ВТОРОЙ ПОСЛЕ НАПОЛЕОНА
Апрель 2007
Вернуться к номеру >>

Автор: Евгения Невская
Раздел: Политика
Теги: политика, персоналии, Франция



Саркози очень нравится, когда его сравнивают с великим Наполеоном.

     У них, и правда, есть кое-что общее. Как и Бонапарт, Саркози имеет маленький рост, большие амбиции и бешеную энергию. К тому же оба они – и покойный император французов, и ныне здравствующий президент Франции – французами не являются! 

      «Мадам Саркози, оставьте мне парня еще на годик – я сделаю из него великого коммерсанта. У него дар», – говорил владелец цветочного магазина матери Николя, студента права парижского университета. Перевязывая букеты, юный Саркози даже не подозревал, что один из них окажется воистину судьбоносным...

      Недруги Николя Саркози уже много лет с удовольствием рассказывают друг другу байку о том, как помощник флориста очень вовремя доставил букет в штаб голлистской партии. Им нужна была молодежь, и оборотистый паренек пришелся как нельзя кстати. 

      Выражение «у него шило в одном месте» – это точно о Саркози. Никакие победы и достижения, почет и деньги не могли заставить этого сухонького подвижного человечка усидеть на месте. Не моргнув глазом, он шел на самые радикальные и отчаянные меры – разгонял студентов слезоточивым газом, подавлял национальные волнения в арабских пригородах Парижа, вводил немыслимые штрафы и запрещал… каблуки и мини-юбки. Любого другого чиновника на его месте народ не избрал бы даже председателем домоуправления! Но Саркози французы доверили целую страну…

 



     Сеголен Руаяль о Саркози: «Он лжет, ведет себя высокомерно и вызывающе, несет угрозу гражданскому миру в стране, грозит вспышкой насилия и жестокости, играет на самых низменных человеческих чувствах, разжигает у французов чувство страха и реванша».

     



     Самый французский… не француз!

      В Николя Саркози почти нет французской крови. Его отец, Пал Шаркези (ударение на первый слог) де Надь-Боча, вместе с семьей бежал из Венгрии в 1944 году. Прослужив пять лет в Алжире в рядах Французского иностранного легиона, он получил французское гражданство, женился на дочери еврея и начал собственное дело. 

      Талантливый рекламщик, Пал первым делом слегка подредактировал свое имя, став Полем Саркози. От заказов не было отбоя, и начинающий коммерсант быстро разбогател. Переехал в просторное офисное помещение, снял новый дом, а, заодно… поменял старую жену и троих детей на молодую красотку.  

      Матери Николя, чтобы прокормить сыновей, пришлось в спешном порядке осваивать профессию адвоката. И, надо заметить, это у нее получилось отменно. Семья обосновалось в престижном 17 округе Парижа. Дети получили хоть и не самое лучшее, но весьма добротное образование.

      Позже Николя Саркози признавался, что в их семье никому счастье и достаток не подносили на тарелочке. Каждый из его родственников добивался успеха исключительно благодаря собственным силам, а не связям и протекциям. 

      Саркози достойно продолжил семейную традицию, построив свою карьеру «с нуля». Он не был любимчиком учителей, а низкий рост и забавный акцент делали его постоянным объектом насмешек однокашников. Частная католическая школа, куда отдала его мать, стала для Николя «кузницей» характера и… амбиций. 

      Потом были Университет Париж-X в Нантерре, где Саркози получил степень бакалавра права, и Институт политических исследований в Париже. То, что однокурсники достигали упорной зубрежкой, Саркози брал живостью ума и напором. Он не был «своим», и биться за успех ему приходилось куда больше других…

      Спустя много лет на одной из пресс-конференций Саркози-министра спросили, как он, не будучи коренным французом, может проводить такую жесткую политику в отношении иммигрантов? Ответ Саркози был прост и лаконичен: «Если бы я был сыном зубного врача, это не означало бы, что я должен покровительствовать всем зубным врачам». 

     Карьера

      Политиком Саркози стал вовсе не случайно. Его дед был преданным сторонником президента де Голля. Своим внукам, в воспитании которых принимал непосредственное участие, он рассказывал на ночь не сказки, а истории славного французского прошлого. Так что политические предпочтения юного Николя были, фактически, предопределены с детства.

      Он вступил в голлистскую партию, возглавляемую Жаком Шираком, в 1974-м, когда ему было всего 19 лет. Дальше его карьера росла как на дрожжах.

      В возрасте 22 лет он стал членом муниципального совета, в 28 – мэром, в 33 – депутатом, в 38 лет – министром.

      В 1979–1981 годах Саркози возглавил молодежный комитет по поддержке Жака Ширака на президентских выборах и стал… протеже будущего президента. Но постоянством Николя Саркози никогда не отличался.

      В 1993 он уже был министром-делегатом по вопросам бюджета и официальным представителем правительства Эдуара Балладюра. Именно Балладюра «Сарко» (как называют его французы) поддержал на президентских выборах в 1995 году. Но победил… Жак Ширак. И лишил «изменника» всех постов. Этой был единственный случай во всей его карьере, когда Сарко «поставил не на ту лошадку».

      Но «повинную голову меч не сечет», и в мае 2002-го, после переизбрания Ширака, Саркози стал министром внутренних дел в правительстве Жан-Пьера Раффарена. 

      А в 2004 году неожиданно освободилось место председателя правящей партии «Союз народного движения»(UMP). Не удивительно, что сторонники Ширака сразу выдвинули лозунг «Кто угодно, только не Саркози». Но… их не услышали, и в мае 2004-го Саркози стал председателем Союза. 

      Ровно через год, после того как кабинет министров «прокатил» Европейскую конституцию и ушел в отставку, Саркози был приглашен в новое правительство Доминика де Вильпена. Причем, не рядовым министром, а государственным. Так Николя Саркози стал фактически вторым лицом в правительстве. Ну а 14 января 2007 года общенациональный съезд партии «Союз за народное движение» (СНД) почти единогласно утвердил Саркози в качестве кандидата на президентских выборах.

 

Саркози: «Если вы хотите, чтоб я сказал, к кому я ближе – к США или России, которая ведет себя так, как мы это видели в Чечне, – то я ближе к США …Мы никогда не воевали с США. Разве у нас есть причины ссориться с Америкой? Я настаиваю на том, чтобы Франция была другом США, но свободным другом»

     



     Специалист по закручиванию гаек

      Саркози – отчаянный реформатор. От его нововведений хватаются за голову, причем не только подчиненные, но и весь французский народ.

      Чего стоит только одна его «радарная реформа»! Первая пробная партия такой техники на французских дорогах принесла в казну почти 4 млн. евро штрафов. Теперь любителям превышения скорости бесполезно было умасливать дорожного инспектора или надеяться проскочить мимо него. 

      Автоматический радар был бесстрастен, неподкупен и, самое обидное, никогда не дремал… 

      Саркози получил благодарность президента, а французские дороги – еще тысячи радаров. Заодно и новую типографию построили, чтобы штрафные квитанции печатать. Франция постонала, но... привыкла. 

      Зато сегодня здесь самый низкий в Европе уровень ДТП. Еще отчасти и потому, что другим своим постановлением Саркози запретил водителям пользоваться сотовой связью во время езды. За этот проступок теперь можно не только выложить месячную зарплату, но поплатиться правами. 

      И чуть только крики возмущенных французов поутихли, а министр-реформатор уже придумал новый способ оздоровить нацию. В считанные дни он вдвое поднял цены на табачные изделия. И в этот раз революции не случилось – граждане расстроились и... стали меньше курить.

      Пока в СМИ и на телевидении шла бурная дискуссия, «так куда же мы катимся», Саркози уже вынашивал новые радикальные реформы. Основательно «полечив» тело, министр взялся за врачевание духа и морали. Для начала он запретил неконтролируемую проституцию и сутенерство. Тысячи иностранных «жриц любви» в 24 часа были высланы из страны. Оставшихся обязали вести себя прилично, отказаться от мини-юбок и прочей вызывающей одежды. Многотысячные демонстрации проституток под забавным лозунгом «Дайте нашим телам спокойно работать» ничего не изменили.

      Следующим объектом внимания Саркози стали хулиганы и наркодельцы. Рейды полиции «по темным углам» и наркопритонам стали ежедневными. 

      «Инородцам» при иммигранте Саркози тоже пришлось несладко. Знаменитая отмена хиджабов в школах и университетах – именно его идея. А подняв «на уши» всю мусульманскую общественность Франции, Саркози, как ни в чем не бывало, заявился прямо на конгресс самых радикальных мусульман страны, где лишний раз повторил свою позицию: «Мы не допустим, чтобы ислам противопоставил себя во Франции республиканским ценностям». И возмущенной 10-тысячной толпе, собравшейся в аэропорте Ле Бурже, он заявил: «Повторяю: мы никому не позволим навязать нам свои правила. Те, кто приехал в нашу страну, должны соблюдать ее традиции. Никаких уступок не будет». После это никто и не удивился пожарам, охватившим в ноябре 2005 года парижские пригороды. 

      Но не успели еще потушить последние машины и разобрать уличные баррикады, как министр ошарашил Францию еще одним нововведением. С его не очень легкой руки Национальная Ассамблея Франции приняла новый иммиграционный закон, и сотни нелегальных мигрантов в мгновение ока были этапированы на историческую родину. 

      Ему нравилось бросать вызов общественному мнению. Саркози один из немногих публичных политиков, который без колебаний шел на самые непопулярные меры. А оппонентам он всегда цитировал слова своего любимого писателя Ромена Роллана: «Действуя, ты можешь и ошибиться. Бездействуя, ты ошибся уже».

 



     Саркози: «Я хочу, чтобы государство оставляло каждому по крайней мере половину заработанного» 

     



     Герой и любовник

      Вообще, Саркози меньше всего похож на чиновника. Он мало сидит в кабинете, не имеет приличествующего должности брюшка и не боится толпы. За ним даже числится целый гражданский подвиг!

      В 1993 году, будучи мэров Нейи, Саркози вел переговоры с террористом, захватившим детский сад. А когда доводы и увещевания закончились, лично возглавил группу захвата и повел ее на штурм. Дети были спасены, а Николя Саркози на короткое время стал национальным героем.

      Кстати, и в смутные ночи студенческих беспорядков Саркози как угорелый лично носился по бушующим улицам. Охрана едва поспевала за министром, лично инструктировавшим и направлявшим полицейские отряды. Пустые бутылки и камни тогда во всю свистели над головой Саркози…

      Отчаянный и бесшабашный, Саркози успешно штурмовал не только баррикады, но и женские сердца. 

      Еще в начале 80-х подающий надежды политик был очень дружен с Клод – дочерью Жака Ширака. Казалось, он «схватил за бороду» самого Бога. Но в чувствах Саркози никогда не шел на компромисс. Когда отношения с «французской принцессой» разладились, Николя… взял и ушел. Ширак рвал и метал, а его супруга Бернадетт заявила, ноги «этого мерзавца» не будет ни в ее доме, ни во французской политике.

      Но даже сильным мира сего не стоит зарекаться. По иронии судьбы, в 2007 году Бернадетт Ширак пришлось публично хвалить Саркози, убеждая общественность, что он был бы лучшим президентом для Франции. 

      Но тогда, лишившись покровительства без-пяти-минут-тестя, Николя не очень горевал. В 1982 он женился на красавице-корсиканке Мари-Доминик Кюлели. Правда, с ней, матерью его двоих детей, Саркози прожил только два года. 

      Его манили другие берега, и эти берега имели вполне конкретное имя – Сесилия. Не моргнув глазом, он увел ее от мужа, хозяина телеканала в Нейи-сюр-Сен, где Саркози в ту пору мэрствовал. 

      Правда, и эта супружеская жизнь не была гладкой – подробности их взаимных измен не один год смаковала бульварная пресса. Но, по всей видимости, в Сесилии Саркози нашел то, что искал. Она стала не только матерью его третьего ребенка, но и товарищем по партии. 

      В 2002 году, когда он возглавил МВД, Саркози сделал жену своим советником. Дама оказалось честолюбивой и амбициозной. Злые языки говорят, что она даже вела личный прием посетителей, чтобы не отвлекать министра от государственных дел.

      Естественно, подобная активность мало кому нравилась. Поэтому в последние годы, чтобы «не дразнить гусей», Саркози ограничил деятельность жены только партийной работой.

 



     Только смелый человек в середине предвыборной гонки мог сделать заявление о том, что педофилами и самоубийцами рождаются, а потому воспитание и общественное давление в их случаях абсолютно бессильны. Резонанс от такого заявления превзошел все ожидания – Саркози не обличал только ленивый. Но и это сыграло ему на руку. Как говорится, любое упоминание, кроме некролога, нам на пользу! 



     А мы пойдем на Запад!

      Общеизвестно, что французы терпеть не могут американцев. «Человек-протест» Саркози и тут пошел против течения. 

      В ходе предвыборной кампании, Саркози открыто восхищался тем, как англичане строят свои отношения с США. И рассказал, за что он любит Америку. 

      Экономическая система США, по его мнению, это пример для подражания. И, став президентом, Саркози намерен применить американский опыт во Франции. 

      Например, он предлагает не ограничивать рабочую неделю 35 часами («Если люди хотят работать больше – пусть работают»), запретить некоторым категориям работников бастовать, снизить налоги и провести экономическую модернизацию. 

      Но, как ни странно, антиамериканистам-французам… это понравилось!

      И свой внешнеэкономический вектор Президент Саркози обозначил уже наутро после избрания, заявив, что «США могут рассчитывать на дружбу с Францией, которая всегда будет рядом, если потребуется помощь». 

      В то же время с другой мировой силой – Евросоюзом – новый президент либеральничать не намерен. Он категорически против безграничного расширения ЕС и вступления в него Турции: «Мы должны углублять отношения с Турцией, но не доводить дело до ее вступления в Евросоюз». 

     Да здравствует король!

      Объявление результатов президентских выборов Франция отметила традиционно – дежурными уличными беспорядками и поджогом нескольких сотен машин. 

      Это лишний раз показало, что вряд ли Николя Саркози станет любимчиком французов. Не в его характере заниматься популизмом, так что, скорее всего, страну ждут очень неприятные жесткие изменения. 

      Но и наследство, получено Саркози от Жака Ширака, мягко говоря, сомнительное. Государственный долг за время правления Ширака вырос вдвое и сейчас составляет 1,2 трлн. евро. Уровень безработицы фантастически велик, равно как и пропасть между богатыми и бедными. О межрелигиозных и межнациональных проблемах и говорить нечего.

      Радуют в стране только три вещи – низкая смертность на дорогах, расширение исследований в области изучения рака и… новый музей примитивистского искусства в Париже. 

      Совсем скоро, 16 мая, Саркози вступит в должность. Работы ему предстоит немало. Но уже в первые 100 дней своего президентства Саркози обещает… новые реформы. Ну, Франция, держись!





Спешите подписаться на журнал “Планета”!