Инженер для «Наутилуса»

 

            Как известно, герой Жюля Верна капитан Немо сделал свою подводную лодку «Наутилус» орудием борьбы с английским господством. Уж очень не любил «Владычицу морей» этот индийский аристократ.

            Впрочем, «представитель угнетенного народа» был далеко не одинок. И в «теплых» чувствах к Туманному Альбиону, и в использовании подводной лодки для борьбы с ним. В последней четверти XIX века многие страны только и мечтали о том, чтобы ударом из-под воды сломить морское могущество Англии. Правительства тратили немалые суммы, а инженеры выдавали один проект за другим. Однако не о них речь. В те годы ситуация вполне могла повторить – с некоторыми вариациями – похождения бравого капитана «Наутилуса». Подводные лодки стали бы оружием пиратов и террористов.

            Самыми деятельными и организованными террористами Европы были ирландцы. Вот им-то и собирался дать средства для борьбы с английским владычеством инженер и конструктор Джон Филипп Холланд. Естественно, он тоже, по меткому выражению О’Генри, принадлежал «к нации, которая дает Нью-Йорку некоторое количество хороших полицейских и пожарных, а остальному миру – значительно большее количество террористов».

 

«Ирландский вопрос»

            Ирландский вопрос во внешней политике Англии впервые возник в 1169 году. Именно тогда норманны, более-менее прочно обосновавшись на Туманном Альбионе, приступили к захвату соседнего острова. Король Генрих II был объявлен верховным правителем Ирландии. За три последующих столетия англичане прочно «пустили корни» в восточной, южной и центральной частях острова, опираясь на сеть хорошо укрепленных замков. Генрих VIII – тот самый, который менял своих жен с такой частотой, что ему мог бы позавидовать и Синяя Борода, – стал королем Ирландии. Однако до абсолютного подчинения острова было еще далеко. Во время правления Елизаветы I английские войска, разбив ирландцев в битве при Кинсейле, сделали решающий шаг к полному захвату острова, однако точку в этом процессе поставил Кромвель в 1649–1652 годах. Ордонансом 1654 года было объявлено о включении Англии, Шотландии и Ирландии в Объединенное Королевство.

            С первых лет завоевания острова ирландцы оказывали активное сопротивление колонизаторам. В 1791 году появилось общество «объединенные ирландцы», а через семь лет оно подняло на острове освободительное восстание. В 1800 году был издан новый акт об унии Ирландии и Англии, но «пэдди» (как презрительно именовали ирландцев англичане) продолжали бороться. Нелюбовь коренных жителей к захватчикам постоянно подогревалась религиозной рознью – ведь ирландцы были в основном католиками, а англичане – протестантами. Еще одним «острым вопросом» во взаимоотношениях двух народов стали крайне непопулярные в Ирландии мероприятия королевского правительства.

 

Часть 1. Патриот

            Джон Филипп Холланд родился 29 февраля 1841 года в Лисканноре – небольшом прибрежном городке на территории графства Клэр, что в Ирландии. В семье служащего береговой охраны Джона Холланда и Мэри Скэнлон кроме маленького Джона Филиппа росло еще несколько детей, и небольшое жалование отца семейства еле-еле позволяло сводить концы с концами.

            Детство будущего изобретателя нельзя назвать безоблачным. В 1845 году на острове начался так называемый «картофельный голод», продолжавшийся более трех лет. Картофель – основная пищевая культура в Ирландии – оказался поражен фитофторозом. В следующем году сеять пришлось уже зараженные клубни и неурожай повторился. За время голода страна потеряла почти половину населения. Более 1,5 млн. человек погибло от голода, около 2 млн. – эмигрировало в Америку. Среди погибших оказалась и большая часть семьи Джона.

            Самому мальчику посчастливилось выжить. Через несколько лет родственники отправили его в Лимерик, где он получил образование в школе просветительского общества «Христиан-ские братья». Как и многие его соотечественники, Холланд с молодых лет грезил независимостью своей страны. Однако мечты – мечтами, а жизнь – жизнью. Завершив образование, Джон начал работать учителем здесь же, в Лимерике. Произошло это в 1852 году. В то время скромный преподаватель, скорее всего, даже не задумывался ни о подводных лодках, ни об изобретательстве.

            Первый эскиз подводного корабля Джон Филипп Холланд нарисовал в 1870-м. По невероятному совпадению, в том же году Жюль Верн написал и издал свои «Двадцать тысяч лье под водой». Возможно, знакомство с романом французского фантаста сыграло в становлении Холланда как изобретателя гораздо большую роль, чем можно предположить. Джон Филипп, 29-летний учитель и патриот – как почти любой ирландец – «заболел» идеей подводной лодки, видя в ней средство избавления от английского господства. В короткий срок он прочитал все что мог о проектах других изобретателей XVIII и XIX веков.

 

Другие

            Считается, что первым европейцем, придумавшим подводную лодку, был, конечно же, Леонардо да Винчи. Но так как кроме пары невнятных рисунков от его «изобретения» ничего не осталось, то тут же подоспела легенда о том, будто Леонардо уничтожил чертежи. «Люди настолько злобны, что готовы были бы убивать друг друга даже на дне морском!» – якобы заявил он при этом.

            В 1771 году по чертежам некоего Якоба Христомуса Преториуса, состоящего на службе графа Вильгельма фон Шаумберг-Липпе, была построена подводная лодка «Фиш». 7-метровая посудина могла находиться под водой до 12 минут. На протяжении двадцати лет «Рыба» оставалась «вундерваффе» графа, однако про ее вооружение и боевое применение ничего не известно.

            Гораздо более знаменита подводная лодка Давида Бушнелла «Turtle» (черепаха). Именно этого изобретателя американцы считают «отцом подводного плавания». С помощью своей одноместной субмарины, больше похожей на бочку с винтом, Бушнелл собирался атаковать английские корабли, блокировавшие устье Гудзона во время Войны за независимость североамериканских колоний Англии. Легенда утверждает, что «Черепаха» дважды подбиралась к английскому фрегату «Игл», но так и не смогла просверлить своим буром медную обшивку на днище судна, чтобы закрепить пороховой заряд. Однако современные исследователи относятся к этой истории с изрядной долей скепсиса.

            Другое дело – субмарины Роберта Фултона. После нескольких безуспешных попыток в 1800 году он построил свой «Наутилус» (вернее, «Наутиль»), погрузившийся на 7-метровую глубину, а через год – «Наутиль II», нырявший уже на 30 м. В 1801 году эта субмарина впервые совершила успешную атаку – правда, учебную. Выйдя в море, она из подводного положения атаковала корабль-цель своей буксируемой миной. Кстати, основным противником построенного в наполеоновской Франции «Наутиля» должны были стать английские военные корабли. Однако между Фултоном и Морским министерством Франции произошли некоторые разногласия и изобретатель немедленно предложил свои услуги… британцам. Для демонстрации боевых возможностей субмарины был утоплен еще один старый парусник – английский бриг «Доротея». После этого премьер-министр Британии Питт предложил Фултону пожизненную пенсию, если он останется в стране, уничтожит свое детище и никогда больше не будет заниматься подобными «исследованиями». Однако Фултон отказался и поспешил вернуться в Америку.

            Следующей субмариной, совершившей успешную атаку – правда, опять учебную – была подводная лодка Шильдера, построенная в России в 1834 году. Она же оказалась первой цельнометаллической конструкцией. Между прочим, ее основным противником тоже должны были стать английские военные фрегаты.

            Приход в кораблестроение паровой машины затронул и зарождавшийся подводный флот. В 1846 году профессор Проспер Пейерн во Франции и в 1851 году американец Лоднер Филипс построили свои первые паровые лодки. Однако француз так и не смог решить целый ряд технических проблем, а американец погиб вместе со своим детищем, затонувшим на озере Эри.

            Несколько подводных лодок были спроектированы с 1863 по 1876 год в России Иваном Федоровичем Александровским. На них были опробованы водометные, пневматические и комбинированные двигатели, торпедный аппарат, экстренная продувка цистерн сжатым воздухом и многие другие технические новинки, однако только первое детище инженера было реализовано, что называется, в металле. Та же судьба постигла субмарину, спроектированную генерал-майором О.Б. Герном. Оригинальная энергетическая установка лодки позволяла паровой машине работать и в подводном положении, так как в герметизированной топке сжигались брикеты медленногорящего топлива, выделяющего при горении кислород. Лодка была оснащена системой регенерации воздуха, имела гидродинамически совершенный корпус, разделенный на водонепроницаемые отсеки. Ее испытания в Итальянском пруду Кронштадта продолжались девять лет, но средства на усовершенствование не отпускались, и в конце концов дело заглохло.

            Гражданская война в США 1861–1865 годов породила несколько проектов лодок. Южане объявили целый конкурс, предпочтение в котором было отдано проекту инженера Аунлея. Его корабли можно было считать первой крупной серией субмарин – но они не были подлодками в прямом смысле этого слова. При движении в подводном положении плоская палуба все равно оставалась над водой. Творения Аунлея постоянно преследовал злой рок: утлые суденышки тонули с удручающей частотой, их поднимали и снова бросали в бой. Моряки-южане мрачно шутили: «Эти лодки сгубили больше наших моряков, нежели вражеских». Во время одной из катастроф погиб и сам изобретатель этого плавучего недоразумения. Однако в конце концов одной из лодок – «Ханли» – улыбнулась удача. 17 февраля 1864 года на рейде Чарльзтона она потопила недавно построенный броненосец северян «Хаузатоник». Однако победитель ненадолго пережил свою жертву. По одной версии лодку втянуло в пробоину в борту «Хаузатоника», по другой – она была залита водой и утонула, возвращаясь на базу.

            Более технически «продвинутые» северяне отказались от «мускульного» привода. Инженер Олститт разместил на борту своего подводного судна батарею гальванических элементов. При этом электродвигатель использовался только для подводного хода, а в надводном положении лодка шла под паровой машиной, одновременно заряжавшей аккумуляторы. Это решение надолго овладело умами конструкторов. Надолго, но не навсегда.

 

            В 1873 году, великолепно понимая, что построить «оружие возмездия» в Ирландии не удастся, Джон Холланд вслед за миллионами соотечественников эмигрирует в Америку. Там он поначалу продолжает обучать детей уму-разуму в школе городка Паттерсона (штат Нью-Джерси), одновременно разрабатывая свое первое «детище». В 33-летнем возрасте на личные средства он смог построить первую субмарину собственной конструкции.

            Конечно, она сильно проигрывала «Наутилусу» капитана Немо. Творение Холланда имело длину всего 5 м, ширину – полметра, «велосипедный» привод и несла в себе всего одного человека. При погружении вода заливалась в две небольшие балластные цистерны самотеком, а для всплытия они осушались ручной помпой. Естественно, ни о каких «двадцати тысячах лье» на такой подводной лодке не имело смысла и мечтать. Зато ее можно было скрытно доставить к месту базирования вражеского флота. Благодаря хорошо продуманным обводам, подводное суденышко двигалось быстрее гребных шлюпок. Вооружение холландовской субмарины тоже оказалось весьма подходящим для «спецопераций» такого рода. За собой на тросе она тянула несколько небольших мин, устанавливала их под днище корабля и дистанционно взрывала при помощи электрического тока.

            Можно смело утверждать, что «люди-лягушки» даже времен Второй мировой дорого заплатили бы за такую субмарину, однако современных Холланду офицеров флота США его творение нисколько не заинтересовало. Они хотели видеть полноценный боевой корабль, а не оружие пирата. Зато террористы обратили внимание на учителя-изобретателя.

 

Военная дружина

            Ирландских революционеров впервые назвал фениями Джон О’Махони. Слово это происходило от древнеирландского названия военной дружины – фиан. Вскоре название закрепилось за американской частью Ирландского Республиканского Братства – серьезной и разветвленной организации, имеющей своих агентов не только в США и Ирландии, но и в Канаде, Австралии, Франции и на самом Туманном Альбионе. Основной целью Братства было создание независимой Ирландской республики. После неудачных попыток поднять восстание в марте 1867 года основной формой деятельности организации стал террор. Что касается американских фениев, то в конце 60-х годов XIX века они вынашивали идею вторжения в Канаду, чтобы спровоцировать войну между Великобританией и США, а уж на фоне этой войны устраивать восстание в Ирландии. Причем однажды заговорщики даже перешли от слов к делу – с 1867 по 1870 год на территорию Канады было осуществлено пять так называемых «фенианских набегов». При этом первый из них возглавлял генерал американской армии Томас Уильям Суини. Немало ирландцев пошло в этот поход, даже не сняв синюю форму армии северян!

 

Часть 2. Террористы

            Вскоре после демонстрации лодки командованию американского флота на Джона Холланда вышли представители совсем другой организации. А именно – американские фении. Суровые парни из Ирландского Республиканского Братства великолепно понимали, что в открытом бою ненавистную Англию не одолеть, и делали ставку на партизанское движение и террористические акты. Подводная лодка, способная пробраться в гавани «Королевского флота» и устроить там кровавую баню, привела борцов за независимость Ирландии в восторг. Американские фении, имеющие и финансы, и весьма разветвленную организацию, и даже сочувствующих на самом верху американского политического Олимпа, разработали довольно реалистичный план, имевший немалые шансы на успех.

            Согласно ему, фенианский корабль-плавбаза с символическим названием «Троянский конь» должен был переправить через Атлантику в своем чреве множество небольших подводных лодок – а они устроили бы настоящее побоище в английских портах. Флот – на дне, правительство – в шоке. Тут по сигналу из-за океана в Ирландии начинается восстание – естественно, обреченное на успех: ведь флота для переброски войск на мятежный остров у коварного Альбиона больше нет. На суше последних оккупантов преследуют сухопутные фении, а на море – подводные. Далее следует неизбежная победа и независимость Ирландии…

            Если бы руководители фениев подумали еще немного, до них бы вполне могло дойти, что первая подводная лодка Холланда подходит для реализации такого плана. Строить мелкие суденышки можно было сотнями, прятать и маскировать – проще простого. Неожиданность и нестандартность атаки тоже сыграли бы немалую роль. Несмотря на результативные опыты Фултона и Шильдера, в успешность атаки крупного надводного корабля из-под воды никто не верил – особенно чопорные капитаны величественных броненосцев и командиры огромных эскадр.

            Однако стереотипы мышления сыграли с фениями такую же шутку, как и с американскими морскими офицерами. Они тоже хотели получить в свои руки не пятиметровую лодчонку с педальным приводом, а полноценный корабль с двигателем – чтобы плавал далеко и нырял глубоко. Ну и, естественно, с капитанским мостиком и капитаном в белой фуражке. Поэтому представители ИРБ выплатили Холланду аванс в 6 тыс. долларов и предложили построить «полноценный» подводный корабль.

 

            Джон Филипп получил сразу двойную «мотивацию» к деятельности – и материальную, и идеологическую. Он не просто выполнял заказ. Его детище должно было послужить делу борьбы за независимость родины! Окрыленный Холланд забросил преподавание и с головой ушел в работу.

            «Законодатели мод» тогдашнего подводного судостроения – французы – считали, что основным двигателем подводного корабля может быть только паровая машина. Однако Холланда это не устраивало. Для небольшой «фенианской» субмарины паровик был слишком громоздким и тяжелым. Джон сделал ставку на двигатели внутреннего сгорания. Однако с прототипом «боевого корабля фениев» вышла неувязка. Примитивный мотор с трудом заводился и едва держал обороты. Соответственно, назвать лодку «самоходной» можно было только с натяжкой.

            Тем не менее, на прототипе Холланд сумел проверить некоторые свои идеи. В том числе ему удалось решить проблему изменения плавучести конструкции, над которой бились все его предшественники.

            Чтобы держаться на воде, субмарина должна иметь положительную плавучесть, а чтобы погружаться под воду – отрицательную. Воспринимая лодку именно как подводный корабль, многие конструкторы придавали ему изначально практически нулевую плавучесть – так что удержать аппарат на поверхности было, мягко говоря, затруднительно. Холланд пошел другим путем. Своим субмаринам он придавал изначально положительную плавучесть, а погружение начиналось благодаря изменению угла наклона горизонтальных рулей – лодка как бы «ныряла» в воду. Затем вода начинала заполнять балластные отсеки и судно погружалось.

            Вторая «фенианская» подводная лодка уже вполне свободно плавала и маневрировала на воде и под водой. 9-метровый кораблик весом в 20 тонн оснащался 15-сильным двигателем внутреннего сгорания и в надводном положении развивал приличную для такой малютки скорость в 9 узлов (чуть более 16 км в час). Субмарина получила звучное имя «Феньен Рэм» – молот фениев. Но вот с ее боевыми возможностями снова случилась беда.

            Торпеды тогда еще были неизвестны. Поэтому лодка вооружалась пневматической пушкой. Она выстреливала снаряд почти двухметровой длины, набитый динамитом – этого, по расчетам изобретателя, с гарантией хватало, чтобы отправить на дно любой британский корабль. Однако, как говорится, «гладко было на бумаге». При испытаниях эффективность пушки оказалась близка к нулю. Вооружение лодки нуждалось в срочной доработке… Однако заказчики Холланда оказались слишком нетерпеливы.

            В одну прекрасную ночь фении просто украли у инженера субмарину – так велико было их желание поскорее напакостить англичанам. Однако борцы за независимость Ирландии несколько не рассчитали силы – в процессе угона «Молот фениев» просто-напросто утонул. Так в 1883 году окончилось сотрудничество патриота Холланда с патриотами из ИРБ. Надо сказать, что обе стороны оказались от него не в восторге.

            Правда, позднее Холланд поднял лодку и использовал ее как аттракцион для туристов – жить на что-то надо было.

            В 1887 году он женился на Маргарет Фоли и обитал сначала в Паттерсоне, а потом в Бруклине. Брак можно считать счастливым – вскоре у четы Холландов родилось четверо детей. Однако разочаровавшись в ирландских террористах, Джон не утратил своих англофобских настроений. Теперь он считал, что разгромить флот ненавистного ему Туманного Альбиона может другая страна, имеющая лодки, и его долг – создать эти лодки. Например, для флота США.

 

Часть 3. По заказам флота

            В 1886 году Джон Филипп Холланд в сотрудничестве с артиллерийским офицером Залински начал конструировать субмарины для США. Как и «Молот», новая лодка должна была стрелять динамитными зарядами из пневматической пушки. Однако построенное судно имело плавучесть топора и затонуло при спуске на воду. Через два года неугомонный ирландец принял участие в конкурсе проектов «канонерской лодки, способной погружаться под воду». Его творение было признано самым лучшим, но… Холланд вновь столкнулся с инерцией мышления. Военные мечтали, чтобы подводная лодка пересекала океаны, обгоняла крейсера, могла действовать в составе эскадр – в общем, была «Наутилусом». И чертежи ушли в архив. В 1893 году ситуация повторилась. Холланд снова выиграл конкурс, но от него требовали большего. Через два года бесконечных проволочек – Америка конца XIX века раскошеливалась на военные нужды крайне неспешно – Холланду выделили 150 тыс. долларов, потраченные на постройку лодки «Плунжер» («Водолаз»). Джон Филипп попытался удовлетворить все требования военных. Хотите скорость надводного хода 15 узлов – пожалуйста! В 24-метровый корпус впихнули три паровые машины общей мощностью в 1500 лошадиных сил. Хотите мощную артиллерию? Вот вам две скорострельные пушки в бронированных башнях. Основное вооружение – три торпедных аппарата – тоже кое-как вписали в обводы корпуса. Добавим сюда пять котлов для выработки пара… Неудивительно, что места для экипажа внутри набитого механизмами «Водолаза» просто не осталось.

            Военные моряки получили то, что хотели, но Холланд понимал, что «Плунжер» – это тупик. И тогда он решил играть ва-банк.

            Не дожидаясь окончания постройки «Водолаза», изобретатель взял кредит в частном банке и, учредив компанию «Holland Torpedo Boat company», начал строительство подводного судна на свой страх и риск. В 1898 году лодка «Плунжер II», или «Холланд №6», была спущена на воду. Конструкторские решения, примененные ирландским изобретателем-самоучкой, легли в основу всех последующих субмарин вплоть до появления атомных подводных кораблей.

 

Великолепная «шестерка»

            16-метровая лодка Холланда была оснащена комбинированной двигательной установкой – в надводном положении 45-сильный двигатель Отто вращал винт и одновременно заряжал бортовые аккумуляторы. В подводном – винты приводились в движение электромотором мощностью в 50 лошадиных сил. Расположение и регулировка балластных цистерн позволяли достаточно точно погружаться на заданную глубину. Дополнительно для маневров использовались рули глубины. Лодка развивала скорость в семь узлов на поверхности и пять узлов – под водой. Запас топлива позволял проплыть в надводном положении более полутора тысяч километров. Вооружение субмарины Холланда состояло из одного торпедного аппарата и расположенной над ним пневматической пушки, стреляющей динамитными снарядами.

 

            Год испытаний в конце концов доказал, что ирландский конструктор создал полноценную боевую машину. Венцом многочисленных тестов стал выход субмарины в открытое море в 1899 году и атака корабля-цели в октябре 1900 года. В грохоте взрыва и треске корпуса уходящего под воду старого монитора подводная лодка заявила о себе как о состоявшемся типе боевого корабля. Первый капитан, Джон Лоув, давал ему самые восторженные оценки.

            Несколькими месяцами ранее «Холланд №6» приняли на вооружение американского флота. ВМС США тут же заказали постройку еще шести подобных аппаратов. Это был триумф Джона Филиппа Холланда, однако в бочке меда была изрядная ложка дегтя.

 

Часть 4. Холланд и бизнесмены

            Уже говорилось о том, что Холланд видел в своих подводных лодках прежде всего орудие уничтожения английского флота. Ирландский изобретатель рассчитывал, что теперь, когда у него есть собственная судостроительная компания, он сможет сам определять, кому продавать субмарины, а кому – нет. Естественно, на «Владычицу морей» и ее союзников изобретатель планировал наложить «эмбарго». Однако в процессе постройки и долгих испытаний «шестерки» фирма Холланда едва не обанкротилась. Пока Джон «пробивал» дорогу своему детищу, «Холланд торпедо бот компани» оказалась в зависимости от другой компании – «Электрик бот компани», принадлежавшей ловкому дельцу Айзеку Райсе. Собственно, господин Райсе и создал свою контору для того, чтобы потихоньку поглотить предприятие ирландского изобретателя. Ему удалось постепенно скупить несколько мелких компаний, производивших вспомогательное оборудование по заказам Холланда, потом – все американские патенты, а еще через некоторое время в собственность Айзека Райсе перешла и «Холланд торпедо бот компани». В «Электрик бот» Холланд получил должность… менеджера. Под контролем неистового ирландца осталось менее 1% активов.

            Естественно, Райсе не сдерживали никакие идейные ограничения. Торговля лодками давала неплохие прибыли, а кто заказывает субмарины или для чего – нового хозяина не интересовало. Очень скоро случилось то, чего Холланд не мог представить и в страшном сне. На верфи началось строительство лодки по заказу… Велико-британии.

            Обозленный ирландец попытался основать собственное производство, опираясь на европейские патенты. Сначала он вступил в переговоры с Адрианом Тромпом – голландским судостроителем – и руководством голландских верфей «Ди Шельде». Новую верфь планировалось основать в Амстердаме. Однако Райсе не дремал. Естественно, допускать конкуренцию с ирланд-ским изобретателем он был не намерен. Холланд, как и многие до и после него, «невнимательно прочитал мелкие строчки в договоре». Оказывается, он передал «Электрик бот» не только свои американские, но и европейские патенты. Судебное разбирательство между Холландом и Айзеком Райсе продолжалось не-сколько месяцев, однако в конце концов дело решилось в пользу «Электрик бот». Это решение убило Холланда как бизнесмена и лишило его возможности получать хоть какие-то доходы от своих патентов. Фактически, он становился еще одним наемным специалистом на жаловании. В 1904 году Джон Филипп окончательно покинул фирму.

            Однако, уходя, Холланд сумел громко хлопнуть дверью. И заодно попытался «наступить на хвост» ненавистному Альбиону. В то время еще считалось, что одним из основных противников Англии в будущей войне может стать Россия. И вот ей, а точнее, представителям Невского судостроительного и механического завода, он продает право постройки своих субмарин для российского флота на двадцать пять лет. За непомерную сумму в ОДИН РУБЛЬ.

 

Русский «Холланд»

            Генерал-майор корпуса корабельных инженеров И.Г. Бубнов (1872–1919) к концу века проявил себя как опытный и талантливый инженер-кораблестроитель. Он с отличием окончил Николаевскую морскую академию, и его имя было занесено на мраморную доску наряду с именами других выдающихся выпускников этого учебного заведения. Иван Григорьевич участвовал в постройке эскадренного броненосца «Полтава», принадлежащего к одной из удачнейших в русском флоте серии кораблей типа «Петропавловск». Он разрабатывал проекты быстроходных океанских крейсеров, исследовал динамику спуска кораблей на воду. С 1896 года преподавал в академии. В 1901 году руководил постройкой и испытаниями подводной лодки «Дельфин».

 

Заключение. Приключения «Холланда» в России и не только

            Как уже упоминалось, Россия – можно смело утверждать – занимала одно из ведущих мест в мировом подводном судостроении. Всевозможных прототипов и экспериментальных образцов разрабатывалось множество. И строилось тоже немало. Имена Александровского и Джевецкого, Шильдера и Герна были достаточно широко известны. А в конце XIX века в Петербурге свои идеи в области подводного судостроения пытался реализовать Иван Григорьевич Бубнов.

 

            Интерес русского адмиралтейства к подводным лодкам объясняется просто – основным противником оно видело Англию. А для борьбы с Объединенным Королевством в открытую сил не хватало. Однако отечественные проекты подводных лодок реализовывались, что называется, со скрипом. Иметь «потаенное судно» или «подводный миноносец» адмиралы хотели, а вот раскошеливаться на его разработку – не очень. А уж выдав деньги на постройку опытного экземпляра, желали получить сразу «и дудку и свисток», видимо, слабо понимая, что от образца до серийного корабля – пропасть. Тем не менее, выбить из бюджета деньги на доводку прототипов было почти нереально.

            Поэтому весьма перспективные субмарины российских изобретателей догнивали по закоулкам кронштадтского порта или принимались в состав флота в сыром виде, а «под шпицем» – как называли Адмиралтейство морские офицеры – предпочитали закупать за рубежом готовые образцы. А уж в 1903 году, накануне войны с Японией (которую ждали и к которой готовились, но которая все равно случилась внезапно), тем более стремились побыстрее заполучить что-нибудь доработанное.

            Подводная лодка Холланда не слишком отличалась от бубновского «Дельфина» – обе можно считать родоначальниками всех подлодок, построенных в дореволюционной России.

 

            А что же «неистовый ирландец»? – спросите вы.

            После своего ухода из «Электрик Бот» Джон Филипп Холланд более никогда не занимался подводными лодками. Все его патенты принадлежали Райсе. Любая попытка построить субмарину теперь грозила нарушением прав «лодочного магната» и могла закончиться новым судебным разбирательством. По некоторым сведениям, как и многие его коллеги-изобретатели, Джон Филипп заинтересовался постройкой летательных аппаратов, однако об успехах его на этой ниве ничего не известно. Возможно, роман Жюля Верна «Робур-завоеватель» оказал на ирландца меньшее воздействие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.