Янка Купала и Якуб Колас… Их творчество давно стало визитной карточкой Беларуси. Их знают и любят в нашей стране и за ее пределами. Вот почему в этом году 130-летний юбилей классиков широко отмечался не только в Беларуси, но и за рубежом.

     Классика проверяется временем. Далекий 1882 год, подаривший нам Купалу и Коласа, уже даже не прошлое, а позапрошлое столетие. Много воды утекло, сменились поколения и эпохи, но есть люди, над которыми не властны года, – им суждено жить в веках. Давайте оглянемся назад и посмотрим, чем же мировая литература обязана 1882 году.

 Их имена знакомы нам со школьной скамьи. Янка Купала и Якуб Колас – колоссы белорусской литературы, певцы народных душ… Как часто это случается с великими писателями, псевдоним, выбранный однажды, становится уже даже не вторым, а первым именем, которое узнает каждое новое поколение читателей. Но как бы ни был звучен псевдоним, за ним всегда стоит не только писатель, но и обычный человек. Ну, может, не совсем обычный, когда речь идет о классиках литературы. Ведь недаром говорят, что талантливый человек талантлив во всем.

     Род Луцевичей, продолжателем которого в 1882 году стал Иван Доминикович, известен еще с XVII века. Первое упоминание о его представителе, Станиславе, датируется приблизительно 1690 годом. Исследователи считают, что земли Станислав Луцевич получил от Кароля Станислава Радзивилла – великого канцлера литовского, отца Михаила Казимира Радзивилла «Рыбоньки». Он же дал Луцевичам и шляхетское звание. Но род дробился, земли делились между наследниками. А когда эти территории окончательно отошли к Российской империи, белорусскую шляхту заставили заново доказывать свое право на знатность, но официального документа у Луцевичей на руках не было… И хотя дед Янки Купалы приложил все силы, чтобы сохранить шляхетское звание – императору писал, все деньги и здоровье на это потратил, – доказать он так ничего и не смог. Луцевичи стали «минскими гражданами», а после – «минскими мещанами». Именно эта формулировка – «мещанин города Минска» – стоит в паспорте Ивана Доминиковича Луцевича, полученном в 1907 году и хранящемся ныне в Государственном литературном музее Янки Купалы.

 

Сотрудники Государственного литературного музея Янки Купалы выяснили, что в 1690-х годах Станислав Луцевич владел деревнями Кукелевщина, Слободка, Терпиловка – сейчас это Столбцовский район. То есть, по странному совпадению, предку Янки Купалы принадлежали те земли, где впоследствии родился Якуб Колас!

 

Судьба семьи Мицкевичей, из которой вышел Якуб Колас, тоже связана с именем Радзивиллов. Отец Константина Михайловича – Кастуся, как называли его в детстве – работал лесником на их землях, и детство мальчик провел в самых живописных местах Беларуси. Возможно, именно бескрайние лесные пейзажи и величественная река Неман вдохновили юношу на его первые литературные творения.

     Про таких, как Константин Михайлович, говорят: «Широкой души человек!» Национальная литература обязана ему целой плеядой молодых талантливых писателей, художников, которым он помог поверить в собственные силы, поддержал в трудную минуту, дал путевку в жизнь.

 

Говорят, двери дома Якуба Коласа не закрывались никогда. Желанными гостями были не только белорусские коллеги по перу, но и писатели из Москвы, Ленинграда, Киева. Именитые гости оставляли свои автографы и писали пожелания… на любимой печке поэта. Кроме гостей, в этот дом ежедневно приходили десятки писем – Колас славился тем, что с готовностью откликался на просьбы людей о помощи. Например, платил личную стипендию талантливому, но тогда еще никому не известному студенту-архитектору Заиру Азгуру.

 

Но вместе с тем Константин Михайлович отличался невероятной скромностью и даже робостью. Со слов сына Коласа, его мать сама сделала отцу предложение! Будущий народный поэт сначала долго не решался познакомиться с понравившейся ему девушкой, а потом около года общался, провожал ее домой, не смея показать своих чувств. Пришлось Марии Дмитриевне брать дело в свои руки. А вот мужем, хозяином и отцом Колас был отменным: с легкостью брал на себе домашние хлопоты – пилил дрова, ухаживал за садом. Во дворе его дома, ныне музея, до сих пор растут четыре дуба, носящие имена его сыновей и его самого, – дуб Данила, дуб Михась, дуб Юрка и дуб Колас. А среди них – прекрасная березка, посаженная великим писателем как дань памяти любимой жене Марии Дмитриевне.

 

Константин Михайлович Мицкевич известен читателю под псевдонимом Якуб Колас. Но это только один из нескольких десятков имен, которыми Константин Михайлович подписывал свои произведения. Среди прочих были «Карусь Лапаць», «Дзядзька Карусь», «Ганна Груд», «Кудесник», «Свой чалавек», «Стары шут», «Лесавiк», «Марцiн з-за рэчкi», «Тарас Гушча».

В этом году, во время уже ставшей традиционной «Ночи музеев», в Государственном литературно-мемориальном музее Якуба Коласа всего на один час была организована уникальная выставка. Экспонатами стали письма классика его подруге Александре Кетлер. Она была на 30 лет моложе поэта. Они жили в одном городе, но 11 лет писали друг другу искренние, дружеские письма. Колас рассказывал Александре о своих планах и переживаниях, посвящал стихотворения. В фондах музея хранится свыше 250 таких писем, переданных самой Кетлер, но, по договоренности с ней и ее родственниками, переписка будет опубликована не ранее середины 2013 года.

У меня зазвонил телефон…

     31 марта 1882 года в Санкт-Петербурге родился Николай Корнейчуков. Его отцом был Эммануил Соломонович Левенсон, в семье которого жила прислугой мать мальчика – полтавская крестьянка Екатерина Осиповна Корнейчукова из рода закрепощенных украинских казаков. У Николая была старшая сестра Мария, но в официальном браке его родители, конечно же, не состояли. Более того, вскоре после рождения сына отец оставил незаконную семью и женился на женщине своего круга. Екатерина Осиповна с детьми переехала в Одессу. Там мальчик был отдан в гимназию, но в пятом классе его отчисли из-за низкого происхождения. Долгие годы Корней Чуковский – а речь идет именно о нем – страдал из-за своей «незаконнорожденности». В их с сестрой метриках даже не было указано отчество. Позже все эти события, а также описание несправедливости и социального неравноправия общества эпохи заката Российской империи легли в основу автобиографической повести «Серебряный герб».

     С самого начала литературной деятельности Николай Корнейчуков стал Корнеем Чуковским. К этому псевдониму он потом присоединил фиктивное отчество – Иванович. А после революции сочетание «Корней Иванович Чуковский» превратилось в его реальное имя, отчество и фамилию.

     Большинству читателей Корней Чуковский известен как автор детских сказок и стихотворений. Из-под его пера вышли такие любимые не одним поколением малышей «Мойдодыр», «Муха-цокотуха», «Тараканище», «Крокодил», «У меня зазвонил телефон», «Бармалей», «Айболит». Писатель очень любил детей, с интересом наблюдал за ними, изучал, как они овладевают речью. Результатом таких наблюдений за детским словесным творчеством стала книга «От двух до пяти».

     Но произведения для детей, со слов самого автора, сыграли с ним злую шутку: «Все другие мои сочинения до такой степени заслонены моими детскими сказками, что в представлении многих читателей я, кроме «Мойдодыров» и «Мух-Цокотух», вообще ничего не писал». Более того, в декабре 1929 года со страниц «Литературной газеты» Корней Чуковский официально отрекся от своих сказок и действительно больше практически не писал их. Но дело тут было совсем не в «мойдодырах» или «мухах-цокотухах». Камнем преткновения стала его первая сказка – «Крокодил». А точнее – рецензия на нее Надежды Константиновны Крупской: «Такая болтовня – неуважение к ребенку. Сначала его манят пряником – веселыми, невинными рифмами и комичными образами, а попутно дают глотать какую-то муть, которая не пройдет бесследно для него. Я думаю, «Крокодила» ребятам нашим давать не надо…» Такие слова вдовы Ленина тогда обозначали фактически конец литературной карьеры, а в среде партийных критиков и редакторов даже появился термин «чуковщина». Все это усугублялось проблемами личного характера – болезнью и смертью младшей дочери.

     К детской литературе Корней Иванович вернулся только в 60-х, когда загорелся идеей пересказа Библии для самых маленьких. Несмотря на ярую антирелигиозную позицию официальной власти, Чуковскому удалось привлечь в проект литераторов и художников, работу которых он тщательно контролировал и редактировал. Книга под названием «Вавилонская башня и другие древние легенды» вышла в издательстве «Детская литература» в 1968 году. Но весь тираж был уничтожен. Новое издание появилось только в 1990-м.

     Но все же, говоря о том, что сказки для детей заслонили остальные его работы, писатель был не далек от истины. Корней Чуковский начинал как автор статей в «Одесских новостях» в 1901 году, а в 1903-м уже был отправлен корреспондентом в Лондон, где основательно ознакомился с английской литературой. В 1907-м поэт опубликовал переводы стихов Уолта Уитмена. Книга стала популярной, что увеличило авторитет Чуковского в литературной среде. Он громил бульварные книжонки и защищал футуристов от нападок критиков, занимался исследованиями и даже разработал собственный метод реконструкции психологического облика писателя на основании многочисленных цитат из его творчества. После революции Чуковский издал две книги о творчестве современников – «Книга об Александре Блоке» («Александр Блок как человек и поэт») и «Ахматова и Маяковский». К сожалению, то время было не самым благоприятным для развития литературной критики. Но Корней Чуковский все равно продолжил работу – засел за многолетний труд о Некрасове. Его стараниями вышло первое советское собрание стихотворений великого поэта. В 1952 году была издана монография «Мастерство Некрасова», за которую в 1962-м писатель удостоился Ленинской премии. В этом же году Оксфордский университет присвоил ему степень доктора филологии, а за несколько лет до этого такая же степень была получена им на родине. В последние годы жизни Корней Иванович был всенародным любимцем, лауреатом множества государственных премий и кавалером орденов. При этом он общался с литераторами, не обласканными официальной властью, – Александром Солженицыным, Иосифом Бродским.

     Отдыхал душой поэт на даче в Переделкино, в Ленинском районе Московской области. Там он устраивал встречи с окрестной детворой, беседовал с малышами, читал стихи и сказки, приглашал к ним известных людей – знаменитых летчиков, артистов, писателей. Говорят, Чуковский иногда собирал вокруг себя до полутора тысяч детей, для которых организовывал настоящие праздники. Для них же он «отрезал» большой кусок земли от своего дачного участка и построил там библиотеку.

 

В 2012 году, кстати, исполнилось 130 лет со дня рождения одного из друзей Чуковского – Бориса Житкова, также известного своими произведениями для детей. Борис Степанович работал штурманом на парусном судне, инженером-судостроителем, ихтиологом, преподавателем черчения и физики, был капитаном научно-исследовательского судна и путешественником. Наиболее популярны циклы его детских рассказов «Что бывало» и «Что я видел», где прототипом главного героя, любознательного мальчика «Алешки-Почемучки», стал маленький сосед писателя по коммунальной квартире. Критики отмечали: «Произведения Житкова насыщены действием, он часто пользуется формой разговора с читателем, пишет всегда образно и ясно. Задача творчества Житкова — сообщение детям полезных сведений и воспитание в них лучших человеческих качеств».

 

Винни-Пух и все-все-все

     Кто из нас не знаком с милым и обаятельным медведем «с опилками в голове»? Его создатель, Алан Александр Милн, родился 18 января 1882 года. Сочинять истории о Винни-Пухе Алан начал для своего сына – Кристофера Робина, который со временем и сам стал героем этих сказок. Примечательно, что к тому моменту Милн уже был довольно известным драматургом, но успех Винни-Пуха приобрел такие масштабы, что другие произведения автора сейчас практически неизвестны.

     Милн родился в Лондоне, учился в небольшой частной школе, владельцем которой был его отец, а одним из учителей – Герберт Уэллс. Окончил Вестминстерскую школу и поступил в Тринити-колледж Кембриджа, где изучал математику. Затем Алан стал офицером и даже участвовал в Первой мировой. Позже он написал книгу «Мир с честью», в которой осуждал войну. В 1913 году Милн женился, а в 1920-м на свет появился его единственный сын Кристофер Робин. Именно с подарка малышу на первый день рождения – плюшевого медвежонка – все и началось. Правда, свое имя мишка получил чуть позже, когда Алан и его сын познакомились с медведицей Виннипег (Винни) из Лондонского зоопарка. Мальчик действительно сдружился с ней и потому назвал любимую игрушку в ее честь. А в 1981 году 61-летний Кристофер Робин Милн открыл памятник медведице Винни (в натуральную величину) в том самом зоопарке.

     Впервые сборник историй о Винни-Пухе увидел свет в середине 20-х годов ХХ века. А в 1960–1970-е годы, благодаря пересказу Бориса Заходера «Винни-Пух и все-все-все» и фильмам студии «Союзмультфильм», где мишку озвучивал Евгений Леонов, Винни-Пух стал очень популярен и в Советском Союзе. Вот, что говорил об этом сам Борис Владимирович Заходер: «Наша встреча произошла в библиотеке, где я просматривал английскую детскую энциклопедию. Это была любовь с первого взгляда: я увидел изображение симпатичного медвежонка, прочитал несколько стихотворных цитат – и бросился искать книжку. Так наступил один из счастливейших моментов моей жизни: дни работы над «Пухом».

     Винни-Пуха называют самым известным и любимым медведем в литературе. В трех польских городах – Варшаве, Ольштыне и Познани – его именем названы улицы. Книги Алана Милна переведены даже на латынь. На их сюжет написана и поставлена опера. Знаменитый медвежонок изображен на почтовых марках по меньшей мере 18 стран (в том числе СССР в 1988 году – марка посвящена истории советского мультфильма). У Винни-Пуха даже есть свой сайт в Интернете. А игрушки Кристофера Робина, ставшие прототипами книжных героев (кроме Крошки Ру, который не сохранился), сейчас находятся в США, в Нью-Йоркской публичной библиотеке. Но многие британцы считают их важнейшей частью культурного наследия страны и требуют возвращения на родину. Данный вопрос поднимался даже в Британском парламенте. Права на коммерческую эксплуатацию образа Винни-Пуха были проданы Аланом Милном еще в 1929 году американскому продюсеру Стивену Слезингеру. В 1961 году его вдова перепродала эти права студии Уолта Диснея, которая не только экранизировала имеющиеся произведения, но и с 1970-х начала выпускать мультфильмы на вновь придуманные сюжеты о Винни-Пухе и его друзьях.

 

Книжные юбилеи

     Юбилярами бывают не только люди, но и книги. В этом году 130 лет исполняется двум захватывающим романам – «Принц и нищий» Марка Твена и «Школа Робинзонов» Жюля Верна. Хотя, если быть предельно точными, первый из них стоило бы поздравить еще в минувшем году, но даже в самых авторитетных источниках существуют разночтения. В чем причина? Да, действительно, знаменитый исторический роман американского писателя был опубликован в 1882 году в США. Вот только на год раньше, еще в 1881-м, книгу издали в Канаде! Кстати, автором самого известного перевода романа Марка Твена является уже упомянутый нами юбиляр – Корней Иванович Чуковский.

 

Ирландец и англичанка

     Они оба родились в 1882-м и умерли в 1941-м, оставив после себя не только бесценное литературное наследие, но и бесконечное количество вопросов. Они смело шли на самые рискованные эксперименты. Их жизненный путь столь же схож, сколько и различен. Их судьбы никогда не пересекались, но и критики, и литературоведы ставят ирландца и англичанку в один ряд. Ведь они не просто вписали свои имена в историю литературы – они изменили ее.

     Джеймс Джойс родился в Ратгаре, южной части Дублина, в трех километрах от центра города. Дела его отца шли из рук вон плохо, потому менять место жительства семье Джойса приходилось часто. Но, несмотря на неустроенность, а иногда и откровенную нищету, родители сделали все возможное, чтобы их дети получили неплохое образование. Джеймс рано начал писать и публиковаться, а в возрасте 20 лет сменил отчий дом на Париж. Через год он, правда, вернулся – его мать тяжело заболела. Но после ее смерти молодой писатель продолжил путешествовать по Европе. Первые главы его романа «Улисс», впоследствии ставшего культовым, были написаны в Швейцарии, куда Джойс с супругой перебрались незадолго до начала Первой мировой войны. Да и сам роман впервые увидел свет не на родине писателя, а во Франции – 2 февраля 1922 года. Перед этим, с 1918 по 1920, произведение печаталось частями в одном из американских журналов.

     «Улисс» – книга-лабиринт. Читателю приходится разгадывать сложные психологические загадки, распутывать паутину ассоциаций и аналогий, попадая в тупики и ловушки, чтобы в итоге составить витиеватый мозаичный узор из фрагментов и эпизодов, связь между которыми порой едва уловима. При этом огромный роман описывает события одного-единственного дня – 16 июня 1904 года. Именно тогда писатель познакомился со своей будущей женой. Критики говорят: понять «Улисс» можно, лишь перечитывая раз за разом. Роман Джеймса Джойса безоговорочно признается вершиной модернизма. Именно он возглавил список 100 лучших произведений, написанных на английском языке в ХХ веке, по версии Нью-Йоркского издательства Modern Library.

     «Улисс» не получил в Ирландии должного признания при жизни писателя. Но сейчас 16 июня – официальный праздник, День Блума (Bloomsday), названный так по имени одного из героев романа. Центром своеобразных торжеств, конечно же, является Дублин – город, описанный в книге. Здесь вы найдете и памятники, посвященные «Улиссу», и указатели, проводящие любителей романа по пути его героев. Энтузиасты наряжаются в костюмы эпохи Джойса, чтобы прогуляться по Дублину, а зайдя в ресторан, заказывают блюда, описанные в романе, – жареные бараньи почки, стаканчик бургундского, бутерброд с итальянским сыром.

     С момента первой публикации романа прошел почти век, но разговоры о нем не смолкают – слишком уж много вопросов оставил автор в наследство читателям и литературоведам. Сам Джойс шутил: «Я загадал столько загадок и головоломок, что ученым потребуются века, чтобы разгадать, что же я имел в виду, и это единственный путь обеспечить бессмертие».

     Англичанка Вирджиния Вулф родилась в Лондоне, в семье известного критика, философа и ученого Лесли Стивена, который считался одним из самых образованных джентльменов своего времени. В доме Стивенов часто бывали знаменитые ученые, писатели и художники, так что девочка с самого раннего возраста общалась с яркими, интеллектуальными людьми. Но смерть матери, а вслед за ней потеря отца и брата стали для Вирджинии тяжелым испытанием, которое привело к серьезному нервному срыву. Вместе со старшей сестрой Ванессой, с которой она очень сблизилась, девушка переехала в один из домов известного в Лондоне района Блумсбери, где жили писатели, критики, художники. Там Вирджиния примкнула к знаменитому «Блумсберийскому кружку» (Bloomsbury Group) – элитарной группе английских интеллектуалов. Блумсберийцы отвергали викторианские устои, а самой важной стороной жизни общества считали искусство, свободный творческий поиск. Они мечтали об обществе, в котором художники и писатели обретут полную духовную и материальную свободу, необходимую для создания прекрасных произведений. Вирджиния полностью разделяла эти взгляды. Именно ей принадлежит известный афоризм: «У каждой женщины, если она собирается писать, должны быть средства и своя комната».

     Эти взгляды разделял и муж писательницы, журналист и литератор Леонард Вулф. Он создал жене идеальные условия для работы и всячески поддерживал каждое ее начинание. Творчество Вирджинии Вулф стало как бы выражением мыслей всех блумсберийцев. Она находилась в постоянном поиске, не боялась экспериментировать и бросать вызов обществу. В результате книги Вулф стали очень популярны: они активно издавались не только в Англии, но и в Америке. Самыми известными ее произведениями стали романы «Миссис Дэллоуэй», «На маяк», «Орландо» и рассказ «Своя комната». Однако проблемы со здоровьем – сильнейшие головные боли, голоса, видения – и стрессы становились причиной все новых нервных срывов. Один из них – когда бомбежкой разрушило их дом в Лондоне – привел писательницу к самоубийству.

     Творчество этой замечательной женщины стало огромным шагом на пути развития литературы. А ее образ воплотился во многих художественных произведениях. В 1962 году Эдвард Олби написал пьесу «Кто боится Вирджинии Вулф?», по которой в 1966-м был снят одноименный фильм. В романе «Часы» Майкла Каннингема, лауреата Пулитцеровской премии, Вирджиния – одна из главных героинь и мистический «соавтор» писателя. В 2002 году произведение было экранизировано; роль Вулф сыграла Николь Кидман.

     Говорят, что классика проверяется временем. За эти годы несколько поколений читателей сменили друг друга, вырастая и взрослея на книгах писателей, рожденных в далеком 1882-м, или сопереживая героям произведений, появившихся в то время. И значит, их создатели по праву вписали свои имена в историю национальной и всемирной литературы.

     

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.