Казалось бы, вместе с постколониальной эпохой, когда активно образовывались новые государства, а границы старых с завидной регулярностью пересматривались, закончилась и проверка на прочность карты мира. Но так ли это? Ведь не на пустом же месте в конце ХХ – начале XXI века в мировой геополитике появился термин «новые независимые государства».

Так кто же они – государства новой волны?

 

Парад суверенитетов

Начало 90-х годов прошлого столетия историки в шутку называют «парадом суверенитетов», и в этом нет ничего удивительного. Именно тогда произошел распад СССР, и уже только этого события вполне хватило бы для появления в обиходе подобного определения. Практически в один миг на мировой арене появилось полтора десятка суверенных стран, история собственной государственности у которых была крайне различной. У кого-то, как у Грузии или Армении, за спиной был более чем богатый опыт независимой жизни, а у кого-то, например у Латвии или Эстонии, – честно говоря, очень скудный. Собственно, различным стал и дальнейший путь бывших социалистических республик. Так, большинство стран постсоветского пространства очень быстро объединились в Содружество Независимых Государств. Другие выбрали для себя курс на Европейский союз. Но есть и те, кто до сих пор то ли так и остается не перепутье, то ли просто отказывается от участия в любых надгосударственных образованиях.

Но все это уже нюансы. Главное то, что в 1991 году на карте мира вместо одного огромного государства – СССР – появились Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Киргизия, Латвия, Литва, Молдавия, Россия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан, Украина и Эстония. Однако только этими 15 новыми странами дело не закончилось. Распад СССР стал мощнейшим катализатором для изменений в Восточной Европе, где и находилось большинство так называемых стран соцлагеря. Так, 1 января 1993-го вместо союзного государства Чехословакии на карте появились современные Чехия и Словакия. Это событие, к слову, вошло в историю как «Бархатный развод», а предшествующие ему гражданские восстания получили называние «Бархатная революция». В подобных определениях историки стремились подчеркнуть, что отстранение коммунистического правления и демонтаж социального строя – с последующей заменой его на капитализм и рыночную экономику – прошли в Чехословакии бескровно.

Кстати, «Бархатному разводу» предшествовала не только «Бархатная революция» 1989-го, но и «Дефисная война», случившаяся на год позже. В начале 1990-го страна все еще носила название Чехословацкая Социалистическая Республика, и тогда стоявший в ее главе Вацлав Гавел просто предложил убрать из него определение «социалистическая».

В ответ на это словацкие политики потребовали еще одного изменения – возвращения к названию Чехо-Словакия, как это уже было в начале ХХ века. Парламент, не рискуя отвергнуть предложение полностью, пошел на полумеры и решил, что теперь название страны будет писаться без дефиса в чешском языке и с дефисом в словацком. Решение было признано неудовлетворительным, и дебаты продолжились. Так на свет появился вариант Чешская и Словацкая Федеративная Республика. Но и тут нашлась проблема. Дело в том, что до этого в названии с большой буквы было принято писать только первое слово. Как легко догадаться, «обиженной» опять осталась словацкая сторона. Тогда поступило предложение писать с большой буквы все слова названия. Но и это решение не удовлетворило недовольных полностью.

В общем, в итоге стало понятно, что у двух близких по культуре и языку народов за долгие годы накопилось немало пусть и незначительных, но все же претензий друг к другу, которые серьезно осложняли межнациональные отношения внутри одного государства. 17 июля 1992 года словацкий парламент принял декларацию о независимости. Сразу после этого ушел в отставку чехословацкий президент Вацлав Гавел, выступавший против разделения страны. 25 ноября того же года Федеральное собрание приняло закон о разделении страны с 1 января 1993-го.

А вот у республик, входивших в состав другого представителя соцлагеря – Социалистической Федеративной Республики Югославия, – к сожалению, мирного развода не получилось. Да и быстрым этот процесс, растянувшийся с 1991 по 2008 год, тоже сложно назвать. Началось все с отделения 4 из 6 республик – Боснии и Герцеговины, Словении, Македонии и Хорватии. Тогда же на территорию Боснии и Герцеговины, а после и автономного края Косово были введены миротворческие силы ООН. Югославия, в составе которой остались только Сербия и Черногория, превратилась в федеративную Малую Югославию. В 1992-м она сменила название на Союзную Республику Югославию, а с 2003-го стала именоваться конфедеративным Государственным Союзом Сербии и Черногории. 3 июня 2006 года Черногория вышла из союзного государства, и Югославия окончательно прекратила свое существование на карте мира. Но и на этом все не закончилось – 17 февраля 2008-го в одностороннем порядке свою независимость от Сербии провозгласила Республика Косово, до настоящего момента остающаяся в статусе частично признанного государства.

 

     

Балканский мясник

Отголоски кровавых событий в бывших югославских республиках звучат и в наши дни.

В июле 2017 года Апелляционный суд Нидерландов признал частичную ответственность своей страны за гибель мирных жителей боснийской Сребреницы в июле 1995 года.

В ноябре в Гааге был оглашен приговор Ратко Младичу, в начале 1990-х стоявшему во главе армии Республики Сербской в Боснии и Герцеговине и ставшему одной из ключевых фигур боснийского конфликта 1992 – 1995 годов. Генерал Ратко Младич был обвинен в организации самого массового убийства со времен Второй мировой войны – в уничтожении тысяч боснийских мусульман Сребреницы.

Долгие годы Младич, прозванный Балканским мясником, скрывался от правосудия. Сербским спецслужбам удалось арестовать его только в 2011-м. Судебный процесс длился более 5 лет. 22 ноября Международный трибунал по бывшей Югославии признал Младича виновным по 10 из 11 пунктов обвинения и приговорил к пожизненному заключению.

               

Что интересно, и СССР, и Чехословакия, и Югославия – это все государства, которые не просуществовали и столетия. Каждое из них появилось на карте мира в начале ХХ века, а уже к его концу прекратило свое существование. Причем каждому из них в начале пути прочили совсем другую судьбу.

 

     

Сила горы Геллерт

В Будапеште, столице Венгрии, есть знаменитая гора Геллерт, с которой открываются восхитительные виды на город. И, конечно же, с ней связано немало интересных легенд. Одна из них рассказывает о горе как об излюбленном месте для шабаша могущественных ведьм, слетавшихся сюда в Вальпургиеву ночь. Так что кто-то называет это место сакральным, кто-то – проклятым. Но и те и другие сходятся во мнении, что это место обладает мистической силой. Именно поэтому местные жители никогда не возводили на горе Геллерт никаких сооружений, опасаясь страшной кары.

В первый раз это табу было нарушено во время османского нашествия – на горе Геллерт появилась турецкая крепость. В 1848 – 1849 годах ее сменила австрийская цитадель, построенная для устрашения венгров. Ну а третьими, кто не побоялся дурной славы горы, стал СССР – в 1947-м здесь появилась Статуя Свободы, увековечившая подвиг подразделений Красной Армии, освобождавших Будапешт.

В общем, в наши дни во время экскурсии по венгерской столице нередко можно услышать историю о том, как сила горы Геллерт разрушила три великие империи: Османскую, Австро-Венгерскую и Союз Советских Социалистических Республик, рискнувшие нарушить древнее табу.

 

 

Долгожданная независимость

Распад СССР и других социалистических союзных объединений в Восточной Европе был, конечно же, событием масштабным. Но все же стоит отметить, что предпосылки к этому стали заметны уже в начале 1980-х, а к их середине многие были уверены, что развал, а вместе с ним и смена курса на капитализм, уже не за горами. В общем, эти изменения на карте мира в начале 90-х годов ХХ века можно назвать ожидаемыми. Но вместе с тем были в это время и государства, чья независимость по праву получила определение «долгожданная».

В их числе, например, Намибия, которая более 100 лет находилась под властью разных колониальных властей. Территория этой страны с древнейших времен была заселена бушменскими племенами. Чуть позже туда пришли готтентоты – нама и дамара. К XVI веку с севера стали подтягиваться сюда различные племена банту. Соперничество между ними длилось почти два столетия, пока на земли Намибии в 1830-х годах вновь не пришло готтентотское племя нама из Капской колонии во главе с вождем Йонкером Африканером, которое и подчинило себе большинство бывших соперников. Все это можно было бы назвать внутренней борьбой за территории, однако в конце XIX века Намибия заинтересовала европейцев.

В 1878 году Великобритания присоединила к Капской колонии главный порт Намибии Уолфиш-Бей, а в 1883-м немецкий купец Адольф Людериц выкупил у одного из местных вождей племени нама часть побережья в районе бухты Ангра-Пекена. Платой за землю стали 200 ружей и различный мелкий товар суммарной стоимостью не более 100 фунтов стерлингов. Около десятилетия Намибия оставалась разделенной между двумя державами, но уже в 1890-м, после подписания Занзибарского договора, отошла к Германии. Так были определены границы колонии Германская Юго-Западная Африка.

Первую попытку свергнуть немецкое правление в 1904 году предприняло племя гереро под предводительством Самуэля Магарера, однако восстание было жестко подавлено. Несмотря на это, практически вслед за ними выступили нама, но и их ждало поражение. Не принесла долгожданных изменений и Первая мировая война – вместо обретения независимости Намибия оказалась захвачена войсками Южно-Африканского Союза. Как итог, страна попала в зависимость от ЮАР, которая рассматривала ее как своеобразный буфер, защиту от «вражеских» государств Черной Африки. Причем ситуация не изменилась даже после вступления в силу Декларации ООН о деколонизации, принятой по инициативе СССР 14 декабря 1960 года. Но переломный момент тогда все же наступил. С 1966-го активную борьбу за независимость от ЮАР начала Народная организация Юго-Западной Африки (СВАПО). К слову, именно в этот период едва ли не впервые в обиход вошло название Намибия.

Несмотря на то, что международное сообщество не признавало за Южно-Африканской Республикой права на управление территорией современной Намибии, власти ЮАР согласились покинуть эти земли лишь в 1988-м. Провозглашение независимости, а вместе с ним и появление на карте мира новой страны, произошло двумя годами позже. К слову, возвращения порта Уолфиш-Бей Намибии пришлось ожидать еще дольше – до 1994-го.

 

     

Долгий путь Эритреи

24 мая 1993 года свою независимость провозгласила Эритрея, которая за время своего существования входила в состав Аксумского царства, была под властью Эфиопии, Османской империи и Египта, оказалась колонизирована итальянцами, управлялась британской военной администрацией, а после, в 1952-м, вошла в состав Федерации Эфиопии и Эритреи.

В 1962 году император Эфиопии Хайле Селассие упразднил федеративное устройство Эритреи, чем заметно усилил сепаратистские настроения в рядах местного населения. И это с учетом того, что в государстве уже несколько лет как шла война за независимость. Для достижения желаемого результата повстанцам понадобилось более 30 лет, но в итоге Эритрея все же стала самостоятельным государством.

К сожалению, мир и благополучие не пришли в страну вместе с долгожданной независимостью. Уже в 1995 году вспыхнул вооруженный конфликт с Йеменом за право владения островом Ханиш. В 1998-м началась война с Эфиопией из-за спорных территорий. В 2006-м Эритрея была обвинена в активной помощи сомалийскому Союзу исламских судов и его соратникам. Двумя годами позже обострились отношения с соседней Джибути. Как итог, в 2009-м Совет безопасности ООН ввел эмбарго на поставки оружия в Эритрею. Кроме того, ее лидерам был запрещен въезд в страны – члены ООН, а их счета в иностранных банках были заморожены.

 

 

Новая волна

Пересмотр границ не закончился вместе с ХХ столетием – новые страны появляются на карте мира и в нашем веке. Причем нередко этот процесс происходит настолько естественно и спокойно, что не просто не становится событием мирового масштаба, но порой даже местные жители не замечают разницы. Нечто подобное случилось, например, с некоторыми государствами, входившими в состав Нидерландских Антильских островов, представленных тремя крупными островами – Аруба, Кюрасао и Бонэйр – в южной части архипелага Малых Антильских островов и тремя более мелкими – Синт-Мартен, Синт-Эстатиус и Саба – на севере.

Первыми европейцами, появившимися на островах еще в XV веке, стали испанцы. Вот только, не найдя здесь драгоценных металлов, они быстро потеряли к новым землям всякий интерес. В следующие несколько столетий острова оккупировались поочередно голландцами, французами, англичанами и снова испанцами. Но гораздо чаще они просто становились прибежищем для пиратов. Ситуация изменилась только в начале XIX века, когда эти клочки суши окончательно перешли к Нидерландам, став до 1863 года центром работорговли в Карибском бассейне. Новая страница истории для Нидерландских Антильских островов была открыта в 1916 году, когда англо-голландская компания «Ройял Датч-Шелл» построила на Кюрасао крупный завод для переработки венесуэльской нефти, месторождения которой были открыты в начале ХХ столетия.

С середины 1950-х Нидерландские Антильские острова имели статус самоуправляемой части Королевства Нидерландов. 1 января 1986 года свою независимость провозгласила Аруба, фактически став самоуправляемым государственным образованием со значительной автономией в составе Королевства Нидерландов. В начале XXI века об этом задумалось и население других островов – и с 2000 по 2006 год здесь прошла волна референдумов. В итоге Синт-Мартен и Кюрасао выбрали для себя тот же путь, что и ранее Аруба; Бонайре и Саба получили статус заморской провинции, а вот жители Синт-Эстатиуса стали единственными, кто выступил за сохранение членства острова в составе Нидерландских Антильских островов. Заключительная декларация об этих изменениях была подписана 10 сентября 2010 года в Гааге. Через месяц Нидерландские Антильские острова прекратили свое существование. Синт-Мартен и Кюрасао получили независимость, а Бонэйр, Синт-Эстатиус и Саба – статус особых общин Нидерландов.

Но есть в числе новых независимых государств, появившихся в ХХI веке, и другие примеры. И в этом плане показательна история Восточного Тимора, занимающего сейчас приблизительно половину одноименного острова, а также небольшой эксклав в западной части и два небольших острова Атауру и Жаку.

Сам остров еще в XVI столетии был колонизирован португальцами, удерживавшими здесь свою власть до 1859 года, когда в соответствии с Лиссабонским договором Тимор оказался разделен между Нидерландами и Португалией. К слову, окончательная граница между владениями этих стран была определена только в 1914-м. Во время Второй мировой войны остров оккупировала Япония, однако сразу после ее окончания статус-кво был восстановлен. Нет, о свободе речь не шла – Португалия вернула себе власть в Восточном Тиморе, который оставался ее колонией до 1974 года. Вот только и после этого суверенитет государства был недолгим. 28 ноября 1975-го Революционный фронт за независимость Восточного Тимора официально провозгласил новый статус страны… а уже спустя 9 дней сюда вторглась индонезийская армия, которую, по мнению многих, активно поддерживали США и Австралия. После подавления вооруженного сопротивления Восточный Тимор был объявлен 27-й провинцией Индонезии.

Джакарта проводила в новой провинции крайне агрессивную политику, в результате которой, по данным ООН, от голода и насилия погибли от 90 до 200 тыс. человек. Население Восточного Тимора подвергалось бессудным казням, пыткам, массовым убийствам. Позже Комиссия по установлению истины, принятию беженцев и примирению признает, что ответственность за более чем 70% преступлений, совершенных в Восточном Тиморе в этот период, лежит на индонезийских войсках.

Несмотря на все это, сопротивление местного населения нарастало с каждым годом. В 1996-м Карлуш Белу и Жозе Рамуш-Орта даже стали лауреатами Нобелевской премии мира за свои попытки мирного прекращения оккупации. К этому моменту международное сообщество уже не могло игнорировать происходящее. И в 1999 году на острове все же прошел референдум, на котором большинство населения высказалось за независимость Восточного Тимора. В 2002-м Тимор-Лесте – а на большинстве карт это название будет написано именно так, на португальский манер – стал суверенным государством. И вплоть до этого момента в стране бушевали социально-политические и революционные бури. Неудивительно, пожалуй, что одним из символов на гербе Восточного Тимора является автомат Калашникова.

 

     

Южный Судан

Появление на карте мира Южного Судана – событие наших дней. Официальное провозглашение суверенитета государства состоялось 9 июля 2011 года, как только стали известны результаты референдума по вопросу независимости Южного Судана от Судана. Последний, к слову, признал итоги голосования в числе первых, еще 8 июля. Однако не стоит думать, что это разделение было таким уж мирным – гражданская война за независимость Южного Судана длилась более 20 лет и унесла жизни около 2 млн. человек. И еще в два раза больше граждан страны были вынуждены покинуть свои дома и отравиться на поиски убежища в другие государства.

 

 

Как показывают даже последние десятилетия, мировая геополитика не очень предсказуема и при этом чутко реагирует на любые изменения в обществе – от политических и экономических до культурных. А потому проверки карты мира на прочность вряд ли когда-нибудь прекратятся. Главное, чтобы подобные испытания проходили мирно и последовательно. Ведь в современном мире все слишком тесно связано, и мы не можем позволить себе забывать о том, что «взмах крыла бабочки на одном конце земного шара может вызвать ураган на другом».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.