Их внешний вид не внушает напрасных надежд. На голове – практически настоящий шлем из кожи и коровьих рогов. На ногах – сандалии из автопокрышек. В руках – автомат Калашникова. Взгляд недобрый и затуманенный местным пивом. Они встречают гостей у входа в национальный парк и проявляют такое «радушие», что только совершенно отчаянный человек рискнет познакомиться с их бытом поближе.

 

            Мурси. Страшная красота

 

            Их называют самым агрессивным африканским народом. Дружелюбие у мурси и впрямь не в чести. Гостей встречают с автоматом, а провожают, громко крича и потрясая палками. Попасть в поселение мурси можно только с проводником, и то – на свой страх и риск. Вероятно, благодаря такой негостеприимности этот народ сохранился до наших дней – сегодня в Эфиопии насчитывается около 6–10 тыс. мурси. Они живут в тех же деревнях, где жили их предки, и по-прежнему верны своим традициям. Которые, нужно признать, весьма и весьма своеобразны. Племени из долины реки Омо боятся даже соседи. И не только потому, что у мурси до сих пор сохранились элементы каннибализма…

 

Расписные красавицыm2_400

 

            Они называют себя «Народом холмов», но весь мир знает это племя скорее как «народ губных тарелок». Однажды увидев, такую экзотику вовек не забудешь. Чтобы к моменту вступления в брак девочка стала настоящей красавицей, ей делают на нижней губе разрез. Закрепляют на нем крючок с грузиком или деревянный чурбачок. Когда отверстие достигнет пяти сантиметров в диаметре, в губу вставляют первую «детскую» тарелочку-дэби. Дальше – больше. В итоге девица на выданье может похвастаться губой размером с хорошее блюдо. Иногда диаметр такого украшения превышает 30 см. Вы спросите, как же они едят? Да просто вынимают пластину. И спят тоже без нее, чтобы ненароком не разбить драгоценность. Иначе нечем будет похвастать перед подругами и заезжими туристами. Кроме того, у тарелки есть вполне конкретная цена – чем она выше, тем ценнее невеста. Родня красотки с большим дэби может потребовать от жениха до трех дюжин коров или автомат Калашникова (хотя последний считается исключительно мужским «подарком»). Но в последнее время все больше девушек наотрез отказывается носить тарелку. И, что удивительно, племя реагирует на такой демарш совершенно спокойно. Мурси уважают свободную волю, даже волю ребенка. Если девочка не согласна надевать дэби – ее право. Конечно, за такую «некрасивую» невесту потом никто выкупа не даст. Или, что еще более вероятно, даже не позарится. Зато девушка сможет есть твердую пищу. А вот модницам это делать сложно, поскольку у них нет нижних зубов. Их удаляют, чтобы не стучали о дэби. Тарелки после такой процедуры «сидят» идеально, вот только одна проблема – почти все местные красавицы шепелявят.

            Вполне естественный для европейца вопрос «для чего вы это делаете?» женщин мурси страшно обижает. Конечно, чтобы быть привлекательными. Безусловно, на вкус и цвет товарищей нет, но вот антропологов такой подход очень заинтриговал.

            Существует несколько теорий, объясняющих, зачем мурси идут на подобную экзекуцию. Согласно одной из них, аборигены начали «украшать» своих женщин, чтобы… защитить их. Соседние народы часто совершали набеги. Иногда нападали в открытую, провоцируя междоусобную войну. Однако боевые навыки мурси были хорошо известны, и желающих рисковать жизнью ради пары коз находилось мало. А вот что-нибудь тихо стянуть под покровом ночи могли запросто. В основном воровали скот и… невест. Согласитесь, племени – прямой убыток. Тогда и пришла в чью-то светлую – или черную – голову блестящая идея, как отпугнуть ночных грабителей. Далеко не все африканские народы разделяют мнение мурси о красоте, а потому на местных красавиц больше не посягали. Традиция оказалась весьма кстати, когда в Африку хлынули торговцы живым товаром – с мурси опять решили не связываться.

            Что касается нижних зубов, то без них «красавицы» становятся еще желаннее. Кроме того, когда стреляешь «с губы», зубы совершенно ни к чему. Вот мы и подошли к еще одной версии появления «губотарелок» – боевой!

             Женщины мурси – не какие-нибудь «запечницы». В случае нападения неприятеля все как одна становились на защиту родной деревни. Вынимали тарелки из губ, в образовавшуюся петлю вставляли стрелу или дротик и стреляли, как из рогатки. Жуткое зрелище, но какая поражающая сила! Соответственно, традиция удалять нижние зубы сформировалась после таких боевых рейдов.

            Есть и третья версия. Мурси верят, что злые духи проникают в тело человека через рот. Значит, единственный способ противостоять им – закрыть «проход» тарелкой.

              Дэби покрываются затейливыми узорами. Орнамент далеко не всегда имеет какое-то значение, роспись – еще один способ самовыражения для местных красавиц. Исключение составляет лишь белый крест – его рисуют вдовы.

            Те, кто считает губное украшение неудобным, носят глиняные тарелки в ушах. Одна незадача – серьги-дэби держатся куда хуже. Но мурси полагают, что петли-мочки, лежащие на плечах, – сами по себе украшение. Во всяком случае, общего вида они точно не портят, а дамам придают индивидуальность. Так же, как и причудливые головные уборы или костяные ожерелья, от вида которых иностранцев бросает в дрожь. Каждое звено такого украшения – человеческая кость, фаланга пальца. Это пережиток еще одной кровавой мурсийской традиции. За серьезные провинности мужчинам отрубают кисти рук, а чтобы «добро не пропало», из костей собирают ожерелья. Для пущей красоты их еще регулярно натирают жиром, тоже, между прочим, человеческим. Мурси верят, что такие бусы приносят удачу и лучше всего отгоняют от местных красавиц злых духов.

 

 Жизнь ради смертиm3_400

 

              А вот мужчинам духи не страшны, поскольку в них живет бог. Согласно местным поверьям, тело каждого мурси является временным пристанищем могучего бога смерти Ямда. Для пущей убедительности на телах мужчин рисуют белые полоски – символические путы. Но, надо отметить, местные жители делают все, чтобы поскорей освободить дремлющего Ямда. Этому весьма способствуют бои на палках «донга», редко обходящиеся без человеческих жертв, и неумеренное поглощение «горючих» жидкостей.

            Лучшее, что может сделать мужчина мурси в своей жизни, – это… умереть. Почетнее всего – в бою, чтобы семье было чем гордиться. Также приветствуется смерть на охоте. Но если не сложилось, всегда можно обратиться к любимой жене. Не подумайте, что местные дамы – отпетые феминистки, мечтающие вывести на корню весь мужской пол. Просто они соблюдают традиции предков, каждую ночь становясь настоящими Жрицами Смерти…

            Здешние женщины – большие затейницы и мастерицы в приготовлении зелий. Считается, что мурси регулярно опаивали своих мужей ядом, вызывающим наркотическое забытье. Причем каждая комбинация снадобий вызывала разные видения. Неудивительно, что подобное развлечение имело весьма печальный побочный эффект – просыпались после него не все. Но мурси относились к этому философски – объявляли покойного «освободителем Бога Ямда», как могли, утилизировали тело, а вдове на дэби рисовали жирный белый крест. Дама на всю жизнь оставалась одинокой, зато пользовалась всеобщим уважением. Да и после смерти удостаивалась почетной участи. В основном мурси не особенно церемонились со своими покойниками, а просто… варили их. О том, как поступали с мясом, лучше умолчать, а вот кости использовались для обозначения тайных троп. Так вот, вдовам в этом плане повезло куда больше – их после смерти клали не в котел, а в полое бревно и вешали импровизированный гроб на специальное дерево.

            Сегодня эта жутковатая практика уходит в небытие, а подобные рассказы становятся лишь страшилками для излишне впечатлительных туристов. Но что касается ухода в другую реальность – с этим мужчины-мурси великолепно справляются и собственными силами. Причем начинают прямо с полудня, пугая соплеменников и случайных гостей неадекватностью поведения. Считается, что навещать деревни мурси можно только до 12 часов. Чуть опоздали – и под влиянием местного алкогольного варева и так не слишком дружелюбные местные жители становятся просто непредсказуемыми. Любимая забава здешних мачо – бои на палках. Для них мужчины всегда находят оправдание. Это не бытовые драки, а… тренировки перед ежегодным соревнованием.

            Бои на палках для мурси – все равно что для нас чемпионат мира по футболу. К ним готовятся долго и тщательно. Все участники состязания мастерят защитную форму, состоящую из нагрудников, наколенников и специального шлема. Покрывают новыми узорами ритуальные донга, чистят и для пущей красоты смазывают их маслом. Бьются по очереди на специальной площадке в присутствии судей и толпы зрителей. За убийство противника – случайное или нарочное – бойца немедленно дисквалифицируют. Здесь есть свои отборочные турниры, четверть- и полуфиналы, все зависит от количества желающих показать молодецкую силу. Победитель может быть только один, и такой смельчак становится абсолютным героем племени. Его ждут невиданные почести, великолепное питание и безусловное уважение всех членов племени. И, как в сказке, право свататься к первой деревенской красавице. Но вот тут бравый вояка вполне может получить от ворот поворот. Местные дамы сами решают свою судьбу – их без любви замуж палкой не загонишь.

m1_400_01

 Без штанов, но в шляпе

 

            Мурси чрезвычайно ценят свою уникальность и очень расстраиваются, когда их пытаются сравнивать с другими племенами – сурма или хаммерами. Ведь различия налицо. Близко посаженные глаза и дряблая кожа делают этих аборигенов весьма непривлекательными. Волос на голове мало, но их недостаток мурси с лихвой компенсируют причудливыми головными уборами. На создание этого произведения искусства уходят недели. В ход пускают все, что найдется под рукой – коровьи шкуры, перья, кости и хвосты непонятного происхождения. Скрепляется конструкция жиром и воском, которого у местных предостаточно. Не зря они веками занимаются «пчеловодством» – регулярно и успешно грабят ульи диких пчел.

            Поселение мурси найти просто – по запаху. Он, мягко говоря, специфический. Чтобы хоть как-то спасаться от паразитов, аборигены натираются едкими мазями собственного приготовления. И, что удивительно, средство действительно работает – местные кровососы кусают исключительно заморских гостей. А последним нужно держать ухо востро – печально знаменитая муха цеце водится как раз в этих местах! Мурси же с природой на короткой ноге.

            В нашем понимании они – отпетые язычники. Местные жители верят, что каждый предмет наделен душой. Можно разговаривать с водой и ветром, деревьями и животными. Есть у мурси и своя версия происхождения мира. Согласно их преданиям, некогда бог Тамму сотворил из подручного материала первых людей. Посадил их на спину орлу и спустил в долину реки Омо, эдакий африканский Эдем. А дальше все пошло по давно знакомому сценарию. Местные Адам и Ева родили детей, а те стали нещадно ссориться. Кто на кого первым поднял руку – доподлинно неизвестно. Все легенды сходятся лишь в одном: потомки первых людей в конце концов разругались вусмерть и разошлись по свету. Разумеется, самые разумные и предусмотрительные из них остались жить в долине реки Омо и стали прародителями нынешних мурси.

            Кстати, в племени до сих пор нет строгой иерархии. Все люди делятся по возрасту. Самые маленькие члены племени – рора, за ними идут бара и каруи. Примечательно, что возраст женщины считают по ее мужу. То есть если 20-летняя красавица выйдет замуж за 50-летнего каруи, ее автоматически запишут в «старушки» – причислят к самому уважаемому слою местного общества. Выше стариков только жрец – комору. К нему мурси идут, как к мировому судье, с любым важным вопросом. И всегда следуют его советам. А вот к вождю отношение несколько иное. «Политического лидера» мурси избирают. Если вождь не оправдал высокого доверия племени, должность тут же передают другому, более достойному.

            Они живут на одном и том же месте сотни лет, выращивают кукурузу, разводят скот. Особенно любят коров и овец. А так как красота для этого народа – превыше всего, мурси раскрашивают шкуры животных. Издалека видно, чья это корова. Да и хозяину есть где применить художественный талант. В итоге стадо напоминает передвижную картинную галерею. Даже обидно эту красоту потом уничтожать. В честь таких животных можно песни слагать – чем, кстати, мурси и занимаются. А еще корова считается семейным талисманом-оберегом, важной частью выкупа за невесту и источником… крови. Она для мурси – настоящий деликатес, способный излечить любую хворь, придать сил и избавить от страха. Смесь крови и молока местные жители подносили особо дорогим гостям и недоумевали, отчего пришельцы так упорно отказывались его пить.m4_400

            Вопреки расхожему мнению, мурси не голодают. Умелые огородники, они собирают по два урожая в год. Охота и разведение коров обеспечивают племя мясом, а если захочется вкусненького – добро пожаловать в лес. Из трав и кореньев местные хозяйки варят аппетитные супы. К тому же активно используют привезенные белыми путешественниками консервы. Между прочим, банки из-под них у мурси весьма ценятся. Некоторые мастерицы даже умудряются «вплетать» их в шляпы-прически. Выглядит необычно, а заодно является признаком зажиточности. Прямо как норковые шубы в наших краях.

            Язык у них особенный и чрезвычайно самобытный, а вот письменности по-прежнему нет. В последние годы эфиопские власти пытаются создать ее искусственно, записывая речь мурси латиницей. В университете Аддис-Абебы над этой задачей бьется целый отдел научных сотрудников. Оттуда же в деревни мурси регулярно ездят лекторы – уже десять лет в поселениях действуют импровизированные школы. Тем не менее, большая часть племени до сих пор не умеет читать и писать. Да и нет у них такой необходимости. Даже с деньгами они до последнего времени не сталкивались – рассчитывались бартером и со своими, и с чужаками. Но сегодня в долину реки Омо пришел доллар. Причем находчивые мурси берут с туристов деньги за каждый щелчок камеры. И чувствуют себя супермоделями. Им есть, что показать, помимо губных тарелок. Например, шрамы. Но не простые, а выполненные в особой технике.

            Процедура это долгая и весьма болезненная. Кожу царапают острой костью, а свежие раны засыпают личинками насекомых. Заживление идет очень долго, и на теле остаются продолговатые рубцы. Уважающая себя дама может похвастаться сотней, если не больше, таких «бусинок». Иногда вместо личинок рану посыпают пеплом. Результат такого шрамирования выглядит как круглый узелок. Женщина «в пупырышках» считается более желанной, а мужчина – сильным и отважным.

            Дамы предпочитают украшать шрамами животы, мужчины – руки. Подковообразная насечка на плече местного парня говорит всем: «Я убил врага». За ними далеко ходить не надо – соседние племена не внушают мурси никакого доверия, и кровавые стычки здесь далеко не редкость. У самых бравых воинов такой перечень побед иногда продолжается и на бедрах. Добавьте к шрамам устрашающую белую раскраску – и получите портрет местного терминатора. Молодежи тоже хочется выглядеть мужественно, но так как насечки им не положены, юноши совершенствуются в искусстве нательной росписи. Раскрашивают они абсолютно все, включая гениталии, чем вызывают нездоровый интерес у заезжих путешественников. Но отсутствие штанов настоящего мурси смутить не может – наоборот, за фото в одежде они запрашивают с туристов двойную цену. Местные очень любят фотографироваться. Большинство туристов пугливы, и предпочитают быстренько заснять местное население и рассчитаться с «моделями» за импровизированную фотосессию. Но если Вам повезет найти с мурси общий язык, впечатления от знакомства с этими людьми вы уж точно не забудете…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.