СТЕНА
Ноябрь 2009
Вернуться к номеру >>

Раздел: Политика



…Ее возводили несколько дней. Тщательно выпиленные кирпичи укладывали друг на друга как можно плотнее, ряд к ряду, зубец к зубцу. Работа шла и днем, и ночью, под проливным дождем и пронизывающим ноябрьским ветром. Люди поеживались от холода, потирали замерзшие руки. Но строили на совесть, хотя знали, что их детищу суждена недолгая жизнь. Не пройдет и недели, как десятки других рук вытянут из постройки нижние блоки. И в какие-то считанные секунды рухнет, рассыпаясь на кирпичи, казавшаяся такой прочной Стена.

 

Главным событием праздника, как и планировали режиссеры, стало символическое падение пенопластовой Берлинской стены. Бутафорская разрисованная конструкция рухнула в один миг. Детишки захлебывались счастливым смехом, пиная и расталкивая легкие белые блоки. Родители чокались пивными бутылками, подростки запускали фейерверки, а люди постарше тайком утирали слезы…

Праздник получился грандиозным. Не зря Германия уже несколько месяцев гудела, как разбуженный улей. Местные СМИ и вся немецкая общественность во всеоружии готовились встретить славную дату – 20-летний юбилей падения Берлинской стены. Подростки расписывали город граффити, актеры устраивали представления на автобусных остановках, Первый канал немецкого телевидения показывал новости 1989 года, а в резиденции канцлера спешно штамповали пригласительные главам соседних государств. Чтобы не ударить в грязь лицом перед именитыми гостями, 3 октября провели в городе чтото вроде генеральной репетиции.

Годовщину воссоединения обеих Германий отметили весьма оригинально, превратив Берлин в площадку для настоящего шоу. Гигантская девочка высотой с трехэтажный дом задумчиво бродила по улицам города в поисках своих родственников. В это время на другом конце города берлинцев пугала другая кукла, призванная согласно режиссерскому замыслу изображать дядю первой «малютки». К огромному облегчению горожан вечером два монстра все-таки обрели друг друга у Бранденбургских ворот. За всей этой фантасмагорией наблюдал специально приглашенный на юбилей Михаил Горбачев. Благодарные немцы вручили ему очередную премию и добросовестно показали по всем ТВ-каналам.

А 9 ноября телевизионные камеры уже метались между дюжиной политиков первой величины. Гордон Браун шутил с журналистами, Николя Саркози вспоминал молодость, Ангела Меркель еле сдерживала слезы радости, Дмитрий Медведев рассуждал об исключительной важности перехода к многополярному миру. У Бранденбургских ворот пел хор, небо расцветало фейерверками, а Лех Валенса на пару с бывшим венгерским премьером Миклошем Неметом выбивали блоки из пенопластовой стены. С другой стороны с шутками и прибаутками бутафорскую конструкцию толкали президент Европарламента Ежи Бузек и глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу...

Казалось, что только берлинские старожилы очень хорошо помнят, как таким же ноябрьским вечером, двадцать лет назад, люди в исступлении крошили проклятый кирпич, вымещая на нем всю боль и ненависть. Настоящая Стена, в отличие от своей пенопластовой пародии, вызывала куда более сильные эмоции.

На ее счету как минимум полторы сотни жизней. Народная молва увеличила число жертв в разы, но правду сегодня уже не узнает никто. Ее пытались перелезть, переехать и даже перелететь. Под нее делали подкопы, в ней пробивали бреши. Пытаясь преодолеть Стену, люди прятались в багажниках и бросались под автоматные очереди. Само собой разумеется, что у Стены были свои мученики и свои герои. Но кто бы мог подумать, что сейчас, спустя двадцать лет, у нее обнаружатся еще и… пламенные защитники.

 

А зачем мы ее разрушили?

Если верить социологам, таким вопросом в Германии задаются очень многие.

На фоне торжеств и фейерверков, слез радости и гимнов единения очень странно выглядят результаты опроса, проведенного немецким еженедельником «Stern». Социологи клянутся и божатся, что каждый седьмой немец… хочет восстановить Берлинскую стену. Стену-убийцу, исковеркавшую столько человеческих судеб, стену-разлучницу, стену-бельмо. И пока политики, не жалея эпитетов, честили «виновницу» нынешних торжеств, 15% жителей Германии… испытывали неподдельную ностальгию по ГДР и ФРГ. Причем таких сожалеющих набралось достаточно по обе стороны былого монолита.

Западные немцы, «весси», недовольны высокими налогами на «перестройку» восточной части страны, а бывшие граждане ГДР, «осси», – низким уровнем дохода по сравнению с западными соседями. Да и разница менталитетов дает о себе знать.

Например, много шума в Германии наделал недавно принятый закон о разрешении гомосексуальным парам усыновлять детей. До официальной регистрации однополых браков, правда, дело пока не дошло, но пенсионеров-геев уже уравняли в правах с обычными пенсионерами.

А все благодаря некоему бывшему гамбургскому клерку, поднявшему в стране настоящую бучу из-за недоплаченных 74 евро. Чиновники-ретрограды посчитали его неженатым, в то время как пенсионер уже много лет состоит в крепком гомосексуальном браке. Пусть гражданском, но вполне законном для традиционных пар. Федеральный суд Карлсруэ предпочел не связываться со склочным гражданином и признал его право на полноценную пенсию. «Вот дожили!» – возмутились «осси». Правда, сами «восточники» тоже не могут похвастаться строгостью нравов. Согласно последнему статистическому исследованию института Лейбница, каждый второй ребенок в Восточной Германии рождается вне брака. В то время как в Западной таких детей – всего 25%.

Только-только начали прирастать друг к другу эти половинки, а Германия уже трещит по швам. Причем в этот раз грозит разойтись на… Северную и Южную.

Министр экономики федеральной земли Бремен, Ральф Нагель, так прямо и заявил: cеверогерманские земли должны объединиться в «Северный альянс», чтобы совместно защищать свои интересы в Берлине. Ведь в Северной Германии живет не меньше народа, чем в Баварии, да и валовой национальный продукт северян не уступает южному. И подобных сепаратистов в Бундестаге достаточно. Раньше с подобной идеей выступал премьер-министр Нижней Саксонии. А тут, глядишь, и Гамбург со Шлезвиг-Гольштейном подтянутся.

Бавария – та давно уже дуется. Мало того что огромная земля, так еще и самая богатая. А в разговоры о единой нации давным-давно верить перестала. Какое единство, если баварец бременца чуть ли не со словарем понимать должен?

Безусловно, пока на этих «удельных князей» в Берлине шикают. В первую очередь сама канцлер – она насмерть готова стоять за «единую и неделимую». А пока суд да дело, тренирует миротворческие навыки на собственном правительстве…

 

Черные против желтых

Это не игра в «Зарницу» и не военный конфликт Китая и Центрально-Африканской Республики. Это – дележка портфелей в немецком правительстве.           «Черный» христианский блок отчаянно не хочет уступать «желтым» либералам теплые кресла. В результате долгих интриг, угроз и уговоров Христианско-демократический союз оттяпал себе восемь портфелей, Христианско-социальный союз – три, а свободным демократам досталось пять постов в новом правительстве. Немного. Зато их лидер стал-таки вице-канцлером.

Сенсации не случилось. Ну что удивительного в том, что бывший глава МВД стал министром финансов, а бывший глава военного штаба теперь будет бороться с безработицей и начислять пенсии? Обороноспособность страны от таких рокировок ничуть не пострадает, тем более что военным министром назначен… бывший министр экономики! И ничего, что граждане первое время будут путаться в должностях своих руководителей. Главное, лица-то все до боли знакомые! Канцлер обещала поменять правительство? Сказала и сделала.

Менять их, как ни крути, было нужно. Еще за пару месяцев до выборов министр здравоохранения вляпалась в нешуточный скандал. В июле предприимчивая Ула Шмидт решила съездить в отпуск в Испанию на служебном лимузине. И, вполне вероятно, неплохо бы там отдохнула, если бы не одно обстоятельство. Весьма недешевую машинку в Испании… угнали. И хотя доблестные местные полицейские сработали на славу, вернув автомобиль владельцу, репутации министра был нанесен сокрушительный удар. Аргументы вроде «мне он был нужен для служебных встреч» не убедили возмущенных немецких налогоплательщиков. А уж сколько радости доставила эта история оппозиции! Громче всех кричали «Левая партия» и «зеленые». Притом, что у последних рыльце тоже было в пушку. Гранд-дама партии «зеленых» не на шутку обидела Израиль, обозвав активистов вполне мирной организации «Stop the bomb» агентами Моссада.

Новые министры обещают быть ничуть не скучнее прежних. Первая ласточка нового правительства – министр юстиции – чуть было не рассорила Германию с Россией. Вполне интеллигентная дама со сложновыговариваемой фамилией Лойтхойзер-Шнарренбергер взяла и открыто назвала Владимира Путина «врагом правового государства». Да еще и намекнула, что дело «Юкоса» имело личную подоплеку.

Или, например, другой министр – Гидо Вестервелле. «Открытие» нынешних выборов, политик номер один (после самой Ангелы Меркель, конечно), а заодно и лидер Либерального Союза – человек неординарный.

Он любит лошадей и политику. Ненавидит бюрократов и не скрывает своей гомосексуальности. В свободное от построения демократического общества время упражняется в остроумии (Вестервелле славится искрометным чувством юмора) или смотрит репортажи своего партнера, политического комментатора.

А недавно обнаружилось, что Гидо – еще и патриот до мозга костей. Когда на пресс-конференции корреспондент ВВС задал ему вопрос по-английски, Вестервелле демонстративно отказался отвечать на языке Шекспира. «Мы в Германии, здесь принято говорить по-немецки», – заявил без-пяти-минут-министр. И пока журналист метался по телецентру в поисках переводчика, Вестервелле, гордый собой, продолжил брифинг. Злые языки тотчас припомнили, что еще год назад английский политика оставлял желать лучшего. А через месяц у Вестервелле нашелся верный последователь – председатель Бундестага Норберт Ламмер. На вполне себе коммерческом мероприятии – презентации нового смартфона – немецкий чиновник возьми и заговори по-немецки. Тот факт, что большинство присутствующих языка Гете совершенно не понимали, Ламмера не смутил. И опять журналисты услышали знакомое: «Мы в Германии, а здесь принято говорить по-немецки». Похоже, эта новая мода, введенная Вестервелле, очень понравилась немецким чиновникам. А симпатизирующие Гидо журналисты тут же окрестили его «Будущим суперминистром».

Вестервелле прочили министерство экономики и Минфин – как говорится, в одном флаконе. На этот случай он даже разработал целую программу по снижению налогов. Популист, скажете вы, и… будете неправы. Дело в том, что представители ряда федеральных земель ФРГ наотрез отказываются это делать, опасаясь тем самым увеличить дефицит местных бюджетов.

Однако с громкими заявлениями Вестервелле явно поторопился. Канцлер с восторгом его выслушала, покивала головой и… предложила возглавить Министерство иностранных дел. А бразды правления экономикой вручила не столь ретивому Райнеру Брюдерле.

Непосредственно же распоряжаться финансами доверили бывшему министру внутренних дел Вольфгангу Шойбле по прозвищу «Штази 2.0». Немцы без особого энтузиазма встретили это назначение – за Шойбле тянется дурная слава сатрапа и реакционера. Это благодаря ему в ФРГ был принят пакет законов, позволяющий спецслужбам тайно проникать в жилища граждан и устанавливать на их личные компьютеры шпионские программы. Однако в активе «Штази 2.0» есть один очень серьезный козырь. Канцлер ему доверяет. Вольфганг Шойбле не только самый опытный министр нового кабинета – это просто железный человек. Будучи прикованным к инвалидному креслу, в девяностых он умудрялся руководить фракцией ХДС/ХСС в Бундестаге, а в начале века – следить за правопорядком в Германии.

Зато в новом министре обороны вы не найдете ни малейшего намека на солдафонство. Карл-Теодор цу Гуттенберг – вот уж кто стал настоящей звездой нынешнего кабинета. Поговаривают, что молодой цу Гуттенберг далеко пойдет. Он пользуется огромным авторитетом в Христианско-социальном союзе, его любят журналисты, и сама канцлер внимательно прислушивается к его советам. Удачливый бизнесмен и неплохой оратор, Гуттенберг весьма симпатичен немецкому электорату. Особенно его женской части. К тому же новый министр обороны – наследник старинного аристократического рода. Столь же славного, как и род де Мезьеров, подаривший Германии еще одного министра – внутренних дел. Одни говорят, что Томас де Мезьер получил этот пост благодаря своей исключительной работоспособности, а кто-то намекает на его родственные связи с прошлым премьер-министром ГДР – бывшим непосредственным начальником Ангелы Меркель.

Еще одна интересная кадровая находка нынешнего кабинета – министр здравоохранения. Им стал… вьетнамский сирота. Мальчика из детдома усыновила немецкая семья. Приемные родители дали ему новое имя и хорошее образование. Филипп Реслер стал неплохим окулистом и, даст Бог, не самым худшим руководителем Минздрава. Для этого у него есть молодость – Реслеру всего 36 лет – и завидная целеустремленность. Причем о целях для Реслера канцлер Меркель уже позаботилась. Перед новоназначенным министром поставлена задача сделать здравоохранение более дешевым и доступным, но в то же время эффективным и доходным. Ехидная царевна, что отправляла Ивана-дурака за мифическим Чудом-Юдом, искусала бы все локти от зависти…

 

Братцы, куда идем?

Понять это непросто. Причем озадачены не только бюргеры да клерки – именитые политологи чешут затылки и пытаются объяснить, как Германия докатилась до такой жизни. Где это видано, чтобы дисциплинированные религиозные немцы вдруг перестали голосовать за христианских демократов? Пятьдесят лет ХДС/ХСС и в ус не дули, а на кресла в Бундестаге уже впору было именные таблички прикручивать. Да что там таблички! Кресла менялись чаще, чем их владельцы! А немцы на древесине не экономили, мебель делали на совесть. Но не все коту масленица – в этом году завсегдатаям Бундестага придется подвинуться. Им в Германии больше не рады. Доверия им мало, а точнее – 33,6%.

Считается, что за социал-демократов голосуют только в эпоху сытости. Если это так, то кризис в Германии налицо. СДПГ в этот раз опозорились не меньше христианских демократов. 23,5% голосов против почти 35% в 2005 году выглядели как пощечина. Старых демократов пробросили, зато раскрыли объятия демократам новым.

«Теперь мы хотим участвовать в управлении Германией», – не скрывая радости, сообщил журналистам Гидо Вестервелле. И голодный блеск в его глазах не оставлял в том ни малейшего сомнения.

Кстати, накануне выборов в Бундестаг обнаружился любопытный факт. Сотрудники Немецкого института коммуникации при университете Хохенхайма решили почитать предвыборные программы кандидатов. Открыли и содрогнулись – ну чего же хотеть от рядового избирателя, если седовласые ученые мужи не смогли «продраться» сквозь мудреный слог публичных политиков. Чтобы хоть как-то разобраться в партийных талмудах, призвали на помощь социологию.

Итак, тексты программ решили оценивать по 20балльной шкале – от полной неразберихи до предельной четкости. Забегая вперед, скажу: выше 11 баллов никто не заработал. Хуже всех оказались левые. Их труд оценили на 6,5 баллов и сравнили с докторской диссертацией по политэкономии. ХДС/ХСС были немногим лучше и заработали 8,6 балла. Правда, и выбившаяся на этих выборах в лидеры Свободная демократическая партия тоже не могла похвастаться ясностью формулировок. Социологи дали их программе 8,4 балла. Наилучший результат показали зеленые – 11 баллов. Но они наверняка ничего не писали про экономику. Подвели ученые мужи итоги и задумались. Если абсолютно все программы написаны так, что сам черт ногу сломит, то за что же граждане голосуют? И пришли к неутешительным выводам – немцы делают свой выбор не умом, а сердцем. И выбирают тех, кто помимо «птичьего» научного языка владеет еще и человеческим.

 

То, что не успели разобрать на сувениры, пошло на подарки…

Недавно мэр Берлина Клаус Воверайт отметил успехи ямайского легкоатлета Усэйна Болта… куском Берлинской стены. И не каким-то осколочком, помещающимся в карман пиджака, а … почти четырехметровым монолитом. Именно такой «королевский» подарок немецкий градоначальник вручил выдающемуся легкоатлету. Безусловно, над камнем предварительно поработал художник. Отныне монумент украшает изображение самого Болта на синей дорожке Олимпийского стадиона Берлина. Именно там знаменитый спортсмен установил мировой рекорд по бегу на дистанции 100 м. В ближайшее время почти трехтонный «подарочек» упакуют и отправят на Ямайку.

 

В день, когда рухнула Берлинская стена:

Ангела Меркель не смогла отказаться от традиционного похода в баню. А после, выпив банку пива, вместе с подругой отправилась по Борнхольмскому мосту посмотреть Западный Берлин.

Николя Саркози 9 ноября 1989 года находился в Берлине и участвовал в митинге у Бранденбургских ворот, а потом лично киркой долбил бетонную конструкцию, причем с Восточной стороны стены. Во всяком случае, такую версию Саркози изложил на своей страничке сервиса «Facebook». По словам президента, в тот день рядом с ним находились бывший и нынешний премьер-министры Франции Аллен Жюппе и Франсуа Фийон. Хотя позже Саркози признался, что несколько исказил факты ради красного словца…

По утверждению газеты «Corriere della Sera», нынешний премьер-министр России, а тогда полковник КГБ Владимир Путин в этот день занимался уничтожением секретных досье и документов в представительстве комитета госбезопасности в Дрездене.

А вот Маргарет Тетчер в этот день рвала и метала. Железная леди была категорически против объединения двух Германий, считая это безусловным злом для Европы. Кстати, подобную же точку зрения разделял и тогдашний президент Франции Франсуа Миттеран.

 

Отпраздновал…

Для одного из именитых гостей торжества – Леха Валенсы – юбилейный вечер 9 ноября закончился плачевно. Некий неуклюжий немецкий оператор уронил на бывшего польского президента тяжеленную камеру. Валенса не стал делать трагедию из пары синяков и великодушно простил перепуганного бедолагу. Но на следующий день оказалось, что травма куда серьезнее, чем он мог предполагать. Утром бывший президент просто не смог встать с кресла. Врачи гданьской больницы, куда Валенса обратился за помощью, диагностировали у него  разрыв мышцы бедра и травму позвоночника. По всей видимости, ближайший месяц Леху Валенсе предстоит провести в инвалидном кресле…





Спешите подписаться на журнал “Планета”!