Решение КНДР и Республики Корея, хозяйки Зимних Олимпийских игр этого года, поддержать древнюю традицию, зародившуюся еще в VIII веке до н.э. в Древней Греции, и объявить перемирие, стало для многих неожиданностью. Однако еще до соревнований две страны, известные своими непростыми отношениями с момента разделения Корейского полуострова, на деле подтвердили серьезность своих намерений. Как минимум обе стороны заявили о взаимной готовности к возобновлению переговоров на самом высоком уровне. А на открытии Олимпиады объединенная сборная двух государств вышла единым строем и под одним флагом.

Сейчас, пожалуй, уже можно говорить о том, что диалог между соседями восстановлен. Так, вместе с атлетами в Республику Корея прибыла официальная делегация КНДР, в состав которой вошла Ким Ё Чжон – родная сестра лидера государства Ким Чен Ына. Она стала первым более чем за 60 лет представителем правящей в КНДР династии, который ступил на землю Южной Кореи.

 

Доверяй, но проверяй?

На сегодняшний день кульминацией потепления, которое наметилось в начале этого года между Сеулом и Пхеньяном, можно считать встречу президента Республики Корея с председателем президиума Верховного собрания КНДР Ким Ён Намом и другими представителями делегации северян. Детали этих трехчасовых разговоров ни одна из сторон, правда, не разглашает, однако все же известно, что Ким Ё Чжон передала Мун Чжэ Ину от своего старшего брата приглашение в ближайшее время посетить Северную Корею и провести там двусторонний саммит. Глава Республики Корея уклончиво ответил, что не имеет ничего против визита, однако для этого должны быть созданы «правильные условия». На следующий день его слова повторил и премьер-министр Ли Нак Ён. Более того, организатор официального обеда, на который были приглашены и высокопоставленные гости из КНДР, высказал надежду, что эти самые «правильные условия» для встречи лидеров Севера и Юга будут созданы в обозримом будущем.

Конечно же, реакция мировой общественности не заставила себя долго ждать. Корейский полуостров уже давно – как минимум со времен Корейской войны – перестал быть просто территорией двух государств. И в числе первых свою позицию высказала, конечно же, Япония, назвавшая поведение Пхеньяна «политикой улыбок». В заявлении японского министра иностранных дел красной нитью проходила тема ядерного разоружения и меркантильных интересов Северной Кореи. Глава МИД Японии также напомнил, что Сеул, Вашингтон и Токио должны действовать сообща и придерживаться единого политического курса. «Я бы хотел тесно работать для реализации конечной цели по денуклеаризации Корейского полуострова. При этом нельзя быть ослепленными «дипломатией улыбок» в исполнении Севера», – подчеркнул министр.

Южная Корея, которая и так – благодаря проходящей там Олимпиаде-2018 – оказалась бы в феврале в центре внимания, сейчас попала не просто под прицел объективов, но едва ли не под микроскоп. Накануне открытия Игр в страну прилетело немало официальных лиц большинства государств мира. Но кто-то наслаждается соревнованиями и поддерживает свою сборную, а кто-то каждую минуту остается на работе. Например, вице-президент США Майкл Пенс, посетивший город Пхёнтхэк и возложивший там венок к подножию памятника южнокорейским морякам, а после встретившийся с гражданами Северной Кореи, которым удалось пересечь границу и обосноваться в соседней стране. Кроме того, вице-президент запланировал встречу с отцом американского студента Отто Вомбиера, который больше года провел в северокорейской тюрьме, а после был доставлен в США, где, не приходя в сознание, скончался. В общем, не увидеть политический лейтмотив во всей программе визита Майкла Пенса в Южную Корею мог только тот, кто его там не искал.

Так что, пока одни отмечают, что главная цель посетившей Олимпиаду-2018 делегации Северной Кореи – это попытка добиться смягчения санкций, другие видят «американский след» в охвативших Сеул манифестациях. Практически одновременно с началом зимних Игр в Республике Корея начались и акции протеста. Их организаторы – в первую очередь это активисты ультраправых партий и движений – протестуют против сближения страны с северными соседями и даже самого факта присутствия представителей правящей династии КНДР в Сеуле. Несмотря на то, что акции не были такими уж многочисленными, без стычек с полицией дело не обошлось.

 

Тернистый путь

Несмотря на наметившееся потепление, отношения между двумя хозяйками Корейского полуострова вряд скоро можно будет назвать простыми или дружескими. И не в последнюю очередь потому, что в этой игре слишком много участников со стороны.

Впрочем, Сеул и Пхеньян более чем за полвека также научились зорко следить друг за другом, оценивать и анализировать любое действие и заявление соседа и при этом тщательно взвешивать и просчитывать каждый свой шаг. Так, мало кто посчитал случайностью выбор места для возведения олимпийского стадиона – который, к слову, после проведения Игр-2018 планируется демонтировать – всего в 80 км от демилитаризованной зоны, разделяющей Южную Корею и Северную Корею.

Правда, стоит отметить, что после того, как МОК согласовал участие в зимних Олимпийских играх в Пхёнчхане северокорейских спортсменов, а Сеулу и Пхеньяну удалось договориться об отправке на Игры еще и делегации чиновников и деятелей культуры КНДР, Южная Корея и США решили перенести на более поздний срок ежегодные военные маневры Foal Eagle и учения Key Resolve, которые неизменно вызывают раздражение у властей Северной Кореи. А вот Ким Чен Ын, наоборот, всего за день до начала Олимпиады решил провести военный парад, приуроченный к 70-летию основания регулярной армии КНДР. Казалось бы, вполне себе повод – тем более что этот праздник действительно приходится на 8 февраля. Вот только до этого, на протяжении целых 40 лет, военный парад проходил в Пхеньяне 25 апреля – день, когда основатель государства Ким Ир Сен организовал свой первый партизанский отряд.

Что интересно, в отличие от прошлых лет в этом году иностранных гостей на парад в Пхеньяне не пригласили. А в ответ на международную критику решения провести мероприятие, демонстрирующее военную мощь страны, накануне начала Олимпийских игр в стране-соседке Северная Корея заявила, что данный шаг – сугубо внутреннее дело страны, а потому никто не имеет право обвинять ее в желании «отметить с помпой день рождения своей армии».

Правда, практически все остальные решения о переносе даты проведения парада посчитали политически мотивированным. А некоторые и вовсе назвали данное мероприятие более чем ярким подтверждением того, что Северная Корея даже не рассматривает такой вариант, как отказ от ядерного оружия. Были и те, кто расценил парад как завуалированную угрозу в адрес Республики Корея. И особенно с учетом того, что история учит: спорт далеко не всегда способствовал сближению этих двух государств.

Печальные примеры – взрыв самолета накануне проведения летней Олимпиады 1988 года в Сеуле, который был назван диверсией со стороны КНДР; сражение у острова Ёнпхёндо в 2002-м, когда Южная Корея в паре с Японией принимала чемпионат мира по футболу. Едва ли не впервые южнокорейские футболисты смогли не просто выйти из группы, но и обыграть таких сильных соперников, как Португалия, Италия и Испания. Всего за несколько недель спортсмены стали кумирами своих соотечественников, воодушевленных такими победами. В день, когда сборная Южной Кореи играла со сборной Турции матч за третье место, два северокорейских патрульных катера пересекли Северную разграничительную линию в Желтом море и открыли огонь по судам береговой охраны. В результате нападения погибли не менее девяти граждан Республики Корея.

 

 

Наследие Древней Греции

Традиция олимпийского перемирия была возобновлена Международным олимпийским комитетом в 1992-м. Годом позже Генеральная Ассамблея ООН настоятельно призвала страны-члены «соблюдать «олимпийское перемирие» в течение периода, начинающегося за семь дней до открытия и заканчивающегося через семь дней после закрытия каждых Олимпийских игр».

В принятой 8 сентября 2000 года «Декларации тысячелетия Организации Объединенных Наций» есть следующие строки: «Мы настоятельно призываем государства-члены соблюдать «олимпийское перемирие», индивидуально и коллективно, в настоящее время и в будущем, и поддерживать Международный олимпийский комитет в его усилиях по поощрению мира и взаимопонимания между людьми посредством спорта и воплощения олимпийских идеалов».

В 2018-м все 193 государства, входящие в ООН и в их числе КНДР, поддержали олимпийское перемирие на время проведения Игр в Пхёнчхане, обязавшись не допустить в этот период любые проявления агрессии.

 

     

Превентивный ответный удар?

Первым, кто сообщил о планируемом проведении в Пхеньяне военного парада, стал Сеул. И практически сразу после этого многие СМИ вспомнили, что еще в конце января президент США Дональд Трамп высказал желание организовать военный парад в Вашингтоне. Тем более что слова главы государства подтвердила пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс.

«Президент Трамп всячески поддерживает потрясающих американских военнослужащих, которые каждый день рискуют жизнью, чтобы обеспечить безопасность нашей страны», сообщила она, добавив, что Трамп уже «попросил Министерство обороны рассмотреть вопрос организации празднеств, во время которых все американцы смогут выразить свое уважение вооруженным силам».

И все бы ничего, пожалуй, если бы не тот факт, что для США военные парады это скорее исключение, чем правило. Обычно они проходят здесь не просто так, а знаменуя собой завершение какого-либо военного конфликта. Так, в прошлый раз подобное мероприятие было проведено в июне 1991 года при президенте Буше-старшем в ознаменование завершения первой войны в Заливе и освобождения Кувейта.

Ни дата, ни масштаб грядущего парада в Вашингтоне пока не известны.

  

     

Олимпийское терпение

В общем, ничего удивительного в том, что накануне проведения Олимпиады-2018 Сеул предпринял повышенные меры безопасности, чтобы не допустить каких-либо провокаций. Подъезды ко всем спортивным объектам оснастили камерами-сканерами, позволяющими увидеть все содержимое автомобилей. Для обеспечения порядка мобилизовали около 10 тыс. военных и сотрудников полиции, в том числе и из спецподразделений. А кроме этого, специально к Олимпийским играм власти Республики Корея закупили целую флотилию дронов-перехватчиков, оснащенных камерами и программами распознавания лиц.

Впрочем, любое мероприятие такого уровня, как Олимпийские игры, требует повышенных мер безопасности, а подготовка к Олимпиаде в Пхёнчхане еще и проходила в условиях затянувшегося обострения отношений между Севером и Югом полуострова. Проведенное КНДР в 2017-м шестое по счету ядерное испытание и несколько испытаний баллистических ракет только усугубило ситуацию. А потому оливковая ветвь, которую Ким Чен Ын протянул соседям в своем новогоднем обращении к нации – тогда лидер Северной Кореи заявил, что мог бы послать спортсменов из КНДР на Игры в Южную Корею, – для многих стала полной неожиданностью. Но по дальнейшим событиям стало ясно, что к возвращению за стол переговоров уже были готовы обе стороны. Всего за неделю были согласованы время, место проведения и состав участников встречи. И это при том, что обычно на прояснение подобных вопросов уходили месяцы и далеко не всегда удавалось прийти к консенсусу.

Никто не сомневается, что камней преткновения – как и подводных камней – на этом пути будет немало. Но что действительно важно: потепление в отношениях между Сеулом и Пхеньяном дарит надежду семьям, разделенным войной. До сих пор сотни тысяч или даже миллионы родных людей находятся по разные стороны границы. Единственная возможность увидеть друг друга – официальные встречи, которые раньше проходили с ведома властей обоих государств. И каждая из них была до слез эмоциональна, ведь некоторые люди не видели своих близких полвека и более. С 2000-го по 2007-й эти встречи проводились примерно два раза в год. Однако после было организовано всего два или три подобных мероприятия. С 2015-го они и вовсе прекратились. И вот сейчас, едва ли не впервые за три года, появились основания полагать, что встречи возобновятся.

 

На фоне таких примеров становится понятно, насколько ценно любое восстановление отношений. Ведь сегодня миллионы людей по разные стороны границы надеются, что встреча в Сеуле будет означать начало чего-то большего, чего-то, что выйдет за рамки просто спорта.

Ну, а что касается «дипломатии улыбок», то это настолько обыденное в современном мире явление, что вряд ли им можно кого-то удивить. Скорее, его впору причислить к самым популярным и распространенным политическим технологиям и стратегиям. Быть может, именно поэтому так важно возрождение некоторых старых традиций. Например, олимпийского перемирия.

И хочется верить, что с каждыми Играми – летними и зимними – будет все больше государств, которые действительно будут его придерживаться. И что будут те, кто сможет сделать шаг вперед. Как, например, в этот раз поступили Сербия и Хорватия, президенты которых – Александр Вучич и Колинда Грабар-Китарович – встретились 12 февраля в Загребе, чтобы обсудить пути преодоления болезненных последствий распада Югославии и договориться совместно решать пограничные вопросы, обеспечивать права меньшинств и искать людей, пропавших без вести во время войны 1990-х годов. А еще – восстановить железнодорожное сообщение между Белградом и Загребом.

Несмотря на наличие взаимных претензий и вопросов, которые все еще разделяют эти два государства, их лидеры обязались проявить добрую волю и улучшить отношения между Сербией и Хорватией в течение ближайших 100 дней.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.