Среди проживающих в штатах Монтана и Оклахома американцев немало представителей коренного населения Северной Америки. В том числе одного из самых мужественных и воинственных народов Великих Равнин – шайеннов.

Шайеннами, или чайеннами, в переводе – «говорящими на непонятном языке», прозвали этот народ другие индейцы, когда в середине XVII века кочевые охотники на бизонов достигли берегов Миссури и осели здесь. Сами шайенны называли друг друга тсистсистас – «подобно воспитанные, подобные люди». Когда-то они жили в горах Блэк-Хиллс в крупных поселениях, руины которых найдены исследователями. Но по неясным причинам оставили свои дома и откочевали на юг, к среднему течению Миссури, и на восток, к озерам Миннесоты. Шайенны пришли сюда отнюдь не как мирные переселенцы – они начали с войны, попытавшись вытеснить новых соседей. Зато пришедших на их земли в начале XIX века европейцев они встретили удивительно радушно и дружелюбно. Видя в белых пришельцах будущих союзников, индейцы охотно впустили вначале торговцев, а затем и небольшие группы военных на свои земли и даже защищали их от нападения других племен. Однажды, чтобы спасти отряд американских солдат из плена индейцев лакота, шайенны отправили 400 воинов. А в 1825 году они подписали договор с правительством США, по которому соглашались на вырубку лесов и строительство дорог на своих землях.

 

     

Натуралист и исследователь Джон Брэдбери (1811 год): «Никто на земле не исполняет обязанностей гостеприимства с таким искренним радушием, как индейцы. Входя в жилище, я всегда был встречен его хозяином, который первым здоровался со мной и сразу же доставал трубку. Он еще не успевал разжечь ее, как для меня расстилалась медвежья или бизонья шкура, чтобы я мог сесть на нее, хотя сами они сидели на голой земле. Раскурив трубку, хозяин несколько раз выпускал дым, затем передавал ее мне, после чего трубка передавалась по кругу всем находившимся в жилище мужчинам. Пока длилось это действо, женщина готовила еду, которая по приготовлении ставилась передо мной. В некоторых случаях женщина осматривала мою одежду и мокасины и, если что-то требовало починки, чинила их, принеся маленький кожаный мешочек со швейными принадлежностями. После разговоров, если близилась ночь, мне давали понять, что для меня готова постель. Как правило, к этому предложению прилагалась еще и подруга».

 

 

Но большинство американцев видели в индейцах лишь безграмотных и невежественных дикарей, которых легко можно было использовать для освоения новых земель и выполнения различных работ. Это отношение становилось все более явным, но индейцы по-прежнему все прощали американским друзьям. Даже когда в 1841-м солдаты встряли в междоусобицу шайеннов и восточных шошонов и дали отпор атакующей группе шайеннов, индейцы оскорбились, но объявлять войну чужакам не стали. И все же этот союз, казавшийся выгодным для всех, постепенно стал ограничивать свободную жизнь на равнинах и строго прочертил границы между племенами. Кроме того, в умах индейцев зрело понимание, что от торговцев и солдат было больше горя, чем пользы. Европейцы привозили оружие, коней и прочие товары, но вместе с ними в 1849 году принесли эпидемию холеры, от которой погибла треть шайеннов. Отношения своенравных индейцев с колонистами обострились.

 

Священные талисманы

Шайенны верят в Творца всего сущего Махео, чье имя переводится как Танец Солнца, живущего в стране мертвых. На горе Новавосе пророк Душистая Магия много веков назад повстречал Махео. В Палатке Духа Творец обучил шайенна тайным знаниям. Он вручил пророку первый талисман, наделенный великой духовной силой, – Махутсе – четыре Священные Стрелы, человеческие и бизоньи. Индейцы верили, что на поле боя этот талисман способен ослеплять врагов, а на охоте – помогать добыть бизона. У Стрел был свой хранитель, которому во всем помогала жена. Согласно наставлениям пророка в период невзгод и кровопролитий, особенно внутри племени, талисман очищали. Индейцы верили, что убийство портило Стрелы, и для восстановления их силы проводили специальный обряд.

Вернувшись к своему народу, Душистая Магия составил кодекс законов племени и стал духовным наставником шайеннов. Он организовал военные общества и Совет Сорока Четырех вождей, в который входили по 4 вождя из 10 военных обществ, выполнявших функции советников, а возглавляли его 4 верховных вождя. Каждый из них избирался на 10-летний срок, после чего мог назначить вместо себя преемника или быть выбран снова. Они имели равную неограниченную власть. Но за проступок или оскорбление соплеменника любого из них могли снять с поста.

Не менее значимый талисман Эсевон, Священную Бизонью Шапку, Махео передал на Медвежьей горе другому пророку по имени Прямые Рога. Эта реликвия представляла собой скальп с мощными рогами бизона. Надевать этот своеобразный головной убор мог только могучий воин, идя в бой. Талисман приносил удачу, считался воплощением духовной мощи, символом благословения богов и процветания шайеннов.

 

Массаум

Однако магические талисманы индейцев не могли работать вечно – время от времени их требовалось обновлять. Для этого шайенны каждый год устраивали ритуал Массаум. Он проводился каждое лето вплоть до 1927 года. О начале обряда объявляли после первого весеннего грома. Все шайенны собирались вместе для обновления и очищения святынь. Церемония длилась 5 дней и воплощала акт создания вселенной.

Индейцы устанавливали Палатку Духа из бизоньей кожи со входом строго на восток. В ней оставляли связанного шамана, который общался с божествами и получал ответы на важные для племени вопросы, а также пророчества. В это время его соплеменники исполняли танец Солнца, читали молитвы, пели священные песни и вызывали духов. Чтобы задобрить божеств, им оставляли подарки. Во время церемонии Массаум шайенны раскрашивали друг друга, изображали животных, представляли смену дня и ночи. В ритуал также входило очищение в бане-потельне, посвящение в воины и проведение ритуальной охоты, на которую для обучения секретным правилам брали подрастающее поколение.

 

Тайные знания шайеннов

Кроме святынь, чтимых всеми шайеннами, Душистая Магия принес соплеменникам знания о лечебных снадобьях. Исцеление с их помощью всегда проходило в два этапа: изгнание плохого духа и призвание доброго. Для укрепления здоровья тела применяли лекарственные травы, которые, к слову, активно используются и в современной фармакологии. Названия лекарств в основном отражали их целебные свойства или какие-либо качества: Лекарство-от-Рвоты, Лекарство-от-Больного-Горла, Белое Лекарство, Дымные листья, Горькое Лекарство и др.

 

     

Исследователь Джордж Б. Гриннелл: «Это лекарство, называвшееся еще Черным Лекарством – mohk’ tahwisse’eyo, так оценивается доктором Расби (прим. Х. Х. Расби из Фармацевтического колледжа Нью-Йорка): «Это растение не очень существенно в медицине, однако в настоящее время оно привлекает большое внимание как ветрогонное, противосудорожное и улучшающее обмен веществ. Интересно отметить, что все эти свойства очень точно подмечены шайеннами, использовавшими его». Корень этого растения принято называть Лекарством-из-Коры, а листья – Черным Лекарством».

 

 

У шайеннов был отвар от болей в желудке, противорвотный чай с ментоловым привкусом, капли от кровотечения из носа, отвар от язв, который использовался для лечения оспы, лекарство от лихорадки, болей в груди, потери рассудка. Также индейцы использовали мазь для восстановления парализованных частей тела. Считалось, что предметы, которые долгое время лежали рядом с целебной травой, наделялись ее качеством. Некоторые травы обладали и магическими свойствами. Порошок из цветов растущего в прериях бессмертника, которым посыпали тело, защищал воинов и делал их лошадей неуязвимыми и быстрыми, как лепестки, сдуваемые порывом ветра.

У женщин были особые травы для поддержания молодости и красоты. Маленькие связки цветов как обереги некоторые из них носили в кожаном мешочке. Мужчины привязывали травы к ожерелью, поясу сумки и волосам. Часть растений обладала одурманивающими свойствами и считалась священной. Как, например, Сильное Лекарство. Каждый воин носил с собой стертые в порошок цветы и, прежде чем отправиться в бой, жевал их и натирал тело. Листья лекарства использовались для окуривания вещей. Кроме того, Сильное Лекарство оставляли как подарок солнцу или духам на холме.

 

     

Исследователь Джордж Б. Гриннелл: «Пятнистый Волк предупреждал своих сыновей, что после того, как они натрутся этим лекарством, они должны избегать прикосновения женщин».

 

 

Искусство войны

Шайенны воевали с тех самых пор, как начали вести оседлый образ жизни. Война для них всегда была необходимостью: они защищали свои лагеря и охотничьи угодья, совершали набеги на другие деревни, похищая лошадей и оружие. Нередки были и межплеменные конфликты. Кроме скота, который угоняли индейцы, для шайеннов были важны и сами военные заслуги. С детства мальчикам и юношам прививали чувство доблести и внушали, что для воина куда почетнее погибнуть на поле боя, чем дожить до глубокой старости. Каждый воин, находясь в сражении, подсчитывал ку (от фр. «удар»). Это могло быть любое прикосновение к врагу как рукой, так и предметом, даже без причинения вреда. Так набирались своеобразные баллы храбрости. Кроме того, шайенны коллекционировали скальпы врагов, которые в отличие от ку были прямым доказательством убийства.

Все воины племени шайеннов принадлежали определенному обществу: Быстрые Лисы, Скребки Из Лосиного рода, Щиты, Тетива Лука, Люди-Псы и др. У каждой были свои песни, танцы, внешний вид. Важное значение имела одежда – она говорила о статусе воина, о принадлежности к определенному военному обществу и отражала заслуги в бою.

 

     

Исследователь Джордж Б. Гриннелл: «Военный наряд индейца прерий должен был удовлетворять нескольким требованиям. Во-первых, он свидетельствовал о принадлежности к тому или иному обществу, о положении в племени; во-вторых, служил могучим талисманом, обеспечивающим могучую защиту в бою; наконец, в-третьих, он являлся знаком подвигов хозяина, говорил всем о достижениях данного воина. Всем трем функциям удовлетворяла военная или «скальповая» рубаха».

 

 

     

Шайенн Деревянная Нога: «Если приближалась битва, воины первым делом сбрасывали свою обычную одежду. Идея, что для битвы необходимо особое облачение, появилась не от уверенности, что это прибавит ловкости в бою. Это были приготовления к смерти. Каждый индеец хотел видеть себя в лучшем виде, идя на встречу с Великим Духом, а потому надевал этот наряд и перед боем, и в мирное время – при опасной болезни. Некоторые племена не заботились о таких вещах и рисковали жизнью либо полуодетыми, либо в потертом платье. Но шайенны и сиу относились к этой процедуре с должным вниманием».

 

     

Воины раскрашивали боевых лошадей и с помощью простейших форм и символов изображали свою военную историю. Прямоугольник означал, что этот конь принадлежит главе отряда. Отпечаток ладони говорил о том, что враг был убит или сбит с коня в рукопашном бою. Особым почетом пользовались те, чья отметка наносилась кроваво-красной краской. Перевернутый отпечаток руки – символ воина, идущего на смертельный риск. Неполный отпечаток – знак клятвы мщения. А скопление крупных точек призывало духов наслать на врагов сильный град.

 

     

Исследователь Джордж Б. Гриннелл: «Любой другой индивидуальный символ, помимо этих восьми, являлся магическим: например, кольцо с выходящим из него зигзагом, что означало змею. Кони раскрашивались одинаково с обеих сторон… Круги имели несколько значений. Например, толстая линия круга с красным центром говорила о битве вокруг бруствера или укрепления из камней или бревен, внутри которого были перебиты враги. Ряд из небольших окружностей указывал на то, что воин участвовал в битве с применением окопов и траншей».

 

 

Индейцы умели обращаться с разнообразным оружием. На войне в ход шли луки, копья, палицы. С приходом белых людей шайенны быстро освоили сабли и ружья. Но самым распространенным орудием и на охоте, и на войне был деревянный лук. Его могли укрепить рогом и обтянуть сухожилиями, из которых также делали тетиву. Он был небольшим, менее метра длиной, и предназначался как для пеших воинов, так и для всадников. Наконечники стрел изготавливались из кости и камня, значительно позже – из железа. Выпущенная стрела с легкостью пробивала череп человека или животного. Индейцы из общества Тетивы носили лук-копье, которое имело вид посоха с крюком длиной от трех до четырех метров. Нередко оружие украшалось перьями и скальпами, старшие воины оборачивали лук мехом.

Для защиты от вражеских стрел использовались щиты. Для всадников – около полуметра в диаметре, для пеших воинов – около метра. Они изготавливались из одного-двух слоев прочной бизоньей шкуры, тщательно высушенной и окаймленной волосами или перьями, причем в процессе следовало соблюдать ряд строгих правил. Например, щит не должен был касаться земли – его держали на трехногом столике лицевой стороной к восходящему солнцу. Готовое изделие с легкостью защищало даже от мушкетных пуль. Против более совершенного оружия щит был уже бесполезен, но его по-прежнему брали в бой – просто как талисман.

 

     

Армейский капитан Дж. Парметар (1864 год): «Лук и стрелы в руках индейцев были более опасным и эффективным оружием, чем револьвер. Револьвер мог выстрелить 6 раз подряд, но его не всегда можно было перезарядить в седле на скаку, в то время как индеец мог пустить 6 стрел, стреляя при этом в 24 раза быстрее».

 

 

Первое огнестрельное оружие было куплено у белых торговцев еще в начале XIX века. Оно стоило дешево, но часто индейцам продавали неисправные ружья. Они стреляли медленно, неточно, и все же наводили страх на врагов шайеннов. Чуть позже, в середине XIX века, появились многозарядные винтовки, которые быстро время вытеснили лук. А уже к 1870-м в боях с белыми шайенны использовали 25 видов огнестрельного оружия, в том числе самые совершенные в то время винтовки Генри и Винчестера.

 

     

Исследователь Джордж Б. Гриннелл: «Особое положение занимали воины-смертники, давшие обет никогда не бежать от врага. Нередко в состав их боевого облачения входил кушак, который они на поле боя пришпиливали к земле колышком в знак своей решимости не отступать перед врагом.

 

 

В бой индейцы шли с оглушительным воплем, призванным деморализовать противника и не дать врагам расслышать команды их вождей. В сражениях шайенны использовали круговую конную атаку и множество тактических приемов: заманивание противника в засаду с помощью отряда-приманки, внезапное нападение на рассвете, угон лошадей. Защищаясь от нападения, индейцы первым делом бежали к лошадям, чтобы встретить неприятеля верхом и дать отпор, пока женщины и дети отходят к укрытиям. Затем воины скрывались сами.

 

Враг моего врага – мой друг

Терпение шайеннов, все больше страдавших от действий американских властей, закончилось к 1856 году, и индейцы начали нападать на регулярные армейские части. К этому времени они потеряли почти все свои земли и перестали ждать блага от «белых друзей». Индейцев оттесняли дальше на запад, и военные конфликты случались постоянно. Племя разделилось на две группы: северную, Северные Едоки, и южную, Люди Веревки. В 1874-м южные шайенны приняли участие в восстании команчей и кайовов на Южных равнинах.

 

     

Капитан Вильям Кларк: «Они (шайенны) храбро сражались за свою страну, и их история последних лет написана кровью. Невинные поселенцы испытали жестокое насилие от их рук… а их самих выслеживали, словно волков, и убивали, как бешеных собак… Сперва шайенны дружелюбно относились к белым людям, но впоследствии стали одним из величайших ужасов границы».

 

 

Битва при Литтл-Бигхорн

Одной из самых значимых битв шайеннов за свою свободу было сражение при Литтл-Бигхорн. Эта война обернулась гибелью многих индейцев и американских солдат. Предвестником трагических событий послужил указ правительства Штатов, по которому в срок до 31 января 1876 года всем «дикарям» следовало прибыть в агентство для регистрации и дальнейшего распределения в резервации. В противном случае их грозили объявить врагами и уничтожить. У изрядно обедневших индейцев решили отнять последнее – их свободу. И даже если бы они согласились подчиниться правительству США, в условиях зимы пережить переход в резервацию было практически невозможно. Это стало последней каплей: воинственные шайенны объединились со своими исконными врагами хункпапа-сиу. На совете вождей было решено сохранить свои территории любой ценой. Предчувствуя бурю, американское правительство издало указ, запрещавший торговцам продавать индейцам оружие и припасы. А 8 февраля, когда стало понятно, что племена добровольно не сдадутся, генералы Альфред Терри и Джордж Крук получили приказ весной начать операцию по уничтожению вражеских сил.

Американское правительство не могло отступить. Война между Севером и Югом и так подорвала экономику и престиж Штатов. Если бы американцы уступили еще и индейцам, стране пришел бы конец. Поэтому власти решили силой подчинить коренные народы, навсегда лишив их свободы. Второго шанса индейцам, часть которых готова была по весне прибыть в резервации, не дали. На рассвете 17 марта 1877 года 400 американских солдат атаковали поселение шайеннов. Армия застала индейцев врасплох. Многим шайеннам удалось бежать, но и потери были немалыми. Месяц спустя около 600 южных шайеннов, не желавших больше воевать, добровольно сдались. Другие продолжили сопротивление.

 

     

Исследователь Джордж Б. Гриннелл: «Ричард Додж отметил психологическое отличие белых людей от краснокожих в боевых ситуациях: «Белый солдат, отправляясь в битву, знает, что многие будут убиты и ранены, но всегда надеется, что ему самому посчастливится и он останется невредим. Индеец, напротив, думает, что попадут именно в него, а потому все 30 – 40 атакующих краснокожих прячутся за боками своих лошадей, когда на них направлено всего одно ружье».

 

 

К лету Северные равнины практически утонули в крови. Война ожесточалась, индейцы жаждали мести и были беспощадны к врагам. Против завоевателей восстали даже женщины. Американским генералам не давали привлекать новые силы к борьбе с шайеннами, кроме того, они никогда не могли угадать, каким будет следующий шаг аборигенов. За год армии так и не удалось сломить волю индейцев. США проиграли войну, потратив на нее более 2 312 531 доллара.

 

Последствия

Однако индейцам сложно было праздновать победу. Они потеряли много доблестных воинов, их деревни были разрушены. Они воевали за дом, из которого им все равно пришлось уйти. Впереди их ждали месяцы безуспешных переговоров и голода. В бою индейцев было не победить, но их взяли измором. Солдаты жгли поселения, уничтожали запасы еды, приносили тяжелые болезни, от которых не было лекарств. И шайенны сдались в обмен на обещание резервации недалеко от родных мест. Но им отвели территорию на тысячу миль южнее, в Оклахоме. При переходе многие, не выдержав тяжких лишений, умерли.

Летом 1878 года боевой вождь Маленький Волк обратился к правительству США от лица всех северных шайеннов: «Я хочу уйти отсюда. Я собираюсь на север, в мою страну. Если вы пошлете за мной солдат, дайте мне уйти на небольшое расстояние отсюда. Если вы хотите сражаться, я буду драться с вами, и мы обагрим кровью место схватки». Шайеннам отказали, но часть из них все равно отправились домой. Им удалось раздобыть лошадей и оружие, но былую военную мощь возродить они не смогли. Индейцы отражали атаки, но слабели с каждым днем. Со временем мятежные туземцы раскололись на две группы. Одну возглавил Маленький Волк, вторую Тупой Нож.

В конце осени 1879-го Тупой Нож со своей группой сдался американским солдатам и был направлен в форт Робинсон. Здесь к индейцам относились хорошо, но власти все равно решили перевести их обратно на юг. Тупой Нож ответил: «Вы можете убить нас здесь, но мы не пойдем назад». Шайеннов заперли в бараках без еды и воды, где они провели несколько дней, прежде чем решиться на побег. Они напали на стражу, завладели винтовками и патронами, но это все равно не помогло им сбежать. Ослабевших от голода, их нашли замерзшими в снегах. Чудом уцелевших шайеннов в 1884-м отвели резервацию в Монтане. Группе Маленького Волка повезло больше. Они смогли добраться до родных земель, и на некоторое время им разрешили остаться. Но позже также отправили в резервацию к другим шайеннам.

 

 

Исследователь Джордж Б. Гриннелл: «В старые времена шайенны обладали в высшей степени первобытным, диким чувством собственного достоинства, честностью, надежностью и храбростью, что касалось мужчин, и мужеством, смелостью, преданностью и верностью, что касалось женщин. Некоторые старики, принимавшие участие в сражениях с белыми, живы до сих пор, и сегодня только они являются источником подлинной информации относительно раннего образа жизни диких шайеннов, древней свободной жизни на равнинах Запада».

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.