских и от балканских до немецких. Но фирменными блюдами австрийских ресторанов всегда были две вещи – шницель и штрудель. Венский шницель – это хорошая телятина. Иногда, чаще по заказу, готовят его и из свинины, но об этом обязательно предупреждают, и в меню, и несколько раз устно. Не понимают местные повара, как шницель может быть из другого мяса.

          Чем огромнее этот сочный кусок мяса – тем лучше. Некоторые рестораны даже соперничают, у кого больше шницеля свисает, не вмещаясь, с края тарелки. Секрет изготовления прост – мясо слегка отбивают, панируют и жарят, полностью погружая в масло. Лучше в сливочное – вкуснее. Простота и отменный вкус – вот два признака хорошего шницеля.

          Со штруделем сложнее – с этой выпечкой много возни. Блюдо представляет собой фруктовый рулет, укатанный в тонкий слой теста. Вот здесь уже тонкости: лист теста должен быть раскатан вручную до определенной толщины. Запекать нужно недолго, чтобы начинка не пересохла и не потеряла вкус, но и недопечь нельзя – тогда тесто будет не таким вкусным. Но штрудель – бренд страны. Кстати, австрийский император Франц Иосиф из патриотических чувств на протяжении всего царствования ежедневно заказывал на завтрак такой рулет, хоть и ненавидел его. Вот сила воли у человека была – коль народ любит, значит, и я должен есть. По традиции штрудель готовится исключительно с яблочной начинкой, подается горячим и с кофе.

          Кроме самых известных, стоит остановиться еще на некоторых блюдах, которые обязательно надо попробовать. Во-первых, «штирийский гуляш» – несмотря на простенькое название, весьма сложное в приготовлении и дорогое яство. Одних ингредиентов множество – мясо, сельдерей, кольраби, белый перец, гвоздика, натертый хрен, нарубленная петрушка – и это только начало! Готовится гуляш часа полтора. Но получается очень вкусно. Вам обязательно понравится, если дождетесь и не закажете во время ожидания что-нибудь другое. Например, сосиски. Кстати, их изобрели в Вене. В Австрии они до сих пор лучшие из лучших. Стоит раз в жизни попробовать такую сосиску – и после этого есть другие вы уже вряд ли захотите.

          Обязательно попробуйте и первые блюда. Венская кухня – одна из немногих в Европе, а в Западной и единственная, которая свято чтит традицию подавать к столу горячие супы. Венгерский мясо-овощной, чешский с кнедликами, тирольский со шпиком… И все это отнюдь не жидкие бульончики. Не меньше нас австрийцы уважают картошку. Она используется везде – в любых салатах, в качестве гарнира, как отдельное блюдо. В Австрии готовят точно такие же картофельные клецки, как и у нас.

          Но больше всего местная кухня прославилась в мире выпечкой и десертами. Один только торт «Захер» чего стоит. С виду он довольно неказист. Но столько слоев шоколада, переложенных бисквитными коржами, вымоченными в сливках, и все это под толстым слоем глазури, превращают чаепитие в праздник. Рецепт придумал 16-летний венский поваренок Франц Захер. Может быть, парень просто любил шоколад, и однажды сложил разные сорта столбиком, скрепил между собой теплыми сливками и залил сверху глазурью, чтоб сооружение не развалилось. Рецепт торта держат в секрете, а подделки не настолько вкусны.

          Национальным напитком Австрии считается кофе. «Кофе по-венски» – тоже один из мировых брендов. Кофе венцы пьют давно и много – с ним может поспорить по популярности только пиво. Австрийские пивоварни производят 360 сортов этого напитка и 10 млн. литров в год. Самая знаменитая марка – «Gosser». Между прочим, именно на пивоварнях этой компании был придуман способ пастеризации пива, и его срок годности увеличился с 1-2 дней почти до бесконечности. Так что пить его теперь можно не только вблизи места приготовления, но и в любой точке мира.

          Лучшим спиртным напитком Австрии был, есть, и очень надеюсь, всегда будет молодое белое вино из хойригена. Им старайтесь и запивать все, чтобы не посадить сердце кофеином, не нарастить живот пивом и не отбить вкус к хорошему продукту шнапсом.

          Как вы догадываетесь, кулинарные изыски – это далеко не все, что можно рассказать про австрийскую столицу. Вена – «вещь в себе», город, не похожий ни на какой другой и заслуживающий того, чтобы о ней обстоятельно рассказать. Чем мы и займемся в следующем номере.

          Современная Австрия только подтверждает теорию, что великие империи не умирают – они сохраняют имперское величие и наследие на все века вперед и щедро одаривают расположением всех, желающим к этому величию приобщиться.

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.