НОВОЕ ЛИЦО АРГЕНТИНЫ
Ноябрь 2007
Вернуться к номеру >>

Автор: Лейла Аринбасарова
Раздел: Политика
Теги: политика, персоналии, Аргентина, Южная Америка



Теплым июньским вечером, сидя с чашечкой кофе на открытом балконе Розового дома, президент Аргентины Нестор Киршнер размышлял о будущем. «Кому я могу передать страну? – чашка описала в воздухе полукруг и со звоном опустилась на блюдце. – Только тому, кому доверяю. А доверяю я только жене…» Удивительно, но по прошествии нескольких месяцев так же рассудили и рядовые аргентинцы…

      Это были красивые выборы. В буквальном смысле слова. Две потрясающих женщины – бывшая первая леди, 54-летняя Кристина Фернандес Киршнер, и бывшая первая красавица Аргентины, 51-летняя Элиса Карио оспаривали право управлять Каса Росада – Розовым домом, резиденцией главы государства – и всей страной. Об остальных 12 кандидатах уже никто не помнил, настолько огромным было их отставание от фавориток… 

      Утро 29 октября принесло Аргентине удивительные новости – второго тура выборов не будет. Кристина Фернандес Киршнер, бывший сенатор и супруга бывшего президента, набрала более 40% голосов. Еще неделю в штабе г-жи Киршнер рекой лилось шампанское, взрывались хлопушки и звучали здравицы. Лично поздравить ее с победой в Буэнос-Айрес прилетела Сеголен Руаяль, чуть-чуть не ставшая коллегой Кристины. Да и главная соперница г-жи Киршнер мужественно признала свое поражение и послала победительнице поздравительную телеграмму. Что подвигло Элису Каррио на такой шаг – природный альтруизм или перспектива получить неплохой пост в новом правительстве – неизвестно. Главное, обошлось без скандалов и обвинений в фальсификации выборов. 

      Хотя сама кампания проходила не слишком гладко. Кристину обвиняли в том, что она беззастенчиво использовала административный ресурс мужа, который не только создал под нее партию «Фронт за победу», но и фактически назвал жену своим преемником. Не миновала она и коррупционного скандала. Накануне церемонии выдвижения Кристины, проходившей в муниципальном театре Ла-Платы, в кабинете ее подруги – министра экономики Фелисии Мисели – была обнаружена сумка с 60 тыс. долларов. Правда, министр утверждала, что это не взятка, а деньги, одолженные у брата на покупку дома, но… Г-же Мисели пришлось подать прошение об отставке, а президентской чете – еще долго оправдываться, что к данной истории они не имели никакого отношения. Но эта проблема померкла перед лицом другой, куда более грозной…

      В начале октября в Аргентине подскочили цены на продовольственные товары первой необходимости: молоко, мясо, сыр, сахар, масло, хлеб. Страна ответила митингами и забастовками. И тогда Нестор Киршнер пошел на крайние меры – уговорил крупнейшие торговые предприятия страны до декабря заморозить цены на продукты питания, бензин, газ и дизельное топливо и ввел ограничения на экспорт сельхозпродукции. В общем, сделал все, чтобы победа жены не сорвалась… Страховка не подвела, и вот уже 10 декабря первая избранная женщина-президент Аргентины займет «главное кресло страны».

      К слову сказать, Кристина Киршнер – не первая хозяйка Розового дома. В прошлом веке Аргентиной уже правила женщина – Мария Эстела Мартинес. Да и последняя жена Хуана Перрона, Исабель, при жизни мужа занимавшая должность вице-президента, после его смерти стала главой государства. Правда, ее правление длилось недолго – до тех пор, пока власть в скатывающейся в экономическую пропасть стране не захватили военные. Кристина Киршнер считает, что эта история к ней не относится – ведь свою победу она заслужила. 

      Кристина Киршнер, без сомнения, народный президент. Уже хотя бы потому, что ее безоговорочно поддержала провинция. Снобистские Буэнос-Айрес, провинции Кордова, Энтре-Риос, Сан-Луис и Санта-Фе голосовали против. Осевших там «белых воротничков» интересовали серьезные предвыборные программы, которых г-жа Кристина даже и не думала предлагать. Она не стала тратить драгоценное время на экономические выкладки, сделав ставку на встречи с избирателями и личное обаяние. И дело не только в красоте, хотя для своих 54 лет г-жа Киршнер выглядит просто потрясающе и, когда ее называют «королевой ботокса и силикона», только иронично улыбается. Кристина – отличный оратор и великолепный политтехнолог. В 2003 году она руководила предвыборным штабом мужа и была «мозгом» его кампании. Впрочем, злые языки утверждают, что Кристина не только «провела» супруга в президенты, но и все 4 года управляла страной. Как бы то ни было, Аргентина оказалась не в накладе.

      Действительно, за время пребывания Нестора Киршнера в Розовом доме страна расплатилась с большей частью внешних долгов. Рост экономики составлял 8% в год, а безработица впервые с 90-х упала до рекордно низкого уровня в 8,5%. Эмигранты начали возвращаться на родину, женщины – крепить демографию страны (Киршнер назначил социальные пособия матерям), а малообеспеченные семьи – скупать журналы по интерьеру, поскольку президент на порядок увеличил объемстроительства бесплатного муниципального жилья. Подросли пенсии и пособия по безработице, а зарплата госслужащих вообще увеличилась на 20%. Противники Киршнера обвиняли его в авторитарных, нерыночных методах управления и считали, что тем самым президент оказал Аргентине «медвежью услугу». Ведь экономика, вытянутая вручную практически «за уши», неминуемо обрушится. 

      Но разве напугаешь такими прогнозами человека, получившего ордер на жилье или пачку денег в карман? Кроме того, Киршнеру еще и очень повезло с ростом цен на сою – главное экспортное золото Аргентины. Одним словом, прогресс был налицо, но у него, как и у любой победы, обнаружилось множество «родителей». 

      Министры уходящего правительства приписывали заслуги себе, президент – себе, а госпожа Киршнер, комментируя политические инициативы мужа, всегда говорила «мы». Мы решили, придумали, воплотили… 

      Даже если бы Кристина Киршнер вздумала скрывать свои политические амбиции, ей бы никто не поверил…

 



     Нестор Киршнер знаменит тем, что за свой президентский срок не провел ни одной пресс-конференции. Глава государства просто зачитывал подготовленный документ, а потом… разворачивался и уходил с трибуны.

     



     Два президента на семью 

      Нужно сказать, что увлечение политикой сыграло в судьбе Кристины крайне положительную роль – помогло построить фантастическую карьеру и подарило любящего мужа. Причем какой из этих двух подарков оказался ценнее, сказать сложно. 

      Они всегда шли «ноздря в ноздрю». Еще в университете Ла-Платы два будущих юриста наравне участвовали в перонистском движении. «Антиимпериалистический фронт Эвы Перон» сблизил отчаянную бунтарку и основательного, упорного… Пингвина. Это данное однокурсниками прозвище намертво приклеилось к Нестору Киршнеру. Он и вправду чем-то походил на забавную птицу, к тому же родом юноша был из Патагонии, пингвиньего края. Кристина сначала смеялась над кличкой воздыхателя, а спустя несколько лет с гордостью ее разделила. 

      Чету Киршнеров сравнение с пингвинами вовсе не оскорбляло. Наоборот, пара считала птичек своими талисманами. Они также неразлучны, преданны и всегда готовы прийти друг другу на помощь. Что и делают вот уже 30 с лишним лет. В их до неприличия долгом браке нет места диктату и зависимости, равно как эгоизму и жертвенности. В семье «леваков» Киршнеров давно царит социализм с его принципом полного равенства. 

      Нестор Киршнер никогда не забудет, что локомотивом их общей карьеры стала именно Кристина. Это она в смутные времена диктатуры уговорила мужа сменить столицу на его родной провинциальный Санта-Крус. Исповедуемый Кристиной принцип «лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме» принес успех. Адвокатский бизнес процветал, подпитывая растущие амбиции супругов.

     В 1989 году Нестор стал мэром родного города Рио-Гальегос, а его жена – депутатом национального парламента. Дальше – больше. В 1993 году г-жа Киршнер – уже сенатор. Причем не тихая «мужняя жена», отдыхающая в парламенте от кухни и пеленок, а лихая воительница и бунтарка. С истинно латиноамериканским темпераментом г-жа Киршнер отстаивала интересы своего региона и беззастенчиво нападала на правительство. 

      Ее супруг тоже не терял времени даром. В 1995 году он становится губернатором. Через восемь лет аргентинцы изберут Нестора Киршнера президентом, но Кристина не удовольствуется лишь ролью первой леди. 

      В 2005-м она вновь становится сенатором, на сей раз – самой густонаселенной и «трудной» столичной провинции. Удивительно, как в таком плотном карьерном графике чета умудрилась родить и воспитать двоих детей. Старшему Максимо сегодня уже 30, его сестре Флоренсии – 18. Они, правда, далеки от политики, да и двух президентов семье вполне достаточно…

     Маленькие президентские слабости 

      Только очень ленивый журналист еще не сравнивал Кристину Киршнер с Хиллари Клинтон и Эвой Перон. Подобно первой, Кристина – юрист и жена экс-президента и, как знаменитая Эвита, любит дизайнерские наряды и держится королевой. Но не стоит ставить между ними знак равенства – г-жа Киршнер не собирается никого копировать и готова с пеной у рта отстаивать свою индивидуальность.

      Хотя обеих своих «прототипов» она весьма уважает. По-крайней мере, на словах. Ведь ссориться с возможным будущим президентом США было бы недальновидно. А имени Эвиты она вообще обязана своим появлением в политике. В студенческие годы именно участие в деятельности «Антиимпериалистического фронта Эвы Перон» наставило Кристину на путь политика. Путь тяжелый и тернистый, особенно для женщины, да еще такой яркой и темпераментной.

      Взрывной характер Кристины всегда создавал ей много проблем. Острая на язычок и нетерпимая к хамству, она нередко публично называла журналистов «ослами» и «тупицами». СМИ платили ей той же монетой. 

      Кристину Киршнер называли вульгарной, алчной и высокомерной. Журналистов всегда больше волновала ее манера краситься, любовь к одежде от Армани и количество сделанных пластических операций, чем политические инициативы «первой леди». Кстати, Кристина терпеть не могла такое обращение и требовала, чтобы ее называли «первой гражданкой».

      Сначала г-жа Киршнер вела бескомпромиссную борьбу за свое честное имя. Регулярно подавала в суд на ищущие сенсаций издания, добивалась публикации опровержений. А потом махнула рукой. «Да, в моей жизни есть две страсти – политика и шоппинг». А еще – диета, аэробика и тщательная забота о своей внешности. 

      «Я просто люблю быть женщиной и не собираюсь следовать политическим стереотипам», –

     часто повторяет нынешний президент.

      Этому принципу Кристина не изменяла никогда. Даже сопровождая мужа в зарубежных поездках, всегда просила добавить в график еще денек-другой – прошвырнуться по магазинам…

     

     Родина сказала надо…


     


     

      Но в ближайшие месяцы, по всей видимости, госпожа Президент этого удовольствия будет лишена. Как у каждого новоизбранного главы государства, работы у Кристины Киршнер – непочатый край. 

      Первыми ее испытают на прочность профсоюзы. Их лидеры уже в январе грозятся потребовать 20%-ное повышение зарплаты, а это неминуемо спровоцирует рост инфляции. Напомнит о себе и энергетическая проблема. Еще в 2002 году цены на электричество были искусственно занижены, и оставшаяся без подпитки отрасль быстро свернула его производство. Вот уже 5 лет аргентинцы воспринимают «веерные отключения» электроэнергии как нечто само собой разумеющееся. Да и множество предприятий вынуждено было заморозить работу. Исправить ситуацию может только повышение цен на энергоносители. Только вряд ли эта перспектива обрадует рядовых аргентинцев… 

      А ведь Кристине еще предстоит выполнить данное ею обещание найти деньги для здравоохранения и образования, уменьшить социальную пропасть и искоренить нищету. К тому же, государственная инфраструктура никак не успевает за быстрорастущей экономикой, в бюджете имеется существенный дефицит, а в стране процветают преступность и коррупция…

      Еще летом Кристина Киршнер заявляла: «Нестор и я имеем одинаковые убеждения. Раньше мы стремились изменить мир, сегодня мы готовы довольствоваться чем-то более практическим: изменить Аргентину».

      Для этого у нее даже есть подходящий инструмент. Ведь одновременно с главой государства аргентинцы избрали почти половину депутатов нижней палаты парламента и около трети сенаторов. Причем большинство мест заняли представители президентского «Фронта за Победу». Учитывая, что состав кабинета министров вряд ли претерпит существенные изменения, разногласий между исполнительной и законодательной властью не ожидается. Более того, Аргентина только за счет отпущенных природой ресурсов вполне может стать мировым экономическим лидером. Но для этого г-же Киршнер потребуется «заманить» на работу в правительство выдающихся экономистов или… дождаться очередного витка цен на сельхозпродукцию, которую Аргентина щедро экспортирует по всему миру. Пока же госпожа Президент заявляет, что будет продолжать дело, начатое мужем. Правда, с меньшим реформаторским пылом. Вообще, Кристину Киршнер считают более умеренным, чем ее супруг, политиком. Однопартийцы надеются, что ей удастся то, что не смог сделать Нестор Киршнер – привлечь в страну иностранные инвестиции и улучшить отношения с соседями. И если для первой задачи вполне может хватить личного обаяния, то вторая потребует недюжинного терпения и дипломатического таланта. 

      Аргентине придется лавировать между отношениями с Венесуэлой и дружбой с США. Кристина Кишнер уже пытается совместить несовместимое. Еще в ходе предвыборной кампании она посетила США и встретилась с Хиллари Клинтон. И тут же в интервью газете «Эль Паис» сообщила, что обязательно продолжит сотрудничество с Венесуэлой. Дескать, Аргентина никак не сможет обойтись без «соседской» нефти и «Латинская Америка нуждается в Чавесе точно так же, как Европа – в Путине». Но о том факте, что Уго Чавес в залог нежной дружбы оплатил 3 млрд. аргентинского внешнего долга, стыдливо умолчала. 

      Таковы правила дипломатического искусства, освоить которое Кристине Киршнер предстоит в ближайшие 4 года. Причем одинаково тонко ей придется работать и в стране, и за ее пределами. К тому же она будет лишена главного «утешения» коллег-президентов. Г-жа Киршнер уже не сможет свалить вину за экономические и социальные проблемы на своего предшественника. Тем более что злые языки утверждают – Нестор Киршнер недолго будет довольствоваться приставкой «экс» и уже на следующих выборах вновь выставит свою кандидатуру. А пока рейтинг Кристины выше его собственного, Киршнеру придется помогать советами супруге… 

      «Я не Эвита и не Хиллари», – любит повторять первая леди Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер. Безусловно. Она сильная личность и самостоятельный политик – одним словом, Пингвиниха!

     

Несколько цитат:



     Кристина Киршнер: «Мы победили с большим отрывом, но это ставит нас не в привилегированное положение, а в положение большей ответственности и обязательств» 

     Нестор Киршнер: «Моя жена будет править лучше, чем я»

     Кристина Киршнер: «Даже бомбежка не помешает мне сделать макияж»

     Кристина Киршнер: «Политика – это не общественная активность, не хобби или профессия, это мой образ жизни»

     Кристина Киршнер: «Нашему обществу нужны женщины,

     в руководстве страны их должно быть как можно больше. Но нам все время приходится сдавать экзамен: доказывать, что мы не идиотки».

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!