СТУДЕНТЫ. АЛЬ-ДЖАМАА АЛЬ-ИСЛАМИЙЯ
Май 2008
Вернуться к номеру >>

Автор: Егор Сазонов
Раздел: История террора
Теги: переворот, террор, ислам, война, Африка, Египет



Расстрел автобуса с иностранными туристами в Луксоре, убийства политических деятелей и журналистов, удачное покушение на президента Египта Садата – вот лишь небольшой список «подвигов» участников организации. 

      Создававшие в 1975-м межуниверситетскую организацию студенты-мусульмане очень сильно удивились бы, узнав, что уже через 4 года их детище станет прибежищем террористов. Еще больше изумился бы президент Садат, услышав, что те, кого он холил и лелеял, будут стрелять в него из крупнокалиберного пулемета…

      6 октября 1981 года. Каир

     
 В этот день в столице страны проходил парад. Служба безопасности Египта приняла беспрецедентные меры по охране главы государства. К правительственной трибуне никого не подпускали кольца оцепления. Всех, кто приближался к президенту, невзирая на чины и звания, подвергали досмотру…

      Когда с трибуной поравнялась колонна грузовиков, тащивших на буксире 130-мм орудия, один из них неожиданно оставил свое место и рванулся туда, где в окружении приближенных сидел Садат. Из машины выскочил лейтенант 333-й артиллерийской бригады Халед Исламбули и метнул гранату, целясь в толпу VIP-персон, а потом, не дожидаясь реакции полиции, открыл по ней огонь из пулемета. Еще два человека из-за тента грузовика метнули по гранате, а третий (кстати, армейский снайпер) начал палить из автомата.

      Не помня себя Садат вскочил с места и крикнул:

      – Не может быть!

      И тут же одна пуля угодила ему в горло, вторая, попав в грудь, разорвала легочную артерию. Человек, еще недавно прочно державший в своих руках страну, беспомощно лежал в луже крови. Вокруг президента продолжали падать убитые: несколько военных, епископ Коптской церкви, фотограф и камердинер главы государства. Многие другие, включая и вице-президента Хосни Мубарака, получили ранения,.

      А тем временем к стрелявшим уже бежали представители службы безопасности. Троих взяли на месте. Четвертого – через сутки. В ходе следствия выяснилось, что все стрелявшие принадлежали к организации «Аль-джихад аль-джихад». Бывшие студенты привели ими же и вынесенный приговор в исполнение.

      Как все начиналось

      В 1975 году предводители студенческих религиозных общин (джамаатов) решили создать общую организацию – «Аль-Джамаа аль-Исламийя» (т.е. «Исламская община»). Организация должна была заниматься крайне полезными для каждого правоверного делами: организовывать встречи студентов с исламскими религиозными лидерами и нести «правильную веру» в массы.

      Руководство страны благосклонно смотрело на активно развивающееся движение. Это и не мудрено, ведь в умеренных студентах видели противовес «отвязанным» религиозным фанатикам. Президент Садат даже попросил одного из своих приближенных – губернатора Асьюта (в котором у «Аль-Джамаа» были наиболее сильные позиции) Мухаммеда Османа Исмаила – активно помогать организации. 

      Но идиллия длилась недолго. Как только официальный Каир взял курс на сближение с Израилем, мирные студенты-общественники как с цепи сорвались. Заявив, что под руководством нынешнего президента Египет предал дело джихада, вчерашние умеренные мусульмане в умопомрачительно короткие сроки развернулись на 180 градусов и стали призывать к насильственному введению в стране шариата. Лидеры организации Нагех Ибрахим, Асем Абд ал-Магед, Усама Хафез, Исам Дирбала, Фуад ад-Давалиби, Талаат Фуад Касем и Хамди Абд ар-Рахман недолго думая перешли от слов к делу и стали сколачивать вооруженные отряды боевиков.

      Досталось и Коптской церкви. Мусульмане-ортодоксы и без того не жалуют иноверцев, а тут целая церковь, открыто ведущая свою деятельность в мусульманском Египте.

 

 Копты – ответвление христиан (кстати, очень близкое по духу к православию, ибо именно из него и выделилось), у истоков которого стоял апостол-евангелист Марк. Копты населяют северный Египет и считают себя последователями египетских христиан. Отсюда и египетское летоисчисление, и язык служб, представляющий из себя смесь древнеегипетского и греческого.

     



      Именно с коптских северных провинций началась война. Несчастных обвинили в поддержке крестоносцев (всего-то 600 лет с тех пор прошло) и тут же начали истреблять. От физического уничтожения перешли к грабежам магазинов христиан. Причем на ниве бандитизма даже объединились с организацией «Аль-джихад аль-джихад» («Новая священная война»). Для последних грабежи неверных были делом богоугодным, ибо духовный лидер организации Омар Абд ар-Рахман, проповедник из Асьюта, издал специальную фетву (что-то вроде духовного наказа), разрешавшую изымать деньги у коптов для финансирования террористической борьбы против врагов ислама. В одном из городов ценою жизни 6 человек боевики добыли себе средства для приобретения 6 винтовок, 15 пистолетов советского производства и 3000 патронов. Человеческая жизнь стоила недорого – что-то около 2000 долларов, если пересчитать приобретенную амуницию по ценам черного рынка.

      Через год, набрав обороты, движение перекинулось с коптов на государство. Ар-Рахман выпускает еще одну фетву, в которой разрешает «пролить кровь неверного правителя», т.е. вчерашнего благодетеля Садата. Можно представить, как пожалел в этот момент президент, что позволил движению захватить лидирующие позиции в среде молодежи. Но исправить что-то было уже нельзя. Началась операция «Убить фараона».

      Этот теракт послужил началом карьеры целого списка террористов. Очень многие из тех, кто готовил казнь Садата, в наше время войдут в число «телезвезд», появляющихся на экране чаще некоторых президентов. Но самую «блестящую» карьеру сделает Айман аз-Завахири. Он станет правой рукой самого бен Ладена.

      Начало конца

      Следом за смертью Садата в Асьюте начался мятеж, который возглавил один из лидеров организации Карам Зухди. Повстанцы нанесли удар по местной полиции, в результате чего погибло более 80 офицеров и рядовых бойцов МВД. Вышибить боевиков из города удалось только после введения в него армейских частей.

      Казалось, что смерть ненавистного фараона должна сплотить организацию, но на самом деле в среде моджахедов начались прямо противоположные процессы. Камнем раздора стал мятеж в Асьюте. Вопросы к Зухди возникли как на религиозной почве (вписываются ли его действии в правила, установленные шариатом), так и на почве политической целесообразности акции. Причем осуждали бравого эмира в основном члены «Аль-Джихада» – гораздо более радикальной организации, чем «Аль-Джамаа». Ар-Рахман повелел всем участникам асьютского восстания в течении 40 дней придерживаться поста в наказание за безвинно отнятые жизни.

      Но это была лишь прелюдия. После осуждения самоуправства Зухди, зашла речь об избрании общего руководителя – верховного эмира, дабы именно он определял бы, что следует делать, а чего не следует. Каждая из организаций предлагала своего кандидата. «Аль-Джамаа» – слепого ар-Рахмана, «Аль-Джихад» – находящегося в заключении участника нападения на Садата, аз-Зумра. Оба кандидата не могли набрать большинства голосов. Первый – вследствие своей слепоты (оппоненты считали, будто слепой эмир противоречит шариату), второй – из-за того, что находится за решеткой, сиречь в плену (и это также якобы противоречит шариату). Прогрессирующий раскол позволил властям перехватить инициативу и на время нейтрализовать джихадистов.

      К середине 80-х годов взоры египетских моджахедов устремляются на Афганистан. Официальные власти Египта всячески подталкивают неспокойных террористов к тому, чтобы они кинулись на помощь афганцам. Таким образом, новый президент Мубарак пытается убить двух зайцев: отправляет за пределы страны самых активных боевиков и помогает союзным США в борьбе с противником №1 – СССР).

      В Афганистане бойцы «Аль-Джамаа» близко сойдутся с афганскими арабами бен Ладена и начнут активное сотрудничество. В системе тренировочных лагерей «Аль-Кайды» египтяне создадут свой – «Аль-Хилафа». 

      В 1987 году в Египте совершены нападения на бывших министров внутренних дел Хасану Абу-паши и Заки Бадра. Под удар попал и журналист Макрам Мухаммад Ахмад. И хотя ответственность за нападения на себя взяли боевики некоей организации, носившей название «Ан-Наджун мин ан-нар» («Спасшиеся от адского огня»), было понятно, что это не более чем ветвь дерева под названием «Аль-Джамаа». 12 октября 1990 года убит председатель египетского парламента Рифаат аль-Махгуб. 8 июня 1992 года боевики уничтожают писателя и общественного деятеля Фараг Фода.

      «Сведение джихада к мирным средствам, вроде книг и речей, научного и идейного воспитания уммы (паствы – прим. авт.), конкуренция с политиками, с их партиями и политическими методами, или же эмиграция – это трусость и малодушие. Мусульмане победят только силой оружия. Мусульмане должны участвовать в джихаде, сколь бы мало их ни было».

      «Мы ведем джихад не только против тех, кто нападает на наши страны и захватывает наши земли, но и против тех, кто силой оружия и властью противодействует нашему призыву, мешает нам призывать людей к религии Аллаха. Потому что колониализм – враг дальний, а неверные правители – враг ближний, и сражаться с ними надо прежде, чем с врагом дальним». 

      Под такими лозунгами выступают египетские моджахеды, становясь одними из самых непримиримых бойцов ислама.

      На волну террора власти Египта отвечают террором. Суды практически не выносят смертных приговоров. Многие, попавшие в руки службы безопасности Египта, погибают в ходе использования против них «форсированных методов дознания». 

      Помимо репрессий по «Аль-Джамаа» наносят удары и другим путем. Спецслужбы начинают охоту за лидерами экстремистов. По прямому указанию министра внутренних дел Египта 2 августа 1990 года устранен пресс-секретарь «Аль-Джамаа» Аля Мухи ад-Дин. Адвокат организации Мунтасер аз-Зайят обращается в суд с заявлением, в котором просит привлечь министра к уголовной ответственности за организацию убийства. 

      Но боевики умеют постоять за себя не только в суде. В 1995-м совершается покушение на президента Мубарака. Его автомобиль обстрелян в ходе визита в Эфиопию. Террористов укрывает Судан. Естественно, что Египет требует выдать нападавших. В ответ египетских дипломатов в Хартуме… избивают палками! Схожим образом поступают с суданскими дипломатами в Каире. Президент Мубарак перебрасывает на границу двух стран войска. Слава Богу, войны удалось избежать. 

      Тем временем Египет захлестнула очередная волна террора. Под удар снова попадают несчастные копты, которые практически не участвуют в политической жизни страны. 

      Новым словом в убийстве неверных становятся нападения на туристов. И тут дело не только в религиозных убеждениях. Запугивая иностранцев, террористы наносили удар по одной из самых важных для Египта сфер бизнеса – туризму. 

      Итог подобного противостояния – смерть 1000 человек с обеих сторон. Кровопролитие становится неконтролируемым…

      Для многих очевидно – необходимо прекратить террор. 5 июля 1997 года благодаря стараниям адвоката аз-Зайата 6 эмиров (региональных лидеров) «Аль-Джамаа» объявляют о прекращении огня. К этому времени организация снова обезглавлена, ар-Рахман томится в американской тюрьме, а потому раскола не избежать. В оппозиции к миротворцам оказывается Абу Ясер Рифаи Ахмед Таха. Именно его людям приписывается один из самых страшных терактов, совершенный «Аль-Джмаа аль-Исламийя»…

     Город фараонов

      При покупке путевки в Египет в план экскурсий наравне с посещением пирамид и сфинкса очень часто входит визит в древний Луксор. Это жемчужина Египта, а потому не мудрено, что ежегодно в город совершают паломничество тысячи людей со всего мира. Так было и в этот злосчастный день.

      Автобус с туристами остановился возле гробницы царицы Хатшепсут. Неожиданно по нему открыли огонь. Погибли 68 человек, в основном иностранцы. Все нападавшие были убиты ответным огнем полиции.

      Инцидент в Луксоре вызвал новые репрессии против «Аль-Джамаа». Аз-Зайат решил, что потерпел крах в своих мирных начинаниях и объявил об уходе из политики. Но, к счастью, эмиры организации твердо стояли на позиции прекращения войны. В декабре они объявляют, что их люди не были причастны к произошедшему и «Община» снимает с себя ответственность за теракт в городе фараонов. 

      Правда, в феврале 1998 года Абу Ясер Рифаи Ахмед Таха, тот самый, которого обвиняли в бойне в Луксоре, от имени «Аль-Джамаа» подписывает фетву Усамы бен Ладена, позволяющую убивать мирных американцев и евреев, а сама организация входит в недавно основанный «Всемирный исламский фронт вооруженной борьбы против иудеев и крестоносцев».

      Но Таха – это еще не вся «Аль-Джамаа». Через год организация рвет с «Аль-Кайдой», теракт 11 сентября 2001 года осуждает, а один из исторических лидеров прямо из тюремной камеры набрасывается с критикой на вчерашнего союзника.

      Выходит несколько книг, авторы которых – лидеры организации, каются в содеянных грехах, критикуют собственные призывы к джихаду в 80–90-х, более того, просят прощения за смерть Садата. Теперь убиенного президента называют не иначе как мучеником.

      

      P.S.

      И вот тут в рассказе про египетских моджахедов можно было бы поставить точку, если бы не одно «но». Их «искреннее раскаяние» в прошлых грехах принимает какие-то странные формы. Да, боевики больше не грабят коптские магазины и не стреляют в президентов. Зато духовные лидеры «Аль-Джамаа» поддерживают чеченских сепаратистов и несколько этого не скрывают. На Кавказ непрерывно идут деньги и пастырские благословения. 

      Организация осуждает «Аль-Кайду», но множество ее членов стало на эту «платформу» («аль-кайда» с арабского «основа» или платформа») и сражается весьма энергично.

      На лицо стремление «Аль-Джамаа аль-Исламийа» легализоваться. Ежедневно египетская пресса тщательно сообщает о каждом ее шаге на пути перехода от террористических методов борьбы к политическим. Впрочем, пока последователи студентов входят в список из 15 террористических организаций, составленный, в частности, ФСБ РФ...

     

     

     

      Именно убийство египетского президента сделало известным Аймана аз-Завахири, ныне одного из главных идеологов «Аль-Кайды».

      Он родился в 1951 году в семье врачей. Следуя традиции, будущий террорист тоже закончил медицинский факультет Каирского университета и стал хирургом. 

      Впервые аз-Завахири был арестован в 15-летнем возрасте за участие в деятельности организации «Братья-мусульмане». После этого возглавлял отряд египетских мусульман, сражавшихся на стороне афганских моджахедов. Именно в Афганистане познакомился с бен Ладеном. 

      Сегодня аз-Завахири обвиняется в подготовке целого ряда терактов. В Египте заочно приговорен к смертной казни. Автор трудов по истории, теории и практике исламских движений.

     


     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!