ЛИЦО ДЕМОКРАТИИ
Октябрь 2006
Вернуться к номеру >>

Автор: Вячеслав Яновский
Раздел: Политика
Теги: политика, переворот, экономика, Венгрия





     Считается, что эти забавные фразы венгерского премьера Дюрчаня и стали причиной будапештских погромов.

     На самом деле, они были лишь поводом. Но не причиной.

     Венгры вышли на улицы, потому что окончательно поняли – вступление в Евросоюз не дало им ни честной власти, ни крепкой экономики, ни сытой жизни…

     В чем была ошибка венгерского премьера?

     В том, что он сказал правду. Конечно, сказал он ее не публично, в каких-то дремучих кулуарах да еще к тому же наивно надеясь, что его никто не расслышит. Напрасно.

     Ференц Дюрчань нарушил первое правило политика — врать надо всегда. Всегда и всем без исключения. Даже самому себе.

     Последнее особенно важно. Когда политик врет самому себе, он начинает верить в собственное вранье. И только после этого он может заразить своей верой других.

     Можно заниматься маразмом. Но при этом очень важно верить, что ты делаешь нужное и полезное дело.

     По-другому нельзя. В противном случае наступает раздвоение сознания, в народе важно именуемое «шизофренией».

     Еще больше удивили венгры. Есть такое скучное выражение – «неадекватная реакция». Это когда вам в лицо сказали, что вы — осел, а вы молча достали ТТ и разрядили обидчику в лоб.

     Им сообщили в общем-то рядовой факт — правительство их обжулило. А они сняли с постамента танк да и двинули его на перепуганный сонный спецназ.

     Среднестатистический житель СНГ смотрит теленовости и напряженно морщит лоб. Он никак не может взять в толк, из-за чего венгры так разбушевались. Узнали, что правительство надувает народ? «И что тут такого особенного?» – ошалело разводит руками какой-нибудь шахтер в Кузбассе, давно привыкший к тому, что вранье есть древний и узаконенный в веках язык общения начальства с народом.

     Впрочем, так думают не только бывшие наши сограждане по СССР. Среднего европейского бюргера также не выведешь из равновесия известием, что родное правительство его надувает. Разве итальянцы верили Берлускони? Конечно, нет. Просто он их забавлял и обещал снизить налоги. А это нравилось многим.

     В общем, премьер, конечно, подлец, но зачем же танк с постамента снимать?

     На самом деле, венгры не столь наивны, чтобы удивляться вранью политиков. И реакция их вполне адекватна.

     Потому как знаменитое премьерское «мы облажались» было только обычным формальным поводом.

     А причина была в ином. Венгров ПО-КРУПНОМУ надули второй раз за 15 лет. И речь вовсе не об обмане Дюрчаня – это обман мелкий, несущественный, творимый многими политиками, так сказать, в рабочем порядке. Речь совсем о другом.

     Первый раз венгров надули в 1990 году, когда объявили движение от социализма к свободному рынку. Через пять лет реформ уровень жизнь упал на 40% (по самым лучшим оценкам), а 70% граждан заявили, что при Кадаре (коммунистический правитель Венгрии) жилось лучше.

     И это не было пустой ностальгией. «Кадаровский социализм» значительно отличался от советского. В нем было на порядок больше частной инициативы и на порядок меньше бюрократического маразма. Частично разрешались иностранные инвестиции, поощрялось мелкое предпринимательство и хозяйственная самостоятельность предприятий. Но одновременно были плановость, госрегулирование, социальная защита слабых. Плюс тесная экономическая интеграция с СССР и странами соцлагеря.

     Все это давало неплохие результаты и могло бы дать еще лучшие, если бы в начале 90-х кадаровскую систему дополнили и улучшили, а не выбросили на свалку.

     Уже к середине 90-х венгры поняли, что такое «свободный рынок». Но в этот момент их ловко поманили новой пустышкой. Называлась она Евросоюз. Пока Венгрия шла к нему, гражданам по-моисеевски говорили: в пути терпите, дойдем – будем счастливы. Дошли и вошли в Евросоюз. А счастья в нем не оказалось.

     Безработица стала нормой жизни. И отъезд в Западную Европу далеко не всегда решает проблему – там хватает своих безработных из числа «коренной нации», смуглых товарищей-иммигрантов из жарких стран да коллег-восточноевропейцев (поляки, чехи, прибалты и проч.).

     Стоимость жизни в Венгрии неуклонно приближается к ЗАПАДНОевропейской, а зарплаты и доходы так и не оторвались от более чем скромного ВОСТОЧНОевропейского уровня.

     А говорили, что жизнь будет как в соседней Австрии. Но счастливой Австро-Венгрии не вышло. Есть богатая Австрия. А рядом бедная Венгрия. Обидно…

     Потому и стащили танк с постамента.

     Любовь без радости была, разлука будет без печали…

     Говорят, брюссельские евробюрократы объявили розыск. Ищут того мудреца, который первым подал идею включить в Евросоюз страны Восточной Европы.

     Никто не признается. Все вежливо уступают авторство друг другу. Знают – автору не поздоровится.

     Когда «восточники», любопытно озираясь по сторонам, с помпой въехали в «еврокоммуналку», больше всего беспокойства доставляла Польша. Польские фермеры нахально требовали дотаций, сантехники — работы, а политики — фактического равенства Варшавы с Берлином и Парижем.

     От этого у всех разболелась голова.

     Но к Польше со скрипом притерлись.

     Потом наступила очередь Прибалтики, которая с завидным постоянством не выполняла евросоюзовские «прогнозные показатели». Головная боль усилилась.

     Теперь к ним прибавилась Венгрия со своими бюджетными проблемами и буйными погромами. Головная боль стала совсем невыносимой.

     Брак «богатых» и «бедных» европейских родственников не принес счастья ни тем, ни другим.

     «Богатые» обижаются на «бедных» за то, что они:

     - «сели на шею» и постоянно выклянчивают какие-то дотации, которые потом идут неизвестно куда;

     - наводнили Западную Европу своими безработными (выражение «польский сантехник» уже давно стало нарицательным);

     - постоянно бегают в Вашингтон и ябедничают там на Брюссель;

     - по мелочи задираются с Россией и мешают «старой Европе» водить нежную газово-транзитную дружбу с Кремлем.

     «Бедные» обижаются на «богатых» за то, что они:

     - почти угробили их сельское хозяйство;

     - вопреки вчерашним сладким обещаниям не торопятся делиться общеевропейским пирогом;

     - обкладывают их такими «общеевропейскими правилами», что задыхаться начинает не только сельское хозяйство, но и без того маломощная местная промышленность (а с нею и миллионы работающих, и госбюджеты).

     В общем, судя по всему, пора расходиться, пока совместно нажитого имущества еще не так много.

     Такие слова в Брюсселе вслух еще не произносят. Но мысли уже витают. Дюже сильна головная боль от «новых членов». И не видно ей ни конца, ни края…

     Венгры подложили большущую свинью белорусской оппозиции

     Нет-нет, венгры никому не отказали в грантах и никого не обвинили в растрате средств, выделенных «на революцию».

     Речь совсем о другом — события в Будапеште окончательно поставили очень большой, очень черный и очень жирный крест на ИДЕОЛОГИИ белорусской оппозиции.

     Дело вот в чем. Любые идеи должны подкрепляться примерами.

     Вспомним. Демократы времен перестройки радостно кивали на Запад. Вот вам, пожалуйста, демократия, а к ней в придачу – джинсы, жвачка и колбаса ста сортов.

     Это было убедительно. И их слушали.

     Консерваторы из КПСС уныло оглядывались по сторонам и начинали хмуро говорить о величии страны и прочих абстрактных вещах. И это было неубедительно. И их не слушали.

     В 90-х роли поменялись. Теперь коммунисты радостно кивали на окружающую жизнь. Вот вам, пожалуйста, демократия, а к ней в придачу – джинсы, жвачка и колбаса ста сортов. Но при этом у трудящихся масс в кармане «вошь на аркане» (и на один колбасный сорт не хватит).

     Теперь это было убедительно. И теперь их слушали.

     Либералы уныло оглядывались по сторонам и начинали хмуро говорить о ценностях свободы и прочих абстрактных вещах. Теперь это было неубедительно. И теперь их не слушали.

     В общем, в политике без живых примеров никуда. Нашел таковой – спасен. Нет – отправляйся на историческую свалку.

     Так вот, нынче у белорусской оппозиции большая беда. Не на что и не на кого ссылаться. Нет тех самых спасительных примеров. Что называется, весь запас вышел.

     На что кивал БНФ в конце седых 80-х? На Россию. Мы, дескать, ее кормим, все наше сало, вся сметана (с бульбой в придачу) — все там. И выходило – «прыпынiм пастаўкi бульбы ў Расею i ўсё будзе добра».

     Это было убедительно. И им верили.

     Когда «пастаўкi прыпынiлi», счастье в двери не постучалось. Но в БНФ не растерялись. Кивать стали на всех соседей сразу – дескать, у всех «рыночные реформы» (как на Западе), а на Западе – хорошо. Отсюда вывод: начнем реформы — заживем как на Западе (в свое время физик-романтик Станислав Шушкевич в качестве ориентира выбрал Швейцарию). Это было не так убедительно. Но им еще верили.

     Вскоре все увидели, к чему реформы привели Россию. И тогда те, кто нынче составляет оппозицию, завели новую песню – надо «идти в Европу». О Швейцарии уже никто не думал – ориентирами стали Польша, Прибалтика, Чехия, Венгрия.

     Песню «Беларусь в Европу!» белорусская оппозиция задорно пела несколько лет. Широкие массы ей уже не подпевали, но пара-тройка процентов стойких сторонников еще оставалась.

     Но и их ряды стали таять, с тех пор как вся честная восточноевропейская компания из евросоюзовской приемной наконец-то прорвалась в банкетную залу. И к своему ужасу обнаружила – общий стол, увы, не накрыт. Каждый платит сам за себя, да еще оставляет солидные чаевые в пользу сиротливой, но упитанной евробюрократии.

     Привлекательность «европейского пути» таяла на глазах. В Польше чуть не треть населения оказалась безработной, в Прибалтике пол-зарплаты вынь да положь за коммунальные услуги… И Венгрия оставалась, пожалуй, последней страной, на которую могла «кивать» (как на пример) белорусская оппозиция. Тем более что о Венгрии особенно ничего не было слышно, да и не так много белорусских граждан там бывают и знают о подлинном положении дел.

     Но вот грянул венгерский бунт – осмысленный и беспощадный. И оказалось, что десятки тысяч в «тихой и спокойной Венгрии» (давно находящейся в Европе) недовольны своей жизнью, недовольны своим правительством и недовольны печальными итогами «евроинтеграции». И выходит, что после будапештских событий верить в триаду «демократия — свободный рынок – Евросоюз» могут только очень наивные и не очень умные люди.

     Но ведь другой идеологии про запас у белорусской оппозиции нет. А выходить к народу с правдивым лозунгом «хочу я власть, чтобы побольше там украсть» пока что-то не принято…

     P.S. Господа оппозиционеры! Хватит спать и лениться! Общий подъем, свистать всех наверх, ледяной ковш на голову для бодрости и марш-марш придумывать новую идеологию!

     Потому как старая (Беларусь в Европу!) стала вроде легендарной сталинской шинели – так поизносилась, что уж и самые большие заплатки не помогут…

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!