СНВ-3: ЛЕГЧЕ ПОДПИСАТЬ, ЧЕМ ИСПОЛНИТЬ
Май 2010
Вернуться к номеру >>

Теги: политика, оружие, Россия, США



СНВ-3: легче подписать, чем исполнить

 

            8 апреля в торжественной обстановке Обама и Медведев подписали, наконец, очередной договор о стратегических наступательных вооружениях. По идее, это самое соглашение должны были заключить еще в декабре. Но высокие договаривающиеся стороны все никак не могли договориться. Последним препятствием стало плановое испытание пожарной сигнализации во дворце чешского президента (месте встречи лидеров двух крупнейших ядерных держав), но вот и эта преграда осталась позади.

            В конце концов все было улажено и Медведев торжественно заявил: «В этом зале произошло сейчас историческое событие». Впрочем, событие это мало кого впечатлило. Причин тому множество. О них и поговорим.

 

            История нового соглашения началась еще летом, когда лидеры США и России договорились об очередном разоружении. Уже тогда все в один голос заявляли о потеплении отношений между двумя странами и чуть ли не о прорыве. Правда, знающие люди с кривой улыбкой восприняли слово «потепление». Никакого «потепления» не было – обычный бухгалтерский расчет. И не более.

            Дело в том, что просевшей в кризис российской экономике содержать устаревающее ядерное оружие весьма накладно. И потому речь идет, скорее, не об укреплении мира во всем мире, а об элементарной экономии.

            У Белого дома все еще сложней. Во-первых, в условиях кризиса США тоже не прочь сократить затраты. Во-вторых, у Обамы амплуа миротворца. И теперь его надо поддерживать. Более того, когда речь пошла о Нобелевской премии мира, выданной авансом, администрация президента стала торопить события, чтобы подписать СНВ-3 еще до ее вручения. Но не сложилось.

            Собственно, эксперты считают, что именно это желание Обамы в результате и задержало подписание соглашения. По их мнению, в Кремле решили: раз он так торопится, то тут есть о чем поторговаться. Причем главным противником быстрого заключения нового договора называют Путина. Якобы именно он удержал Медведева от подписания СНВ еще в прошлом году. В результате американский президент обиделся. Эксперт фонда «Heritage» Ариэль Коэн заявил: «Обама никогда не демонстрирует своих обид, его образ – cool guy, но он наверняка что-то затаил».

            Чего же, собственно говоря, хотел Кремль? Кремль хотел в очередной раз поторговаться по поводу ПРО. Дескать, давайте решим разом и насчет ПРО, и насчет СНВ. Но и тут «не срослось». При этом в МИДе РФ, похоже, понимали – сторговаться не получится. О ПРО американцы даже не станут разговаривать. В декабре «Newsweek» напечатал слова неназванного дипломата: «Дело даже не в политическом недоверии. Противоракетная оборона предполагает моментальный ответ. А как вы можете мгновенно отреагировать на нападение, если вам перед этим надо посоветоваться со всеми партнерами?»

            Помимо прочего были и технические трудности. Стороны не могли прийти к единому мнению о том, сколько ядерного оружия оставлять. На вооружении России стоит 814 носителей, способных доставить смертельный заряд по месту назначения, и от 2800 до 4000 этих самых зарядов. США имеет 1200 носителей и около 5000 зарядов. России так или иначе в ближайшее время придется число носителей сокращать. Считается, что более 500 единиц она себе позволить не сможет. Эту цифру и предлагала утвердить Москва. Америка рассчитывала оставить 1100 единиц. В результате сошлись на 800.

            Кроме того, так и не договорились насчет боеголовок, не находящихся на боевом дежурстве (их, между прочим, можно развернуть за несколько часов). Плюс Вашингтон настаивал, что мобильные системы межконтинентальных баллистических ракет тоже нужно контролировать (у США их практически нет). Россия противилась – у нее есть «Тополь-М», на который в ядерной войне делается большая ставка.

            Незадолго до подписания договора пресс-служба американского президента заявила, что соглашение «не содержит никаких ограничений на испытание, развитие или развертывание нынешних или планируемых американских программ ПРО или нынешних или планируемых Соединенными Штатами неядерных наступательных вооружений дальнего радиуса действия».

            В то же время на сайте Кремля появилось сообщение, согласно которому в документе «в юридически обязывающей форме будет зафиксировано положение о взаимосвязи стратегических наступательных и стратегических оборонительных вооружений, а также о возрастающей важности этой взаимосвязи в процессе сокращения СНВ».

            Закончилось все тем, что американские сенаторы заявили: раз такое дело, они три раза подумают, стоит ли ратифицировать СНВ-3, даже если договор будет подписан. И пусть им Обама вообще объяснит, какая США польза от этого шага. А на уступки Москве идти ни в коем случае не надо.

            Сам же Обама якобы даже накричал по телефону на своего российского коллегу. «New York Times» добыла каким-то образом распечатку разговора лидеров двух государств, в которой хозяин Белого дома воскликнул: «Дмитрий! Мы же договаривались! Мы не можем пойти на это (речь идет о договоренностях о ПРО). Если это значит, что из-за этого мы не подпишем договор, то пусть будет так».

            По результатам телефонного окрика документ все же подписали.

 

Краткий миг победы

            Казалось бы, вот и все. Проблемы позади, и обе стороны могут почивать на лаврах. Россия поддержала свой авторитет, заключив важное соглашение, а Обама доказал, что он «голубь мира». Через 7 лет у обеих держав должно остаться по 800 носителей ядерного оружия и 1550 ядерных боеголовок.

            Заместитель госсекретаря США Эллен Таушер крайне оптимистично высказалась по поводу нового соглашения: «СНВ-3 обеспечит стратегический баланс между Россией и США, при этом уменьшив количество ядерных боеголовок и носителей. Оно также обеспечит стратегическую стабильность, транспарентность и предсказуемость на протяжении всего действия соглашения. Между тем США сохранят безопасный и эффективный ядерный арсенал для защиты себя и своих союзников». При этом Таушер отдельно подчеркнула, что Вашингтон оставил за собой полную свободу действий по развитию ПРО.

            Несмотря на последний пункт, глава международного комитета Думы Константин Косачев называет СНВ-3 большим прорывом, потому что о ПРО в нем речь все-таки идет. В преамбуле. «Когда администрация Буша в 2000 году вышла из старого договора по ПРО, никакого упоминания о противоракетной обороне в международных документах вообще не осталось. А теперь оно есть», – говорит он. А еще, по мнению депутата, намек на ПРО содержится в пункте 14, позволяющем странам-участницам «в исключительных обстоятельствах» выйти из договора. Под этими самыми обстоятельствами подразумевается наращивание все той же ПРО.

            Ну и конечно, бальзамом на сердце Медведева пролились слова Обамы о том, что вот теперь он готов к серьезному диалогу с Россией по системе противоракетной обороны. А генсек НАТО Андрес Фог Расмуссен и вовсе предложил создать общеевропейский ядерный щит. Причем замминистра МИДа РФ Сергей Рябков утверждает, будто эту идею два года назад предлагал Бушу не кто-нибудь, а сам Путин. И вот теперь с ним согласен уже и натовский генсек.

            «Россия сделала все, что смогла. Она добилась достаточно равноправного договора при более слабой договорной позиции», – подытожил происходящее эксперт Института мировой экономики и международных отношений РАН Владимир Евсеев.

            Но официальный оптимизм разделяют далеко не все. Нынешний глава Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов считает, что СНВ-3 погубит Россию. По его мнению, отныне ни о каком ядерном паритете не может идти речи.

            Во-первых, количество ракет, указанное в договоре, американская система противоракетной безопасности легко может перехватить.

            Во-вторых, договор не учитывает морские крылатые ракеты, потенциал которых и наращивают, по мнению генерала, США.

            Ну и в-третьих, в договоре нет ни слова о ядерном оружии остальных стран НАТО. А в случае, когда число российских ракет исчисляется сотнями, это может оказаться не таким уж и незначительным. У Англии и Франции, например, насчитывается более 130 ракетоносителей с ядерными боеголовками. Причем они-то как раз пока не разоружаются.

 

            Помимо России и США в «Ядерный клуб» сегодня входят Великобритания, Франция, Китай, Индия, Пакистан и КНДР. Негласно считается, что подобное оружие есть и у Израиля – некоторые источники полагают, что страна имеет около 200 боеголовок, хотя официально не признает себя ядерной державой.

            Старейшим членом «клуба» являются Штаты. Они числятся в нем с 1945 года, Россия – с 1949-го, Великобритания с 1952-го, Франция – с 1960-го, Китай – с 1964-го, Индия – с 1974-го, Пакистан – с 1998-го и КНДР – с 2005 года.

            Все данные о количестве ядерного вооружения, естественно, являются приблизительными. По числу боеголовок на третьем месте после лидеров находится Китай – там их около 400. Четвертую строчку занимает Франция – 350. Пятую – Великобритания – 200. Далее следуют Индия и Пакистан – у них приблизительно по 100. На последнем месте КНДР – 12 боеголовок.

            А теперь сравните. В 80-х США имели порядка 23 тыс. боеголовок, а СССР – порядка 38 тыс. Все остальные страны, вместе взятые, не могли перевалить через отметку 500. Сегодня у США около 4 тыс. боеголовок, а у России – чуть более 3 тыс. У остальных государств уже около тысячи.

 

            Президент «LEFF group» Владимир Фролов и бывший замминистра МИД РФ Георгий Кунадзе тоже не в восторге от нового документа. Правда, по прямо противоположным причинам. «Что он дает? Какая теперь разница, сколько у кого ядерных боеголовок и носителей?» – говорит Фролов. Кунадзе считает, что вся беготня вокруг ядерного оружия – не более чем пиар. По мнению эксперта, можно угрожать ядерным оружием, если на тебя собираются напасть. В противном случае оно бесполезно. И в локальных конфликтах – а именно в них сейчас участвует Москва – совершенно не нужно. Тут используются другие виды вооружений – а по ним США превосходит Россию многократно.

            Однако это еще не самое интересное. Может случиться так, что все эти рассуждения и восторги не будут стоить выеденного яйца. Потому что СНВ-3 так и не вступит в силу.

 

Ратификация под вопросом

            Подписание договора лидерами двух стран – это только полдела. Теперь он должен быть ратифицирован законодательными органами обоих государств. Иначе так и не начнет действовать.

            Главная баталия развернется в Конгрессе США. Сегодня сенатское большинство – 57 человек из 100 – принадлежит демократам, партии Обамы. Проблема заключается в том, что для ратификации документа Белому дому необходимо набрать 67 голосов. При этом из оставшихся 43 членов Сената 41 относится к враждебной нынешнему президенту Республиканской партии, а еще 2 являются независимыми депутатами.

            Очевидно, придется договариваться. Как? Пока неясно. Американский эксперт по законодательной системе США Берт Рокман прямо заявил: «Я с трудом представляю это сейчас, учитывая ядовитую политическую атмосферу и тактику «выжженной земли», проводимую республиканцами». Тем не менее, он считает, что с некоторыми из республиканцев все-таки удастся найти общий язык. Непонятно только, хватит ли их голосов.

            Но проблема Обамы заключается не только в привлечении сторонников из неприятельского лагеря. Необходимо еще и не растерять голоса своих. Дело в том, что некоторые из демократов избраны от штатов, для которых ратификация нового договора крайне невыгодна. Там, где после подписания документа станут закрываться предприятия военно-промышленного комплекса и люди останутся без работы, избираться на следующий срок сторонникам нового соглашения будет крайне непросто. Поэтому проголосовать «за» некоторых однопартийцев Обамы не заставит никакая партийная дисциплина. Для них важнее сохранить мандат.

            Берт Рокман считает, что такими перебежчиками могут стать «демократы Нельсон – штата Небраска, Линкольн – штата Арканзас, Либерман (независимый кандидат) от штата Коннектикут». При этом Бен Нельсон является главой группы по подготовке ратификации СНВ-3 и переоценить его влияние на принятие того или иного решения сложно. Надо сказать, что именно он был одним из основных сторонников реформы системы здравоохранения США, проведенной Обамой – а ею осталось недовольно большинство американцев. Причем до такой степени, что Нельсона как-то даже выставили из пиццерии вместе с супругой. Поэтому вопрос – захочет ли он ссориться еще и по этому поводу с избирателями своего штата, который, кстати, считают «осиным гнездом» стратегической авиации США.

            В прошлом году в Сенате образовалась группа «Сенатская коалиция в поддержку межконтинентальных баллистических ракет». В нее вошли и демократы, и республиканцы, в чьих штатах большое число избирателей задействовано в производстве и обслуживании ракет. Такие же группы создаются представителями регионов, где базируются стратегические бомбардировщики и подводные лодки.

            Ситуация усугубляется еще и назначенными на ноябрь выборами в Конгресс. Если учесть, что популярность демократов падает с каждым днем и уже сейчас уступает рейтингу республиканцев, то перспектива у сторонников Обамы нерадостная. Если сенатское большинство будет утрачено, говорить о ратификации соглашения несколько наивно. А сенаторы сегодня в один голос заявляют, что вряд ли смогут согласиться с СНВ-3 раньше конца года. А значит, тем из демократов, кто не хочет утверждать договор, но не собирается открыто становиться предателем, до-статочно просто затянуть вопрос до ноября.

            Рокман считает, что вероятность успеха СНВ-3 сегодня вряд ли превышает 20%. Сторонники же утверждения этого документа уповают на бойцовские качества Обамы.

            Надо сказать, законодательным органам обеих стран не впервой проваливать соглашение о наступательных вооружениях. Предыдущий договор, СНВ-2, был благополучно похоронен совместными усилиями Госдумы и Сената. Так что опыт и у тех, и у других имеется.

            Кстати, Обама уже сейчас запросил 66,7 млн. долларов на помощь России в демонтаже носителей ядерного оружия. Плюс еще 54,6 млн. для «улучшения безопасного хранения и учета ядерных вооружений».

            Тем не менее, Кремль четко заявил, что пока США не выведет свое ядерное оружие из Европы, ни о каком уничтожении арсеналов речи быть не может. А вот на это Штаты идти не готовы. Причем их позицию целиком разделяют прибалтийские республики и некоторые страны, ранее входившие в Варшавский договор. Зато Германия, Бельгия, Италия, Нидерланды и Турция не прочь расстаться с американскими ракетами и призывают «избавляться от предрассудков холодной войны».

 

Третий фактор

            Ну а пока противники и сторонники договора ломали копья, случилось еще одно событие. И на пользу соглашению, по единогласному мнению экспертов, оно не пойдет. 22 апреля официальный печатный орган Народно-освободительной армии Китая сообщил, что КНР не только не намерена сокращать ядерный потенциал, но, напротив, стремится его модернизировать и увеличить.

            Вместо старых баллистических ракет на жидком топливе здесь поставят на вооружение новые – твердотопливные. Это увеличит скорость их запуска. Также у НОАК появятся модернизированные подводные лодки 094 «Цзинь», с борта которых смогут стартовать ядерные боеголовки. Именно на них и будет делаться ставка в новой ядерной доктрине КНР.

            При этом в интервью «Рейтерс» генерал Сюй Гуангу заявил: «Ядерная политика Китая остается в этом вопросе прозрачной и последовательной. Мы настаиваем на своем праве иметь возможность ответного удара в случае ядерной атаки со стороны других ядерных государств».

            Китай обязуется не применять свое ядерное оружие против неядерных держав, а также использовать его только в оборонительных целях. И, естественно, уважать право других стран на использование мирного атома.

            Понятно, что данное заявление не могло пройти незамеченным. «Китай никогда и не обещал в одностороннем порядке разоружаться и сейчас открыто говорит о наращивании своего ядерного потенциала. В экономике они чувствуют себя довольно уверенно, теперь хотят укрепиться в военно-политическом плане. Если раньше КНР старалась лишний раз не высовываться, то сейчас китайское руководство учится говорить более уверенным тоном», – сообщил заместитель директора Института стран Азии и Африки МГУ Андрей Корнеев.

            В США новость восприняли крайне остро. Те, кто был недоволен подписанием СНВ-3, теперь получили еще один аргумент в поддержку своей позиции. Они заявили – если Америка и Россия будут уменьшать количество ядерного оружия, то совсем скоро Китай сможет догнать их по объемам этого вида вооружений, что означает коренное изменение баланса. Самые горячие уже сказали: еще чуть-чуть – и США останутся беззащитными перед новой угрозой. Сенатор от штата Оклахома Джим Инхоуф во время обсуждения договора СНВ заявил: «Самое важное для нас – это не подвергнуться ядерной атаке, поскольку потеря несколько миллионов американских граждан станет для нас катастрофой».

            В России новостью тоже остались недовольны. Тем более что некоторые эксперты упорно твердят: договариваться об ограничении количества ядерного оружия с одними только США – глупо. Уже давно прошло то время, когда СССР и Америка имели столько ядерного вооружения, что количество ракет всех остальных стран можно было просто не учитывать. Сейчас в СНВ надо приглашать всех членов «Ядерного клуба».

            Так или иначе, у сторонников ратификации СНВ-3 появилась еще одна проблема. Это делает и без того трудную задачу практически неразрешимой. Не успели высохнуть чернила на только что подписанном документе, как его уже готовы похоронить.

 

Из истории

            Первый советско-американский договор о стратегическом разоружении был заключен в 1972 году. Он получил название «Договор об ограничении стратегических вооружений» или ОСВ-1. По сути, он касался только одной проблемы – размещения ядерного оружия в космосе. В том же году был подписан документ об ограничении систем противоракетной обороны. Суть его в следующем: странам-участницам запрещалось создавать, испытывать и разворачивать такие системы воздушного, космического или мобильно-наземного базирования. Также соглашение ограничивало возможность защиты государства этими системами. Отныне вся страна не могла быть накрыта противоракетным колпаком. Защищать разрешалось только два региона – столичный и область сосредоточения пусковых установок ракет. Позже количество районов снизили до одного. В России это была Московская область, а в США – район базы Гранд-Форкс.

            В 2001 году Америка нарушила договор ПРО, разместив в Норвегии радиолокационную станцию «Глобус-1», а в 2002-м и вовсе вышла из договора. С тех пор американская система готовится развернуться в Европе, а Россия прилагает значительные усилия, чтобы этому помешать и восстановить контроль за развитием противоракетной обороны США.

            На самом деле эксперты до сих пор спорят, так ли уж страшна ПРО для России. Уже неоднократно звучало мнение, что лучше всего система справляется не с задачей защиты государства, а с машинной дойкой военного бюджета США. За 20 лет в ПРО было вкачано порядка 100 млрд. долларов. Если так пойдет и дальше, через 20 лет ее стоимость вырастет до триллиона.

            К тому же уже сегодня Россия, судя по всему, получила возможность обойти американскую защиту. Знаменитый СС-27 «Тополь-М» имеет твердотопливную маневренную ракету, которую практически невозможно сбить на старте. А за счет того, что после запуска она разделяется на три боеголовки и выпускает еще четыре «обманки», очень сложно понять, какую именно цель атаковать.

            Первый документ серии СНВ подписали в июле 1991-го. Благодаря этому удалось сократить число боеголовок до 6,5 тыс. у СССР и 8,5 тыс. у США. В 1992 году в Лиссабоне был разработан дополнительный протокол. Согласно ему, к соглашению присоединились Беларусь, Украина и Казахстан – ядерный потенциал этих стран на тот момент превосходил запасы Китая, Франции и Британии, вместе взятых.

            СНВ не содержал данных о количестве ракет и боеголовок, но ограничивал размещение ядерного оружия в космосе. После этого появились соглашение об отказе от развертывания систем противоракетной обороны, или ПРО (США вышли из этого договора в 2002 году), и Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2). Согласно последнему протоколу и СССР, и США к 1998 году должны были сократить свои ядерные арсеналы до 6 тыс. боеголовок.

            СНВ-2 так и не вступил в силу по причинам, описанным нами выше. Зато ему на смену пришел «Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов» или «московский договор», действующий по сей день. Он ограничивает число боеголовок, находящихся на боевом дежурстве.

 

Что произойдет, если ядерная бомба упадет на Минск

            Мы много раз слышали про ужасы ядерного взрыва. Но мало кто из нас представляет, каковы его реальные последствия. Программа «Ground Zero II – Google Maps», размещенная в сети Интернет, наглядно показывает, как будут развиваться события в случае взрыва той или иной ядерной боеголовки. Мы полюбопытствовали, что произойдет, если в центр Минска попадет самый маленький на сегодняшний день тактический заряд силой взрыва приблизительно в килотонну; и самый большой – так называемая Царь-бомба.

            В первом случае люди, находящиеся в квадрате улиц Ленина, проспекта Независимости, Янки Купалы и Ульяновской, погибнут в первые 24 часа или получат сильнейшие ожоги, требующие оказания немедленной медицинской помощи. Попавшие в зону, ограниченную сквером Дзержинского, улицами Интернациональной и Фрунзе, а также Казарменным переулком, получат более легкие ожоги. Добавьте сюда заражение радиацией и ослепление вспышкой от взрыва.

            В случае с Царь-бомбой с мощностью в 50 мегатонн – Минск перестанет существовать. Все, кто будет находиться в кольце, ограниченном деревнями Ждановичи, Прилуки и Малый Тростенец, получат сильнейшие ожоги. От излучения обгорят жители Дзержинска, Логойска и Руденска.

            Испытания этой бомбы были проведены в 1961 году. Взрыв произошел на высоте около 4 км над целью. Ядерный гриб поднялся на высоту 67 км. Огненный шар от взрыва имел в диаметре 4,6 км и достиг поверхности земли, что для воздушных ядерных взрывов крайне нехарактерно. Ударная волна сумела три раза обогнуть земной шар, а радиация вызвала ожоги 3-й степени на расстоянии 100 км от эпицентра взрыва. Люди почувствовали удар и смогли описать взрыв, находясь в 1000 км от него. Звуковая волна докатилась на 800 км.





Спешите подписаться на журнал “Планета”!