С тех пор, как люди вышли в море, оно неизменно берет с них свою страшную дань: корабли, изломанные штормами или поврежденные в сражениях, частенько тонут, унося с собой не только человеческие жизни, но иногда и несметные богатства. Случается, что они проводят на дне океана столетия, прежде чем о них вспоминают, находят и извлекают на свет божий. Однако поднять клад – это еще полбеды. Главное – ухитриться еще и оставить его за собой. А значит, доказать, что ты имеешь на него все права, и оказаться умнее, хитрее и изворотливее других претендентов на обладание добытым тобой сокровищем.

 

«Черный лебедь»

     В прежние времена кладоискатели были романтичными одиночками, пускавшимися в путь лишь со старой картой в руках. Сегодня это серьезный бизнес, в котором занято множество людей, крутятся огромные деньги, а поднятие со дна затонувших грузов поставлено на поток. И самая успешная компания в этом бизнесе – американская Odyssey Marine Exploration. Из всего многообразия больших и малых компаний только акции OME торгуются на Лондонской бирже.

     Стоит ли говорить, какой ажиотаж среди брокеров вызвала новость о том, что компания подняла из нейтральных вод клад на сумму 500 млн. долларов! После официальной пресс-конференции в мае 2007 года акции компании рванули вверх на 80%. Тогда было объявлено, что специалисты OME извлекли с морского дна 17 т золота и серебра в виде монет, а так же множество украшений из драгоценных металлов и камней. Объект под кодовым названием «Черный лебедь» щедро одарил кладоискателей. На вопросы журналистов, в каком месте было найдено судно с ценным грузом, а также как оно называлось, руководство компании не отвечало, ссылаясь на коммерческую тайну. Было сказано лишь, что ближайшая страна от места обнаружения клада – Великобритания.

     Ну что же, оставалось только поздравить удачливых охотников за золотом, сорвавших такой куш. Однако дальнейшие действия сотрудников компании вызвали у внимательных наблюдателей подозрение в нечестной игре.

     Конечно, штат поисковой компании велик: количество и техоснащение кораблей вполне позволяет разрабатывать несколько контрактов одновременно. За год до обнаружения ценного клада Odyssey Marine Exploration заключила контракт с Испанией на поиск затонувшего в районе Гибралтара британского судна «Сассекс». Корабль перевозил 9 т золота и множество серебряных монет, и игра вполне могла стоить свеч, если бы не одно «но». Испания весьма пристально следит за любого рода изыскательскими работами в окрестностях пролива. Южное побережье Иберийского полуострова усеяно затонувшими кораблями не хуже Карибского бассейна. По условиям контракта, заключенного с испанскими властями, OME должна была только обнаружить точное местоположение корабля. Обследовать его и тем более поднимать груз на поверхность ей строго запрещалось. Также у компании не было разрешения на изучение и извлечение груза с любых других судов, которые не являются целью экспедиции. Таким образом, Odyssey Marine Exploration превращались из охотников за золотом в самую обычную поисковую партию.

     500 млн. долларов, конечно, сумма огромная. Мировое сообщество позавидовало удачливым кладоискателям и вернулось к своим делам. Однако испанцы постфактум обратили внимание на одну любопытную деталь. Грузовой Боинг, нанятый OME для транспортировки ценного груза, взлетал не из аэропорта Англии, а из Гибралтара. Возникает закономерный вопрос – зачем 17 т золота, серебра и украшений переправлять не в ближайшую Великобританию, а тащить в такую даль? Да и факт, что самолет грузили ночью и в дикой спешке, наводит на определенные подозрения. Власти Испании присмотрелись к исследовательским маршрутам OME во время поисков судна «Сассекс», подняли архивы и грузовые отчеты и пришли к ошеломляющему выводу: объект «Черный лебедь» – не что иное, как знаменитый фрегат «Нуэстра Сеньора де лас Мерседес»!

     

     История корабля Его Величества «Сассекс» весьма интересна. В далеком 1688 году в Западной Европе разгорелась война Аугсбургской лиги. Англия, желая усилить свое присутствие на море, заложила 13 новых боевых судов, среди которых был и «Сассекс». Его спустили на воду в 1693-м. К этому моменту в Аугсбургскую лигу, воюющую против Франции, вступил Виктор-Амадей II, герцог Савойский. Для французского короля это было неприятным сюрпризом: у противников появлялся большой клиновидный плацдарм, врезавшийся в тело Франции со стороны Средиземного моря. Весьма точно подметив алчную до денег и власти натуру герцога, Король-Солнце Людовик XIV решил переманить Виктора-Амадея на свою сторону. Надо сказать, за весьма большие деньги – 3 млн. монет серебром и 6 т чистейшего золота. Английская разведка, узнав об этих переговорах, моментально собрала требуемую сумму, добавила еще пару-тройку тонн золота сверху, погрузила все на новенький «Сассекс» и выслала герцогу в знак того, что его и в Аугсбургской лиге неплохо кормят. В начале 1694 года груженый золотом и серебром корабль вышел из испанского Кадиса и, смешавшись с группой торговых судов, взял курс на Гибралтар. Практически сразу после прохождения Геркулесовых столбов на торговую флотилию набросился ужасающий шторм. Буря бушевала двое суток и сумела утащить на дно 13 кораблей. Увы, перегруженный «Сассекс» был среди них. А герцог Савойский, не дождавшись обещанных лигой денег, принял предложение Франции и выступил против бывших союзников. Лишившись мощного стратегического партнера, Аугсбургская лига была вынуждена заключить Рейсвейкский мирный договор с Францией. А огромное состояние в 9 т золота и миллион фунтов стерлингов серебром по сей день продолжает лежать на дне Средиземного моря в районе Гибралтарского пролива.

     

«Нуэстра Сеньора де лас Мерседес»

     Шел 1804 год. Великий французский полководец Наполеон I уже завоевал все земли к западу от Эльбы и вынашивал планы по покорению Англии. Организовать вторжение он планировал посредством массированного десанта, собираясь бросить на укрепленный остров 160 тыс. человек в две волны. Были подготовлены 2290 барж, способных доставить на противоположный берег Ла-Манша солдат и лошадей. Проблема заключалась в абсолютном господстве в Атлантике британского флота, который надежно охранял весь пролив.

     Немногие европейские государства могли сохранять нейтралитет в такое непростое время. Однако Испания изо всех сил старалась не влезать в военные конфликты с Францией. И Наполеон весьма дальновидно пообещал не нападать – в обмен на дополнительное финансирование его военных кампаний в других странах. Спокойствие на Иберийском полуострове полководец оценил в 72 млн. франков в год. Испанский король Карл IV подписал это грабительское соглашение, купив тем самым относительное спокойствие своей стране.

     Бюджет Испании получил огромную нагрузку ко всем уже существующим бедам. А откуда Мадрид черпал золото, начиная с XVI века? Совершенно верно – из своих колоний в Новом Свете. В начале апреля 1804 года испанский фрегат «Нуэстра Сеньора де лас Мерседес» отплыл из перуанской Лимы к испанским берегам. В своих трюмах, оружейных арсеналах и даже каютах он вез 17 т драгоценных металлов в виде монет, слитков и украшений на общую сумму 4 млн. песо. Командовал кораблем генерал-майор Диего де Алвеар, который вместе со своим многочисленным семейством возвращался на родину после 30 лет службы в колониях. По дороге «Лас Мерседес» соединился еще с тремя военными фрегатами под командованием контр-адмирала Хосе де Бустаменте-и-Гера.

     В пути на одном из кораблей – фрегате «Ла Медея» – заболел капитан, и Диего де Алвеар вынужден был принять командование. Свою жену с 7 детьми он оставил на «Лас Мерседес», а сам, вместе со старшим сыном, перебрался на «Ла Медею».

     Эскадра благополучно прошла Атлантику, и вот уже впереди замаячил желанный Кадис. Но англичанам было прекрасно известно, что Испания финансирует Наполеона. Да и приготовления последнего к десанту в районе Ла-Манша не могли остаться незамеченными. Британия, пользуясь неколебимым господством на море, надежно блокировала французов с воды и внимательно следила за перемещениями грузов через Атлантику. В 1804 году Лондон решил перекрыть канал поступления испанских песо в карман Наполеона. У мыса Санта-Мария подходящую эскадру испанских фрегатов уже ждали английские военные корабли под началом командора Грэма Мура.

     Хосе де Бустаменте-и-Гера была прекрасно известна военная и политическая обстановка. Только взглянув на корабли неприятеля, он понял, что будет бой. Фрегаты выстроились в боевой порядок и изготовились к сражению. Для проформы с английского судна спустили шлюпку с парламентерами. Вообще говоря, Англия и Испания не находились в состоянии войны и переговоры могли дать какие-то результаты. Но, как и предполагал командующий испанской эскадрой, англичане выставили ультиматум: фрегаты спускают флаги и следуют на Туманный Альбион под конвоем. В случае неподчинения англичане открывают огонь. Хосе де Бустаменте-и-Гера гордо поднял голову и напомнил врагу, что он находится при исполнении обязанностей и его долг – принять бой. 5 октября 1804 года у мыса Санта-Мария громыхнули пушечные залпы.

     Английская эскадра превосходила испанскую на 40 орудий и успела занять тактически выигрышную наветренную сторону. Но самым главным преимуществом была маневренность британских судов. По сравнению с ними перегруженные испанские фрегаты буквально стояли на месте и только и ждали прямых попаданий. На «Лас Мерседес» еще только готовились дать залп по неприятелю, когда ядро, метко пущенное с фрегата «Амфион», попало прямиком в пороховой склад. Прогремел страшный взрыв, унесший жизни 249 человек, в числе которых была семья капитана Диего де Алвеара. Раздавленный ужасающим зрелищем тонущей «Лас Мерседес» и зажатый в шквальном огне англичан, он сдал «Ла Медею». Вскоре на милость победителя сдался третий корабль, «Ла Клара». Командующий испанской эскадрой Хосе де Бустаменте-и-Гера на фрегате «Ла Фама» попытался вырваться из пекла сражения, но был на ходу расстрелян английскими кораблями. В ходе этого бегства у корабля оказались снесены мачты и руль – он попросту не мог продолжать движение и был вынужден спустить флаг.

     В руки англичан попали сокровища с уцелевших кораблей на общую сумму в 900 тыс. фунтов стерлингов (73 млн. евро в пересчете на современные деньги). Но самый главный приз затонул вместе с фрегатом «Нуэстра Сеньора де лас Мерседес».

     После сражения у мыса Санта-Мария Испания объявила войну Великобритании и открыто вступила в союз с Наполеоном. Возможность расквитаться за безнаказанный грабеж своих кораблей испанский флот получил спустя год, в октябре 1805-го. Но в состоявшемся сражении у мыса Трафальгар Великобритания обменяла весь наличествующий испано-французский флот на жизнь своего адмирала Нельсона. Именно после этого сражения Наполеон отказался от высадки десанта на Туманный Альбион и переключил внимание на восток Европы.

     

     Из истории с гибелью адмирала Нельсона выросла целая легенда. На английском флоте с начала XVIII века каждый матрос получал в день полпинты (230 граммов) рома. А после Трафальгарской битвы паек бодрящего напитка стал называться кровью адмирала. Дело в том, что для лучшей сохранности тело национального героя, павшего во время сражения, поместили в огромную бочку рома. После боя флагманское судно «Виктори» было сильно повреждено и вынужденно ремонтировалось в Гибралтаре. Завершив продолжительный ремонт, корабль прибыл в Англию. Когда же бочку с адмиралом вскрыли, чтобы изъять тело, оказалось, что никакого рома там нет и в помине. При допросе команды выяснилось, что мучимые желанием выпить матросы проковыряли дырку в бочке и потихоньку выпили весь ром.

     

Самый гуманный суд в мире

     Поняв, что такое объект «Черный лебедь», Испания обратилась в суд города Тампа (Флорида, США). Претензии Мадрида были вполне обоснованы: согласно иску, OME присвоила испанские сокровища, которые перевозил испанский корабль, затонувший в испанских территориальных водах. Более того, судно числилось военным, а это по законам военного морского права означает, что где бы оно ни затонуло, оно по-прежнему будет принадлежать стране приписки. То есть буквально по всем спорным пунктам Испания являлась единственным правомерным владельцем и наследником ценного груза. Это, впрочем, не помешало вклиниться в процесс горной Перу, заявившей, что монеты и драгоценности с корабля изготавливались на ее территории и добывались из ее же рудников.

     Адвокаты Odyssey Marine Exploration, в свою очередь, настаивали на отсутствии возможности идентифицировать корабль. После этого заявления к такой славной юридической драке решила присоединиться и Великобритания, которая стала утверждать, что OME нашла именно «Сассекс», на котором драгоценностей внезапно оказалось вдвое больше заявленного. Кладоискатели были вынуждены показать фотографии обломков корабля, чтобы отделаться от назойливых британцев. Сравнив остов затонувшего судна с «Сассексом», Великобритания согласилась, что затонувший корабль им не является.

     А вот Испания торжествовала: сохранившиеся обломки судна достаточно точно повторяли силуэт фрегата «Лас Мерседес». Приложив к этому контраргументу позиционные данные и грузовые отчеты о погрузке в Лиме, Мадрид буквально пригвоздил адвокатов OME к стенке. В пику всем высказанным аргументам защитники ответчика, демонстрируя детальную осведомленность в этом проблемном вопросе, стали утверждать, что «Нуэстра Сеньора де лас Мерседес» затонул при выполнении коммерческого рейса и, следовательно, законы военного морского права не применимы к данному случаю. А сам груз, перевозимый на фрегате, вовсе не был достоянием Испании, а складывался из капиталов частных торговых лиц. Мадрид в ответ заявил, что «Нуэстра Сеньора де лас Мерседес» погиб с поднятым флагом во время морского сражения. Таким образом, потопленное судно является боевым захоронением, а действия OME по поднятию груза вообще подпадают под определение мародерства.

     Этот жаркий спор длился целых 5 лет и прошел 2 разных суда. И в обоих американское правосудие полностью удовлетворило иск Испании и постановило передать сокровища потерпевшей стороне. Все претензии Odyssey Marine Exploration были отклонены, включая требование оплатить транспортировку и хранение груза на складах. Притязания Перу также отклонили под давлением исторических фактов – в 1804 году горная страна являлась колонией Испании и, следовательно, все недра принадлежали Мадриду.

     24 февраля 2012 года была окончена погрузка ценностей на два испанских военно-транспортных самолета. Представители OME хмуро взирали на испанского посла в США, который, лучезарно улыбаясь в объективы телекамер, объявил о глубоком удовлетворении финалом процесса и еще раз подчеркнул, что для его страны эти находки являются не материальными ценностями, а историческим наследием.

     И действительно, после возвращения находок испанцы не выкинули вновь обретенное золото на аукционы, а выставили его в музее подводной археологии в Картахене, анонсировав демонстрацию экспозиции в других музеях страны. Действительно достойный поступок, особенно на фоне терпящей бедствие экономики.

     

«Фрау Мария»

     Впрочем, такие юридические казусы – отнюдь не редкость. Любопытная ситуация сложилась вокруг корабля «Фрау Мария», затонувшего в Балтийском море. В 1764 году императрица Екатерина II приказала построить для себя несколько дворцовых павильонов, в которых собиралась разместить императорскую коллекцию произведений искусства. Ж. Б. Валлен-Деламот и Ю. М. Фельтен начали строительство зданий, получивших впоследствии название Малый Эрмитаж. Именно отсюда ведет свою историю нынешний главный музейный комплекс Санкт-Петербурга. Незадолго до окончания строительства Екатерина II поручила своим европейским эмиссарам пополнить коллекцию европейскими новинками. Все приобретенные культурные ценности свозили в Амстердам и, тщательно упаковав, грузили на специально зафрахтованное двухмачтовое судно «Фрау Мария». В октябре 1771 года все погрузочные работы были завершены, и корабль взял курс на Санкт-Петербург. Груз сопровождал граф Андрей Шувалов собственной персоной.

     Благополучно миновав Германию, Данию и Швецию, судно налетело на скалы во время шторма неподалеку от города Або (сегодня – Турку). Пробоина в борту оказалась фатальной, и «Фрау Мария» медленно, но уверенно стала идти ко дну. Экипаж сумел спастись, а над ценным грузом сомкнулись холодные воды Балтики.

     Екатерина II была весьма опечалена этим известием и договорилась со шведским королем Густавом III о поднятии корабля. Однако поисковая партия не смогла обнаружить затонувшее судно в указанном секторе и вернулась в Петербург ни с чем. На двести с лишним лет про «Фрау Марию» забыли.

     В 1999 году группа дайверов совершала погружения в экологическом заповеднике Аландских островов. Финские ныряльщики наткнулись на остов судна на глубине всего лишь 41 м и даже сумели поднять судовую кассу с русскими монетами XVIII века. После юридического оформления прав на находку к месту затопления корабля была отправлена исследовательская экспедиция. В ходе неспешных изысканий как под водой, так и в исторических архивах, было однозначно установлено, что это именно затонувшая «Фрау Мария». А груз на ее борту составляют предметы искусства и роскоши, предназначенные для российского императорского двора. Согласно грузовой описи, в трюмах корабля должны находиться, по меньшей мере, 300 картин, в том числе кисти Рембрандта. Их вероятная сохранность объясняется тем, что каждое из полотен упаковано в специальную свинцовую колбу, тщательно закупоренную воском.

     Между прочим, предметы искусства в денежном эквиваленте гораздо дороже золота. Эксперты оценили стоимость груза в 1,5 млрд. евро! После такого заявления «Фрау Мария» моментально заинтересовала всех, кто имел к ней хоть какое-то отношение, и даже кое-кого из тех, кто не имел. Прежде всего, Финляндия отказала в праве на разработку находки той самой группе дайверов. Потом подоспело заявление России о необходимости поднять ценный груз и все же доставить его в пункт назначения – музей Эрмитаж. Изучив список картин и установив, что большая их часть принадлежит кисти славных сынов Голландии, правительство этой страны заявило свои претензии на груз. Россия в ответ на это напомнила, что Екатерина II вовремя и в полном объеме оплатила покупки, а значит, затонувший груз является собственностью РФ. А тут и Швеция подлила масла в огонь – правда, осадив финнов, а не россиян и голландцев. Она напомнила, что в 1771 году, когда затонул корабль, не было никакого государства под названием Республика Финляндия. Все современные финские земли входили в XVIII веке в состав Швеции, так что первоначально корабль затонул именно в ее территориальных водах.

     Видя такой ажиотаж, Финляндия приостановила все работы по исследованию и поднятию «Фрау Марии», сославшись на дороговизну работ и запрет на изыскания в экологическом заповеднике. Однако юристы-международники без труда разгадали причину молчания финнов и напрямую назвали его затягиванием процесса. Все дело в том, что по законодательству Финляндии, любой затопленный груз, пролежавший в ее водах 100 лет, считается собственностью государства. Независимость Финляндия получила в 1917 году. Для полноправного обладания ценным грузом ей осталось протянуть всего 4 года.

     Кто окажется прав в этом споре? Кто вообще прав в подобных вопросах? Пожалуй, однозначного ответа нет. И пока он не будет найден, авантюристам-кладоискателям придется не только рисковать, добывая сокровища, но и неизменно отстаивать право на обладание ими.

     

     Курьезный случай произошел с кладоискателем-любителем Реити Такео Сасагавой. Этот азартный японец сколотил себе целое состояние на игорном бизнесе и даже в свои 80 лет был склонен к авантюрам. Жарче солнца его грели лучи собственной славы, за которой он не уставал гоняться под любым предлогом.

     В 1980 году на его деньги открылась фирма Nippon marine development, которая позиционировала себя как специалиста по подъему затонувших грузов с морского дна. И первой же целью команды Сасагавы стал русский корабль «Адмирал Нахимов», затонувший в Цусимском сражении. Неизвестно, откуда Сасагава взял такую информацию, но, по его утверждению, на корабле находились огромные запасы драгоценных металлов – платины и золота. Об этом якобы рассказали русские моряки, спасенные японскими судами после потопления Нахимова. Более того, у этих моряков обнаружились полные карманы золота, а несколько членов экипажа не смогли выплыть и утонули, влекомые тяжелым грузом на дно.

     Неизвестно, чем занималась компания Сасагавы, но уже к концу 1980 года миллионер провел пресс-конференцию, на которой продемонстрировал несколько слитков платины, будто бы поднятых из трюмов «Адмирала Нахимова». На все просьбы конкретизировать место, объемы груза и подробности работы он отвечал отказом, ссылаясь на коммерческую тайну. Но зато с удовольствием позировал перед камерами с брусками слегка окисленного металла. Однако время шло, а новых находок не появлялось. Миллионер объяснял это трудностями подъема и большой глубиной залегания груза. А вскоре выяснилась одна подробность, которая смогла разбить в пух и прах всю авантюру Сасагавы. Пытливые умы смогли провести анализ слитков, якобы добытых с затонувшего корабля. И буквально сразу же выяснилось, что удельный вес демонстрируемого металла соответствует вовсе не платине или золоту, а вполне тривиальному свинцу. Однако даже таким образом Сасагава сумел достичь поставленной цели – он жаждал мировой славы и он ее получил.