Гиперборея. Великая загадка Севера

Часть 1

 

            «За горами, по ту сторону Аквилона, живут счастливые люди, которые называют себя гиперборейцами, достигают весьма преклонных лет и прославлены чудесными легендами. Верят, что там находятся петли мира и крайние пределы обращения светил. Солнце светит там в течение полугода. Дома для этих жителей – рощи и леса; там неизвестны раздоры и всякие болезни. Смерть приходит только от пресыщения жизнью… Нельзя сомневаться в существовании этого народа».

            Плиний Старший, «Естественная история»

 

– Это опасно. Очень опасно. На остров только шаманы могут ходить.

– Нам очень хочется туда попасть.

– Страшно. Духи не прощают тех, кто решает потревожить их покой. Нельзя. Боги накажут.

– Неважно. Нам это нужно, пойми. Советский человек не должен бояться предрассудков предков. Давай, поплыли…

 

Экспедиция вглубь времен

            Несколько десятилетий талантливый писатель и ученый А.В. Барченко посвятил загадкам древних народов Севера. Сутками просиживая за книгами, Александр Васильевич занимался тайнами предыстории человечества.

            Интерес к забытому миру у маститого врача-невропатолога появился еще в юности. Увлекаясь то гипнозом, то хиромантией, ученый прекрасно осознавал, что человечество владеет лишь незначительной толикой информации о возможностях вселенной.

 

            «Существует предание, что человечество уже переживало сотни тысяч лет назад степень культуры не ниже нашей».

            Из писем Барченко

 

            Барченко все чаще возвращался к увлечению юности – изучению истории таинственной северной цивилизации – Гипербореи. Ведь, по преданию, жители страны «за северным ветром Бореем» владели множеством тайн, неизвестных современникам. Умение летать и использовать атомное ядро, гипноз и способность передавать мысли на любые расстояния, колоссальные знания о прошлом, настоящем и будущем – лишь краткий перечень возможностей таинственных гиперборейцев, описанных в древних легендах.

            «О, если бы удалось найти старинные манускрипты древних жителей Севера и расшифровать их – человечество сделало бы огромный шаг вперед», – думал вечерами профессор. И раз за разом перечитывал древнегреческие легенды, перелистывал зороастрийские трактаты. Схожесть описаний великой северной страны его давно не удивляла. В существовании таинственной Гипербореи он уже не сомневался. Вопрос был только один. Где скрываются руины забытого мира?

            Новая Земля, Ямал, Таймыр, Земля Франца-Иосифа, Шпицберген… Ученый по карте перебирал возможные места. А может, стоит поискать ближе?

            По мере того, как бесконечные обрывки старинных рукописей и описания легенд древних народов приходили в систему, профессор убеждался – он знает, где найти останки забытой цивилизации. Мысли ученого все чаще и чаще обращались к Кольскому полуострову.

            Почему именно здесь? В пользу далекого северного края говорили десятки аргументов. Гиперборейцы были солнцепоклонниками – культ Солнца во все времена процветал у местных жителей. В Лапландии еще сохранилась природная перворелигия – шаманизм. Даже само название Кольского полуострова говорило в пользу этой версии. Слово, образованное от протекающей здесь реки Колы, как раз и означает Солнечную землю.

            Но добраться до дальнего северного края было не так-то просто. В голодные годы Гражданской войны не хватало и на хлеб, не то что на длительное путешествие.

            И вот долгожданная возможность – Александру Барченко предложили поехать на Кольский полуостров. Официальная цель командировки – изучение таинственной болезни под названием «меряченье». Но главное – появился шанс найти зацепку для дальнейших изысканий. Именно здесь, в сердце русской Лапландии, молодой профессор надеялся найти остатки культуры забытой Гипербореи.

            Тундра, заболоченная тайга, сопки до небес. Отряд обессиленных людей пробирался сквозь бескрайнее редколесье. Надо спешить – скоро вечер.

            Еще в самом начале пути участники экспедиции обнаружили среди сопок странное природное явление – каменную фигуру абсолютно правильной геометрической формы. «Игра природы или «забытый» древними постамент?» – одна и та же мысль промелькнула у всех членов группы одновременно.

            Идеально правильный куб в золотисто-алых лучах заходящего солнца поражал воображение. Края массивной гранитной глыбы за долгие годы искрошились и закруглились. Но исключительная прочность помогла ей выстоять. А верное расположение граней камня, ориентированных по странам света, подтвердил компас. Если бы это оказался единичный эпизод – можно было бы попытаться списать все на случайность. Но по пути экспедиция обнаружила еще несколько таких же диковинок.

             Дальше – больше. В труднодоступных местах, где вообще отсутствовали всякие тропы, дорога из каменных плит упрощала уставшим путникам движение. Булыжники были слишком аккуратно утоплены в таежный грунт, чтобы принять их за причуды природы. На тесаном граните, найденном на обочине этой дороги, различались полуистлевшие знаки – трезубец и косой крест. Шагая по древним, поросшим мхом плитам, уставший отряд пробирался все дальше и дальше вглубь тундры. Участники экспедиции еще не знали – главные открытия ждут их впереди…

            Наконец вдали, в скользящих лучах солнца, проступила гора – скоро привал. Но что это? Барченко застыл на месте, завороженный увиденным. На отлогом каменистом склоне отчетливо выделялась гигантская фигура человека с раскинутыми руками. Непонятно, каким образом изображение попало на скалу. Но сомнений больше не оставалось – исследователь нашел то, к чему стремился всю свою жизнь – остатки древней цивилизации.

            Уставшие путники спустились к маленькому, забытому богом лопарскому поселку на берегу Сейдо-озера. Место было удивительное само по себе. Барченко знал – у местных жителей оно всегда вызывало страх и уважение. Еще пару веков назад здесь даже боялись селиться. Всего лишь раз в год шаманы приводили сюда окрестных лопарей – наловить рыбы и совершить ритуальную трапезу. А затем все побережье вновь погружалось в таинственную тишину. И только стометровое человекоподобное изображение свысока взирало на бескрайние просторы.

 

Что же такое Гиперборея?

            Гиперборея (она же Арктида) – легендарный материк, населенный некогда могущественным народом. Название таинственной цивилизации связывают с расположением – «гипер» в переводе с греческого языка обозначает «за», а «борей» – «северный ветер».

            Первые упоминания о таинственной цивилизации найдены в древнегреческих источниках. О Гиперборее писали Ференик и Мнасей. Плиний Старший в «Естественной истории» посвятил целую главу этой таинственной земле. Похожие описания существуют в древнеиндийских и древнеперсидских источниках, а также мифах северных народов (кельтов, скандинавов, карелов, финнов, славян и русских).

            Многие источники утверждают, что Гиперборея была прародиной единого человечества, праматерью Культуры. Ее народ считается близким богам и любимым ими. Но в то же время в источниках древних греков гиперборейцы часто описываются не как мифологический народ, а как реально существующая нация, с которой эллины вели торговлю. 

            Гиперборейцы достигли очень высокого уровня науки и культуры и даже обладали сверхспособностями. Согласно легендам, они освоили технологии, позволяющие контролировать погоду и проводить расщепление атома. Многие авторы упоминают и о способностях гиперборейцев летать.

            Если обобщить все описания древнего народа, то получится сказочный образ нации, живущей без бед. По преданьям, жители Северной страны – вечно юные (каждый из них мог дожить до 1000 лет), не знающие болезней и войн, наслаждающиеся непрерывающимся «светом сердца». 

            Природа таинственного материка в сказаниях также отличается фантастичностью. Сутки в Гиперборее длились год, а по ночам в небе загоралась заря без солнца.

 

            Тихие и покладистые жители северного поселения приняли уставших путешественников довольно открыто – пришлые люди здесь редкие гости. Долгие вечерние беседы с местными позволили Барченко немного больше узнать об их традициях и верованиях. Рассказали они про Роговый остров и легенду о древнем племени чудь.

            Но больше всего Барченко поразило предание о старике «Койву». Так местные называли огромное изображение человека на скале. По их поверьям, огромная белая тень, лежавшая на скалах, была живой – чем-то вроде энергетического сгустка. Страх перед «Стариком» испытывали неимоверный – одно лишь упоминание «Койву» приводило саамов в настоящий ужас.

 

Из дневника участника экспедиции Александра Кондиайна – ученого-астрофизика:

            «10/IХ. «Старик». Ущелья уже были закрыты синей мглой. Очертания «Старика» смутно выделялись на белом плафоне горы. К озеру через Тайболу ведет роскошная тропа. Вернее, широкая проезжая дорога, кажется даже, что она мощеная. В конце дороги находится небольшое возвышение. Все говорит за то, что в глубокую древность роща эта была заповедной и возвышение в конце дороги служило как бы алтарем-жертвенником перед «Стариком».

 

             Местность вокруг было полна реликвиями прошлого. Древние пирамиды, гигантские колонны – такие камни называли сеидами, им поклонялись, как богам. Но Барченко хотелось большего. Наслушавшись местных легенд, группа решила попасть на таинственный Роговый остров, где находилось древнее капище. Исследователь обратился к местным рыбакам с просьбой отвезти группу на загадочный клочок земли. Те наотрез отказались, заявив, что только шаманы, как их здесь называли – нойды, могут появляться на острове.

            Взамен местные жители показали путешественникам загадочную расщелину. Длинный тоннель казался бесконечным, словно стремящимся достигнуть глубин земли. Он представлял собой квадрат или полукруг, как если бы чья-то рука предала этому естественному входу законченную, симметричную форму. Недра расщелины оставались недоступны для биноклей.

            Казалось бы, надо зайти внутрь. Но присущая ученым жажда знаний была бессильна перед безотчетным, не поддающимся логическим объяснениям, страхом. Почти осязаемый ужас, буквально рвущийся из подземелий, не позволил путешественникам туда войти: «Ощущение было таким, будто с тебя живьем сдирают кожу». А один из членов экспедиции, не выдержав столь сильного напряжения, бросился бежать, крича от ужаса. Поразмыслив, исследователи решили не спешить проникать в пещеру и вернулись к месту стоянки в Ловозерск. По крайней мере, именно так они утверждали в своих воспоминаниях.

            Всего в заповедных местах у Сейдо-озера путешественники провели около недели – приближалась ранняя в здешних местах зима. Пора было возвращаться назад. Но как же исследования? В последний день удалось уговорить молодого парнишку, сына священника, свозить их к Роговому острову.

            Среди одиноких вершин буйствовал ветер. Завывания бури разносились далеко и наполняли души членов экспедиции леденящим ужасом. Но даже страх не останавливал упрямых искателей тайны. Еще чуть-чуть – и вот он, таинственный Роговый остров. Остался всего-то десяток метров.

            Страшный вихрь с легкостью отогнал парусник от берега. Мачта судна сломалась. А вместе с ней умерла последняя надежда добраться до загадочного клочка земли. Постепенно исчезала и вера в спасение.

– Господи! Неужели это конец? Смерть?

            Только через несколько часов жестокая судьба смилостивилась над путешественниками. В конце концов парусник прибило к крошечному, совершенно голому островку. Тут дрожащие от холода, но живые члены экспедиции и заночевали.

            Возвращение в Ловозерск было тяжелым. До лопарского поселка кое-как дотащились уже на веслах. Страх был позади. Но незавершенность исследования удручала. Хотя найденного и так хватало для рождения сенсации. «Гиперборея все-таки существовала», – профессор ликовал в душе.

            Глубокой сырой осенью 1922 года экспедиция вернулась в Петроград. В научных сферах описанные путешественниками земли окрестили «Страной сказок и колдунов». Но сделанные находки позволили выдвинуть гипотезу, что местные жители – лопари – происходят от какой-то более древней культурной расы.

            В 1923 году «Красная газета» возликовала: «Проф. Барченко открыл остатки древнейших культур, относящихся к периоду, древнейшему, чем эпоха зарождения египетской цивилизации». Ученый навсегда вписал свое имя в историю. Всколыхнулась даже пораженная модой на атлантологию Европа.

            Вот они, признание и слава. Вот он, успех. И смерть в награду. Продолжить исследование севера не удалось. По прошествии нескольких лет участниками знаменитой экспедиции на Кольский полуостров занялось НКВД. Официальная версия – они готовили террористический акт.

            Вообще ЧК активно интересовалось изысканиями такого рода. Но причастность к поисковым мероприятиям самого Феликса Дзержинского наводит на мысль о тайных задачах, стоящих перед учеными. На исследования Барченко выделялись колоссальные по тем временам суммы, он имел доступ ко всем архивам и любой информации. Древние цивилизации владели тайной расщепления атома, иными источниками энергии. А их-то как раз очень хотели получить в ЧК.

            В 1937 году Барченко был арестован. У него изъяли книги, записи, дневники… Александра Васильевича обвинили в создании «масонской контрреволюционной террористической организации «Единое трудовое братство» и шпионаже в пользу Англии. Приговор был жестокий – расстрел.

            Для знаменитого профессора сделали лишь маленькую поблажку – казнь отсрочили на период написания воспоминаний. Ему дали карандаш и увесистую стопку бумаги, чтобы смертник обстоятельно изложил все, что знал. И расстреляли на следующий день после окончания рукописи.

            Бумаги немедленно упрятали, да так, что с тех пор их почти никто не видел. К тридцати засекреченным папкам дела, хранящимся в архивах бывшего КГБ, до сих пор не допускаются ни родственники профессора, ни ученые. Даже легенду сочинили: дескать, пропало все – когда в трагическом 41-м немцы подошли к Москве, пришлось сжечь архивы НКВД.

            Казалось бы, о находках все забыли. Отправленные НКВД по следам Барченко экспедиции не подтвердили слова профессора. К озеру пришли, камни, дорогу, пирамиды видели – но факт обнаружения здесь остатков древней культуры не признали – по крайней мере, официально.

            Открытие ученого должна была постигнуть судьба, обычная для всех таинственных находок. Громкое признание, эйфория, мощная поддержка и присовокупление все новых и новых доказательств – вначале. Потом находится один критик, разбивающий версию в пух и прах. И наконец – горькое разочарование и полное забвение.

            Но фортуна была благосклонна к открытию – в начале 1990-х годов, разбирая истории многочисленных репрессий 30-х, вспомнили и о расстрелянном исследователе.

 

Альтернативные поиски

             Недавно выяснилось, что Гипербореей интересовались не только советские ученые. В 1955 году экспедиция кандидата геолого-минералогических наук Ю.И. Романова обнаружила на Кольском полуострове заваленный тоннель. Геологи рискнули пройти на 100 м, и выяснили, что до них там уже кто-то успел побывать. Они заметили окурки немецких папирос. А неподалеку от входа – тайник с научными приборами немецкого производства 1935–1939 годов выпуска. Там же были обнаружены запасы одежды и альпинистское снаряжение. Находки сфотографировали, а тайник нанесли на карту. По возвращении в Ленинград об этом доложили. К сожалению, время посещения немецкими гостями той пещеры было неизвестно. До или после войны в далеком советском краю немцы искали Гиперборею? Видимо, информация о находках Барченко дошла и до Гитлера. Ведь в те тяжелые годы многие специалисты, не будучи идейными последователями коммунизма, покидали Россию и эмигрировали в ту же Германию. А Гитлер, как известно, проявлял большой интерес к оккультным теориям.