Одна из самых древних легенд человечества – история о стране Туле. Она ненамного моложе другой легенды – об Атлантиде. И это неудивительно – первыми об этом острове тоже рассказали древние греки, и эта таинственная северная земля представала в их рассказах не менее удивительной. Миф о Туле оказался живуч – он еще не единожды будоражил умы и влиял на историю даже в XX веке.

 

Географ, путешественник… шпион?

В I тысячелетии до н.э. на берегах Средиземного моря обитали две могучие цивилизации, нацеленные на морскую экспансию. Первыми на арену вышли финикийцы – мореплаватели с Ближнего Востока. Именно они основали Карфаген – колонию на территории нынешнего Туниса, позже ставшую могущественным государством, рискнувшим бросить вызов восходящей звезде Древнего Рима. Вторым народом стали эллины – древние греки. Один из них и поведал миру про Туле.

Звали этого путешественника Пифей. Родился он примерно в 380 году до н.э. в греческой колонии Массилии (теперь это Марсель на юге Франции). Мы не знаем, кем были отец и мать Пифея, чем он занимался в юности и почему отправился в странствия. Не сохранилась и книга «Об океане», в которой путешественник описал свои приключения. К счастью, некоторые цитаты уцелели в трудах других древних авторов. Правда, лишь небольшие отрывки – потому что Пифею мало кто верил. А ведь это был действительно выдающийся ученый. Именно он с помощью древнего астрономического инструмента гномона вычислил широту Марселя и доказал, что этот город находится примерно на одной параллели с Византием (то есть со Стамбулом). Расчетам массилийца безоговорочно доверял величайший астроном древности Гиппарх, его почитал и знаменитый географ Эратосфен. Но вот историки вроде Полибия и Страбона подняли на смех «сказки Пифея». И только через много лет стало ясно, что путешественник очень точно описал далекие земли.

Несомненно, массилиец либо сам бывал на севере, либо долго общался с кем-то оттуда. Скорее всего, в Британию и дальше Пифей отправился примерно в 325 году до н.э. – во времена расцвета Карфагена, который тогда контролировал Гибралтарский пролив, не пропуская корабли чужаков, в том числе греков, на запад. Причина этого крылась в нежелании делиться доходами от торговли. Из Британии через Гибралтар в Средиземноморье везли олово, нужное для выплавки бронзы, из тех же краев на юг попадал и янтарь –уступать кому-то часть прибыли с этих товаров карфагеняне не собирались. А вот греки спали и видели, как бы заключить пару-тройку контрактов с северянами. Но для этого нужно было сначала до них добраться. Похоже, именно такую задачу и поставили Пифею, хотя напрямую это нигде не указано. А миссия его оказалось непростой – в Древнем мире такое путешествие требовало немало времени и поддержки если не от государства, то от торговых компаний. Впрочем, это была обычная практика и в более поздние времена: даже в XX веке путешественники не стеснялись совмещать открытия со службой государству, а изучение далеких земель – с налаживанием полезных для страны контактов.

Но как же наш путешественник проник в Британию? Увы, из-за скудости цитат в трудах его критиков мы этого не знаем. Однако вариантов всего два. Первый – массилиец договорился с карфагенянами и попал на их корабль как пассажир. Или не договаривался, а выучил язык и притворился своим. Или очутился на судне с помощью банальной взятки – вряд ли все до единого карфагенские чиновники были неподкупны, кто-то мог за приличную сумму закрыть глаза на то, что на корабле шпион. Конечно, пришлось бы подкупить и капитана, но барыши от операции в разы перекрывали такие расходы. Дальше надо доплыть до Британии, сойти на берег и все разведать. И вернуться домой, что тоже непросто. Но и тут можно было выкрутиться. Например, заплатить карфагенянам побольше, чтобы Пифея ждали в нужном месте.

Существовал и второй путь – по суше через современную Францию. Да, ее населяли кельтские племена, не всегда дружественные грекам. Но с кельтами массилийцы соседствовали давно и наверняка могли найти проводников, способных довести до цели. Например, по рекам Рона и Луара. В пользу этого говорит пересказ всей истории у Страбона, который упомянул посещенный Пифеем торговый город Корбилон в устье Луары. А уж там точно нашелся бы капитан, готовый без всяких документов довезти Пифея до британских берегов.

 

А ночь там длится два-три месяца…

Полибий, пересказывая труд Пифея «Об океане», заявлял, что путешественник высадился в Британии, обошел ее целиком и только потом добрался до Туле. Если верить массилийскому страннику, именно так назывался далекий остров, расположенный «в шести днях пути к северу от мыса Оркан» (то есть от крайнего севера Великобритании – района нынешних Оркнейских островов). Что мы знаем об этой земле? Самое главное – там жили люди. Именно этот факт заставил современников относиться к Пифею с недоверием. Особенно скептичны оказались сородичи-эллины. Привыкшие к тепличным условиям Средиземноморья, они даже Британию считали суровой землей, где могут поселиться только те, кому больше некуда податься. А значит, дальше на север никто жить не станет, если, конечно, не сошел с ума. Еще одна байка, которую упомянул Пифей и над которой хохотали в голос – о продолжительности ночи на Туле. Когда путешественник говорил, что Солнца там не видно всего по два-три часа, никто в это не верил. Ведь ночь продолжительностью около половины суток в любом месте обитаемого мира считалась обязательной. Вода мокрая, козлятина съедобная, ночью всегда темно – для древних греков это были аксиомы. Можно только подивиться мужеству и отваге Пифея, бросившего вызов всеобщим заблуждениям. И еще раз пожалеть, что его «путевой дневник» не сохранился, из-за чего нам приходится довольствоваться пересказами. Как у Плиния Старшего, который пишет, что «Самым дальним островом, о котором нам известно, является Туле, где вообще нет ночей в середине лета, и, наоборот, вообще нет дней в середине зимы – оба эти периода, как полагают, длятся по шесть месяцев».

Еще одной причиной недоверия к рассказам путешественника стало описание мира за Туле. Пифей заявил, что дальше на север можно проплыть лишь день, а потом придется повернуть назад, так как начинаются места, где нет ни воздуха, ни воды, ни земли. Там все стихии смешиваются в одну – этакое «морское легкое», через которое людям не пройти. Плиний в своем пересказе Пифея называл это явление «свернувшимся морем» – не исключено, что так древние мореплаватели окрестили полярные льды. Пройти через них при технологиях двухтысячелетней давности действительно было нереально. Во всяком случае, Пифей не смог – он повернул на юг, посетил какой-то «остров янтаря» (возможно, Гельголанд на северо-западе Германии) и вернулся домой.

Наверняка те, кто посылал Пифея на север, дома выслушали его с интересом. А вот все прочие посмеялись и забыли про чудака. Хотя достоверность сведений массилийца, дошедших до нас, поражает. Сегодня каждый образованный человек знает, что на севере Европы летняя ночь короче, чем в Греции – здесь путешественник был абсолютно прав. И это далеко не все: Пифей также рассказал, что климат в Туле и окрестностях суровый. Там мало плодовых растений и домашних животных, а сам остров может прокормить совсем немного людей, питающихся в основном просом, плодами и кореньями. Зерно люди молотят в амбарах, а не на открытом воздухе, чтобы оно не испортилось из-за дождей и сырости, и пекут из него лепешки, а вино туземцам заменяет хмельной мед. К слову, то же самое говорили и римляне, посещавшие Северную Европу на рубеже тысячелетий. Но ведь Пифей жил на три столетия раньше – а его описания очень точны. Правда, по рассказам многих римлян, туземцы красят свои тела синей краской и катаются на колесницах. То есть фактически отождествляются с древними жителями севера Шотландии – пиктами. Но возможно, и массилиец писал то же самое, просто эти строки никто не удосужился процитировать.

 

Туле или Исландия?

После Пифея об острове Туле (его часто называли по-разному – Фуле, Фула, Тиле) упоминали не раз. Но обычно это делали люди кабинетные, которые никогда не посещали дальние земли. Большинство авторов указывало, что сам остров лежит к северу или северо-западу от Британии, он пустынен и малонаселен. А вот описания природных условий частенько разнились. Например, византийский писатель Прокопий Кесарийский в VI веке заявлял, что Солнце над Туле не заходит 40 дней летом и не появляется столько же времени зимой, и что это большой остров, где живут 25 племен. А один из отцов церкви Исидор Севильский в VII столетии указывал, что море там спокойное и даже застывшее. Беда Достопочтенный, живший в Британии еще веком позже, почти дословно скопировал сообщения Пифея, но от себя добавил, что самые длинные ночь и день в этой северной земле длятся около суток. Наконец, ирландский географ Дикуил утверждал, что Туле – один из затерянных островов в Атлантическом океане, где некоторое время жили монахи, и летние ночи там очень короткие. Хотя насчет сообщения Дикуила у многих есть сомнения – часть историков уверена, что он описывал Ирландию.

В любом случае интерес к Туле долго оставался чисто академическим. Об этом острове спорили монахи, географы, ученые, но искать его не спешили – просто не было нужды. Переселяться куда-то далеко на север в суровый климат люди не желали, и особых причин искать загадочный остров не нашлось. Однако примерно с IX века интерес к далекой земле подстегнули викинги. Суровые северные воители грабили европейские страны – их драккары достигали даже Средиземного моря. И некоторые задумались, а не с Туле ли эти жестокие воины? Или, возможно, остров тоже стал жертвой их набегов? Кстати, первый исландский историк Ари Торгильссон, он же Ари Мудрый, в XII веке утверждал, что история Туле связана с варягами: по его словам, в Исландии когда-то жили христиане из Ирландии, но пришли викинги и прогнали их, возможно, на Туле. А вот другие современники Ари отождествляли Исландию с Туле, как это сделали Адам Бременский в «Деяниях архиепископов гамбургской церкви» в конце XI века. Он писал, что день на острове длится 6 месяцев, а ныне он носит другое имя – Исланд, из-за окружающих его льдов. Интересно, что Адам уже не считал Туле крайней точкой Ойкумены, а утверждал, что дальше есть и другие земли – возможно, речь шла о Гренландии или Северной Америке. Зато он пересказал легенду о том, что на север от Туле можно плыть день, а потом придется повернуть назад. Но объяснял это несколько по-другому: «Из-за туманных пределов угасающего мира и исполинской бездны». Якобы именно такую картину увидел ходивший в тех краях на своем драккаре король Харальд Прекрасноволосый. Кстати, «История Норвегии», написанная в XII веке неизвестным автором, тоже отождествляет Исландию с Туле и говорит про заселение этой земли в годы правления все того же Харальда (872 – 930 годы). Но тут книга явно противоречит рассказам Пифея, согласно которому на острове люди жили еще в IV веке до н.э. Хотя не исключено, что они потом вымерли или были убиты викингами. Еще один источник, который намекает на связь Туле и Исландии – «История о древних королях Норвегии» XII века. Впрочем, его автор Теодорик пишет, что «не поддерживает и не опровергает эту гипотезу».

Постепенно и другие хронисты вслед за Теодориком начали сомневаться в тождестве двух островов. Так, Гиральд Камбрийский писал, что ни одна из известных ему территорий на Туле не похожа. И либо древнего острова уже нет, либо он находится где-то в северном океане. А вот на средневековых картах встречались самые разные варианты. Одни картографы подписывали Исландию как Туле, другие же рисовали два клочка земли. Был и «самый хитрый» третий способ: указывалось, что этот остров лежит за пределами разведанного мира. Порой Туле даже раздваивался. Тут виновата легенда о райском острове Тилосе, который один из сподвижников Александра Македонского нашел в Персидском заливе (видимо, речь шла о Бахрейне). Некоторые географы перемещали его на север, хотя Тилос (в отличие от Туле) – земля с теплым климатом, поросшая вечнозелеными деревьями. Этой точки зрения придерживался, например, знаменитый философ Роджер Бэкон. Впрочем, от Туле в его описании осталось разве что расположение у полярного круга. Зато у Бэкона Туле – райский уголок, где люди живут вечно и никогда не умирают.

Встречались и другие фантастические рассказы о таинственной северной стране. В частности, византиец Евстафий Солунский писал, что жители Туле воевали с какими-то карликами, рост которых составлял всего 20 пальцев. Много позже американский ученый Чарльз Энтон заявил, что это может быть правдой: мол, остров был беден и долго изолирован от цивилизации, из-за чего люди и животные на нем измельчали. Специалисты даже придумали название этому феномену – «островная карликовость». Но карлики существовали только до тех пор, пока не сталкивались с завоевателями извне, которые полностью уничтожали их племена.

 

«Родина истинных арийцев»

Шли века, эпоха викингов забылась – началось время Великих географических открытий. Интерес к Туле стал угасать. Во-первых, потому что обнаружить остров не удалось. Во-вторых, мореходов все больше интересовали несметные богатства новых земель – а большинство описаний Туле доходов не сулило, зато обещало кучу проблем. И об острове упоминали все реже. Лишь в начале XX века история про далекие северные земли вновь заинтересовала людей. Виноваты в этом были немцы, организовавшие оккультное «Общество Туле». После того как Германия проиграла Первую мировую, подобные организации там стали весьма популярны. Что неудивительно – людям в разоренной стране, стоящей на грани гражданской войны, хотелось верить в чудо, вмешательство высших сил и особую судьбу своей нации. «Общество Туле» и ему подобные давали надежду на то, что скоро все наладится – ведь у немецкого народа не только великое будущее, но и великое прошлое.

Основатели организации заявляли, что Туле – это не просто один из тысячи островов. Именно туда якобы переселились жители Атлантиды после гибели их родины. Обитателей мифического Туле быстренько объявили высшей расой – «истинными арийцами», от которых происходят современные немцы. Да и вообще вся идеология «Общества Туле» была пропитана расистским духом. Ее члены перед вступлением подписывали документ о том, что в их жилах не течет «дурная кровь», после чего ходили, задирая носы, и считали себя «расой господ». Некоторые даже верили, что смогут покорить мир с помощью древней магии и тайных знаний. Кстати, сходство воззрений общества с расистской идеологией гитлеровской партии – не совпадение. Многие видные нацисты вышли именно из «Общества Туле», да и сама партия получала от него деньги. А позже идеи этой организации подхватила ее наследница – «Аненербе», «Немецкое общество по изучению древних сил и мистики».

Сторонники концепции Туле как родины арийцев сделали еще немало заявлений. Например, что христианство – лишь слабый отголосок всей суммы верований и знаний потомков атлантов. Или что жители Туле придумали руны, научили людей читать и писать и подарили им разнообразные технологии. А кое-кто заявлял, что и само «Общество Туле» овладело частью древних знаний. Будто бы именно его основатели научили Гитлера ораторскому искусству. Хотя верится в это с трудом. Да, его выступления порой завораживали аудиторию, но исследователи считают, что ничего магического в этом нет – просто предводитель нацистов умел предугадывать, что люди хотят от него услышать.

Но самое интересное, что легенды об «арийском Туле» не исчезли и после победы над нацизмом. С полвека назад о них вспомнили снова. Некоторые по сей день верят, что жители Туле – потомки инопланетян, которые когда-нибудь вернутся и будут править планетой. Но всерьез такие сказки не воспринимаются уже давно.

 

Где же ты, северный остров?

В любом случае, на вопрос, где же действительно находится остров Туле, ответить непросто. Достоверных данных о нем так и нет, зато версий множество. Одной из них – про Исландию – придерживались многие древние и средневековые ученые. В конце концов, на шотландском языке эта северная страна называется «остров Тиле». Но вряд ли эта версия верна: люди обосновались в Исландии только через сотни лет после смерти Пифея. А ведь у него Туле – бедный, но населенный остров.

Впрочем, это далеко не единственная теория. Например, некоторые исследователи считают, что Пифей побывал на Шетландских островах. Правда, до них можно доплыть гораздо быстрее, чем описывал греческий путешественник, но ведь корабль мог менять курс и заходить в какие-то порты? Вот Пифею и показалось, будто Туле находится далеко от Британии. Еще один вариант – массилиец посетил земли нынешней Норвегии где-то в районе Тронхейма, то есть чуть южнее центра страны – летние ночи здесь и правда коротки. Но и у этой версии имеются критики. Чаще всего они говорят, что климат Туле по описаниям грека слишком мягок для Тронхейма. Правда, климатические условия на всей Земле постоянно меняются, так что это слабое доказательство. Но есть и более весомый аргумент: Скандинавия – это не остров, а полуостров, значит, Пифей вряд ли посетил именно ее. Но как раз здесь все просто: в прошлом люди часто считали некоторые острова полуостровами и наоборот. Массилиец вполне мог ошибиться – он же не обходил Туле по периметру. Или же заглянул на какой-то реальный остров у берегов Скандинавии, например на Смёлу. Именно такой версии, к слову, придерживаются берлинские исследователи из Технического университета. Они утверждают, что смогли наложить современную систему координат на древние карты и в результате получилось, что Туле и Смёла – это одно и то же. Но тут многих смущает еще и тот факт, что древние корабли дошли от Британии до Скандинавии всего за 6 дней. Тем не менее, сторонников у варианта с Норвегией много, среди них был даже известнейший полярник Фритьоф Нансен. Хотя в нем, возможно, просто говорил патриотизм. Как и в эстонском писателе и президенте Леннарте Мери, который помещал Туле на остров Сааремаа – якобы потому, что в эстонском фольклоре это «место, где отдыхает солнце». А по одной из древних версий, именно так переводилось слово «Туле».

Еще одна интересная идея – поискать загадочную страну на одном из Фарерских островов. Во-первых, они находятся достаточно далеко от Великобритании, чтобы доплыть туда было непросто. Во-вторых, летние ночи на Фарерах длятся всего несколько часов. В-третьих, климат достаточно суров для избалованных теплом греков, да и сырости, о которой упоминалось в древних источниках, хватает. С этой теорией перекликается и версия, что легендарного острова больше нет. Он якобы ушел под воду, так же, как Атлантида или Лемурия. Один из сторонников данной гипотезы, советский химик и атлантолог Николай Жиров, в своих исследованиях утверждал, что остров Туле находился там, где лежат банки Фарерской возвышенности. По словам Жирова, климат в древние времена в этом районе в прошлом был теплее. И это вполне возможно, если «путь северо-восточной ветви Гольфстрима был бы прегражден какой-то довольно обширной землей, отклонявшей все течение больше к северу, чем к востоку. Поэтому почти вся масса Гольфстрима более плотным потоком, чем ныне, устремилась бы на северо-восток, западнее Британских островов, по направлению между Исландией и Норвегией». А значит, люди могли бы спокойно выращивать хлеб и собирать пчелиный мед. Но чтобы доказать или опровергнуть вариант Жирова, нужно серьезно исследовать морское дно к северу от Великобритании. К слову, тогда появится шанс обнаружить не только Туле, но и другие острова из британских мифов – Дунейар, Бусс, Бразил, остров Святого Брендана и прочая и прочая…

 

О навсегда сгинувших землях вроде Атлантиды упоминалось не только у древних греков, но и в относительно поздние времена. Например, на карте флотоводца Пири Реиса 1508 года указано, что между Исландией и Гренландией в середине XV века «сгорел остров». Кто знает, может, это и был тот самый Туле? Звучит фантастически, но порой легенды оказываются правдой. В конце концов, древнюю Трою тоже когда-то считали мифом. Но нашелся Шлиман, который усомнился в этом и подтвердил, что город реально существовал. Возможно, у Туле тоже появится свой Шлиман, и случится это еще при нашей жизни. И тогда мы узнаем еще немного о древней истории, про которую сегодня известно непростительно мало.

А пока о загадочной северной стране нам будут напоминать наука и искусство. Например, стихотворение Гете «Король жил в Фуле дальней». Или отрывок из незаконченного романа Владимира Набокова, который так и называется – UltimaThule. Или химический элемент тулий и астероид Туле. Встретить упоминания о затерянном северном острове можно в самых разных источниках – в книгах, фильмах, комиксах, компьютерных играх, музыке… Даже в географии – знаменитый моряк капитан Кук когда-то дал имя Туле одному из Южных Сандвичевых островов. В общем, если это и легенда, то легенда красивая, которая давно живет собственной жизнью.