22 марта в Республике Мали произошел государственный переворот. Военные захватили президентский дворец, национальное радио и телевидение, многие государственные учреждения. Во главе повстанцев встал капитан Амаду Саного.

     В тот же день было объявлено, что вся власть переходит «Национальному комитету по восстановлению демократии и воссозданию государства», правительство отправляется в отставку, а действие конституции приостанавливается. Повстанцы произвели арест нескольких министров и большинства кандидатов в президенты, собиравшихся побороться за этот пост 29 апреля.

     В общем, классика жанра: Африка, взбунтовавшаяся армия, военная хунта. Но интересна причина, по которой был свергнут действующий президент. Пожалуй, она больше подошла бы для Средневековья – на севере страны восстали кочевники.

Район обитания туарегов – одного из берберских племен – издавна считался проблемной территорией. Однако еще совсем недавно властям Мали удавалось контролировать ситуацию. А северные и центральные области даже охотно принимали туристов – европейцы приезжали сюда, чтобы осмотреть город Томбукту. Но с недавних пор это занятие стало рискованным. Нескольких иностранцев убили, а кое-кто стал заложником.

Впрочем, туареги и раньше доставляли хлопоты. Первое крупное восстание они устроили еще в 1960-х годах. В 1992-м «проблема севера» снова обострилась. Тогда, после свержения президента Муссы Траоре, они почувствовали, что центральная власть ослабла, и стали требовать независимости. В пустынных районах Сахары и вблизи крупных городов Ансонго, Гао, Менака произошли боевые столкновения. Повстанцы были неплохо вооружены: кроме автоматов и гранатометов у них имелись гаубицы и противотанковые ракетные установки. Власти Мали были вынуждены подписать соглашение с «Фронтом освобождения Азавака» («партией» туарегов), взяв на себя обязательства по ускоренному развитию туарегских районов. Но война не прекратилась. В мае 2006 года кочевники захватили две военные базы на границе с Алжиром. А начиная с середины января 2012 года ситуация еще больше усугубилась. Повстанцы установили контроль над рядом населенных пунктов на севере страны.

Проблема сепаратизма туарегов, принявших ислам и считающихся коренным населением Северной Африки, не нова. Они проживают в Ливии, Марокко, Буркина-Фасо, Алжире, Мали и Нигере. При этом в последних трех – активно борются за независимость.

Как сообщают некоторые информационные агентства, после разгрома сторонников Каддафи туарегская армия бывшего полковника ливийской армии Мухамеда аг-Наджима численностью от полутора до двух тысяч человек вторглась на север Мали. Часть жителей захваченных территорий бежала в Алжир, Буркина-Фасо, Мавританию, Нигер или на юг Мали. Повстанцы взяли под контроль значительную часть территории страны и… объявили об образовании государства – Азавад, создав «Национальное движение за освобождение Азавада» (НДОА). Обвиняя войска Мали в геноциде, сепаратисты потребовали от мирового сообщества защиты для новоиспеченной страны. Их заявление гласило: «Боевые вертолеты малийских ВВС, управляемые пилотами-украинцами, атаковали местность рядом с городом Кидаль, погибли несколько жителей и большое количество скота. Понимая, что вести борьбу с «Народным движением за освобождение Азавада» (боевая организация туарегов) на земле они не в силах, военные подвергают нас бомбардировкам».

Правда, ни африканские страны, ни Запад не приняли сторону туарегов. Премьер-министр Алжира Ахмед Уяхья в интервью, опубликованном 6 апреля «Le Monde», заявил: «Мы неоднократно предупреждали мировое сообщество о возможных трагических последствиях такого процесса, как бесконтрольное распространение оружия в соседней Ливии. То, что мы сейчас наблюдаем в Мали, к сожалению, является их самой наглядной демонстрацией».

Уяхья считает, что ситуация в Мали очень опасна. Конфликт внутри страны «раскручивается» сразу в двух направлениях. С одной стороны – повстанцы на севере, с другой – активизировавшиеся террористические организации, стремящиеся ввести в Мали шариат. Он просит международное сообщество вмешаться: «Каждый раз, когда внешняя сила начинает играть ключевую роль, моментально или в течение полугода происходит нарушение привычного хода событий – примеров тому множество. Но необходимо помочь Мали справиться с проблемами и укрепить ее армию».

Одновременно с этим представитель госдепартамента США заявил агентству «France-Presse», что власти США не признают независимость Азавада и не собираются поддерживать туарегов: «Мы отвергаем объявление о независимости Азавада и вновь призываем сохранять территориальную целостность Мали». Вашингтон поддержали страны Африканского союза и ЕС.

 

Какое оно – Мали

Во второй половине XIX века Франция начала колонизировать территорию современного Мали. Ей противостояло племя тукулер. Однако, используя напряженные отношения противника с вассалами – народностями бамбара, фульбе и другими – европейцы смогли одержать победу.

В 1932 году была создана компания по освоению земель в долине реки Нигер – «Офис дю Нижер». Масштабное строительство оросительных каналов, железных и автомобильных дорог привело к тому, что значение региона возросло, и в 1945 году Мали (или Французский Судан) получило статус заморской территории Франции. В результате тут появились местные выборные органы власти, туземцы получили французское гражданство, а заодно и право создавать политические партии. В 1958 году Мали стало автономной республикой в составе Французского Сообщества. Ну а дальше ситуация развивалась стандартно. Дело шло к освобождению Африки от колонизаторов, и в сентябре 1960 года Франция предоставила независимость республике Мали.

Первым руководителем страны стал Моди

бо Кейта, глава партии «Суданский союз». Он был большим сторонником дружбы с СССР и соцстранами и начал строительство социализма. Главной идеологической платформой стал марксизм-ленинизм.

Правда, при этом жить становилось все тяжелее. Экспорт падал, большинство предприятий госсектора оказались нерентабельными. На содержание госаппарата тратилось до 80% бюджета. В результате в стране назрел раскол – левые требовали следовать прежним курсом, умеренные заявляли, что пора провести радикальные реформы: приватизировать убыточные предприятия, отменить монополию государства на внешнюю торговлю, привлечь заграничные инвестиции.

В ноябре 1968 года Модибо Кейта был свергнут группой военных. Во главе заговорщиков стоял некий Мусса Траоре, бывший начальник пехотного училища. Через 11 лет после переворота он создал свою партию – «Демократический союз малийского народа» – образовал парламент и ввел новую конституцию. Теперь в стране можно было заниматься предпринимательством, гарантировалось право на частную собственность.

В 1985-м Мали ввязалось в пограничную войну. Причиной послужил давний спор за территорию Агашерской полосы, расположенной на северо-востоке Буркина-Фасо и богатой природным газом и минеральными ресурсами. Резню спровоцировало то, что переписчики населения из Буркина-Фасо вторглись в селения племени фульбе на территории Мали. Конфликт удалось прекратить только благодаря вмешательству ООН. В результате спорная территория была разделена практически поровну между враждующими сторонами.

В марте 1991 года президент Траоре был свергнут – и снова в результате военного переворота – подполковником Амаду Туре. Парламент распустили, а партия «Демократический союз малийского народа» была запрещена.

В апреле 1992-го прошли президентские выборы. Их выиграл лидер «Африканской партии за солидарность и справедливость» Альфа Умар Конаре. Он создал мемориал в честь Модибо Кейты и приговорил Муссу Траоре вместе с женой к пожизненному тюремному заключению.

В 2002 году на очередных президентских выборах, в первом же туре Конаре почти с двукратным перевесом победил Амаду Тумани Туре, а в 2007-м был переизбран на новый срок.

Мали считается одной из самых бедных стран мира. По уровню ВВП на душу населения она занимает 127-е место, а по уровню развития человеческого потенциала – 168-е из 179. Однако некоторые эксперты считают, что территория государства имеет огромное стратегическое и экономическое значение благодаря запасам золота, урана, фосфатов, бокситов, железной руды, марганца, олова и меди. Говорят, что на севере Мали обнаружены большие залежи нефти, а здешние подземные озера – естественные резервуары пресной воды, которая скоро может стать стратегическим ресурсом, не менее ценным, чем нефть и газ.

Тем не менее, сегодня страна находится на грани нищеты. А тут еще и взбунтовавшиеся кочевники…

 

 

Согласно легенде, исконное место проживания туарегов – остров в Атлантическом океане. Однажды его поглотила вода, и уцелели лишь торговцы, находившиеся в тот момент далеко от родины, в Северной Африке. Красивый миф гласит, что к ним из Марокко явилась мать-прародительница Тин-Хинан на белом верблюде и со служанкой Такамат. В Ахаггаре она стала царицей. Многочисленные поклонники являлись к ней, но когда они надоедали властительнице, она их убивала. Царица и служанка рожали детей, которые и стали прародителями туарегов. От Тин-Хинан произошла аристократия, а от служанки – племя вассалов.

Кстати, в 1925 году вблизи укрепления Абалессы в Ахаггаре, что на юге Алжира, нашли захоронение женщины с богатыми украшениями и посудой. Согласно поверьям, это и есть Тин-Хинан.

В XI веке арабские завоеватели вторглись на территорию туарегов и погнали их на Запад. В это же время кочевники приняли ислам. Им даже удалось создать несколько государств. Важнейшим из них стал султанат Агадес.

Во времена европейской колонизации гордый и непокорный народ долго сопротивлялся владычеству Франции. Лишь в 1923 году новым хозяевам Ахаггара удалось сломить сопротивление. Но полностью потомки Тин-Хинан так и не покорились. Начиная с 70-х годов прошлого века они не оставляют попыток создать собственное государство.

 

 

Переворот

Военных разозлило бессилие правительства, неспособного справиться с кочевниками. Те же, в свою очередь, захватили огромную территорию, вдвое превышающую по площади Германию. Их продвижение на юг остановило только то, что силы сепаратистов оказались не так уж и велики. У них просто не хватит людей, чтобы контролировать каждый населенный пункт.

Оппозиция, недовольная приходом к власти военных, создала «Объединенный фронт в защиту республики и демократии». В него вошли 38 наспех состряпанных партий. Целью движения стало восстановление в стране конституционного порядка.

С другой стороны, на бунтовщиков давит мировая общественность. Страны, входящие в Экономическое сообщество западноафриканских государств, фактически предъявили новым хозяевам Мали ультиматум: либо законно избранный президент снова окажется в своем кресле, либо против страны будут введены санкции.

Причем попытки переговорщиков посетить охваченною хаосом страну не принесли успеха. Когда самолеты иностранных чиновников уже готовились совершить посадку в аэропорту Бамако, взлетно-посадочная полоса оказалась перегорожена автомобилями. В тоже время свергнутый президент Амаду Тумани Туре заявил журналистам: «Я в порядке и нахожусь в Бамако и, слава Богу, моя семья и сам я чувствуем себя хорошо… Что еще важно знать, я не в тюрьме».

Санкции против путчистов в результате были введены, но ненадолго. Бунтовщики быстро пошли на попятную. Лидер «Национального комитета восстановления демократии и возрождения государства» пообещал передать власть Национальному собранию Мали в соответствии с конституцией страны.

Тем не менее, проблему восстания туарегов это не решило. В ходе боевых действий армия Мали показала себя с худшей стороны. Случалось, что правительственные гарнизоны просто сдавались без сопротивления. Отчасти это происходило из-за низкого боевого духа, а отчасти из-за того, что по своему оснащению армия Мали безнадежно уступает повстанцам. На ее вооружении стоит устаревшая техника, причем явно в недостаточном количестве. Многие же туареги сражались в элитных подразделениях армии Муаммара Каддафи – они прекрасно вооружены и владеют новейшими средствами связи.

В интервью газете «Известия» профессор Натальского университета в ЮАР Ирина Филатова заявила: «Борьба с кочевыми племенами была неэффективной до сих пор, а сейчас, с началом беспорядков и борьбы за власть внутри Мали, вести эту войну станет еще сложнее».

Некоторые эксперты углядели за переворотом в Мали руку США. Дело в том, что лидер путчистов, капитан Амаду Саного, был членом отобранной правительством США контртеррористической группы. Он неоднократно выезжал в Штаты и проходил там обучение.

Отмечен и ряд странностей при совершении переворота. Аналитик «Фонда Стратегической Культуры» Александр Мезяев пишет: «Во время моего пребывания в Мали первое, что бросилось мне в глаза, было стратегически выгодное расположение дворца на вершине горы в районе Кулуба. Защита дворца не представляет особой сложности, напротив, его штурм и даже простое приближение к нему возможны лишь в результате очень хорошо спланированной операции. Первым, кому удалось захватить президентский дворец в Мали, был сам Амаду Тумани Туре (именуемый в стране АТТ), когда он в марте 1991 года сверг правившего страной почти четверть века Муссу Траоре. Уж кто-кто, а АТТ должен был знать все сильные и слабые стороны защиты своей резиденции до тонкостей. Так что возникает впечатление, что во время захвата дворец вообще был пуст. Кадры захваченного президентского дворца оставляют ощущение спектакля: реальных разрушений нет, а вот демонстративно разбитые и разбросанные вещи к реальному штурму отношения не имеют. Означает ли это, что президент знал о готовящемся штурме? А если знал, то почему боевой генерал спасовал перед низшими офицерами?»

Глава российского МИД Сергей Лавров также прокомментировал ситуацию: «Те, кто злоупотребили мандатом СБ ООН, разбили армию Каддафи, попутно убили десятки мирных жителей, оставили в конце концов то, что нельзя назвать государственностью. Сейчас уничтожается государственность Мали, и, думаю, это еще не конец ливийской истории».

При этом незадолго до переворота Мали посетила делегация «Африканского Союза» во главе с Председателем Комиссии Пингом и министром иностранных дел ЮАР Машабане. В ходе встречи на высшем уровне обсуждалось предоставление со стороны ЮАР и «Африканского Союза» материальной помощи правительству Мали в размере приблизительно 7 млн. евро для урегулирования ситуации на севере.

Если за переворотом и впрямь стоит США – это попытка сохранить нестабильную ситуацию в регионе. Так будет проще всего ввести в страну войска и установить контроль над добычей полезных ископаемых, в частности золота, объемы которого ставят Мали на третье место среди государств Африки.

 

Две проблемы

Первая проблема заключается в том, что восстание туарегов в Мали может спровоцировать выступления их соплеменников и в других африканских странах. А ведь их общая численность достигает 5,5 млн. человек. Потому, по мнению экспертов, несмотря на обещания помочь в борьбе с сепаратистами, на открытое противостояние союзники официального Бамако не решатся. Отчасти, чтобы не провоцировать выступления туарегов на своей территории.

Но даже если открытая война и начнется, нет никаких гарантий, что хорошо вооруженные и обученные «ливийские ветераны» будут побеждены. Ведь, в отличие от оппонентов, они привыкли сражаться в условиях пустыни и свое дело знают, что наглядно и продемонстрировали в ходе предыдущего военного конфликта.

 

 

Тем временем, по информации «Algerie Presse Service» неизвестные боевики 5 апреля захватили здание посольства Алжира в малийском городе Гао и взяли в заложники его работников. В руках террористов оказался консул и 6 сотрудников более низкого ранга. МИД Алжира пытается их спасти, но пока безрезультатно. Более того, спецслужбы даже не знают точно, кто именно осуществил захват.

Дело в том, что 31 марта в Гао вошли туареги и небольшой отряд исламистской группировки «Ансар ад-Дин». И кто из них напал на дипломатов – до сих пор не понятно. Пресс-секретарь «Национального движения за освобождение Азавада», Хама Сид Ахмед, уверяет, что НДОА никак не связано с «Ансар ад-Дин». Он говорит, что НДОА неизвестны цели этой группировки, и вообще отрицает всякое сотрудничество с моджахедами и открещивается от «Аль-Кайды».

Ответственность за похищение взяла на себя некая организация под названием «Движение за единство и джихад в Западной Африке», но на самом ли деле заложники находятся в руках исламистов, а если да – то каких именно – разобраться сложно. Ведь в охваченном войной регионе творится настоящий хаос.

 

     

С другой стороны, среди повстанцев активно действуют эмиссары радикальных исламистов, готовые превратить регион в свой очередной плацдарм. Эксперт Института Ближнего Востока, преподаватель РГГУ Сергей Серегичев считает: «Из-за слабости находящихся там государств Сахель (зона между северной Сахарой и южными, более плодородными землями – прим. авт.) остается бесконтрольным, что очень удобно для любого рода незаконной деятельности, включая подготовку боевиков и создание оружия массового поражения».

Организация «Аль-Кайда» в странах исламского Магриба готовится создать ряд тренировочных лагерей на территории, контролируемой повстанцами. И хотя последние отрицают свою связь с моджахедами и утверждают, что полностью контролируют ситуацию, это не мешает боевикам «Аль-Кайды» и группировки «Ансар ад-Дин» занимать некоторые районы в городе Томбукту.

Сомнений в том, что исламисты, плотно окопавшиеся в постреволюционных арабских странах, попытаются установить контроль над очередным неспокойным регионом, нет. Как и в том, что туарегам будет просто не под силу противостоять им.

Аналитики «Коммерсанта» считают: «Западные державы (в первую очередь США и Франция) не станут проводить масштабную операцию по восстановлению «конституционного порядка» на столь огромной территории. Максимум, что они смогут предпринять, – это точечные акции спецназа по освобождению заложников или по ликвидации кого-либо из лидеров террористов».

Чем закончатся сепаратистские выступления, сказать точно не может никто. Но все, кто следит за процессом, уверены – Мали не ожидает ничего хорошего. Ситуация в стране катастрофическая – мало того что здесь огромные экономические проблемы, так еще и идет самая настоящая война, которая грозит перекинуться и на соседние государства, тоже не намного опережающие «горячую точку» по уровню жизни.

И все это, как считает большинство экспертов, следствие ливийской войны. Уничтожение Каддафи и его режима разбалансировало ситуацию в Африке. Именно он в мирное время сдерживал кочевников. И при этом помогал деньгами государствам, входящим в зону Сахеля в Западной Африке: Мавритании, Мали, Буркина-Фасо, Нигеру, Нигерии. Их армии вооружались на ливийские деньги и могли дать отпор туарегам.

Сегодня ситуация изменилась. И, похоже, пески пустыни скоро промокнут от новой крови…

 

 

Военные предлагают свой способ разрешения кризиса. Хунта обещает передать власть тем, кто победит на выборах в конце апреля, а проблему туарегов решить путем переговоров с сепаратистами. Ну а если не получится, то они готовы реализовать план иностранной интервенции. Местное население среагировало на это массовым бегством. Сотни тысяч беженцев уже двинулись в Нигер.

Один из них, учитель Усман Майга, рассказал телеканалу «ТВ-Центр» следующее: «Повсюду страх. Вокруг оружие. Видишь его и во сне, и когда просыпаешься. Джунгли. Действует всего один закон – того, кто сильнее. Но кто сейчас главный в нашем регионе, не знаем. Полная неразбериха».