Два лика идола

 

Ученый все равно что мимоза,

когда замечает свою ошибку,

 и рычащий лев – когда

обнаруживает чужую ошибку.

А. Эйнштейн

 

Первый после Бога?

            В списке «100 великих евреев» имя Альберта Эйнштейна стоит третьим – после пророков Моисея и Иисуса. Это не шутка! Человек с грустными глазами и растрепанной седой шевелюрой стал настоящим символом ушедшего ХХ столетия. Но есть и другой известный портрет, где гений ехидно показывает человечеству язык.

            Какая из двух ипостасей отражает истинную сущность этого идола столетия? Гений и величайший ученый эпохи? Или мистификатор и плагиатор? Несколько смущает тот факт, что личность автора общей и специальной теории относительности затмила его открытия… Может, его имя – очередной блестяще раскрученный «брэнд»?

             Для одних Альберт Эйнштейн – почти бог, для других – его противоположность. Ну а мы посмотрим на идола прошлого века с двух сторон.

 

«Здравый смысл – это сумма предубеждений, приобретенных до восемнадцатилетнего возраста»,

            – гласит один из эйнштейновских афоризмов. Давайте посмотрим, в каких условиях формировалась «сумма заблуждений» этого человека.

             Герман Эйнштейн и Паулина Кох даже и представить не могли, что 14 марта 1879 года – на третий год их совместной жизни – в семье на свет появится будущий гений всех времен и народов. Новорожденного нарекли Альбертом – и вернулись к обыденной повседневности. Семья была небогатая. Когда мальчику исполнилось три года, Эйнштейны перебрались из Ульма в Мюнхен, где отец будущего ученого на паях с братом основал небольшую компанию по ремонту и производству приборов дугового освещения и генераторов постоянного тока. Сначала дела шли неплохо, но вскоре у семейного «бизнеса» Эйнштейнов появились сильные конкуренты. Электрификация Европы породила на свет крупные электротехнические фирмы, которые просто затоптали небольшой мюнхенский заводик. Эйнштейны попытались спасти дело, перебравшись из передовой Германии в более патриархальную Италию – но промышленные гиганты не знали границ, и в Милане семейный бизнес рухнул в 1894 году под напором конкурентов.

            На фоне этих событий маленький Альберт и получал «сумму своих заблуждений». По настоянию матери учился играть на скрипке, посещал католическую школу, почитывал «Начала» Евклида и «Критику чистого разума» Иммануила Канта… До 12 лет мальчик рос крайне религиозным, однако в пресловутом переходном возрасте, начитавшись научно-популярной литературы, стал вольнодумцем и скептиком.

 

Вольнодумец и скептик Эйнштейн, тем не менее, через всю жизнь пронес остатки юношеской религиозности, о чем свидетельствуют некоторые его высказывания:

            «Теория (относительности) многое объясняет, но никак не приближает нас к секрету СТАРИКА. Я убежден, что Он не бросал игральные кости».

            «Когда пропадает религиозное чувство, наука превращается в простое экспериментирование без вдохновения».

            «Я не могу себе представить настоящего ученого, который не обладал бы глубокой верой. Это можно выразить и так: нельзя верить в безбожную науку».

 

По-видимому, не последнюю роль в деле формирования «суммы заблуждений» сыграл дядя Альберта, Якоб. По крайней мере, впоследствии Эйнштейн писал: «Я помню, например, что теорема Пифагора была мне показана моим дядей еще до того, как в мои руки попала священная книжечка по геометрии. Часто дядя задавал мне математические задачи, и я испытывал подлинное счастье, когда справлялся с ними».

            Юный Эйнштейн закончил шесть классов гимназии в Мюнхене, не получил аттестат зрелости и присоединился к семье только в 1895 году, когда бизнес Якоба и Германа пришел в полное расстройство. Проведя в миланском пригороде Павия несколько месяцев, юноша устремился в Цюрих, мечтая поступить в Высшее техническое училище (политехникум) и стать впоследствии преподавателем физики. Однако первая попытка закончилась провалом.

 

Расхожая легенда гласит, что будущий ученый «завалил» экзамен по математике. И все, кто с этим предметом «на Вы», имеют возможность успокоить себя – дескать, и гений Эйнштейн тоже, как и я, не знает математику. Легенда родилась еще при жизни Альберта и тот смог дать журналистам исчерпывающий ответ: «Я никогда не проваливал математику. Еще в 14 лет я успешно освоил расчет дифференциальных уравнений и интегралов». Ученый умолчал, что на самом деле провалил два экзамена – ботанику и французский язык.

 

            Вместо политехникума Эйнштейну пришлось поступать в выпускной класс школы в Аарау. В сентябре 1896 года молодой человек все-таки сдал экзамены на аттестат зрелости (опять «завалив» французский), а в октябре поступил в Высшее техническое училище на педагогический факультет. Начались студенческие будни. Кафедру физики возглавлял профессор В. Г. Вебер, который первоначально относился к Эйнштейну с приязнью, но ершистый спорщик Альберт вскоре испортил отношения с наставником.

            Вебер любил задавать студентам диалектические вопросы и тут же доказывать неправильность ответов своих подопечных. Если на вопрос «существует ли Бог» студент отвечал «да», Вебер блестяще доказывал, что бога нет – ибо если бы он был, в мире не существовало бы зла. То ли это задело застарелые религиозные чувства Альберта, то ли студент просто захотел поспорить, но как-то он спросил у Вебера, существует ли холод. Стоило профессору сказать «да» – и Эйнштейн тут же доказал, что с точки зрения физики холода нет. Есть отсутствие тепла. Немедленно последовал следующий провокационный вопрос – существует ли темнота. «Конечно», – последовал ответ, и снова Альберт доказал, что темноты нет, а есть отсутствие света. Наконец Вебер был «добит» вопросом – «существует ли зло». Преподаватель вновь ответил утвердительно – и Эйнштейн победно завершил импровизированную дискуссию, заявив, что зло есть лишь отсутствие добра. То есть Бога.

               Похоже, длинный язык и уверенность в собственной непогрешимости мешали Эйнштейну уже в студенческие годы. Он спорил с профессором прямо во время практикумов по физике, настаивал на своем, очень болезненно реагировал на критику… В конце концов Вебер не выдержал. «Вы умный малый, Эйнштейн, очень умный малый, но у вас есть большой недостаток – вы не терпите замечаний», – сказал профессор строптивому студенту. И он был не единственным преподавателем, недовольным студентом Альбертом Эйнштейном. К нему с прохладцей относился преподаватель геометрии Герман Минковский, лекции которого тот регулярно прогуливал. Как видно, нашлись и другие… В любом случае, после окончания Высшей технической школы продолжить научную карьеру Альберту не удалось, и даже устроиться работать по специальности – то есть учителем математики и физики – не получалось в течение двух лет.

 

Вместо собственного длинного языка и неуживчивого характера Эйнштейн обвинил во всем учителей. «Я был третируем моими профессорами, которые не любили меня из-за моей независимости и закрыли мне путь в науку».

 

«Тот, кто хочет видеть результаты своего труда немедленно, должен идти в сапожники»,

            – говорил Эйнштейн. Помытарившись два года в Швейцарии без работы, в 1902 году он устроился в Федеральное Бюро патентования изобретений в Берне. Протекцию будущему великому ученому оказал его бывший однокурсник Марсель Гроссман. Оклад в три с половиной тысячи франков в год позволил Эйнштейну более-менее сводить концы с концами. Впоследствии он часто вспоминал годы, проведенные в патентном бюро (1902-1909), как лучшие и безоблачнейшие в своей жизни.

 

Впрочем, некоторые считают, что кроме устойчивого материального положения Бюро стало для Эйнштейна своеобразным стартовым столом. Через руки эксперта проходило множество патентных заявок – зачастую сырых идей, которым Альберт придавал четкую, законченную и непротиворечивую форму. Именно в Берне, по мнению критиков, Эйнштейн потихоньку на основе ЧУЖИХ идей начал создавать СВОЮ теорию.

 

            В 1903 году, когда закончился его испытательный срок в Бюро патентования изобретений, Альберт Эйнштейн женился на Милеве Марич. Он познакомился с девушкой еще будучи студентом – она обучалась в том же политехникуме на медицинском отделении. Четырехлетняя разница в возрасте (Марич была старше Эйнштейна) не помешала любви и браку. На первый взгляд…

            На самом деле все было не так просто. Альберт собирался жениться еще в 1896 году, когда они познакомились. Но его родители устроили грандиозный скандал. Родниться с христианами мама Эйнштейна отказалась категорически. Однако юноша не отступился от своих планов. «…Я потерял разум, умираю, пылаю от любви и желания, – писал он Милеве в 1901 году. – Подушка, на которой ты спишь, во стократ счастливее моего сердца! Ты приходишь ко мне ночью, но, к сожалению, только во сне…». Вскоре Марич и Эйнштейн стали жить вместе – фактическим браком. В 1902 году у Милевы родилась дочь Лизерл. Альберт, став отцом, был скорее озадачен, чем обрадован. «Детей нам не потянуть», – примерно так заявил он возлюбленной. И… предложил отдать дочку бездетным родственникам Милевы. Та согласилась.

            Теперь уже родители Марич устроили скандал. Хорош будущий муж, так легко отказывающийся от родного ребенка! Они немедленно потребовали от дочери порвать с Эйнштейном все отношения. Однако Милева отказалась. Она все еще мечтала о свадьбе. Ее не остановило то, что в ответ на очередное предложение все-таки сочетаться законным браком Эйнштейн выдвинул ей настоящий ультиматум: «Во-первых, ты будешь заботиться о моей одежде и постели; во-вторых, будешь приносить мне трижды в день еду в мой кабинет; в-третьих, ты откажешься от всех личных контактов со мной, за исключением тех, которые необходимы для соблюдения приличий в обществе; в-четвертых, всегда, когда я попрошу тебя об этом, ты будешь покидать мою спальню и кабинет; в-пятых, без слов протеста ты будешь выполнять для меня научные расчеты; в-шестых, не будешь ожидать от меня никаких проявлений чувств».

            Что-то не видно тут той страсти, о которой гений писал в 1901 году…

 

Существует версия, что в лице Милевы Марич Эйнштейн приобрел не только бесплатную и безропотную секретаршу, домашнюю прислугу и кухарку. Все прославившие впоследствии его имя идеи – или, по крайней мере, большая их часть – родились в ее голове. «Как счастлив и горд я буду, когда мы вдвоем доведем работу по относительности движения до победного конца», – написал Альберт в одном из писем к своей первой жене… Но – увы – вторых Склодовской и Кюри не получилось. Если в 1905 году работы подписывались «Эйнштейн-Марич», то уже через год остался один «Эйнштейн».

 

«Брак – это попытка создать нечто прочное и долговременное из случайного эпизода»

            В 1904 и 1910 году у Милевы и Альберта родилось еще двое сыновей – Ганс Альберт и Эдгар. Эйнштейн дни напролет проводил в кабинете – работа в Бюро оставляла, как он писал, «достаточно времени для занятия наукой». В поисках вдохновения ученый устраивал ночные скрипичные «концерты», мешая спать жене и детям. Когда Эйнштейн все-таки защитил диссертацию, стал доктором наук, и его начали приглашать преподавать в университеты Цюриха и Праги, Милева преданно следовала за ним. И терпела, терпела, терпела…

            Терпение закончилось в 1914 году. Когда по рекомендации Макса Планка Эйнштейна назначили профессором Прусской академии в Берлине, он отправился туда один. «Официальная» биография гласит, что Милева отказалась сопровождать мужа. Неофициальная – что он просто не взял жену и детей с собой.

            В Берлине «усладой очей» Эйнштейна стала его кузина Эльза Эйнштейн-Ловенталь – разведенная дама на три года старше его с двумя дочерьми на руках. Эльза ухаживала за своим братом во время его болезни. «Уход» оказался настолько плодотворным, что после выздоровления Эйнштейн отправил Милеве письмо, в котором требовал развода. Та отказалась. Следующее письмо Эйнштейна снова походило на ультиматум: «Обещаю тебе, что когда я получу Нобелевскую премию, то отдам тебе все деньги. Ты должна согласиться на развод, в противном случае ты вообще ничего не получишь».

            Мягко говоря, оригинальное предложение! Оставить женщину с двумя детьми, из которых младший страдал слабоумием, и пообещать ей – когда-нибудь, обязательно – отдать Нобелевскую премию – или ничего. Милеве пришлось согласиться. Альберт и Эльза немедленно поженились, и Эйнштейн удочерил детей своей двоюродной сестры. А Марич получила обещанные деньги – 32 тысячи долларов – только через шесть лет, в 1922 году. Она очень тяжело переживала развод с любимым, впала в депрессию, лечилась у психоаналитиков и прожила одна всю жизнь – до 1948 года…

 

            Великий физик любил приударить за женщинами. За время второго брака у него было как минимум шесть романов на стороне. Установить личность всех пассий Альберта Эйнштейна сложно – он очень осторожно вел переписку. Но о романе с секретаршей и некой Этель Мичновски известно достоверно. Не секрет, что и к одной из падчериц, Марго, Альберт испытывал далеко не отцовские чувства.

            Последний же роман Эйнштейна вообще достоин стать сюжетом шпионского сериала. После смерти в 1936 году Эльзы Эйнштейн любовницей Альберта стала жена знаменитого русского скульптора Сергея Коненкова, Маргарита. По совместительству – «агент Лукас» НКВД СССР. Именно через Эйнштейна Маргарита познакомилась с «папой» американской атомной бомбы Робертом Оппенгеймером и другими «ядерщиками». О ценности переданной «агентом Лукасом» «в Центр» информации свидетельствует то, что данные эти не рассекречены до сих пор.

            Любовники встречались до самого возвращения «агента Лукаса» на родину – а потом «мастер» и Маргарита вели переписку до смерти Эйнштейна. Коненкова пережила своего любовника и информатора. Она умерла в 1980 году – но это уже другая история. Причем довольно грустная…

 

«Чтобы покарать меня за отвращение к авторитетам, судьба сделала авторитетом меня самого»,

            – шутил Эйнштейн. Чтобы увидеть, как клерк становился гением, вернемся назад, в 1905 год, когда были опубликованы сразу три его статьи. Одна из них стала фундаментом теории относительности, вторая – квантовой теории. Впоследствии Альберт называл 1905-й «годом чудес». С этого момента началась слава Эйнштейна. Однако с теорией относительности не все оказалось чисто. Работа не содержала ни одной ссылки на источники. Блестящие, остроумные и логичные доказательства выстраивались в четкую систему. Создавалось представление, что тема была разработана молодым ученым с нуля.

            Но при более внимательном знакомстве с творением Эйнштейна ученые обратили внимание, что его выводы базируются на идеях физика Анри Пуанкаре и, несомненно, «позаимствованы» из работ последнего «Измерение времени» и «Наука и гипотеза». А такое называется некрасивым словом «плагиат».

 

Отношения Альберта Эйнштейна с почти всеми ведущими учеными Европы развивались по одной и той же схеме. И Макс Абрагам, и Эрнст Мах, и Филлип фон Ленард, и Иоханнес Штарк, и Анри Пуанкаре от восхищения первыми работами молодого физика «эволюционировали» до полного неприятия его теорий и, в конце концов, до открытой враждебности.

 

            Критики Эйнштейна считают – и не без оснований – что до самого конца жизни наш «гений» неоднократно прибегал к этому запретному методу работы – и так и остался не более чем «уловителем идей, шлифовальщиком формы, сумматором» – то есть, по большому счету, работником патентного бюро. В качестве доказательства приводится не только случай с заимствованиями у Пуанкаре, но и неприятная история с другим ученым, Д. Гильбертом. В переписке с Эйнштейном он намекнул на свои успехи в разработке единой релятивистской теории гравитации. Альберт заинтересовался. Почуявший неладное Гильберт уже и рад не был своей откровенности, но, в конце концов, не устоял и до публикации описал полученные им уравнения. «Представьте себе, я еще до получения вашего письма пришел к тем же выводам!» – радостно ответил Эйнштейн. Ученый схватился за голову и постарался максимально ускорить публикацию работы. Гильберт успел чуть раньше Эйнштейна, но весь мир по сей день говорит об «уравнениях Эйнштейна», а не о «формулах Гильберта».

            Неудивительно, что отношение научной общественности к теориям Эйнштейна было далеко не однозначным. «Сомнительна важность работ Эйнштейна в этой области», – заметил Николай Егорович Жуковский. «Меня очень огорчает увлечение ученых такими рискованными гипотезами, как эйнштейновская», – писал Константин Эдуардович Циолковский. Никола Тесла вообще высказался бескомпромиссно – «Считать это физической теорией могут только наивные люди». Казалось бы, все точки над «i» расставило открытие группы английских астрономов, которые, наблюдая полное солнечное затмение в 1919 году, вроде бы заметили отклонение луча света под воздействием гравитационного поля. Однако в середине прошлого века стало известно, что данные наблюдений обрабатывались статистически. Если заменить использованный метод гиперболической экстраполяции на какой-нибудь другой – результат перестает подтверждать теоретические выкладки Эйнштейна. Наоборот, он становится их опровержением!

 

Основные ошибки «гения»

            1. 1905 г. Неправильный способ синхронизации часов, на котором Эйнштейн основывает специальную теорию относительности.

            2. 1905 г. Отрицание результатов эксперимента Майкельсона-Морли.

            3. 1905 г. Ошибка переноса массы частиц с высокой энергией.

            4. 1905 г. Многочисленные ошибки в расчетах, используемых для вычисления вязкости жидкостей.

            5. 1905 г. Попытка связать световое излучение и кванты света.

            6. 1905-1906 гг. Четыре ошибочных доказательства формулы E = mc2.

            7. 1907 г. Неправильная синхронизация часов, которые передвигались с ускорением.

            8. 1907 г. Ошибки в Принципе эквивалентности.

            9. 1911 г. Ошибка в первом вычислении искривления пути света.

            10. 1913-1915 гг. Неудачные попытки сформулировать общую теорию относительности.

            11. 1914 г. Ошибка в пятом доказательстве формулы E = mc2.

            12. 1915 г. Ошибка при открытии эффекта Эйнштейна-де Хааза.

            13. 1916 г. Неправильная интерпретация принципа Маха.

            14. 1917 г. Ошибка введения космологической постоянной (самый большой промах, по признанию самого Эйнштейна).

            15. 1919 г. Две неудачные попытки преобразования общей теории относительности.

            16. 1925 г. Многочисленные ошибки в попытках сформулировать единую теорию.

            17. 1927 г. Ошибки Эйнштейна в так называемой «дискуссии Эйнштейна-Бора».

            18. 1933 г. Ошибки в интерпретации квантовой механики.

            19. 1934, 1946 гг. Ошибка в шестом и седьмом доказательстве формулы E = mc2.

            20. 1939 г. Ошибочная «теория «черных дыр».

 

            Поэтому, несмотря на то, что сторонники Эйнштейна неоднократно номинировали его на Нобелевскую премию по физике, награда постоянно обходила ученого стороной. В конце концов в 1922 году Эйнштейн все-таки получил свою «Нобелевку» – но не за теорию относительности, а за теорию фотоэффекта «… и за другие работы в области теоретической физики». Согласно традиции, лауреат должен был прочесть нобелевскую лекцию по теме, за которую получил награду. Нобелевский комитет специально напомнил Эйнштейну – раз уж научная ценность тории относительности пока под вопросом, не могли бы Вы в своей лекции ее не затрагивать. Но Эйнштейн и к 1922 году не растерял студенческого упрямства и – к неудовольствию и изумлению комитета – «с высокой трибуны» начал вещать про свои знаменитые теории.

 

Быть может, именно в этот момент у ученого родилась мысль, вошедшая позднее в сборники афоризмов Эйнштейна: «Благоприятная возможность скрывается среди трудностей и проблем». Этой лекцией он нарушил все традиции и возмутил научное сообщество. Но так или иначе, несмотря на все препятствия, представил теорию относительности Нобелевскому комитету.

 

            Дальнейшие споры вокруг теории доктора Эйнштейна, как водится в научном мире, быстро перешли «на личности». Оппоненты, особенно из Германии и Австрии, вовсю припоминали национальную принадлежность Эйнштейна. «Если теория относительности подтвердится, то немцы скажут, что я немец, а французы – что я гражданин мира; но если мою теорию опровергнут, французы объявят меня немцем, а немцы – евреем», – шутил Эйнштейн. Но и сам он в долгу не оставался, объявив критику своей теории «особой формой антисемитизма». На его беду, в 1933 году к власти в Германии пришли те, кто сделал антисемитизм одним из направлений государственной политики. Не дожидаясь, пока его теорию начнет опровергать гестапо, Альберт Эйнштейн навсегда покинул Германию.

 

Основные открытия гения

            1. 1901 г. Свет увидела первая статья Эйнштейна «Следствия теории капиллярности».

            2. 1905 г. Публикация работы «К электродинамике движущихся тел» – начало теории относительности.

            3. 1905 г. Публикация статьи «Об одной эвристической точке зрения, касающейся возникновения и превращения света», ставшей основой квантовой теории.

            4. 1905 г. Издание работы «О движении взвешенных в покоящейся жидкости частиц, требуемом молекулярно-кинетической теорией теплоты» посвященной броуновскому движению.

            5. 1905 г. Теория фотоэффекта.

            6. 1911-1913 гг. Публикация серии статей по термодинамике, теории относительности и квантовой теории.

            7. 1915 г. Открытие в соавторстве с Вандером де Хаазом «эффекта Эйнштейна-де Хааза».

            8. 1915-1916 гг. Публикация статей по общей теории относительности.

            9. 1917 г. Публикация статьи «Космологические соображения к общей теории относительности».

            10. 1918 г. Начало работ над единой теорией поля.

            11. 1924-1925 гг. В соавторстве с Шатьендранатом Бозе разработка квантовой статистики Бозе-Эйнштейна и теоретическое обоснование существования «конденсата Бозе-Эйнштейна».

            12. 1929 и 1950 гг. – две попытки обоснования единой теории поля.

 

«Чем больше моя слава, тем я больше тупею; и таково, несомненно, общее правило»

            Русский ученый эмигрирует сначала в Европу, европейский – сразу же уезжает в Америку. Так поступил и Эйнштейн. «Дела», призвавшие ученого в 1933 году за океан, задержали его там до самой смерти.

            Соединенные Штаты встретили гения с распростертыми объятиями. Отделенный океаном от нацистской Германии, Эйнштейн немедленно в знак протеста против политики Гитлера отказался от германского гражданства и от членства в Прусской и Баварской академиях наук. В США он тут же получил должность профессора физики в недавно открытом Принстонском Институте перспективных исследований, где немедленно приступил к дальнейшим работам над единой теорией поля. Несмотря на щедрое финансирование и целую команду помощников, все попытки ее обоснования закончились провалом.

            Но теория относительности – вместе с вездесущими американскими газетчиками – продолжала приносить свои плоды, и популярность Альберта Эйнштейна не спадала. С его помощью «адепты четвертой власти» создали образ чудаковатого ученого новой эпохи – простого в обхождении человека с грустными глазами и растрепанной шевелюрой, облаченного в мешковатые брюки и свитер. Он перекочевал в литературу, кино и американские комиксы.

            Вообще же американский период в жизни Эйнштейна связан скорее с политической и общественной деятельностью, чем с научной. Первая общественная акция «гениального физика» напоминала рекламный ход – «беглец от нацистского режима» дал благотворительный концерт скрипичной музыки в пользу таких же эмигрантов. В 1934 году Эйнштейн встретился с Рузвельтом и не только имел с президентом «сердечную беседу», но и был оставлен в Белом доме на ночь. А в 1939 году он поставил подпись под знаменитым «Письмом Лео Силарда», в котором ученые стращали Рузвельта тем, что Адольф Гитлер вскоре обзаведется атомной бомбой. Как известно, ничего такого не произошло – Германия в атомных проектах не сдвинулась с мертвой точки – а вот президент США, поразмышляв над письмом, дал зеленый свет «проекту Манхеттен».

            Правда, участвовать в проекте Эйнштейна не пригласили – Белый Дом то ли посчитал его политически неблагонадежным, то ли усомнился в практической ценности ученого. Но Альберт поддерживал дружеские отношения со многими американскими атомщиками – и, как уже говорилось, блестяще вывел на них советского «агента Лукаса».

            Когда же над Рейхстагом взвилось красное знамя победы, Эйнштейн облегченно вздохнул и выдал очередной афоризм – «Я пережил две войны, двух жен и Гитлера». Он с головой ушел в антивоенную деятельность, став одним из основателей Пагуошского движения ученых за мир. Все больше и больше отдаляясь от реальности, старый ученый в 1947 году выступил с идеей создания всемирного правительства, вызвавшей непонимание по обе стороны «железного занавеса». Ни Запад, ни СССР не собирались идти на компромисс с оппонентами.

Когда Германия была повержена и на смену «горячей» Второй мировой пришла «холодная» война, Эйнштейн часто и громко раскаивался по поводу подписи под «Письмом Лео Силарда», заявлял о непричастности к разработке ядерного оружия и протестовал против его использования. Однако будем справедливы – на седой шевелюре того, кто постоянно трубил о своем пацифизме, есть пепел Хиросимы.

 

В 1952 году Эйнштейн мог войти в политическую элиту планеты – ему предложили пост президента Израиля. Однако Альберт отказался от этой чести. Бороться за абстрактный «мир во всем мире» из своего кабинета было, конечно же, проще, чем отстаивать интересы Израиля в то неспокойное время.

 

            В 1955 году здоровье Эйнштейна пошатнулось. «Что ж, свою задачу на земле я выполнил», – сказал он, написал завещание и спокойно стал ждать переселения в иной мир. Падчерица Эйнштейна Марго писала: «Он говорил с глубоким спокойствием, о врачах даже с легким юмором, и ждал кончины, как предстоящего «явления природы». Насколько бесстрашным он был при жизни, настолько тихим и умиротворенным он встретил смерть. Без всякой сентиментальности и без сожалений он покинул этот мир».

            18 апреля 1955 года в час двадцать пять ночи Альберт Эйнштейн скончался от аневризмы аорты. Возможно, перед смертью он и сказал какую-то великую фразу… Но произнес он ее по-немецки. А американская сестра немецкого не знала…