ПОСЛЕЗАВТРА
Август 2005
Вернуться к номеру >>

Теги: наука, прогноз, генетика



ПОСЛЕЗАВТРА

 

КЛОНИРОВАНИЕ

 

Раскрученный бренд

 

         Некоторое время назад тема клонирования была в большой моде у журналистов всего мира.

         Каналы теленовостей любили показывать и рассказывать о проектах «клонирования» человека и появления бесконечного количества наших копий. Кто-то, возбужденный медийной «клубничкой», стал всерьез размышлять о том, что человечество стоит на пороге открытия «эликсира бессмертия». Казалось, вот-вот и мы, люди, безо всякого потустороннего благословения приоткроем себе дверь в жизнь вечную…

         С легкой руки все тех же массмедиа весь мир следил за эскападами эксцентричного доктора Северино Антинори и еще парочки энтузиастов клонирования, заверивших всех, что очень скоро мир изменится до неузнаваемости — все ждали какого-то чуда, причем никто толком не знал какого именно. Журналисты, в меру собственных талантов популяризируя результаты научных экспериментов, основательно запутали рядового обывателя, пообещав ему в самом ближайшем будущем то ли человека-биоробота, то ли избавление от всех болезней, то ли бесконечное продление жизни путем замены «износившихся» человеческих тканей и органов.

         Время шло, а мир не перевернулся и не изменился до неузнаваемости. Эликсира бессмертия не изобрели, чудо-лекарств а ля живая вода не запатентовали, и многократное копирование по-прежнему возможно производить с документами и фильмами, но никак не с людьми.

         Произошла обычная в науке вещь — вслед за сенсационными прорывами (часть из которых была явно преувеличена) наступил этап проверки, осмысления… Короче говоря, продолжилась обычная (вернее, необычная) рутинная научная работа.

         Одновременно тема клонирования из сугубо научной и познавательно-развлекательной очень быстро стала политической. Носивший характер научного «блицкрига» прорыв в этой области в полный рост поставил перед человечеством вопрос — допустимо ли столь стремительно двигаться по пути, который открывает возможности для конструирования неких человекоподобных существ с малопредсказуемыми свойствами.        Религиозные деятели указали на то, что таким образом возгордившийся и чрезмерно уверовавший в свои силы человек пытается присвоить себе права Творца. Их более терпимые и либеральные оппоненты оспорили это, заметив, что запреты на исследования, во-первых, ничего не дадут (так как никому еще не удавалось повернуть прогресс вспять), а во-вторых, лишат человечество огромных преимуществ, которые открывают перед ним исследования в этой области.

         Радостное ожидание «эликсира от всех болезней» сменилось мрачными предчувствиями гибели рода человеческого от новой напасти — клонированных существ.

         Естественно, как первые радостные ожидания, так и последующие опасения к действительности имели весьма отдаленное отношение.

 

Восстание клонов

 

         Человечество, живущее в мире, полном реальной жестокости и реальных страхов, тем не менее, любит выдумывать новые фантастические страхи и новые фантастические ужасы.

         После сенсационных вестей о клонировании «разум возбужденный» некоторых деятелей, наделенных исключительно буйной фантазией, стал рисовать картины захвата мира клонированными существами. То, что человек может быть клонирован, было принято как безусловный факт (хотя в реальности до этого еще очень и очень далеко). Далее предположили, что клон будет наделен сверхчеловеческими свойствами и само собой выйдет из-под контроля своих создателей.

         Характерно, что подобные картинки легли в основу не голливудских блокбастеров, а вполне официальных политических дискуссий.

         Одними из первых на борьбу с клонированием выдвинулись американские политики. Были приняты законодательные акты, регулирующие различные аспекты соответствующих научных исследований и, фактически, направленные на сдерживание прогресса в этой области.

         Правда, одновременно появились сообщения, что жесткая официальная позиция США в вопросе клонирования вызвана вовсе не морально-этическими соображениями, а элементарным стремлением обезопаситься от возможных конкурентов. Иными словами, некоторые полагают, что в секретных лабораториях армии США уже полным ходом ведутся исследования в данной области, а законодательные ограничения призваны оградить американских военных от конкуренции со стороны иных держав и гражданского сектора.

         Полных и исчерпывающих доказательств, подтверждающих эту версию, пока нет. Однако странный гуманизм, проявленный в данном вопросе бушевской администрацией, как-то плохо сочетается с общим агрессивным и антидемократическим курсом нынешнего президента США. Кроме того, военно-промышленный комплекс США сегодня представляет собой зону, свободную от какого бы то ни было контроля. После окончания «холодной войны», во время которой две сверхдержавы пристально следили друг за другом, в мире не осталось ни одной страны, способной вести масштабную разведывательную деятельность в США. Пресловутый же «гражданский контроль» в самой Америке за деятельностью армии и спецслужб недорогого стоит — ярче и нагляднее всего это было продемонстрировано в ходе скандала вокруг «ядерного досье» Ирака.

         Тем не менее, официальная позиция Вашингтона оказалась более чем консервативной и ретроградной.

         Примеру Америки попытались последовать в Евросоюзе. В ходе дискуссии о клонировании, развернувшейся в Старом Свете еще в 2001 году, обнаружилась одна интересная особенность — различия в отношении европейских стран к вопросу клонирования напомнили различия в отношении к введению евро. Страны, которые отказались вводить евро, и в вопросе клонирования «пошли своим путем», явно отклоняясь от общеевропейских соглашений. Например, традиционно либеральная Швеция одобрила предложение проводить эксперименты с человеческими эмбрионами в терапевтических целях. При этом государство гарантировало полную защиту ученым в том случае, если противники клонирования попытаются тем или иным способом воспрепятствовать исследованиям.

         Государства, в которых сильно влияние католической церкви, заняли гораздо более умеренную позицию. В общем и целом отношение европейцев к проблеме клонирования можно охарактеризовать словами «разброд и шатание».

         Гораздо больше решительности в данном вопросе проявили азиатские страны, особенно Япония и Китай.

         Несколько лет назад комитет по этике японского Общества акушеров-гинекологов принял постановление, согласно которому оплодотворенные яйцеклетки, ставшие «отходами» после процедуры экстракорпорального оплодотворения, могут быть использованы для выращивания эмбрионов. С согласия «родителей» эти эмбрионы будут источником стволовых клеток.

         Восточная медицина гораздо спокойнее по сравнению с европейской наблюдает за исследованиями стволовых клеток. Специалистам, свободным от сенсационных журналистских штампов, понятно, что в чистом виде клонирование все еще миф — процент перерожденных и поврежденных клонированных клеток слишком высок, а удаление и перемещение ядра травмирует клетку.

         Мировые политики за жаркими дебатами не заметили одного обстоятельства: уже сам факт того, что в разных странах оказались различные подходы к проблеме, говорит об одном — исследования, безусловно, будут продолжены. Ученые и технологии просто переместятся в страну с более либеральным режимом. А для всего человечества вряд ли будет иметь значение, где именно состоится очередное открытие — в Америке, в Европе, в Азии или на каких-нибудь экзотических островах.

 

«Наши клоны»

 

         В одном из интервью директор Института генетики и цитологии НАН академик Николай Картель на вопрос «Можно ли сказать, что в Беларуси занимаются именно клонированием эмбриональных клеток?» ответил так: «В каком-то смысле — да. Но — трижды подчеркиваю! — это не одно и то же, что клонирование человека. Мы занимаемся, так сказать, размножением стволовых клеток».

         В Беларуси не ставят перед собою задач произвести сенсацию и перевернуть мир. Но в нашей республике отлично понимают — достижения в этой области науки способны очень серьезно помочь медицине. Например, станет возможным переход от трансплантации органов к клеточной терапии, в результате чего удастся обойти эффект отторжения, столь часто возникающий при пересадке чужих (донорских) органов. Приблизится победа над многими болезнями, которые ранее казались неодолимыми.

         Именно на это направлены основные усилия белорусских ученых. Извлечь из возможностей, которые открывает клонирование, все, что может облегчить страдания человека и продлить его жизнь, — вот благородная цель белорусской науки.

         Официальная позиция Беларуси по вопросу клонирования также исключительно взвешена.

         Ввиду перспектив, которые открывает терапевтическое клонирование для разработки новых эффективных методов лечения заболеваний человека, делегация Беларуси отстаивает позицию о необходимости более глубокого изучения различных аспектов вопроса о терапевтическом клонировании и избежания поспешных решений о запрещении исследований в данной области. В этой связи на 57-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, проходившей в августе 2004 года, было оформлено соавторство Беларуси в представленном франко-германском проекте резолюции, которая определяла мандат для переговоров по международной конвенции против клонирования человека в целях воспроизводства.

         По-видимому, иначе относиться к этой проблеме нельзя. Разумный контроль, естественно, необходим. Необходимо и широкое международное и общественное обсуждение этой проблемы. Но также верно и другое — негуманно и античеловечно запрещать из-за чьих-то страхов и суеверий продолжение исследований, которые могут спасти жизнь и облегчить страдания миллионам людей.

 

Контуры будущего

 

         По правде говоря, смешно наблюдать бурные дискуссии, которые периодически вспыхивают вокруг вопроса о разрешении либо запрете клонирования. Глупо выглядят те, кто подобно Бушу-младшему всерьез полагают, что научный прогресс можно «отменить» запретами либо ограничениями. Соответственно, будут продолжаться и исследования в области клонирования.

         Что же касается «восстания клонов» и прочих страшилок, то, по большому счету, почти все человеческие открытия несут в себе скрытую угрозу. Можно даже не вспоминать о хрестоматийном сюжете с ядерной энергетикой. Иных примеров более чем достаточно. С помощью реактивной авиации можно за несколько часов добраться к друзьям на другой континент, а можно оперативно доставить мегатонны взрывчатки. В космосе можно проводить научные исследования, а можно разворачивать «программу звездных войн». Спутник может обеспечивать отличную связь для обычных людей, а может за кем-либо шпионить или корректировать бомбардировки. И даже с помощью внешне безобидного Интернета можно провоцировать техногенные катастрофы всемирного масштаба.

         Дискуссии о соотношении науки и морали будут идти бесконечно. Научная истина сама по себе вне морали. Нравственной или безнравственной ее делают люди. И если человечество, вооружаясь все новыми и новыми знаниями и технологиями, сохранит свой моральный облик в первобытном виде, то для самоуничтожения ему (человечеству) не понадобится клонирование — найдутся способы и попроще…





Спешите подписаться на журнал “Планета”!