Недавно один мексиканский политик сказал: «Южнее границ США обнаружено оружие массового поражения огромной силы, и оно вот-вот сработает. Это оружие – Латинская Америка».

     В далеком 1959 году кубинская революция Кастро и Гевары страшно озадачила Вашингтон. В Белом доме никак не ожидали, что враждебные США государства возникнут в Западном полушарии – там, где североамериканцы еще со второй половины ХIХ века привыкли чувствовать себя полноправными хозяевами. Более того, в ту пору многие полагали, что Куба может стать только «первой ласточкой» в череде социалистических революций в Латинской Америке.

     Но… не сложилось. Знаменитая экспедиция Че в Боливию закончилась гибелью команданте, недолгое правление Альенде в Чили пиночетовским путчем, а сандинисты в Никарагуа в конце концов уступили власть местной оппозиции во время выборов 1990 года. Практически повсюду США удавалось сохранить свой контроль и стратегическая задача «не допустить расползания красной кубинской угрозы» была выполнена.

     После краха СССР и окончательного превращения США в единственную сверхдержаву мира, казалось, рухнет и режим Фиделя в Гаване, а вслед за этим вернется и эра полного владычества Вашингтона в Латинской Америке.

     Но случилось странное. Во-первых, «обреченный» режим Фиделя выжил и без советской экономической помощи. А во-вторых, стало сбываться ровно то, чего американские стратеги опасались еще в 60-х – один за другим стали рушиться проамериканские режимы в Латинской Америке.

     Парадоксальным образом то, что ожидалось (но не случилось) в эпоху могущества СССР и популярности коммунизма, стало происходить тогда, когда СССР рухнул, а США неимоверно усилились…

     

     Венесуэла

     Именно Венесуэла преподнесла первый неприятный сюрприз Белому дому.

     На выборах 1999 года побеждает ярый обличитель «дяди Сэма», бывший спецназовец 45-летний Уго Чавес. Он взывал к памяти легендарного Освободителя – Симона Боливара (в 19 веке возглавившего борьбу Латинской Америки за независимость от Испании), который в свое время так же не жаловал янки.

     Наследство Чавесу досталось тяжелое. При добыче нефти в 140 млн. тон в год, 69% населения жило ниже уровня бедности.

     Нефть, кстати, не единственное богатство Венесуэлы. Здесь добываются газ, железная руда, марганец, уголь, никель, бокситы, золото, алмазы. Но львиная часть доходов шла американским корпорациям. В результате, богатейшая страна оказалась лидером Латинской Америки… по размерам внешнего долга на душу населения!

     В Вашингтоне рассчитывали, что Чавес не справится с ужасающим наследством и не удержит власть.

     Но Чавес оказался удивительно талантливым харизматиком и на редкость живучим политиком.

     Для североамериканцев начался кошмар. Чавес гордо заявлял о дружбе с самим Фиделем. Венесуэла – богатейшая «нефтяная держава» начала проводить в ОПЕК независимую политику. Для Вашингтона это был двойной удар, так как именно из Венесуэлы в США поставляется значительная часть нефти.

     США попытались действовать привычными методами. В апреле 2002 года ЦРУ помогло местной оппозиции организовать военный переворот. Чавес был арестован, но, как оказалось, всего… на три дня!

     Миллионы граждан вышли на улицу протестовать против путча, а верные Чавесу спецназовцы в конце концов отбили его у путчистов. С тех пор Чавес остается главной головной болью США в регионе, перехватив это почтенное право у самого Фиделя Кастро.

Уго Чавес: «Мы сделаем все, чтобы уничтожить империю США». «Империализм США – величайшая угроза миру. Если мир будет следовать по пути, навязываемому американским империализмом, то он погибнет».

     

     Бразилия

     Здесь в 90-е годы на два срока – впервые в послевоенной бразильской истории – избирался вполне проамериканский экономист Фернанду Кардозу. И, казалось, ничто не предвещает потрясений.

     Но вот на выборах в конце 2002 года побеждает кумир бразильской бедноты, 57-летний профсоюзный лидер Лула да Силва. Его инаугурация состоялась 1 января 2003 года.

     После падения военной диктатуры в 1985 году Лула неоднократно участвовал в президентских выборах, но каждый раз тщетно. Подозревали, что как минимум один раз победа у него была просто украдена.

     И вот теперь он в президентском кресле. Этого очень боялись в Вашингтоне. И небезосновательно.

     Новый президент, что называется «на сто восемьдесят градусов» развернул внешнюю политику Бразилии, проявив полную солидарность и с чавесовской Венесуэлой и с кастровской Кубой. Бразилия заблокировала многие инициативы Вашингтона, направленные на интеграцию латиноамериканских государств под эгидой США. Да Силва прекрасно понимал, к чему ведут «интеграционные инициативы» США – многолетнее «взаимовыгодное сотрудничество» с Вашингтоном привело к тому, что государственный долг страны превысил фантастическую сумму в 200 млрд. долларов (!).

     В довершение всего бразильский президент стал покровителем антиглобалистских форумов, которые с завидным постоянством стали проводиться в этой стране. Фактически, при президенте де Силва крупнейшая страна Южной Америки полностью выпала из орбиты США.

Лула да Силва: «Основная причина неравенства в мире и бедности развивающихся стран – скандально известные экспортные субсидии сельхозпроизводителям развитых стран. Субсидии эти необходимо как можно быстрее прекратить. Но страны «золотого миллиарда» предпочитают не думать об этом, забивая головы людей другими проблемами… Моя цель – показать, что Бразилия будет проводить внешнюю политику, исходя из собственных интересов, а не беспрекословно выполнять все требования Вашингтона» (избегает острой критики США).

     

     Аргентина

     И здесь на президентских выборах в 2003 году победил левый политик – 53-летний Нестор Киршнер, так же, мягко говоря, неодобрительно относящийся к политике США.

     После десятилетнего президентства харизматичного Карлоса Менема в 1999 году начался период нестабильности и потрясений. В 2001 году из-за бестолковых советов экономистов-либералов, действовавших по указке МВФ, рухнула аргентинская экономика. ВВП в ходе кризиса упал с 9 тыс. долларов на душу населения в 1998 году до 2 тыс. А в 2002 году в Аргентине случилась невиданная вещь – страну охватил голод!

     В результате был вынужден подать в отставку президент Фернандо де ла Руа – любимец деловых кругов США. Затем за полтора года сменилось еще три временных президента.

     Наконец, в 2003 году главой государства был избран Киршнер, который самым радикальным образом порвал с проштатовской традицией в аргентинской политике.

     Немудрено – после десятилетия исполнения рекомендаций МВФ и Всемирного банка местная экономика и финансы лежат в руинах, и продолжать действовать в том же духе равносильно самоубийству.

     

     Панама

     Казалось бы, сложно представить латиноамериканскую страну, более зависимую от США. Долгое время ее раскалывала на две половины зона Панамского канала, являвшаяся владением североамериканцев. На территории страны стояли войска США, причем в немалом количестве. (Именно в Панаме североамериканцы, действуя как у себя дома, отстранили от власти и вывезли в Штаты генерала-диктатора Норьегу, отказавшегося делиться с людьми из ЦРУ барышами от наркотраффика.)

     И все же именно здесь, в Панаме, на выборах 2004 года победил еще один антиамериканский политик – сын популярного в прошлом генерала Омара Торрихоса – Мартин.

     Его отец управлял Панамой в 1968–1981 годах. Еще в ту пору он пытался проводить относительно независимую линию. В частности, Торрихосу удалось подписать с Картером договор о передаче канала в руки панамцев (что и было сделано не так давно). Но в 1981 году он при загадочных обстоятельствах погиб в авиакатастрофе – в Панаме до сей поры многие убеждены, что это дело рук ЦРУ.

     Сын полностью разделяет Омара Торрихоса. Но если тому было сложно проводить свою политику в условиях проамериканской ориентации почти всего континента, то сегодня Мартин Торрихос (родился в 1955 году) опирается на поддержку мощного блока левых президентов Латинской Америки.

     Так же, как и в соседних странах, наследство Торрихосу досталось неважное.

     Несмотря на то, что формально маленькая Панама имеет самый большой флот в мире (более 13 тыс. судов плавают под панамским флагом) и исключительно развитую банковскую систему (в крошечной стране работает 140 банков из 30 (!) стран мира), 25% бюджета Панамы уходит на выплату внешнего долга.

     Исходя из этого, панамский президент радикально изменил политику ориентации на Вашингтон и крупные транснациональные корпорации, постепенно переходя к политике опоры на собственные силы и укрепления союза с Кубой и государствами Южной, а не Северной Америки.

Мартин Торрихос: «Между Кубой и Панамой вновь устанавливаются отношения, подкрепленные духом братства, который связывает два государства».

     

     Уругвай

     В этой стране десятилетиями царила стабильность. За власть монотонно боролись две партии – либеральная «Колорадо» и консервативная «Бланко». По отношению к США обе проявляли исключительную почтительность.

     Но вот в конце 2004 года на президентских выборах случился сюрприз. И бланкистов, и колорадовцев побеждает харизматичный мэр столицы – 64-летний Табаре Васкес. Его выдвинул блок левых партий, получивший неожиданно мощную поддержку избирателей.

     После своей инаугурации в марте 2005 года Васкес сразу наладил отношения с левыми соседями – Киршнером и Лулой, а затем высказал немало слов в поддержку и Чавеса, и даже Кастро. За словом последовали дела – Уругвай энергично включился в антиштатовскую фронду на различных международных форумах типа «Ибероамериканских конгрессов» или «саммитов Америк», тем самым пополнив список латиноамериканских стран, ускользнувших из зоны влияния Вашингтона.

     Победа Васкеса во многом оказалась закономерной. Многолетнее тотальное господство североамериканцев в экономике страны (в Уругвае иностранному капиталу принадлежат 40 из 42 банков) привела к печальному результату – в стране с населением в 3,4 млн. человек внешний долг составляет… более 10 млрд. долларов. Иными словами, каждый уругваец (включая малолетних детей) должен более 3000 долларов!

Табаре Васкес: «После победы на выборах я поеду не в США с первым государственным визитом, как делали мои предшественники. Я поеду в Бразилию, Аргентину и Чили, чтобы придать новый импульс укреплению политических связей и развитию регионального рынка свободной торговли». «Мы создаем настоящий антиамериканский канал Telesur» (избегает прямой критики США).

     

     Чили

     В 2000 году президентом стал социалист Риккардо Лагос – и уже тогда заговорили о полевении чилийской политики. Именно он начал процесс привлечения Пиночета и его соратников к ответственности за их преступления.

     Одновременно социалистам пришлось расхлебывать последствия «чилийского экономического чуда», которое в свое время ставили в «заслугу» Пиночету (в результате его реформ почти 40% населения чудесным образом оказалась за чертой бедности).

     За несколько лет правления, социалистам не удалось решить все проблемы, но все же ситуация в Чили заметно улучшилась.

     Многое решалось на выборах в январе 2006 года. Отойдет ли Чили от наметившегося «покраснения». Или подтвердит, что остается частью блока антиамериканских левых стран региона.

     На этих выборах социалисты довольно сильно рисковали, впервые в истории страны выдвинув кандидатом женщину – политика французского происхождения, 54-летнюю Мишель Бачелет. И… она победила!

     Первые же заявления и действия нового президента не оставили сомнений в том, что Чили идет тем же антиштатовским курсом, что и соседи – Аргентина, Бразилия и Уругвай.

     

     Боливия

     Самый громкий успех радикального крыла латиноамериканских левых связан с выборами в Боливии в конце 2005 года. На них победу одержал чистокровный индеец, 46-летний Эво Моралес, популярный среди боливийской бедноты политик, который самостоятельно выбился из самых низов.

     Боливия – одна из самых бедных и слаборазвитых стран Латинской Америки, несмотря на ее огромные природные богатства. Серебряные рудники Потоси некогда давали почти половину баснословных богатств, которые целыми галеонами выкачивали из своих американских владений испанцы.

     Но за все годы независимости (после освобождения Симоном Боливаром в 1825 году) политическую систему страны постоянно трясло как в лихорадке. Боливия поставила мировой рекорд по переворотам – они происходили в среднем почти каждый год (190 государственных переворотов за 181 год независимости).

     Впрочем, несмотря на частую смену президентов, неизменным осталось одно – все правители традиционно ориентировались на Вашингтон и североамериканские корпорации, выкачивавшие из страны все ее природные богатства.

     Современная Боливия обладает богатейшими запасами газа, цинка, вольфрама, олова, занимает первое место в мире по добыче сурьмы. Но при этом… является беднейшей страной региона!

     Экономика страны на 50% зависит от наркобизнеса (Боливия дает 10% мирового производства наркотиков).

     Средняя продолжительность жизни здесь – 55 лет, более половины населения неграмотно, по уровню развития страна находится на последнем месте в Америке и 115-м – в мире.

     Новоизбранный президент Эво Моралес полон решимости покончить с несправедливым дележом доходов, поступающих от добычи боливийских природных ресурсов, – он разворачивает программу национализации.

     Эво Моралес оказался из того же теста, что и Уго Чавес. Он сразу обрушился на американцев и встретился с Чавесом и Кастро. Более того, Моралес выступил от имени угнетенных индейцев Америки, созвав их представителей на свою инаугурацию.

     По мнению экспертов, Боливия очень скоро превратится для США в «головную боль», не меньшую чем кастровская Куба и чавесовская Венесуэла.

Моралес: «Единственный террорист, который мне известен – это Буш. Его политика военной интервенции, наподобие той, что мы видим в Ираке, является государственным терроризмом». «Сначала они пробовали уничтожить нас с помощью пуль, потом – с помощью лжи. Им это не удалось».

     

     В целом же, судя по всему, Вашингтон своей излишней навязчивостью добился возникновения еще одного «антиамериканского фронта» – на этот раз в Латинской Америке. Что ж, по-видимому, Белому дому после окончания «холодной войны» очень скучно в отсутствии достойного соперника и именно поэтому США своими собственными руками настойчиво и умело сколачивают антиамериканскую коалицию по всему миру. В последние годы это занятие превратилось в своеобразное хобби бушевской администрации.

     Хобби это, надо сказать, весьма странное…

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.