Еще недавно новости о событиях на Ближнем Востоке – и в первую очередь в Сирии – занимали первые полосы газет и информационных порталов. Однако постепенно они начали уходить на второй план, вытесненные новостями о разгорающейся торговой войне, новых санкциях Вашингтона или переговорах по вопросу «брексита»… Лишь изредка, словно весточки из прошлого, появлялись строки о нарушенном перемирии или авианалетах. Зато все чаще – о возвращении сирийцев в свои дома, опустевших лагерях для беженцев или первых за последние 7 лет муниципальных выборах.

Чем живет современная Сирия? И, главное, можно ли уже говорить об окончании многолетней кровопролитной войны, унесшей жизни сотен тысяч человек и лишившей дома миллионы людей?

 

Конфликт частично прекращен

В настоящий момент гражданская война в Сирии, начавшаяся весной 2011 года, имеет статус «частично прекращенного конфликта». К августу 2018-го сирийские войска ликвидировали один из последних оплотов террористической группировки «Исламское государство» в Сирии. Армии удалось взять под свой контроль провинции Эс-Сувайда и Даръа– а также провинцию Эль-Кунейтра, которая была освобождена в результате переговоров практически без боев – и восстановить свое влияние на границе с Иорданией.

Следующей вехой был Идлиб. После июльских успехов сирийской армии эту провинцию с населением приблизительно 3 млн. человек, контролируемую сразу несколькими соперничающими между собой группировками (среди которых и исламистская «Хайят Тахрир аш-Шам»), называли «последним пристанищем» сирийской оппозиции. Последним оплотом мятежников, стремящихся избавиться от режима Башара Асада. Так что успешный штурм Идлиба, запланированный на начало сентября, приравнивали к военной победе режима Асада над оппозицией. Некоторые даже предполагали, что освобождение этого города может стать финальной битвой в семилетней войне.

Впрочем, были и те, кто высказывался категорически против атаки на Идлиб, почти половина населения которого не имела никакого отношения к политике, а представляла собой беженцев из других районов раздираемой конфликтами страны. Многочисленные представители различных правозащитных организаций и ряд политиков призывали отказаться от планов по бомбардировке Идлиба, так как они могут привести к гуманитарной катастрофе небывалого масштаба. В числе тех, кто выступил против, оказался и глава Белого дома Дональд Трамп. «Президент Башар Асад не должен безрассудно атаковать Идлиб. Русские и иранцы совершили бы серьезную гуманитарную ошибку, приняв участие в этой потенциальной человеческой трагедии. Сотни тысяч людей могут быть убиты. Не дайте этому случиться», – написал американский лидер в своем Твиттере.

ООН призвала организовать возможность вывода мирных граждан из Идлиба, чтобы избежать наихудшего сценария. Позже глава МИД России Сергей Лавров подтвердил, что в городе будут созданы гуманитарные коридоры и приняты все необходимые меры, призванные защитить мирное население провинции.

4 сентября по провинции были нанесены первые авиаудары. 7 сентября в Тегеране прошел саммит «Россия – Турция – Иран» по вопросам Сирии, на котором ситуация в Идлибе стала центральной темой повестки дня.

Действительно ли освобождение Идлиба может принести столь долгожданный конец войны в Сирии? К сожалению, столь оптимистичную позицию разделяет лишь часть экспертов-востоковедов. Другие же говорят о начале следующей главы в истории гражданской войны или о переходе конфликта на новый уровень. В первую очередь сторонники этого варианта развития событий опасаются, что повстанческие группировки откажутся признать поражение и превратятся в партизан, готовых к настойчивому и затяжному сопротивлению правительственным войскам. В ход пойдут такие ужасающие методы, как теракты. А значит, продолжатся бомбардировки и военные операции. Но все же, как бы то ни было, уже не в прежних масштабах. Впервые за долгие годы у Сирии появилась надежда на возвращение к мирной жизни. Надежда, которая сильнее любых проблем и тягот, которой не могут помешать ни звуки выстрелов, ни лежащие в руинах дома.

 

 

Говорить о полном переходе страны под контроль правительства Башара Асада пока, конечно же, рано. На северо-западе страны расположились турецкие войска; на юго-востоке, у иракской границы – американские. Последние, к слову, присутствуют и в курдских районах на северо-востоке. Все это вместе означает, что достаточно большая территория Сирии – а на этой территории также есть свои сельскохозяйственные и нефтегазовые ресурсы – по-прежнему остается вне влияния официальных властей.

 

 

Время собирать камни

Несмотря на то, что сирийские города лежат в руинах, их жители постепенно возвращаются в родные места. Так, еще в конце июля из лагеря для беженцев «Арсаль» в соседнем Ливане через пограничный переход Земрини в Сирию вернулись 850 человек, ранее проживавших в горной местности Западный Каламун. Этот район, расположенный всего в 60 км от Дамаска, был освобожден из-под контроля радикальных исламистов еще в прошлом году. Операция по возвращению в Западный Каламун проходила под контролем сил безопасности, Ливанского общества Красного Креста и сотрудников миссии Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев. Сразу после этого еще около 3 тыс. сирийцев заявили о своем желании покинуть «Арсаль» и вернуться домой. Всего же в Ливане в настоящий момент проживает около 1,5 млн. беженцев из соседнего государства.

 

 

Большинство городов и провинций из числа тех, что находились под контролем боевиков террористических группировок, требуют предварительной проверки и работы саперов. Согласно данным российских военных и дипломатов, сейчас в Сирии есть порядка 76 населенных пунктов, наименее пострадавших от военных действий и способных принять более 335 тыс. человек. По данным Фонда Организации Объединенных Наций в области народонаселения, общая численность населения Сирии в 2011 году составила 20,8 млн. человек. В настоящий момент желание вернуться домой изъявили около 1,7 млн. сирийцев из 9 стран мира.

 

 

На протяжении всего августа и в начале сентября сирийцы все активнее возвращаются домой. Большинство из них не скрывает слез на глазах, но говорит, что за этими слезами прячется надежда и вера, что они смогут заново отстроить свои дома и поднять свою страну из руин. Правительство всеми силами старается поддержать этот оптимизм и показать, что пусть и медленно, но все же верно Сирия движется в мирное будущее. Один из таких шагов – первые более чем за 7 лет кризиса муниципальные выборы. И пусть пока они затронут не всю страну, а только те территории, над которыми уже установлен контроль правительственных войск, власти сделали все возможное, чтобы позволить принять в них участие в том числе и жителям совсем недавно освобожденных городов и деревень. Для участия в выборах гражданам нужно просто предъявить паспорт.

Предвыборной агитации в привычном смысле слова нет, однако дух важного политического события присутствует практически в каждом крупном населенном пункте. И особенно в Дамаске. Город пестрит плакатами и растяжками на площадях и транспортных развязках, кратко рассказывающими о кандидате и округе, в котором он избирается. К слову, за приблизительно 18,5 тыс. мест в муниципальных советах будут соперничать около 40 тыс. человек, среди которых – пусть и в меньшем количестве – присутствуют и женщины. Так, только в Дамаске были зарегистрированы более 4 тыс. кандидатов, а в деревнях в окрестностях города – более 6 тыс. В Алеппо, втором крупном городе страны – около 3,5 тыс.

И если уж говорить об Алеппо, то нельзя не порадоваться тому, что спустя полтора года после освобождения правительственными войсками город и его жители постепенно привыкают жить без взрывов и регулярных авианалетов. Для Алеппо, который когда-то считался экономической столицей Сирии, с началом войны жизнь четко разделилась на до и после. Бывший когда-то шумным и процветающим, после освобождения городом лежал в руинах. По словам губернатора провинции, за время своего присутствия в Алеппо повстанцы разрушили две трети жилого фонда и почти 90% промышленных объектов. Восстановление городской инфраструктуры власти начали сразу после освобождения Алеппо, в первую очередь уделив внимание объектам энергетики. Затем начались работы в историческом центре и жилых кварталах, а когда стало понятно, что прежние жители активно возвращаются домой, внимание переключилось на образовательные и медицинские учреждения, а также все те социально значимые объекты, которые необходимы для проживания сирийских семей, и особенно тех, в которых есть дети.

Сегодня на центральной рыночной площади Алеппо можно услышать детский смех. Особенно оживленно и шумно здесь бывает по выходным. И те, кто вернулся домой в числе первых, говорят, что видят, как буквально на их глазах родной город постепенно начинает возвращаться к привычной жизни.

 

Шаг за шагом

К сожалению, несмотря на «частичное прекращение конфликта», Сирия раз за разом вспоминает, что такое ужас авианалетов и бомбардировок. Кошмарное эхо войны – например, большое число заминированных объектов или неразорвавшихся снарядов – таится и во многих освобожденных городах, где прежде властвовали повстанцы и радикальные исламисты. Однако хороших новостей становится все больше. Сирийцы делают все возможное, чтобы возвращение к мирной жизни произошло как можно быстрее.

В начале сентября в ряде населенных пунктов, куда уже смогли вернуться жители, возобновили свою работу школы, многие из которых были закрыты с 2011 года. И пусть уроки пока проходят в полуразрушенных зданиях, а ученики разных возрастов вынуждены заниматься вместе в одном классе, начало положено. Сирийские власти говорят, что на контролируемой ими территории полностью или частично восстановлены 400 школ. А с учебниками, тетрадями и письменными принадлежностями помогли благотворительные организации и миротворцы. Так, к началу учебного года помощь от российских военных получили и дети из недавно освобожденного Даръа. 500 продуктовых наборов, а также одежда и рюкзаки быстро нашли себе новых маленьких хозяев.

Вместе со школами и другими социально важными объектами правительство делает все возможное для скорейшего восстановления значимых культурно-исторических сооружений. При участии специалистов из Российской Федерации заново воссоздается древняя Пальмира, реконструируются памятники в Алеппо, где террористы разрушили порядка 30% построек. Совсем недавно возобновил свою работу разграбленный боевиками христианский монастырь в Маалюле; начались восстановительные работы в замке Крак-де-Шевалье, возведенном еще во времена Крестовых походов.

Причем в стороне не остаются и простые граждане. Например, студенты технического университета Алеппо организовали субботник и посвятили его пострадавшей от войны цитадели, с которой когда-то и начал свою историю их родной город и которая многие века была его символом. После оккупации Алеппо старинная твердыня находилась в удручающем состоянии. Сейчас в крепости идет ремонт (власти планируют восстановить одну из главных достопримечательностей страны, входящую в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, уже в 2019 году), однако не меньшую проблему представляло огромное количество мусора в заросшем травой рву. И студенты решили, что с этой проблемой они могут справиться своими силами, вооружившись лопатами, граблями и энтузиазмом. Для вывоза мусора из цитадели понадобилась спецтехника, но результат того стоил. Мероприятие прошло под девизом «Вместе сделаем завтрашний день лучше!». Причем идею студенты Алеппо переняли у своих коллег из Дамаска, которые и начали эту акцию, регулярно выходя на подобные субботники, для которых каждый выбирается какое-то полезное для родного города дело. Например, планируется после цитадели заняться уборкой мусора на городских улицах.

 

 

Постепенно возвращается в свое русло и деловая жизнь Сирии. Так, 6 сентября в Дамаске открылась Международная выставка, в которой принимают участие представители 48 стран, заинтересованных в восстановлении или установлении новых бизнес-контактов с Сирией. Причем интерес к выставке такой, что в один из дней организаторы даже были вынуждены закрыть вход, так как число посетителей превысило 500 тыс. человек, а на подъезде к выставочному городку образовалась огромная пробка.

Особый интерес Международная выставка в Дамаске вызвала у представителей строительной индустрии, которые прогнозируют в ближайшее время в стране самый настоящий строительный бум. Впрочем, понимают это и представители сирийского бизнеса, которые, со своей стороны, заинтересованы в приобретении строительной техники. К слову, особый интерес сирийской стороны вызвал стенд Республики Беларусь, которая уже второй год подряд принимает участие в экономическом форуме в Дамаске. То есть с того момента, как он возобновил свою работу после вынужденного перерыва.

По словам Александра Пономарева, посла Республики Беларусь в Сирийской Арабской Республике, в этом году наша страна заметно расширила свое участие в выставке в Дамаске – в 2017-м на белорусском стенде были представлены 6 компаний; в 2018-м их было уже 11 – и подготовила приятный сюрприз принимающей стороне, организовав в нескольких сирийских городах гастроли Государственного академического ансамбля танца Беларуси.

 

 

Музы, которые больше не молчат

Одновременно с экономической, политической и социальной постепенно оживает и культурная жизнь Сирии. Еще летом группа молодых художников, студентов школы изящных искусств, превратила руины в Ярмуке, пригороде Дамаска, где находился крупнейший лагерь палестинских беженцев в Сирии, в своеобразную рабочую площадку и художественную галерею под открытым небом. Вооружившись красками и кистями, они разместили здесь свои мольберты и в течение недели самозабвенно работали над тем, чтобы отобразить на своих холстах годы ужасов и страданий, которые война принесла на их родную землю. Участники этой акции, которые своими глазами видели кровопролитные последствия боевых действий в Сирии, рассказывали, что первые дни работали со слезами на глазах. Многие признавались, что психологически им было очень сложно, однако со временем пришло осознание, что «каждый маленький проблеск жизни – это победа над смертью», а потому их акция невероятно важна.

В Сирии постепенно восстанавливаются культурно-исторические памятники, возобновляют свою работу театры и музеи. И хотя коллекции многих из них оказались разграблены боевиками, стране, чья история насчитывает несколько тысячелетий, есть что показать и чем удивить. Например, еще в августе вновь открыл двери для посетителей музей в Идлибе, прекративший свою работу 5 лет назад. И пусть открыты пока только два зала и экспонатов здесь немного, есть среди них и уникальные – например, один из древнейших в мире словарей. Кроме того, немногочисленные визитеры – город все еще находится в зоне боевых действий – могут насладиться различными мозаиками, скульптурами, а также предметами античного периода. Несмотря на все сложности, группа сирийских научных сотрудников и археологов продолжает работать над восстановлением коллекций музея. «Мы хотим создать научно-исследовательский центр для тех, кто интересуется историей и археологией. Кроме того, для нас очень важно организовать посещение музея для студентов, которые не могут приезжать на места археологических раскопок из-за войны, разрушений или страха», – рассказал историк Айман аль-Набо, ответственный за проведение археологических раскопок в Идлибе.

Есть чем похвастаться и сирийской провинции Латакия, где в середине сентября в сохранившемся античном римском амфитеатре города Джабла открылся первый послевоенный фестиваль искусств, по большей части организованный силами местных жителей. В античные времена Джабла был одним из важнейших городов Римской империи. Сегодня под сводами древнего амфитеатра, построенного около 2 тыс. лет назад и вмещающего до 8 тыс. зрителей, разместилась выставка старинных предметов быта – многие сирийцы просто принесли сюда семейные реликвии, которые передаются по наследству из поколения в поколение. Рядом с предметами старины – выставки картин юных художников. По вечерам на сцене амфитеатра проходят спектакли.

«В мирное время важно уделять внимание культурным событиям. Люди не ходили в театр и не посещали концерты несколько лет. Но именно искусство объединяет всех нас, – подчеркнул руководитель департамента культуры провинции Латакия Бажухсар Мухабазаль. – В Латакии много беженцев из регионов, где пока неспокойно – из Идлиба, Дайр-эз-Заура. Они должны чувствовать, что все мы вместе». Планируется, что фестиваль, который продлится до наступления холодов, со временем пополнится новыми участниками, театральными постановками и другими яркими культурными событиями.

 

 

За прошедшие 7 лет сирийцы, пожалуй, как никто иной, смогли понять глубинный смысл выражения о том, что худой мир куда лучше самой доброй ссоры. И сейчас, даже понимая, что бомбардировки и боевые действия на некоторых территориях могут продолжиться, что страна только начала свой путь к миру и что этот путь вряд ли будет простым, люди хотят чувствовать себя людьми. Чувствовать себя теми, кто может не выживать, а просто жить дальше. Людьми, которые могут не просто вернуться в свои дома, но и, наконец, почувствовать себя дома.