Друг в беде не бросит…

 

          «Друг в беде не бросит, лишнего не спросит – вот что значит настоящий верный друг…» Все так и есть. И в беде не бросит, и лишнего не спросит – просто даст 110 млрд. евро, а о старых долгах напомнить постесняется.

          Что за дружеский счет можно жить (и жить хорошо), в Греции поняли давно – лет тридцать назад. В 1981 году страна вступила в Европейское сообщество. И не пожалела.

 

            Представьте, что вам должны денег. А отдавать не хотят. Более того – просят еще. Далеко ли вы пошлете просящего? Думается, далеко…

            В обыденной жизни все понятно. Диалог должника с кредитором донельзя прост.

            – Ребята, мы давали вам денег?

            – Ну да…

            – Отдавать будете?

            – Не-а…

            – Так вы что, все прос…ли?

            – Угу…

            – И чего вы теперь хотите?

            – Еще денег.

            – ?! А не пошли бы вы…

            Так или примерно так. Слова могут меняться – смысл останется. Но это обыденная жизнь. В ней есть место здравому смыслу. В политике все иначе.

            – Ребята, мы давали вам денег?

            – Ну да…

            – Отдавать будете?

            – Не-а…

            – Так вы что, все прос…ли?

            – Угу…

            – И чего вы теперь хотите?

            – Еще денег.

            – Да нет проблем, да ради бога. 100 миллиардов вас устроят?..

            – А почему так мало? Нам надо больше!

            Примерно так вела Греция разговор с остальной Европой. Глупо? Ничуть. В результате странного диалога первая избавилась от заслуженного дефолта, а вторая – от лишних денег.

            В сущности ничего не поменялось. До кризиса Греция проедала европейские кредиты, в кризис проедала и после кризиса будет заниматься ровно тем же. Только вначале это были просто кредиты. Потом – кредиты на погашение ранее выданных кредитов. А сегодня – кредиты на погашение ранее выданных кредитов, которые были выданы на погашение еще более ранних кредитов.

 

            Говорят, что греческое общество раскололось и в стране грядет революция. Это вряд ли. Сегодня греки едины как никогда. Их объединяет простой тезис – Европа нам должна. Приняли к себе в союз – извольте кормить. Жить по средствам никто не хочет – ни правительство, ни оппозиция, ни народ. И это еще один принцип, объединяющий всю нацию.

            Заметьте – афинские разбойники-демонстранты не требовали от греческих чиновников научиться экономить, перестать врать и воровать. Правительство обвинялось в одном-единственном грехе – оно временно не справилось с задачей выбивания европейских кредитов. Как только обнаружилось, что квалификация не утеряна и кредиты по-прежнему текут рекой, демонстрации пошли на убыль.

            Возобновятся они только в одном случае – если правительство действительно начнет жить по средствам. Тут народного возмущения точно не избежать – жить по средствам в Греции разучились очень давно.

            Причем шуметь будут не только коренные греки. Во время афинских погромов под шумок зашевелились мигранты. В чужой стране они уже чувствуют себя хозяевами. Поджигают машины, избивают полицейских, грабят магазины. Нахально требуют упрощения визового режима. Наглость – второе счастье. И мигранты это знают лучше, чем кто бы то ни было.

            Впрочем, бояться нечего – вряд ли правительство всерьез решится начать экономить. И нынешние «затягивания поясов» никого обманывать не должны. Несколько ловких статистических приемов – и все в порядке, деньги потратим, как хотим, а Брюсселю отчитаемся, как положено.

            Возразят – не так-то просто объегорить Брюссель с Берлином. Может быть. Однако при вступлении в зону евро Греция ловко отчиталась по всем показателям. Показала дефицит бюджета в 2% от ВВП. Сейчас выясняется, что он был 4%, а то и больше. Странам с дефицитом бюджета более чем в 3% ВВП путь в зону евро был закрыт. Но греческие чиновники помнили мудрое правило: «пиши – бумага без души». Взяли да написали 2%. И прокатило. Феноменальный ответ главы Евростата Вальтера Радермахера наперебой цитировали СМИ: «Мы подозревали обман, указывали на него, но сделать ничего не могли».

            Сильно сказано. Добавить нечего.

 

            Вообще, чиновники – это золотой фонд Греции. Сколько в стране больших и малых столоначальников, точно не знает никто. Официальным данным не верят, а неофициальных – днем с огнем не сыщешь. Все сходятся в одном – их много. И не просто много, а очень много.

            По одной информации, их в шесть раз (!) больше, чем в Британии (в расчете на каждого жителя). По другой – больше, чем во всем Бенилюксе (Бельгия, Нидерланды, Люксембург). Возможно, правы и те, и другие.

            У греческого чиновника – отличный аппетит. Он любит много зарабатывать (несколько тысяч евро в месяц), не очень любит работать и обожает брать взятки. Самые скромные оценки годового объема взяток в Греции – от 3 млрд. евро в год. Для маленькой страны – весьма впечатляюще.

 

            Впрочем, не все так плохо. Выход из положения подсказывали здравый смысл и нобелевский лауреат Пол Кругман. Рецепт прост до безобразия – Греции покинуть зону евро и девальвировать свою валюту. Наиболее радикально выразился немецкий политолог Александр Рар. Одно из его интервью было озаглавлено с подкупающей прямотой: «Грецию надо выкинуть из ЕС». Поклонникам теории «дефолт Греции равно смерть евро» Рар дал достойную отповедь: «…а в чем будет проблема, если евро ослабится? Доллар слабеет, китайцы играют своей валютой, искусственно ее снижая. Почему нельзя допустить, чтобы евро снизился? Может, наоборот, тогда немецкие товары будут дешевле? Конечно, жизнь в Германии в таком случае будет дорожать, но экспорт Германии только выиграет в такой ситуации.

            Второй вопрос: а почему Грецию нельзя просто выкинуть из европейской зоны? Что такого страшного произойдет? Они снова введут драхмы, искусственно снизят курс этой новой драхмы, и уничтожат свои долги. Конечно, весь мир будет зол на греков – точнее, не весь мир, а банки, потому что они потеряют свои деньги. Но, с другой стороны, Греция таким образом может себя спасти. Она не вернется в Европу, но она будет существовать вне Европы, как, допустим, Турция или Украина. Почему нет? Греция таким образом восстановит свой суверенитет в фискальной политике».

            Это хороший совет. Именно так и надо было бы поступить. Греция освободилась бы от долгов и начала работать.

            И все бы поняли – нельзя обманывать. Нельзя жить не по средствам. Нельзя бесконечно залезать в долги.

            Все бы поняли – в Брюсселе сидят серьезные и жесткие ребята. Их не проведешь – а если и проведешь раз, то потом жестоко за это заплатишь. Греческое фиаско стало бы уроком для других – для Испании, Португалии, Прибалтики, Восточной Европы.

            Отрезвляющий душ не бывает теплым и ласковым. Только ледяным.

 

            Кроме того. Угробить евро Греция не в состоянии. Даже совместными усилиями с испанцами и португальцами. Не тот калибр.

            Но «уронить» валюту они могут. И тем самым кое-кому помогут. Кое-кто – это Германия. Дешевый евро удешевляет немецкие товары. Дешевые товары оживляют немецкий экспорт. Оживает экспорт – оживает Германия.

            В кризис это очень даже кстати.

 

            Однако так не произошло. Меркель вдруг заговорила о европейском единстве, солидарности и прочих сентиментальных вещах. Если политик заговорил о высоком – насторожитесь. Что-то тут не так. В большой политике высокие слова ценятся не дороже бумаги, на которой их пишут.

            Говорят, на Меркель сильно нажал Саркози. Допустим. Ну а он-то чего забеспокоился? Тоже не смог изменить идеалам евросолидарности? Верится с трудом.

            Простая разгадка в одном слове – банки.

            Взять, к примеру, «BNP Paribas». Более чем солидная контора. Один из трех тузов во французской банковской «колоде». В особом представлении не нуждается. Равно как и «Societe Generale». У «BNP Paribas» и «Societe Generale» помимо почтенной репутации и французского происхождения есть еще одно общее свойство – оба банка прокредитовали Грецию и греков на миллиарды евро.

            И дефолт этой страны был бы крайне обидным для акционеров уважаемых банковских учреждений. Естественно, Николя Саркози не может остаться равнодушным к нуждам скромных тружеников финансово-кредитного сектора. Их проблемы он принял близко к сердцу, как свои собственные. И надавил на Германию.

            Германия сдалась. Не из любви к грекам. И не из особого страха перед Саркози. Просто у немецких частных банков также оказались зависшие греческие кредиты. И госпожа Меркель проявила столько же внимания к нуждам немецких банкиров, как Саркози к нуждам французским.

            Спасают не Грецию и не греков. И даже не евро с Евросоюзом. Спасают частных лиц – банкиров и финансистов, которые имели глупость одолжить деньги Греции.

 

            История чем-то напоминает темные аферы вокруг Исландии. Когда в Исландии запахло дефолтом, вдруг сообщили – ее выручит… Россия. Внезапно вспыхнувшая любовь Москвы к стране вулканов и гейзеров на первый взгляд казалась дикой и странной. Вскоре все разъяснилось – оказалось, что в исландских банках зависли крупные суммы особо состоятельных российских граждан. Все встало на свои места. Во имя святого дела защиты отечественного толстосума можно было распечатать какие угодно фонды – хоть стабилизационный, хоть резервный, хоть золотой с алмазным.

            Впрочем, российские олигархи были не единственными владельцами тонущих исландских счетов. Кое-какие европейские и американские частные вкладчики также терпели бедствие. В итоге Исландию спасали всем миром.

            Нечто подобное, но в гораздо больших масштабах, проделано с долларом. То, что он переоценен – знают все. То, что Штаты задолжали гигантские суммы – всем известно. То, что многие хотели бы избавиться от долларов – тоже факт. Хотели бы, но не могут. Начни избавляться – и он обрушится. А коль обрушится, то все останутся с пустыми карманами. Все завязано на доллар. И отвязаться нет никакой возможности.

            Перед нами классика. Маленький долг – проблема того, кто должен. Большой долг – проблема тех, кому должны.

            Должники (большие и малые) крепко взяли за горло глобальную экономику. Причина проста – мир не желает жить по средствам. Каждый хочет всего и сразу. Здесь и сейчас.

            Ничего хорошего из этого не выйдет…

 

 

Если захочет, Греция может расплатиться с долгами. Сделать это несложно. Каждый грек достает из кармана более 7 тысяч евро и кладет деньги на общеевропейскую “бочку”. Правда, это только первый шаг. Есть еще и второй. После оплаты долгов среднестатистический грек начинает жить по средствам и зарабатывать на жизнь сам, без государственных дотаций, субсидий, гарантированной занятости и прочих прелестей евросоциализма.

 

В пересчете на душу населения немцы оказались не самыми щедрыми. Агентство «Bloomberg» привело забавные подсчеты. Тяжелое первое место досталось Люксембургу. Каждый житель  герцогства пожертвовал в пользу братьев по Евросоюзу аккурат 417,54 евро. Это более чем в полтора раза больше немецкого вклада (каждый немец единоразово пожертвовал в пользу греков 272,38 евро).

            Забавно, но на втором месте после Люксембурга оказалась Ирландия – страна, которой усиленно предрекают повторение греческой судьбы. Что ж, возможно, славным ирландцам знакома известная заповедь – сам погибай, а товарища выручай.