Это место отмечено не на всякой карте Беларуси. Деревенька Масковичи, затерянная в Витебской области среди Браславских озер, хранит множество тайн. Во-первых, в XI веке возле современных Масковичей была крепость, защищавшая рубежи Полоцкого княжества, но в начале XIV столетия укрепление загадочно исчезло. Во-вторых, довольно крупный форпост не упоминается ни в одном из древних письменных источников. И, в-третьих, здесь была найдена единственная в Беларуси коллекция рунических надписей. Археологи собрали более сотни костей животных с вырезанными на них таинственными символами. И эти надписи до конца так и не расшифровали…

 — Впервые раскопки на Масковичском городище начались в 70-х годах прошлого века. Их проводила кандидат исторических наук Людмила Владимировна Дучиц. Она же копала памятник и в 80-е годы. А с 2001-го по 2007-й исследования выполнялись уже мною, — рассказывает научный сотрудник Института истории Национальной академии наук Беларуси Сергей Дернович. — Всего было вскрыто более 2,5 тыс. кв. м памятника, исследован он практически полностью. И все же многие страницы из истории этого места так и остались загадкой.

 

  Рубеж Полоцкого княжества

      Сейчас Масковичское городище — это высокий холм почти правильной округлой формы. Местные жители до сих пор зовут его интригующим словом Замок, хотя никаких укреплений там не сохранилось. Нет даже намека на то, что когда-то, почти тысячу лет назад, здесь кипела жизнь. Просто ровная площадка на вершине, поросшая ромашками и диким клевером. А внизу живописно раскинулось озеро Неспиш. Его замысловато изогнутые берега и рябь по воде навевают мысли о скандинавских фьордах. И как-то очень естественно на эти декорации ложится легенда о том, что на холме зарыта серебряная лодка, а еще одна, золотая, покоится на озерном дне…

      Считается, что крепость была основана в XI веке, во время княжения Брячеслава Изяславовича или его сына Всеслава, того самого, что был прозван Чародеем. Полоцкие князья активно расширяли свои владения и, конечно, нуждались в укреплении рубежей. А как раз по Браславскому поозерью проходила граница с балтскими племенами. Так что совсем не случайно здесь появилась целая цепь форпостов.

      — Хорошо укрепленный пункт представлял собой сам Браслав, рядышком — Дрисвяты, городище в Ратюнках, городище Прудники, наконец, форпост в Масковичах. Преодолеть такую «стену» неприятелю было очень непросто, — улыбается Сергей Дернович. — Плюс еще один интересный феномен, который пока мало изучен: крохотные крепостицы, расположенные на перешейках между озерами. Таких пунктов на Браславщине было несколько, но внимание 

     на них обратили лишь относительно недавно.

      «Крепостицы», которые защищала всего-то горстка воинов, вряд ли могли всерьез противостоять врагу. Да этого от них, похоже, никто и не ждал. Окруженные со всех сторон озерами, дозорные легко замечали приближение врага по воде и оповещали об этом более крупные форпосты. В итоге неприятель терял свой главный козырь — внезапность нападения.

      Но что же представляла собой крепость в Масковичах? Вероятнее всего, по периметру она была обнесена деревянными стенами, фрагменты которых «читаются» и сейчас. Но целостную систему восстановить пока не удалось и уже вряд ли удастся. Виной тому — распашка земель. Попытки засеять городище предпринимались вплоть до середины прошлого века. Выходило плохо: урожай на крутом холме получался небогатый, а усилий эта земля требовала много. В конце концов ее забросили, но к тому времени древний памятник уже сильно пострадал.

      — Чтобы реконструировать застройку городища, проводилась аэрофотосъемка. В полученных результатах некоторые археологи склонны видеть следы жилищ и даже улиц, но я бы не спешил с выводами, поскольку раскопками эти предположения не подтверждаются. Мы имеем лишь скопление керамики в тех местах, где, предположительно, могли быть дома. Только и всего. Но сами исторические слои практически полностью уничтожила распашка. В итоге артефакты XI века мы находим в скоплении вещей XIII столетия, вещи из XII века — с вещами из XIV столетия и так далее. Одним словом, путаница, — сетует археолог.

      Любопытно, что Масковичское городище было довольно крупным (об этом свидетельствует множество археологических находок), но в летописях оно не упоминается ни разу. 

     Не сохранилось даже старого названия крепости, так что ее именуют просто по названию соседней деревни Масковичи, которая была основана крестьянами по фамилии Мацкевичи только в XVII столетии.

      — Пусть этот факт вас не смущает, — продолжает ученый. — В летописях не упоминается много чего. Начнем с того, что нам вообще неизвестны письменные источники, которые были созданы и отредактированы в Полоцке. Нет полоцких летописей. К тому же это городище — всего лишь элемент оборонительной системы Полоцкого княжества на северо-западе. Только и всего. Поэтому говорить о странности того, что оно не упоминается в летописях или не сохранилось название, мы не можем. Вдобавок и исчез этот памятник довольно рано.

      И все же небольшая зацепка есть. Она — в самом наименовании озера Неспиш. Слово это имеет старославянские корни и означает «бодрствование». Вполне возможно, именно так древние жители городища называли свою крепость.

     

Руны в традиции скандинавов

      Современная свободная энциклопедия определяет руны как «письменность древних германцев». 

     В Дании, Швеции и Норвегии руническая система использовалась с I–II по XII века. В Исландии и Гренландии рунами писали с X до XIII века. А в шведской провинции Даларна руническое письмо кануло в лету только в XIX столетии.

      Считается, что из обихода руны вытеснила латиница и случилось это после принятия христианства. Всего в мире открыто около 5 тыс. рунических надписей, большая часть из которых найдена в Швеции.

      Интересно, что с самого начала знаки рунического алфавита не были лишь средством передачи информации, а наделялись магическим, сакральным смыслом. Термин «руна» содержит древнегерманский корень «run», что переводится как «тайна», «шептать». По легенде, Один, верховное божество скандинавов, пригвоздил себя копьем к Мировому Древу, принеся такую жертву во имя мудрости. Провисев на дереве девять дней и девять ночей, Один обрел руны и начертал первые из них собственной кровью.

      Как правило, норманны вырезали надписи на камне или дереве. Чаще всего это были магические заклинания, обращения к богам или эпитафии. Например, перевод строк на руническом камне из Река гласит: «О Вемуде говорят эти руны. Варин сложил их в честь павшего сына».

      Об истории происхождения рун филологи спорят. Одни исследователи их корни видят в алфавите, который в VI веке до н.э. использовался на берегу Черного моря. Другие ученые в качестве предка рун называют греческую скоропись последних веков до н.э. Есть даже версия, что руны были изобретены готами во II–III веках н.э. 

      Известно два рунических алфавита (футарка) — старший и младший. Старший футарк содержит 24 руны. Он использовался с I по VIII века н.э. Считается, что именно эти руны наделены магической силой.

      В младшем футарке (XI–XIII века) насчитывалось всего 16 рун. И это был в прямом смысле слова всего лишь алфавит, знаки которого не имели сакрального значения и использовались именно для письма.

      Любопытно, что язык древнейших рунических надписей старше готского, самого раннего германского языка из сохранившихся в письменных источниках.

     

     

     В земле и под водой

      Стрелы, бронзовая булава, фрагменты копий, инкрустированные шпоры и мечи — все эти вещи найдены во время раскопок. И они красноречиво свидетельствуют о суровом военном быте древних обитателей Маскович.

      Но не стоит думать, что в крепости жили одни мужчины. В руки ученых попало также множество украшений — более двухсот фрагментов стеклянных браслетов, сердоликовые и янтарные бусы. А еще фибулы, браслеты, шейные гривны и ряд других симпатичных вещиц, в которых почти тысячу лет назад щеголяли местные красавицы.

      — Есть среди найденных артефактов и гирьки-равновесы, которые свидетельствуют о том, что торговля здесь процветала. Это и неудивительно: рядом, по Западной Двине, проходил торговый путь. А по Браславским озерам, скорее всего, шло его ответвление — ведь все водоемы между собой связаны, — продолжает свой рассказ Сергей Дернович.

      Местные жители полагались не только на торговлю или на силу оружия, они и сами были искусными ремесленниками. Известно, что масковичские кузнецы умело сочетали ковку и кузнечную сварку. От кузнецов не отставали косторезы — современным исследователям удалось собрать внушительную коллекцию костяных пуговиц и различных поделок. Кроме того, ученые нашли множество горшков с одинаковыми клеймами, которые свидетельствуют о том, что и гончарное дело в Масковичах процветало.

      Кстати, раскопки на городище с небольшими перерывами велись почти 30 лет, причем археологи работали как на земле, так и… под водой.

      — Есть такое мнение, что у подножия городища некогда были пристани, склады товаров — это во-первых. А во-вторых, в 1920–30-х годах здесь проводили мелиорацию. В итоге уровень Друйки (а вместе с ней — и озер, которые питает эта река) поднялся. Вода затопила территорию рядом 

     с крепостью, где мог находиться посад. Вот поэтому и было решено проводить подводные раскопки, — повествует археолог.

      В 70-х годах прошлого века из Минска в Масковичи прибыла группа аквалангистов, и работа закипела. Вскоре со дна озера действительно были подняты артефакты — керамические черепки, костяные гребни, обломки железных изделий. Одним словом, все то, что найдено и на самом городище. Казалось бы, находки эти красноречиво подтвердили догадки археологов — здесь, у холма люди тоже жили. Но все оказалось не так просто. Некоторые специалисты выдвинули теорию, что древние изделия на дне озера могли очутиться из-за «скатывания культурного слоя» или, говоря простым языком, жители городища выбрасывали в озеро мусор, который сейчас и подняли дайверы. И вот вместо ответа ученые получили новый вопрос…

      Кстати, обитали в древней крепости представители разных этносов. Среди находок встречаются украшения, характерные для балтов, височные кольца, которые носили люди из племени вятичей, но самое удивительное открытие — коллекция костей с руническими надписями. А это значит, что здесь жили и несли службу Полоцкому князю… потомки скандинавов.

     Знаки на костях

      Рунические кости на Масковичском городище археологи нашли в 70–80-х годах XX века. Вся коллекция размещалась довольно компактно: одна ее часть — на западной террасе, 

     а другая — на северном склоне городища. Ученые собрали около сотни артефактов, и больше в раскопках они не встречались. Проанализировав кости, исследователи пришли к выводу, что принадлежали они самым разным животным — лосю, быку, овце, а также волку или собаке.

      Коллекцию для расшифровки направили в Москву, но полученные результаты несколько озадачили археологов.

      — Дело в том, что эти руны не являются классическими. То есть это не те знаки, которыми пользовались в эпоху викингов или ранее в Скандинавии. Это уже так называемые деградировавшие руны. Из всей коллекции было прочитано только несколько надписей, которые можно связать со скандинавскими именами собственными. Все остальное — это просто руны, нанесенные бессистемно.

      Рунические кости из Маскович специалисты условно разделили на два типа. На некоторых из них знаки процарапаны нечетко и видны едва-едва. На другие их наносили довольно глубоко и уверенно. Подсчитано, что всего древним мастером (или мастерами) было нанесено 360 знаков, и из них только 260 с той или иной степенью вероятности можно отождествить с символами младшего футарка. О чем это говорит? О том, что эти знаки вырезали люди, помнившие таинственную науку рунописи лишь отчасти.

      — Мы склоняемся к мысли, что это были потомки скандинавов, служивших полоцким князьям. Здесь они просто использовались как воины гарнизона. По-видимому, они знали о том, что руны имеют магическую силу, и пытались вспомнить древнее искусство своих предков. Но получалось это у них не совсем правильно. Некоторые современные ученые даже не рассматривают надписи из Маскович как рунические. Ведь начертание руны требует определенного знания. Многое зависит от высоты столба, высоты ветви, протяженности – и вот эти руны не попадают под классическую градацию, — поясняет Сергей Дернович.

      Любопытный момент: некоторые древние скандинавские руны несут в себе смысл заклятья. Считается, что если начертать их в определенной последовательности перед человеческим именем, то на его обладателя свалятся несчастья или же, наоборот, он получит поддержку от древних богов. Попытки прописать подобные магические формулы встречаются и на Масковичских костях. А значит, все же не стоит совсем скептически воспринимать найденные артефакты.

      Кстати, помимо рунических надписей, Масковичская коллекция содержит еще и рисунки. На большинстве из них — воины в кольчугах, шлемах, с мечами, щитами и луками. Как правило, они сражаются. В компании воюющих мужчин, в виде исключения, — одна обнаженная женщина. И кроме всего прочего, есть немало изображений кораблей и лодок.

      — Масковичские рисунки очень схематичны и просты, в этом их отличие. Скажем, изображения из Новгородской коллекции, относящиеся примерно к тому же времени, сделаны совсем в другом стиле. Они более сложные, украшены орнаментами. Здесь же создается впечатление, что выцарапывал все это ребенок — настолько изображение условно. Некоторые ученые пытаются соотнести эти рисунки с судами, которые использовали в это время на Балтике, но все же в данном случае делать какие-то выводы сложно, — рассказывает Сергей Дернович.

      Не менее загадочны сетки, нанесенные на несколько костей. В некоторых ячейках — точки. Такие же решетки археологи находили как на древнерусских памятниках, так и на древнескандинавских, но пока не смогли их объяснить. Единственная гипотеза — решетка может быть основой для игрового поля. Но так ли это и что эта была за игра, пока доподлинно неизвестно.

      Таинственные знаки в Масковичах попадаются не только на костях, но и на пряслицах. Одни из них напоминают кирилличные буквы, другие — руны. Похожие символы исследователи встретили и на артефактах, найденных в Новгороде, — на серебряных монетах XII–XV веков и на свинцовой крышке.

      — К подобным одиночным значкам, которые не дают надпись, стоит относиться с осторожностью, — предостерегает Сергей Дернович. — Ведь каждый видит то, что он хочет видеть, и то, что интерпретируется как руна, может оказаться простой царапиной. Особенно если речь идет о монетах, которые часто разрезали и, прежде чем это сделать, намечали место, по которому пройдет разрез.

А может быть, руны славянские?

      Споры о существовании так называемых славянских рун 

     в среде ученых не утихают уже долгие годы. Есть мнение, что 

     и сам термин «руна» происходит от древней славяно-североевропейской основы, означающей «резать». От того же корня произошли русское слово «рана» и белорусское «ралля» (борозда).

      Сторонники гипотезы о славянском руническом письме убеждены, что наши предки были грамотными и до изобретения кириллицы. И писали они как раз рунами. Только не скандинавскими, а своими, собственными. Вот почему руны, обнаруженные на некоторых древних памятниках, не являются «классическими».

      Косвенно эту теорию подтверждает черноризец Храбр — в своем «Сказании о письменах» (начало X века) он отмечает, что славяне-язычники применяли для гадания «черты и резы». Однако тут же оговаривается, что до прихода христианства писать славяне не умели.

      — Очень соблазнительно отнести масковичские письмена к славянским рунам, но я бы этого не стал делать, — говорит Сергей Дернович. — Во-первых, там все-таки прослеживается скандинавская традиция, а во-вторых, к тому времени, когда были сделаны эти надписи, здесь уже было христианство, вытеснявшее языческие традиции.

     

     Выпавшая фибула

      Сейчас некоторые находки с Масковичского городища хранятся в Браславском историко-краеведческом музее. Среди них — уникальная равноплечая фибула — такие в IX веке носили скандинавы.

      — В чем необычность этой фибулы? В том, что она — единственный предмет на городище, который можно четко датировать IX веком, то есть «эпохой викингов». Есть и другие артефакты, которые можно отнести к этому времени, но только условно. И вот что получается: сам памятник у нас датируется XI веком и вдруг эта фибула, возраст которой как минимум на два столетия больше. Такое явление, когда вещь, относящаяся к одному периоду времени, встречается среди артефактов другого периода, называется «выпадение в слой», — рассуждает археолог.

      Объяснений этому феномену может быть два. Например, в IX столетии, в «эпоху викингов» на Масковичском холме стояло небольшое поселение норманнов, которое, просуществовав совсем недолго, было уничтожено. 

     А позже и сами следы заселения стерлись. Другое объяснение: в XI веке фибулу привезли с собой выходцы из Скандинавии как семейную реликвию, передававшуюся по наследству.

      Кстати, подобные украшения в Беларуси — большая редкость. За все время проведения раскопок их едва ли наберется несколько десятков.

Норманны в Беларуси

      Через Беларусь (в основном по Западной Двине) пролегал знаменитый путь «из варяг в греки». Он возник в конце IX – начале X веков и связал Северную Русь с Южной, а Прибалтику и Скандинавию с Византией. Проплывая по нашим рекам, скандинавы попутно торговали, а иногда и занимались грабежами. Поэтому неудивительно, что здесь воины севера оставили немало следов.

      Например, в XIX веке на раскопках древнего кургана был найден железный меч. Ученые датировали его X веком и констатировали, что принадлежал он не иначе, как норманну.

      Еще один меч в середине XX века обнаружили в Гродно. В Европе оружие такого типа встречалось редко, а вот в Норвегии, Финляндии и на балтских землях подобные мечи были широко распространены.

     Примерить чужую жизнь

      Любопытство подталкивает меня к поездке в Браслав. И вот, в один из выходных добираюсь до музея. Он расположен в старинном домике с симпатичными резными наличниками. Моя провожатая — научный сотрудник Браславского музея Ольга Мицюн — приглашает меня в зал, где специально для журналиста из Минска с витрин сняли стекла.

      Вот они, рунические символы, начертанные почти тысячу лет назад. На пожелтевших от времени костях они едва просматриваются. Здесь же — уникальная равноплечая фибула, торговые гирьки, обломки шпор, костяные гребешки и кусочки стеклянных браслетов… 

      — Пойдемте, я вам еще запасники покажу, — говорит Ольга и уводит меня на второй этаж. 

      Там из коробочки от шоколадных конфет мы начинаем извлекать археологические сокровища. Крестик-энколпион, еще один крестик, гребешок с застрявшими между зубцами песчинками, хрустальные бусинки и маленькие колокольчики, которые подвешивали к волосам. Вот в руках у Ольги появляется простой металлический браслет-змейка и огромное железное кольцо…

     Гибель форпоста

      …Лязг оружия, гарь, вопли и стоны. Мечутся в дыму пожара горожанки, падают один за другим защитники крепости. Кто-то бежит, кто-то молит о пощаде. Но разве знают пощаду воины с крестами на плащах? Они наступают хладнокровно и безжалостно, уничтожая форпост обороняющихся. И вот от бывшей крепости остались только дымящиеся головешки… Так или примерно так могли развиваться события на Масковичском городище, когда в начале XIV столетия богатое, процветающее поселение внезапно прекратило свое существование.

      — Одна из версий произошедшего — нападение крестоносцев. Ведь они стремились 

     к контролю над балтскими племенами. Но проблема в том, что крестоносцы плохо «читаются» археологически, — рассказывает Сергей Дернович. — В XIV столетии воевали тем, что было удобно, то есть у мечей, стрел и копий не было «национальной принадлежности». Да, в Масковичах найдено много обломков оружия. Но кому оно принадлежало — нападавшим или защищавшимся? И кто были эти нападавшие?

      Существует и гипотеза о том, что Масковичи… никто не разрушал. Дело в том, что к XIV веку границы Полоцкого княжества сместились, а значит, необходимость в боевом форпосте исчезла и люди могли сами его покинуть. Кстати, примерно в это же время исчезают и другие порубежные крепости.

      Еще одна загадка, которую ученым пока не удалось постичь, — где масковчане хоронили своих умерших? Ни курганы, ни могилы не найдены. Единственное предположение — захоронения затоплены водами озера Неспиш. Но кто подтвердит или опровергнет эту догадку?

     О чем молчит соседний холм

      Тут, пожалуй, можно было бы и закончить повествование о поразительном и таинственном Масковичском городище, но у этого места осталась еще кое-что, о чем не сказать просто нельзя.

      Именно здесь 13–15 тыс. лет назад прошел Валдайский ледник. Благодаря ему возникли Браславские озера с их прихотливо изогнутыми берегами и живописными островками. Ледник притащил с собой кучи камней и песка, которые так и остались причудливыми холмами почти идеальной формы (камами) и озовыми грядами, напоминающими хребты драконов. Как раз на каме много тысяч лет спустя вырос Масковичксий форпост.

      И вот что поразительно — соседний кам, который и выше и больше Масковичского, да к тому же с трех сторон омывается озерами, в археологическом плане оказался совершенно «пустым». Никто и никогда не жил здесь. Почему? И это еще одно «почему» в бесконечной череде вопросов, которые подбрасывает ученым Масковичское городище.

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.