Суда с ценным грузом тонули и продолжают тонуть в водах мирового океана. Но если несколько веков назад причиной кораблекрушений регулярно становились погодные условия, вроде ураганного ветра и огромных волн, то в XX столетии причиной крушения кораблей все чаще были сами люди, периодически топившие их в ходе войн. Крупнейший военный конфликт прошлого столетия – Вторая мировая война – унес на дно множество военных и торговых кораблей. Были среди них и те, которые, как и во времена Фернана Магеллана, перевозили в своих трюмах золото.

 

«Голубой Барон»

     В любой прибыльном деле существует конкуренция. И у знаменитой Odyssey Marine Exploration есть менее удачливый, но очень амбициозный соперник. Компания Sub Sea Research тоже позиционирует себя как охотника за морскими кладами. Весьма любопытна история находки одного корабля, моментально принесшая небольшой кладоискательской фирме мировую известность. Речь идет о блистательном «Голубом Бароне» – «золотом корабле» времен Второй мировой войны.

     Вся шумиха вокруг «Барона» началась в 2009 году. До этого времени никто и слыхом не слыхивал о нем, да и не было никогда судов с таким названием. А вот глава Sub Sea Research Грег Брукс взял да и нашел этот корабль. Правда, при ближайшем рассмотрении стало понятно, что Blue Baron – всего лишь кодовое название найденного объекта, вроде того же «Черного Лебедя», каким шифровала найденную «Нуестра Сеньора де лас Мерседес» OME. Да, действительно, утверждают представители компании, это рабочее название найденного судна. Его настоящее имя и серийный номер держатся в строжайшей тайне. Равно как и место затопления. Известно лишь, что корабль покоится где-то у побережья Гайаны (Латинская Америка, неподалеку от Венесуэлы).

     Но чем же так ценен загадочный «Барон»? А тем, что, по утверждениям экспертов Sub Sea Research, на его борту находится баснословный капитал – целых 70 т платины, 10 т золота, 500 кг алмазов, и это не считая огромного груза меди и олова! На сегодняшний день стоимость сокровищ составляет что-то около 4 млрд. долларов! Действительно, впечатляющие богатства. Откуда же они взялись на судне?

     Грег Брукс утверждает, что этот груз предназначался для США в счет оплаты военных закупок в период с 1941 по 1945 года. Действительно, страны антигитлеровской коалиции во время Второй мировой войны получали от США поддержку в виде техники и сырья, за что должны были впоследствии рассчитаться. Но так как оговоренных объемов поставок не хватало, часто производились закупки сверх ленд-лиза, за которые необходимо было платить по факту. Понятное дело, что такой ценный груз необходимо было доставить в строжайшей секретности. Возможно, именно поэтому судно отправилось через Атлантику в одиночку. Большой конвой неминуемо привлек бы внимание немецкого флота и без промедления был бы атакован. Впрочем, даже такая скрытность не спасла «Голубого Барона». Когда до американского континента оставалось рукой подать, его настигла вражеская субмарина U-87. Две торпеды решили дело – драгоценный груз превратился в подводный клад. Экипажу спастись не удалось.

     После этой истории, опубликованной в 2009 году, мировые эксперты сразу же взялись за дело и по кирпичику разметали красивую американскую сказку. Все сказанное Бруксом оказалось чистой воды блефом. Началось с вопроса о том, каким странам принадлежало найденное богатство. Ленд-лиз в огромной степени ориентировался на двух гигантов антигитлеровской коалиции – СССР и Великобританию. Логично предположить, что именно эти две страны отгрузили ценности в уплату военных закупок. Однако все доступные документы утверждали, что стороны в полном расчете за дела давно минувших дней. Ценные грузы аккуратно доставлялись получателю, а затопление неприятелем кораблей тщательно протоколировалось. Была среди них и «Герсоппа», удачно разработанная OME, и «Эдинбург», о котором пойдет речь чуть позже. Но никаких судов с грузом платины, затонувших у берегов Гайаны, не было. Более того, сверившись с весьма точными протоколами немецкого военного флота, историки выяснили, что подлодка U-87 несла боевое дежурство намного севернее Латинской Америки.

     Мировые эксперты отпускали едкие комментарии в адрес Грега Брукса, который уже полгода обещал со дня на день выйти в море для поднятия клада. Sub Sea Research громко привлек к себе внимание, но не выдержал критики. Возможно, именно поэтому ни Великобритания, ни Россия не заявили своих прав на находку, справедливо посчитав ее скандальной пиар-акцией американских кладоискателей. О Бруксе и SSR забыли, причислив их к поверхностным авантюристам.

     И, как оказалось, совершенно зря. Долгих три года Грег Брукс, не привлекая ненужного внимания к себе и своему делу, обивал пороги американских судов. Его целью было получить исключительное право на извлечение сокровищ с некоего затонувшего корабля. К 2012 году он получил разрешение на подъем груза со дна от Федерального суда США. И вот тут-то мировое сообщество узнало настоящую историю «Голубого Барона».

     

     Трехлетнее молчание Брукса логично толкуется как конспирация в свете следующих фактов. В 2003 году стало известно, что Sub Sea Reserch обнаружило у берегов Флориды галеон XVIII века. Судно под названием «Нотр дам де Деливранс» перевозило в 1755 году поистине баснословные богатства – золото, серебро, драгоценные камни и произведения искусства на сумму в 4,5 млрд. долларов! Но неожиданный шторм пустил ко дну гордый парусник с золотыми трюмами. Брукс не скрывал своей радости, когда получил разрешение на подъем сокровищ от властей Флориды. Но бдительная Испания, которая оказалась хозяйкой корабля с французским названием, среагировала моментально. На Sub Sea Reserch были поданы иски, в которых испанская корона настаивала на неприкосновенности ее груза, пусть даже и затонувшего два с половиной века назад. Некоторое время казалось, что Старый Свет ничего не выгадает. Галеон находился в территориальных водах США, власти Флориды были заинтересованы в пополнении казны за счет налога с поднятых сокровищ… Но совершенно неожиданно Госдепартамент США признал претензии Испании справедливыми и строжайше запретил разработку такого перспективного груза. Все воздушные замки Грега Брукса рухнули прямиком на морское дно, где лежал испано-французский галеон с золотом колониальной Америки…

     

«Порт Николсон»

     Начиналось лето 1942 года. Западные территории СССР пылали в огне Отечественной войны. Немцы во время операции «Фредерикус» разбили советские войска под Харьковом и планомерно продвигались вглубь страны, стягивая силы к роковому Сталинграду.

     А на другом краю Европы, из английского порта Эйвонмус в направлении Северной Америки вышло рефрижераторное судно «Порт Николсон». Оно держало путь в канадский Галифакс, затем в Нью-Йорк, далее через Панамский канал и Тихий океан в Новую Зеландию. В отличие от мифического «Барона», корабль шел в составе конвоя ХВ-25 под охраной военных судов. Выйдя из Галифакса 14 июня, эскадра взяла курс на Нью-Йорк.

     Подводная лодка U-87 действительно патрулировала воды Атлантики гораздо севернее Гайаны. Немцы засекли небольшую флотилию и терпеливо поджидали удобного случая для атаки. Ранним утром 16 июня 1942 года субмарина выпустила в «Порт Николсон» две торпеды и, убедившись в прямом попадании, без промедления скрылась в глубине океана.

     «Порт Николсон» получил сильные повреждения и запросил о помощи. Подошедший канадский корвет «Нанаймо» принял на борт экипаж. Некоторое время покинутый корабль оставался на плаву, чем вселил надежду в сердце своего капитана Гарольда Чарльза Джеффри. Возможно, судно еще можно спасти! Он распорядился снарядить шлюпку и вместе со старшим механиком, штурманом и четырьмя матросами направился к тонущему кораблю. В тот самый момент, как спасательная партия поднялась на судно, его переборки лопнули от напора воды. «Порт Николсон» стал стремительно погружаться. Капитан с матросами не успели отплыть на достаточное расстояние, и были затянуты под корму воронкой от тонущего судна. Катастрофа произошла неподалеку от побережья штата Массачусетс, США.

     Неужели «Порт Николсон» перевозил те самые баснословные богатства? По утверждениям грузовых бумаг – нет. На корабле в момент крушения находилось 1600 т автомобильных запчастей и 4000 т военного груза. Однако у Греэга Брукса есть документ из архивов министерства финансов США, согласно которому на «Порт Николсон» были загружены те самые богатства – золото, платина и алмазы. И ровно в тех количествах, что упоминались в легенде о «Голубом Бароне». Подобная версия уже не вызывает сомнений у скептиков. Тем более что слова Брукса были подкреплены видеоматериалами подводных экспедиций к затонувшему кораблю. На этих записях четко видны многочисленные ящики, в которые, по уверениям дайверов Sub Sea Research, упакованы драгоценности.

     Но на сегодняшний момент SSR не может вести разработку затонувшего судна. Долгие три года Грег Брукс жил только этой мечтой и не занимался никакими другими проектами. Сотрудникам необходимо было выплачивать заработок, платить аренду зафрахтованных судов, обновлять оборудование… Экспедиции по изучению корабля вытянули из Sub Sea Research последние деньги. Фактически, сейчас компания владеет уникальным правом поднять груз, но не имеет на это средств и технических возможностей. Впрочем, Брукс не унывает. В своем пресс-релизе он открыто приглашает спонсоров к сотрудничеству. Необходимо лишь обновить технику и привлечь специалистов, умеющих работать на глубине в 200 метров в условиях открытого моря. А такие специалисты есть в Odyssey Marine Exploration, которая с успехом извлекла с 5-километровой глубины серебро «Герсоппы». Поглядим, сумеют ли конкуренты стать полноценными коллегами в погоне за затонувшими сокровищами.

     

«Эдинбург»

     Любопытно, что буквально за полтора месяца до торпедирования «Порт Николсона» в Баренцевом море был потоплен еще один корабль с сокровищами. Это был британский крейсер «Эдинбург» с грузом советского золота на борту.

     На момент войны Великобритания имела 9 однотипных крейсеров типа «Таун» подтипа «Белфаст», одним из которых и был «Эдинбург». Его водоизмещение составляло 10 тыс. тонн, толщина бортовой брони достигала 8 см. Вооружение корабля состояло из артиллерийских орудий калибра 152 мм, зенитной артиллерии калибров 102 и 40 мм, торпедных аппаратов калибра 533 мм. Крейсер мог развивать скорость до 32 узлов.

     Весной 1942 года в Мурманск советским руководством была доставлена крупная партия золота. Оно предназначалось Великобритании в качестве платы за поставки стратегического сырья и товаров для фронта. Для транспортировки ценного груза на остров власти Туманного Альбиона отрядили легкий крейсер «Эдинбург».

     В конце апреля в Архангельске и Мурманске стал формироваться спецконвой QP-11. Он состоял из 13 транспортных судов под мощным прикрытием шестнадцати военных кораблей. Когда основной состав конвоя уже вышел в море, на «Эдинбург» еще только заканчивали грузить золото. К ночи 28 апреля в артиллерийском погребе корабля разместили 5,5 т золота (93 ящика со слитками высшей пробы). В сопровождении эсминцев «Форестер» и «Форсайт» крейсер покинул союзный Мурманск и быстро нагнал конвой. Помимо ценного груза, на борту «Эдинбурга» находился командующий эскадрой контр-адмирал Его Королевского Величества Стюарт Бонем-Картер. Поэтому неудивительно, что, согласно походному ордеру, «Эдинбургу» отводилось место флагмана конвоя. Также стоит упомянуть, что спецконвой QP-11 сопровождали два советских эсминца – «Гремящий» и «Сокрушительный». Завершив комплектование конвоя, эскадра выстроилась в походный порядок и взяла курс на Атлантику.

     

Сражение во льдах

     Однако немецкому руководству было прекрасно известно, что вдоль арктических льдов в Советский Союз поступает ценная военная помощь. Арктический путь между Великобританией и СССР был как самым коротким, так и самым опасным. Для его успешного прохождения необходимо было быстро и без потерь миновать побережье Норвегии, оккупированной врагом. И германское правительство с успехом обрезало ниточки торговых сообщений посредством своих подводных лодок.

     

     Для эффективного нападения на суда противников немецкие подводные лодки использовали прием, который моряки называли «волчья стая». Эта тактика была чрезвычайно действенной и состояла в следующем. Несколько подлодок несли боевое дежурство на вверенных территориях. Во время патруля одна из них замечала движущиеся корабли противника и скрытно, из-за линии горизонта, наблюдала за ними. А в это время радисты передавали информацию в центр, который уже рассылал распоряжения другим подлодкам в обозначенном квадрате. И очень скоро вокруг эскадры незаметно стягивалось кольцо немецких субмарин. Некоторое время «волчья стая» сопровождала суда, выжидая удобный момент для атаки. А когда такой момент наступал, по единому сигналу все подлодки производили несколько залпов – и тут же уходили в глубину, чтобы укрыться от контратаки. Тактика «волчьих стай» была настолько смертоносной для противника, что вгоняла в ужас советских, британских и американских моряков.

     Как только конвой «QP-11» вышел в открытое море, его уже взяла на перископ немецкая субмарина U-456 под командованием Макса-Мартина Тайхерта. После запроса о подкреплении на перехват такой солидной эскадры были брошены не только подводные лодки, но еще и три тяжелых немецких эсминца.

     30 апреля быстроходный «Эдинбург» вырвался вперед и отошел на критическое расстояние от остальных кораблей. Капитан-лейтенант Тайхерт не мог упустить такой редкий шанс и торпедировал крейсер. Следует отметить, что в немецком военно-морском флоте Макс-Мартин Тайхерт был на хорошем счету и славился точнейшими бесперископными атаками.

     Выстрел был мастерским – две торпеды из трех попали точно в цель, поразив «Эдинбург» в левый борт и корму. При взрыве была повреждена ходовая часть корабля, а вздыбившаяся палуба напрочь заблокировала работу четвертой орудийной башни. Крейсер мгновенно получил сильный крен на левый борт и потерял возможность двигаться и активно обороняться.

     Получив сигнал бедствия, из состава охранения конвоя на помощь флагману вышли эсминцы «Форестер», «Форсайт», «Гремящий» и «Сокрушительный». Довольно быстро они подошли к «Эдинбургу» и встали на его охранение. А в это самое время на сильно ослабленный конвой напали немецкие эсминцы Z-7, Z-24 и Z-25, подошедшие в подкрепление к Тайхерту. Пустив ко дну советское судно «Циолковский», они оставили потрепанный конвой и ушли добивать «Эдинбург».

     К этому времени на крейсере был ликвидирован крен, и он мог двигаться на буксире. Было принято решение вернуться в Мурманск на ремонт. У советских эсминцев заканчивалось топливо – они были вынуждены оставить союзников. В то же время из Мурманска на помощь англичанам были посланы несколько тральщиков, буксир и сигнальное судно.

     К ночи 1 мая «Эдинбург» удалось немного отбуксировать в сторону Мурманска. В охранение крейсера вступили еще пять английский кораблей из конвоя. А уже 2 мая поврежденный крейсер догнали немецкие эсминцы, на этот раз поддерживаемые торпедоносной авиацией противника. В разгоревшемся бою союзники всеми силами пытались уберечь корабль с золотом, буквально закрывая его собственными бортами, и сумели потопить эсминец Z-7 «Герман Шеман», однако «Эдинбург» все же получил третью торпеду. После этого попадания, в условиях жаркого боя, контр-адмирал Бонем-Картер принял решение затопить корабль. Экипажу крейсера было приказано оставить все личные вещи и эвакуироваться на тральщики. Последними, как того и требует морской протокол, судно покинули сам контр-адмирал и капитан Хью Фолкнер. Торпеда, выпущенная с «Форсайта», положила конец славной карьере «Эдинбурга». 465 слитков золота 999 пробы пошли ко дну. Союзная флотилия вернулась на ремонт в доки Мурманска.

     

Эхо войны

     Без малого 40 лет пролежало советское золото на дне Баренцева моря. Конечно, информация о нем во время войны была засекречена. Зато сразу после окончания Второй мировой о затонувшем сокровище стали писать в газетах. А в 50-х годах пошли разговоры о поиске и поднятии этого клада. Однако Великобритания очень быстро заявила о неприкосновенности своего корабля как военного захоронения. С «Эдинбурга» запрещалось поднимать любой груз, дабы не потревожить кости погибших моряков. Впрочем, не очень кому-то и хотелось – в середине прошлого века еще не было технических возможностей для реализации этой операции.

     А на исходе 60-х годов проблемой затонувшего крейсера заинтересовалось частное лицо. Кейт Джессоп обслуживал буровые платформы в Северном море. В его распоряжении имелся богатый водолазный опыт в холодных водах, специальные знания и умение обращаться с подводной техникой, обширные знакомства в среде профессиональных дайверов. Более 10 лет Джессоп посвятил изучению «Эдинбурга» и к 1979 году представил правительству Великобритании четкий и понятный план подъема сокровищ. Кости погибших моряков не будут потревожены, – уверял Джессоп – ведь водолазы проникнут в трюмы судна через пробоину в борту.

     Спустя год Британский реестр морских компаний пополнился фирмой Jessop Marine Recoveries. Как официальное лицо Кейт стал вести переговоры с СССР о разрешении на поисковые и подъемные работы в его территориальных водах. В Союзе золотой темой заинтересовались и снарядили в Лондон делегацию с документами о страховке груза. По итогам переговоров и личного знакомства с водолазом-авантюристом был заключен трехсторонний договор между министерством финансов СССР, министерством торговли Великобритании и Jessop Marine Recoveries. Англичане согласились поделить груз по долям, указанным в страховом договоре: 2/3 золота принадлежат СССР, 1/3 Великобритании. А Кейту Джессопу и его фирме за труды пообещали отдать 45% стоимости поднятого груза! Действительно показательный пример сотрудничества в сфере морского кладоискательства.

     В мае 1981 года в квадрат затопления крейсера прибыло исследовательское судно «Дэммтор», оснащенное мощнейшими гидролокаторами. И в первый же день работы на глубине в 250 метров был обнаружен «Эдинбург». Но тут появилась неожиданная трудность – крейсер лежал на левом борту, надежно закрывая пробоины, через которые водолазы планировали попасть внутрь. Первоначальный план скорректировали с учетом реалий – теперь дайверы надеялись прорезать отверстие в правом борту корабля и через него попасть сразу в артиллерийский погреб, где хранилось золото.

     К тому моменту в Лондоне, прямо напротив Тауэра, на Темзе в качестве плавучего музея уже 18 лет стоял легкий крейсер «Белфаст», брат-близнец «Эдинбурга». Все лето водолазы из JMR по много часов тренировались буквально на ощупь ориентироваться во внутренних помещениях корабля. В сентябре экспедиция выдвинулась в Баренцево море для проведения основной части операции – подъема золота. Для этого было зафрахтовано судно «Стефанитурм», которое ранее обслуживало морские нефтяные платформы. В составе его оборудования имелись барокамеры, водолазные колокола, краны для подъема подводных грузов.

     Водолазы работали попарно 24 часа в сутки. В условиях ледяной воды, нулевой видимости, испытывая огромное давление толщи воды. И уже 16 сентября один из них, Джон Россье, сумел нащупать в илистой темноте продолговатый холодный предмет. Подав знак напарнику, он устремился к поверхности. Над неспокойным морем раздался радостный крик удачливого дайвера. Команда выбежала на палубу и во все глаза смотрела на золотой слиток в руке водолаза. В течение последующих 20 дней на борт «Стефанитурма» была поднята львиная доля золота – 431 слиток (93% от общего количества груза). 7 октября работы пришлось прекратить из-за ухудшающихся погодных условий и огромной усталости, накопившейся у дайверов за время сложнейших погружений. Кейт Джессоп с триумфом прибыл в Мурманск с кладом, который тогда оценили в 40 млн. фунтов стерлингов!

     Экспедицию по извлечению со дна оставшихся слитков снарядили спустя 5 лет, в 1986 году. Этот поход также оказался весьма удачным – были подняты 29 слитков золота общим весом 345 кг. Но еще несколько – общим весом 60 кг – все же остались лежать где-то в трюмах «Эдинбурга», так и не попав в руки кладоискателей. Дайверы действовали по тому же трехстороннему контракту, поэтому остатки поднятых сокровищ были аналогично разделены между СССР и Великобританией с выплатой 45% их стоимости компании-кладоискателю. В общей сложности Джессоп смог заработать на этой операции 18 млн. фунтов стерлингов или 32,4 млн. долларов!

     На этот раз люди смогли вернуть себе золото, утраченное десятилетия назад. Однако сколько еще кладов таит в себе океанская пучина и сколько жизней она забрала вместе с золотом? Будут ли когда-нибудь извлечены все клады? И вспомнят ли всех погибших моряков? Пожалуй, такое возможно, если на земле не переведутся деятельные романтики, готовые верить в легенду, находить ей обоснование и бесстрашно погружаться в темные глубины в поисках затонувших сокровищ.

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.