Все ждут начала новой войны. Кажется, что вот-вот, уже завтра, с бортов американских авианосцев стартуют штурмовики и грибы взрывов вырастут там, где еще недавно были цветущие города. Лагеря беженцев, обугленные трупы на порогах домов и краткие страшные сообщения в новостных лентах: «Погибли мирные жители. Среди пострадавших есть дети…» Многие считают – кровопролитие на Ближнем Востоке случится в ближайшее время. Они ошибаются. Потому что война уже идет…

 

Ирано-израильские отношения никогда нельзя было назвать добрососедскими. Фактически, эти государства и соседями-то не являются. Их разделяет Сирия. Говорят, что из-за особенностей географии грядущий конфликт должен стать войной авиации, аналогом битвы за Англию во Второй мировой.

      Но помимо самолетов и ракет, есть еще одно средство, которое можно использовать для уничтожения врага, не находящегося в непосредственной близости – спецслужбы. Активное применение именно этого оружия в ирано-израильской войне отмечают эксперты в последние несколько лет. Война идет – тайная, но оттого не менее настоящая. Причем активность боевых действий растет с каждым месяцем, и с обеих сторон гибнут не только солдаты, но и мирное население.

      Цели враждующих стран очевидны: Израиль очень хочет замедлить ядерную программу Ирана, а Иран – показать, что в его внутренние дела никто не смеет вмешиваться, особенно при помощи бомб и диверсий. По мнению мировых СМИ, первыми жертвами в войне спецслужб стали 5 иранских ученых…

      12 января 2010 года возле собственного дома был убит Масуд Али Мохаммади, работавший над ядерной программой. Он садился в автомобиль, когда на воздух взлетел припаркованный рядом мотоцикл. Бомбой управляли дистанционно. Взрыв был такой силы, что в доме ученого выбило все стекла.

      29 ноября 2010 года Маджид Шахриари – сотрудник отдела прикладных ядерных исследований тегеранского университета Шахид Бехести – вместе с женой на своем «Пежо-206» ехал на работу. Неожиданно его автомобиль догнал мотоциклист с пассажиром. Когда транспортные средства поравнялись, сидящий сзади что-то прикрепил к авто Шахриари и через несколько секунд раздался взрыв. Ученый скончался, а его жена получила ранения. В тот же день прозвучал второй взрыв – возле университета, где преподавал погибший. Его коллега Ферейдун Абаси Давани с женой успел покинуть автомобиль, и потому оба были только ранены. Схема покушения точно такая же: мотоциклист, магнитная мина, дистанционный детонатор.

      23 июля 2011-го мир облетела новость – на крыльце собственного дома был расстрелян еще один иранский ядерщик – Дариуш Резаи. Правда, официальные СМИ Ирана опровергли эту информации – было объявлено, что убит студент, полный тезка ученого, связанный не с ядерной, а с некоей военной программой. Позже выяснилось – все-таки застрелен физик-ядерщик. 25-летний ученый направлялся в детский сад, чтобы забрать своего ребенка.

      11 января 2012 года по тегеранской улице Гол-Наби на своем персональном авто с водителем проезжал заместитель директора по коммерческим объектам по обогащению урана в Натанзе Мостафа Ахмади Роушан. Машину ученого так же, как и в предыдущих терактах, нагнал мотоцикл. Магнитную мину прикрепили к крыше. Взрыв убил Роушана на месте. Его водитель получил тяжелое ранение и скончался в больнице. 85-летний прохожий, оказавшийся неподалеку, был ранен.

      Это последнее убийство вызвало волну возмущения по всему миру. Иранские СМИ, близкие к руководству страны, в один голос требовали отмщения. Удар предлагали нанести по Израилю ибо, как считали, за терактами стояли именно его спецслужбы. Так, газета «Kayhan» утверждала, что убийство профессора Мостафы Ахмади Роушана – «национальное унижение», за которое «следует самым суровым образом покарать преступный сионистский режим». В качестве акции возмездия Тегеран должен был уничтожить членов израильского правительства, представителей генералитета и выдающиеся ученых.

      Надо сказать, что в ходе расследования покушений на иранских ученых телеканал NBC со ссылкой на американских высокопоставленных чиновников, пожелавших не называть своих имен, обвинил в терактах «Народных моджахедов Ирана», которые, по мнению все тех же источников, финансируются израильскими спецслужбами.

      В свою очередь МИД Израиля объявил: «Пока NBC не предъявит каких-либо доказательств своих утверждений, мы всякие слухи комментировать не будем», а «Народные моджахеды Ирана» назвали заявления собеседников телеканала «абсолютной ложью».

      Но мы все-таки остановимся на этой организации подробнее.

     Народные моджахеды Ирана

      Это объединение появилось в 1965 году. У его истоков стояли студенты Тегеранского университета – крупнейшего и старейшего вуза Ирана. Главной целью организации они называли борьбу с режимом шахов за создание социалистической республики, построенной на основе бесклассового общества, лишенного любых форм диктатуры и эксплуатации. Все это, правда, называлось не коммунизм, а «таухидное общество», т.е. общество единобожия.

      В 1970-х годах активисты «Народных моджахедов Ирана», а вернее Организации моджахедов иранского народа или Моджахедин-э Халк, как сами они себя называют, организовали ряд терактов. Именно тогда от организации откололись марксисты.

      В 1979 году ОМИН насчитывала 100 тыс. членов и активно поддержала Исламскую революцию и захват американского посольства в Тегеране. Но с аятоллами моджахедам ужиться не удалось. Их подвергли гонениям, и спустя какое-то время организация возобновила вооруженную борьбу.

      28 июня 1981 года произошел взрыв в штаб-квартире правящей Исламской республиканской партии. Ее члены как раз собрались на очередной съезд. Погибли 72 высших чиновника правительства, включая лидера ИРП и председателя Верховного суда аятоллу Мохаммеда Хусейна Бехешти.

      Пик активности партизан пришелся на 7–10 августа 1981 года. Тогда в Тегеране, Исфахане, Бане, Сенендедже и Кермане террористы организовали более 60 взрывов в правительственных зданиях, штаб-квартирах парламентариев и в казармах «стражей исламской революции». Нападениям подверглись полицейские участки и склады боеприпасов. 25 августа моджахеды атаковали резиденцию генерального прокурора Ирана ходжат-оль-эслама (представителя высшего шиитского духовенства) Мехди Раббани-Амлаши. Тогда же в Тегеране были убиты несколько руководителей правящей партии: депутат парламента Хасан Айят, ходжат-оль-эслам Бахуддин Ираки и ранен ходжат-оль-эслам Ахлаги.

      Но главный удар по правительству партизаны запланировали 30 августа 1981 года. В этот день президент Мохаммад Раджаи должен был встретиться в офисе премьера с главой правительства Моххамедом Бахонаром. Оба заняли свои должности около двух месяцев назад… Во время встречи раздался страшный взрыв. Политики погибли на месте. Позже выяснилось: террористы использовали ту же схему покушения, что и на Гитлера в 1944 году. В зал переговоров под личиной сотрудника службы госбезопасности проник один из бойцов ОМИН Массуд Кашмири. Он и организовал взрыв.

      В ответ на действия террористов власти Ирана и спецслужбы развязали войну. Арестованных жестоко пытали. Потери организации с лета 1981-го по лето 1984-го составили более 20 тыс. человек.

      Моджахедам пришлось перенести свои базы за пределы страны. Еще в 1982 году штаб переехал во Францию, а в 1986-м – в Ирак, но оттуда террористы продолжали участвовать в ирано-иракской войне. Части движения дислоцировались в укрепленных базах на границе двух государств. Иракское командование снабжало их тяжелой бронетехникой, артиллерией, танками и вертолетами.

      В ходе операции «Вечный свет» партизаны вторглись на территорию Ирана и с боями дошли до города Исламабад-Гарб. Но в ходе контрнаступления противника моджахеды оказались разгромлены, а попавшие в плен были казнены.

      В общем, «Народные моджахеды Ирана» – не вполне террористическая организация в привычном нам смысле. Это, скорее, армия повстанцев или партизан, имеющая грандиозный опыт как городской войны, так и открытых полевых боевых действий.

      Вооруженные подразделения ОМИН были расформированы только в 2003-м, после вторжения коалиции в Ирак. Некоторые члены организации до сих пор находятся в американских тюрьмах. Казалось бы, все закончилось…

      …Но в 2009 году Евросоюз исключил «Народных моджахедов Ирана» из списка террористических организаций. А в 2012-м знаменитый мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани и бывший конгрессмен Патрик Кеннеди объявили, что США должны поступить так же. Более того, по мнению обоих политиков, теперь ОМИН следует считать демократической оппозицией.

      Джулиани заявил: «Мы должны сделать все, чтобы предотвратить превращение Ирана в ядерную державу, вплоть до применения военной силы… Главную террористическую угрозу сегодня представляет не организация «Народные моджахеды Ирана», которую надо срочно исключить из террористического списка США, а само правительство страны».

      Дальше больше. Бывший шеф ФБР Луис Фри объявил, что группировка была внесена в террористический список США исключительно по политическим соображениям: «Чтобы госдепартамент США мог вести переговоры с иранскими муллами… На самом деле это объединенная демократическая оппозиция, которую мы должны поддержать в ее стремлении сместить правящий режим». Американские политики так разбушевались, что пригрозили подать в суд на Белый дом, если тот не выполнит их требования.

      А пока в США идет борьба за реабилитацию главных подозреваемых в убийстве иранских ученых, в Иране параллельно с убийствами происходит еще кое-что необычное… Нет, по официальной информации, в Тегеране все спокойно, но…

     Странные взрывы

      12 ноября прошлого года на заводе в окрестностях деревни Бигдане произошел страшный взрыв. Он был таким мощным, что его слышали в Тегеране, в 40 км от эпицентра. В результате трагедии погибли 20 человек.

      Это событие никогда бы не попало на первые страницы газет во всем мире, если бы не два факта.

      Во-первых – завод, на котором случилось несчастье, занимается производством баллистических ракет. Причем тех самых, новейших, на которых, по мнению американцев, должны быть установлены ядерные боеголовки.

      Во-вторых – эти самые 20 погибших оказались не простыми смертными, а высокопоставленными чинами Корпуса стражей исламской революции – то бишь иранской армии. И среди них главный ракетчик, генерал-майор Хасан Техрани Могаддам. Считается, что он был одной из ключевых фигур в ядерном проекте. Именно этот человек отвечал за разработку и испытания «Шахаб-3» – ракеты, способной нанести удар по Израилю. Он же участвовал в разработке иранской космической ракеты и создавал ракетную базу «Хезболлы» в Ливане. Кстати, эксперты считают ее одной из крупнейших в мире.

      Власти Ирана о происшедшем сообщали однозначно: несчастный случай при разгрузке ракет. Правда ли это? Сложно сказать. Ведь теракты, направленные против иранских ученых, вызвали возмущение не только действиями террористов, но и работой спецслужб. Так что скрыть очередную диверсию было просто необходимо.

      С другой стороны, смерть главного иранского ракетчика, по мнению экспертов, крайне выгодна все тому же Израилю. Считается, что уже сегодня Иран способен создать ядерную бомбу. Но для того чтобы сбросить ее на врага, нужно иметь мощную авиацию, а с ней у официального Тегерана большие проблемы.

      Да, ВВС Ирана – одни из самых крупных в регионе. Здесь служит более 30 тыс. солдат. На вооружении стоит около 300 самолетов. Тегеран сформировал 9 истребительно-штурмовых эскадрилий (до 186 самолетов), 7 истребительных (70–74 самолета), одну разведывательную (8 самолетов). Также развернута транспортная и вспомогательная авиация.

      Однако Израиль гораздо мощнее. В его ВВС служат 35 тыс. солдат и офицеров. На вооружении стоит до 900 самолетов – и не снятых с вооружения «Фантомов» или устаревших МИГов, а суперсовременных машин, способных прикрыть не только небо над Тель-Авивом, но и нанести удары на значительном расстоянии без дозаправки. Например, ударить по Тегерану.

      В Иране это понимают. Именно поэтому тут делают ставку на ракетную технику. Успехи в этом направлении за последние годы эксперты называют впечатляющими. И вдруг такая неприятность – убит главный ракетчик.

      Вторая проблема в создании ракет с ядерной боеголовкой – технология обогащения урана. Если верить докладу МАГАТЭ, то и в этом направлении Тегеран продвинулся достаточно далеко. Но вот 28 ноября 2011 года снова ЧП. Взрыв рядом с Исфаханом – третьим по величине городом в стране.

      Сперва официальное коммюнике гласило: информация о взрыве – утка, ничего не произошло. Но через некоторое время версия изменилась – взрыв и в самом деле был. На пригородной автозаправке. И тут в открытый доступ попала информация со спутников. Стало очевидно: трагедия произошла на заводе по обогащению урана. Размеры ущерба на глаз оценить никто не рискнул, но все говорили, что произошло нечто страшное. Именно здесь хранились запасы так называемого «желтого пирога» – оксида урана, главного сырья для производства ядерного топлива. А возможно, на воздух взлетел не только он, но и газ UF6, тот самый, который после прохождения через центрифуги как раз и дает обогащенный уран.

      А с центрифугами случилось следующее. 11 декабря 2011-го раздался взрыв на заводе металлоконструкций в Язде. Завод был открыт недавно, и числился бы рядовым предприятием, если бы не одно «но»: открывать его приезжал лично Ахмадинежад. В общем, есть у журналистов подозрение, что вместо металлоконструкций здесь производили как раз центрифуги для обогащения. Кстати, именно центрифугами занимался убитый в январе Роушан.

     Кибервойна

      Но взрывы на предприятиях – это еще не все. Кто-то ведет против Ирана и другую войну с использованием сверхсовременного оружия – кибернетического. Электронные вирусы атакуют иранские сети, замедляя работу по предполагаемому созданию ядерного оружия.

      Про вирус «Stuxnet», наверное, слышали все. Этот компьютерный червь специализируется на конкретном программном обеспечении. Как раз таком, которое было установлено на иранских объектах ядерной промышленности. Попадая в компьютер, он использует «дыры» в суперпопулярном «Windows», чтобы подключиться к нужной системе, и скачивает данные. Считается, что он даже может отдавать команды. Некоторые называют этот вирус самым хитроумным из вредоносных программных продуктов.

      Кстати, первыми вирус обнаружили спецы белорусской компании «VirusBlokAda», основанной в 1997 году. Только потом исследованием «червя» занялся такой монстр антивирусной индустрии, как «Лаборатория Касперского». Сначала предполагалось, что программа начала распространяться в 2010 году. И только позже выяснилось, что она на целый год «старше».

      Улучшенный вариант вируса появился в марте 2010-го. «Sky News» сообщил: новый релиз «червя», произведенный в Великобритании, поступил в продажу на «черном рынке». Но эксперты по компьютерной безопасности считают, что это вряд ли возможно. Уж больно сложная штука этот «Stuxnet».

      Использовать «Stuxnet» не под силу хакеру или даже небольшой группе взломщиков. Эксперты сходятся во мнении: вредоносную программу на иранские компьютеры подкинуло какое-то недружественное государство. Командующий силами гражданской обороны генерал Голам Джалали заявил, что спецслужбы отследили путь вируса и «имеют достоверные доказательства вины Израиля и США».

      15 июня стало известно: Тегеран создал специальное управление по противодействию кибератакам. Информационное агентство «Росбалт» сообщает, что иранские хакеры начали атаки на сайты врагов Исламской республики. Представитель командования военизированных формирований «Басидж», генерал Али Фазли сообщил: создана «армия для борьбы в киберпространстве» из университетских преподавателей, студентов и богословов.

      Уже в декабре командующий антитеррористическим подразделением Корпуса стражей исламской революции Резу Джалили объявил: использование вирусов не нанесло существенного вреда иранской ядерной программе. Хотя эксперты считают иначе. По мнению немецкого IT-специалиста Ральфа Лангера, который одним из первых проанализировал код вируса, «Stuxnet» причинил столько же вреда, сколько могла нанести полноценная военная операция. Лангер полагает, что Ирану пришлось отправить на свалку все зараженные компьютеры, поскольку «вылечить их практически невозможно». Более того, считает он, иранские ядерщики были вынуждены чинить центрифуги в Натанзе и, возможно, купить новую турбину для Бушерской АЭС. Все это заняло, по мнению Лангера, около двух лет.

      Кстати, все из того же сообщения Джалили стало известно, что в апреле минувшего года военные объекты Ирана подверглись новой кибератаке. Причем, по мнению Тегерана, гораздо более серьезной, чем в 2010-м. В этот раз неприятель использовал вирус «Stars».

      «К счастью, наши молодые эксперты смогли обнаружить этот вирус, и сейчас он в лаборатории для дальнейших исследований, – заявил Джалили. – Мы выявили характеристики «Stars». Он совпадает с компьютерной системой и наносит небольшой вред уже на начальной стадии, когда его легко спутать с каким-нибудь исполняемым файлом правительственных организаций».

      Про новый вирус пока известно немного – то, о чем было сказано в официальном заявлении. Поэтому специалисты не могут сказать, имеет ли он отношение к «Stuxnet» или его «родственнику» – «Duqu». Хотя «Лаборатория Касперского» предполагает, что это именно так. Ореол тайны, окутавший вредоносную программу, заставляет некоторых вовсе усомниться в ее существовании.

      Тем не менее, успехи Ирана в кибервойне стали очевидны как раз незадолго до заявления Джалили. 9 декабря стало известно, что хакеры из спецслужб этой страны сумели… перехватить управление американским беспилотником.

      Сначала в СМИ появилась информация, что RQ-170, совершавший разведывательный полет с целью сбора информации то ли об иранской ядерной программе, то ли о лагерях «Хезболлы», был сбит. И даже высказывались опасения – не попадет ли теперь секретная американская технология в руки врага. Но позже оказалось, что все гораздо интересней.

      Военный эксперт Владислав Шурыгин в статье для газеты «Взгляд» написал: «Управление БПЛА является его главной уязвимой пятой. Чтобы обмениваться информацией с пунктами управления и управляться, беспилотники должны иметь «толстые» каналы радиосвязи, защитить которые от внешнего воздействия крайне тяжело. Их можно забить помехами, но это самое примитивное решение. Куда более серьезным вариантом противодействия является перехват управления беспилотником. Для этого необходимо взломать систему шифрования сигналов управления и, заглушив сигнал центра управления, взять управление БПЛА своим сигналом».

      Этот сложный вариант, похоже, и был реализован. В СМИ просочилась информация, что беспилотник Lockheed Martin RQ-170 Sentinel вовсе не сбили, а посадили при помощи наземного комплекса исполнительной радиотехнической разведки (ИРТР) 1Л222 «Автобаза», которые в Иран поставила Россия.

      По мнению авторитетного ресурса, посвященного вопросам авиации, «Fightglobal» «Автобаза» – идеальный инструмент для того, чтобы проникнуть в каналы связи, которые позволяют управлять БПЛА с удаленного компьютера».

     Ответный удар

      Но, похоже, удары возмездия Иран наносит не только в киберпространстве. 13 февраля в Нью-Дели чуть не погибла жена израильского дипломата. Помимо нее пострадали еще три человека. Как и в случаях с убийством иранских ученых, мотоциклист прикрепил к посольской машине магнитную мину. И в то же время водитель израильского дипломата в Грузии нашел под своим автомобилем гранату. На его счастье, она не разорвалась.

      14 февраля полиция Таиланда задержала предположительно гражданина Ирана, чей дом в Бангкоке просто взорвался. Стало известно, что когда его пытались арестовать, он забрасывал полицию гранатами.

      Израиль обвиняет Иран в попытке провести серию терактов против изральтян. Исполнителем он называет движение «Хезболла». В Тегеране все отрицают. Более того, поскольку убитых нет, заявляют, что все теракты подстроил Моссад, чтобы испортить отношения Тегерана с Тбилиси и Дели.

      Впрочем, не так уж важно, чья версия соответствует действительности. Понятно одно: война между Израилем и Ираном уже идет. Пока тайная. Как говорили в старину – битва плаща и кинжала.

      Однако, как считает глава Пентагона Леон Панетта, недалеко и открытая фаза. По его мнению, Израиль нанесет удар по ядерным объектам Ирана в апреле, мае или июне. Правда, эта военная операция всего лишь замедлит ядерную программу Тегерана. Через несколько лет придется бомбить снова.

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.