Президентские выборы становятся в Германии привычкой. 18 марта Федеральное собрание вручило полномочия Иоахиму Гауку. Он стал третьим главой государства, избранным с мая 2009 года.

     Сделав свой выбор, делегаты нарушили сразу несколько неписанных традиций. Во-первых, новый президент – уроженец восточной части страны. Во-вторых, он беспартийный. И то и другое – впервые в истории. Наконец, он считается представителем оппозиции. По крайней мере, два года назад правящая коалиция Ангелы Меркель категорически отказалась поддержать его кандидатуру. И только скандальная отставка Кристиана Вульфа дала ему второй шанс.

     В этот раз все прошло без сучка и задоринки. Гаук получил 991 голос из 1228 признанных действительными бюллетеней. Что, в общем-то, было абсолютно ожидаемо. Ведь его выдвинули одновременно все самые влиятельные партии страны: ХДС/ХСС со свободными демократами (правящая коалиция) и СДПГ с «зелеными» (оппозиция). Против выступили только «Левая партия» и национал-демократы. Но их кандидаты набрали лишь 126 и 3 голоса соответственно.

      Такое поразительное единодушие объясняется просто. Отставка предшественника господина Гаука – Кристиана Вульфа, избранного в полном соответствии с местными политическими традициями менее двух лет назад, оставила неприятный осадочек у сограждан. Так что в этот раз потребовался человек, не вызывающий ни у кого нареканий. Им и стал 72-летний пастор из Мекленбурга.

 

Основной соперницей Гаука числилась 73-летняя журналистка Беата Кларсфельд. Реальных шансов на победу у нее не было, но пресса с удовольствием смаковала подробности ее биографии. Кларсфельд, известная борьбой за разоблачение нацистских преступников после Второй мировой войны, стала знаменитой на весь мир 7 ноября 1968 года. Тогда она публично дала пощечину канцлеру ФРГ Курту Георгу Кизингеру, обвинив его в нацистском прошлом и указав на то, что он состоял в Национал-социалистической немецкой рабочей партии и работал в Министерстве пропаганды Третьего рейха. К этим выборам газета «Вельт» раскопала в архивах ГДР документ, где утверждается, что пощечина была оплачена тогдашним правительством Восточной Германии. Сама бабушка-журналистка, когда ее об этом прямо спросили, ответила, что подобного факта не помнит.

 

 Иоахим Гаук пользуется в Германии особой славой. Священник и диссидент в ГДР, он умудрился так и не попасть за решетку, несмотря на то, что «Штази следило за каждым его шагом». Он был неудобным для тогдашних восточно-германских властей, но, как утверждают скептики, не более того. Пламенных призывов к революции пастор не произносил и на баррикады прихожан не созывал.

      Только в 1989 году, когда падение Хоннекера стало уже очевидным, Гаук официально пришел в политику. В 1990-м его избрали депутатом последнего парламента ГДР. Профессиональные оппозиционеры, опять-таки, обвиняли его в том, что в борьбу он включился в самый последний момент, когда реальной опасности для несогласных с курсом партии и правительства уже не существовало.

      Но это рассуждения. Факт заключался в том, что уже 1990-м пастор Иоахим Гаук получил самое важное назначение в своей жизни – стал хранителем архива Штази. Это и принесло ему всемирную известность. И, соответственно, открыло путь к президентству. Разбором сверхсекретных бумаг, которые не успели уничтожить спецслужбы, пастор занимался целых 10 лет. За это время в обиход в обеих Германиях вошел термин «гаукнуть» – потерять работу и положение из-за выявленных связей со Штази.

      Врагов он себе явно нажил немало, но в глазах общественности остался борцом за справедливость. С тем и ушел на покой, ведя обычную жизнь европейского политического пенсионера. Издавал книги, выступал с лекциями, изредка подписывал декларации о преступлениях коммунизма и выступал против «правого и левого экстремизма».

      Возвращение его в большую политику не то чтобы считалось невероятным, но всерьез, похоже, не планировалось. Появление Гаука на выборах 2010 года сочли сильным ходом оппозиции, которая додумалась противопоставить кандидату правящей коалиции человека без государственного опыта, но с большим моральным авторитетом.

      Переиграв его в игре партий, Ангела Меркель и ее соратники сохранили контроль над президентством, протянув туда Кристиана Вульфа, но немало потеряли в общественном мнении. Пастор из Мекленбурга уверенно лидировал в социологических опросах, но в Федеральном собрании большинство было у «черно-желтой» коалиции. Правда, в первом туре Вульф опережал Гаука совсем незначительно, и только после третьего сумел-таки заручиться победным большинством голосов. Впрочем, сейчас госпожа канцлер наверняка сожалеет о своей былой настойчивости. Тень отставника-однопартийца явно не прибавит ей очков на парламентских выборах следующего года.

      А ведь ничто, как говорится, не предвещало беды.

 

 Христианский демократ Кристиан Вульф, будучи земельным премьером, проводил традиционную консервативную политику. И только в одном вопросе расходился с родной партией. Его «фишкой» была интеграция в немецкое общество огромной турецкой диаспоры. Вульф впервые сделал министром федеральной земли мусульманку турецкого происхождения Айгюль Оскан. Первой инициативой его протеже стало удаление из школьных классов Нижней Саксонии христианских распятий. Позже, уже будучи президентом, сам Вульф в речи, посвященной двадцатилетию объединения Германии, договорился до того, что назвал ислам неотъемлемой частью истории Германии наряду с христианством и иудаизмом. Ангеле Меркель долго потом пришлось оправдываться, доказывая, что это не есть общее мнение всего Христианско-демократического Союза.

 

      52-летний Кристиан Вульф – типичный немецкий политик. Общественной жизнью увлекся еще со школьной скамьи, вступив в молодежную организацию ХДС родной Нижней Саксонии. А там пошло-поехало. Он успешно продвигался по партийной лестнице, параллельно избираясь сначала в муниципальный совет Оснабрюка, потом в Нижнесаксонский ландтаг (земельный парламент). Всемирный экономический форум в Давосе зачислил его в список «политических лидеров завтрашнего дня», а родная партия выдвинула в земельные премьер-министры. Первым его соперником в борьбе за это место был не кто-нибудь, а Герхард Шредер.

      В общем, возглавив в 2003 году правительство Нижней Саксонии, Вульф не слишком-то был настроен покидать родные пенаты. Всего 2 года спустя, в 2005-м, перед ним замаячила перспектива потягаться за пост федерального канцлера с явно сдающими позиции социал-демократами. Но Вульф предпочел синицу в руках, и канцлером стала Меркель. Правда, он остался ее замом по партийной линии, что, видимо, и сыграло свою роль, когда в 2010-м неожиданно ушел в отставку тогдашний президент Германии Хорст Келер.

      ХДС очень хотелось сохранить за собой президентский пост – не ключевой, но все-таки влиятельный. А кандидатуры в Берлине не наблюдалось. Кого-то не воспринимали соратники по коалиции, кто-то был слишком невыразителен для главы государства (чья основная функция – представительная), кто-то слишком ценен в качестве министра, чтобы отдавать его в президенты. В общем, на амбразуру отправили Вульфа.

 

Во время выборов нового президента Германии делегатам Федерального собрания было запрещено пользоваться мобильными телефонами. Якобы для того чтобы не допустить повторения истории прошлых выборов, когда два депутата сообщили о результатах голосования еще до официального подведения итогов. При этом пользоваться Интернетом в ходе собрания не запретили, хотя и намекнули, что это «нежелательно». Поэтому представитель Пиратской партии Мартин Делиус транслировал происходящее на заседании собрания в прямом эфире в Twitter.

      Обосновавшись в новом кабинете, он наверняка и не предполагал, что главной проблемой будет не экономический кризис и не арабская весна, а чрезмерный интерес к его персоне со стороны журналистов.

      Вначале речь шла о деталях личной жизни, которыми новый президент Германии не очень хотел делиться с прессой. В частности, пресса интересовалась его сводной сестрой, сам факт существования которой был не слишком-то известен в Германии. Позиция Вульфа особых нареканий не вызывала. Но потом заговорили о деньгах…

      В декабре 2011 года газета «Бильд» сообщила читателям о кредите в 500 тыс. евро, который бывший премьер Нижней Саксонии получил от жены местного предпринимателя Эгона Геркенса – то ли близкого друга, то ли делового партнера Вульфа. Сам Вульф за год до этого на запрос местного ландтага ответил, что никаких деловых отношений с Геркенсом не имеет уже 10 лет. Про «кредит» он, видимо, запамятовал.

      Потом выяснилось, что Вульф о публикации знал заранее, и даже звонил главному редактору «Бильд» Каю Дикману, угрожая подать в суд и разорвать с газетой всякие отношения, если материал выйдет в печать. Потом он звонил ему еще раз, уже извиняясь за горячность. Но материал все равно вышел.

     А дальше стали выплывать новые подробности. Якобы оплаченный кинопродюсером Давидом Греневольдом отдых в различных отелях Германии, вроде бы предоставленный «в прокат» руководством концерна «Ауди» бесплатный «Audi Q3» (еще даже не появившийся тогда в продаже), сомнительные траты земельного бюджета…

      В общем, картинка рисовалась безрадостная. А когда прокуратура официально попросила Бундестаг снять с Вульфа иммунитет – президент сдался и заявил об отставке.

      Официальный запрос о лишении Кристиана Вульфа иммунитета от судебного преследования, которым пользуются все действующие и бывшие руководители Германии, направила в Бундестаг прокуратура Ганновера. Если депутаты (а пока большинство принадлежит однопартийцам бывшего президента и их союзникам по коалиции) удовлетворят эту просьбу, Вульф станет первым в истории страны главой государства, которого подвергнут дознанию.

 

В Германии выборы президента проходят по особым правилам. Для этого собирают специальное Федеральное собрание, состоящее из всех действующих депутатов Бундестага и равного им числа представителей федеральных земель.

 

Особое возмущение прессы вызвал тот факт, что Кристиан Вульф теперь будет получать государственную пенсию в размере 200 тыс. евро в год. Причем сам он ранее не раз высказывался, что ее стоило бы сократить. Но теперь молчит.

 

 Расхлебывать последствия он предоставил Меркель. Тем более что и после ухода со своего поста политик умудрился несколько раз попасть в светскую хронику. Несмотря на преждевременную, если не сказать позорную, отставку Вульф пожелал воспользоваться всеми привилегиями, которые ему предоставляет положение бывшего главы государства. Провожали его с воинскими почестями.

      Торжественный ритуал под названием «Der Grosse Zapfenstreich» («Большая вечерняя зоря»), которым отмечают высокопоставленных военных и чиновников, традиционно состоит из выступления оркестра, марша музыкального корпуса Бундесвера и развода почетного караула. Чествуемое лицо имеет право выбрать музыку. Вульф выбрал песню «Over The Rainbow», которую исполняла Джуди Гарленд в фильме «Волшебник из страны Оз», строевой марш первой танковой дивизии из Ганновера, церковную песню «Где сходятся небо и земля» и «Оду к радости» Людвига ван Бетховена. Возможно, несколько омрачал церемонию тот факт, что из 370 приглашенных 160 сочли за лучшее от участия в ней уклониться. Не появился там, например, предшественник Вульфа – Хорст Келер, равно как и три предыдущих президента Германии.

      Вообще, стоит сказать, что президенты Германии как лица, реальной властью в общем-то не обладающие, редко уходят со своего поста досрочно. Но в последние годы это становится уже чуть ли не традицией. И журналисты принимают в этом самое активное участие.

      Вот, к примеру, тот же Келер. Принял решение уйти в отставку буквально через год после своего переизбрания на пост. А почему? Не выдержал критики в СМИ. И ведь сказал-то правду. Бундесвер, мол, воюет в горячих точках (например, в Афганистане) в том числе и за экономические и торговые интересы Германии. Кому как не бывшему директору-распорядителю МВФ об этом знать не понаслышке. Да и невелика тайна. Но возмущению журналистов не было предела.

      Келеру тогда припомнили слова его собственного предшественника – Йоханнеса Рау, который молчал-молчал, а напоследок взял и заявил: «Если мы будем формировать все сферы жизни только в соответствии с экономическими законами, то попадем в тупик». Тогда как раз шла «миротворческая операция» в Ираке, в которой Германия поддержала США. Сказал, и отправился на заслуженный отдых, уступая месту финансисту мирового уровня, который против войны ничего не имел.

 

Газета «Известия» опубликовала материал «Будущего президента Германии попросили разобраться со своими женщинами». В нем раскрывались некоторые подробности личной жизни политика. Оказывется, 72-летний Гаук уже довольно долго живет с любовницей, так и не расторгнув при этом законный брак. «Остается открытым вопрос: кто в качестве первой леди поселится вместе с ним во дворце Бельвю, резиденции главы государства? Законная жена Герхильда (Ханзи) Гаук, с которой он не оформил развод, или его нынешняя спутница жизни, баварская журналистка Даниэла Шадт, с которой он живет последние 12 лет?». Один из депутатов Бундестага, представитель консервативного Христианско-социального союза (ХСС) Норберт Гайс, заявил: «Президент должен быть моральным авторитетом для бундесбюргеров. Поэтому я требую, чтобы Гаук привел свои семейные отношение в соответствие с христианскими нормами». 

 

Впрочем, кое-кто утверждал, что пыл журналистов в обличении «милитариста» Келера умело подогревали из политических соображений. Мол, слишком самостоятельным становился. Ни много ни мало о прямых выборах президента Германии заговорил. А это, ясное дело, ломка всей системы. Не может же всенародно избранный президент быть на побегушках у канцлера, которого назначает всего лишь парламент.

      Глава правительства Саксонии-Ангальт Вольфганг Бемер из ХДС так и заявил в интервью «Тюрингер Алгемайнен»: «Если президент ФРГ будет избираться как американский или французский, ему должно быть предоставлено больше полномочий, а это вряд ли кому-то понравится». Его поддержал и глава парламентской фракции блока ХДС/ХСС Фолькер Каудер, посчитавший, что прямое избрание президента излишне – «кутерьмы с выборами хватает и без этого».

      Но вернемся к новому президенту Германии. По всему видать, Иоахим Гаук получил в наследство от предшественников пост умеренно влиятельный и очень хлопотный. Свершений от него не ждут (а некоторые наверняка активно предостерегают от оных), да и сам он громких обещаний не дает. Скорее наоборот. «Я прошу вас великодушно простить мне первые ошибки и не ждать, что я буду «суперменом», – заявил Гаук журналистам после того, как озвучили его кандидатуру.

      Пастор утверждает, что и сама идея поучаствовать в выборах стала для него полной неожиданностью. После того, как в 2010 году ХДС/ХСС сделала все, чтобы провалить Гаука на выборах, он никак не ожидал получить предложение о новой попытке не от кого-нибудь, а от самой Ангелы Меркель. Он даже признавался, что на первую пресс-конференцию его привезли прямо из аэропорта, куда ему позвонила фрау канцлер, так что кандидат в президенты не успел даже заскочить домой принять душ.

      Сейчас в Германии гадают, как воспримут этот неожиданный поворот событий избиратели. Если сочтут, что Ангела Меркель таким образом официально признала свою ошибку с Вульфом и наличие проблем в коалиции, то на выборах в Бундестаг в следующем году ее ждут не самые легкие времена. Но может выйти и по-другому. Госпожа канцлер наверняка попытается представить победу Гаука как большое личное достижение и признак масштаба личности (по выражению «Шпигель»), выходящей за узкопартийные рамки. Есть хороший шанс, что новый президент окажется «тишайшим» ровно в той степени, чтобы не мешать реальным правителям страны готовится к новой схватке за власть.