Январь – месяц прогнозов. В современном мире все меняется настолько быстро и неожиданно, что попытка предугадать события сродни гаданию на кофейной гуще. Мы же постараемся обозначить темы, которые, на наш взгляд, имеют все шансы попасть на страницы «Планеты» в следующие одиннадцать месяцев.

      Тепло, теплее, горячо…

 «Арабская весна» царила на страницах прессы и экранах телевизоров практически весь год. Эксперты и аналитики пытались вычислить, кто еще падет жертвой революционного поветрия, где и как вспыхнет новый бунт. Одни угадывали, другие – нет. И практически все ждали новых бед из Северной Африки и Ближнего Востока. Об Азии «широкая общественность» почти забыла. Между тем, на просторах этой части света отнюдь не так спокойно, как хотелось бы.

      Первая точка напряженности (если двигаться с запада на восток) – Иран. Над Ормузским проливом явно сгущаются тучи. Во-первых, Вашингтону все-таки удалось сдвинуть с мертвой точки вопрос об экономических санкциях. Ограничения на поставку иранской нефти – очень неприятная новость для Тегерана. Правда, реальные масштабы этих мер пока неясны.

      Экономические связи самих США с Ираном обширными не назовешь, а потому сколь угодно жесткие ограничения со стороны американцев согражданам аятоллы Хомейни в общем-то индифферентны. Так что Госдепартамент прилагает все усилия, чтобы присоединить к своему «крестовому походу» европейских партнеров. А для тех, как водится, любые ограничительные меры оказываются палкой о двух концах.

      Можно, конечно, отказаться от иранской нефти, но что тогда будут делать их собственные предприятия? Нефтяное эмбарго почти наверняка приведет к значительному повышению цен на черное золото. И для дышащей на ладан экономики, например, Греции, которая процентов на 80 зависит от иранских поставок, это может оказаться последней каплей.

      Собственно, именно осознание этого факта много лет удерживало партнеров от резких движений. Но сейчас дело зашло значительно дальше. Вашингтону потихоньку удается уламывать строптивых союзников. Тем более что он получил поддержку в Саудовской Аравии. Этот крупнейший мировой производитель нефти заявил, что готов покрыть любой возникший дефицит в нефтяных поставках за счет увеличения собственной добычи. В Тегеране этот акт уже назвали «недружественным жестом».

      Возможно, конечно, в Эр-Рияде действовали из лучших побуждений. Но в итоге получилось как всегда. Правительство Ахмадинежада лишилось части экономических аргументов, а потому из Ирана последовало новое жесткое заявление. Министр иностранных дел исламской республики достаточно прозрачно намекнул, что нефть мало добыть, ее еще нужно доставить потребителю. А сделать это можно лишь через узкое горлышко Ормузского пролива – данным путем осуществляется до 40% мирового экспорта черного золота. Вот его-то Иран и перекроет, если ситуация будет развиваться по конфликтному сценарию…

      Точнее, постарается перекрыть. Потому как этот шаг абсолютно очевиден и для его противников. И те, в свою очередь, пойдут на все, чтобы такого течения событий не допустить. США уже перебросили в Индийский океан ударную группу во главе с атомным авианосцем «Carl Vinson». Оттуда она направится в Аравийское море, где уже находится другой авианосец «John C. Stennis» и группа кораблей боевого охранения. В результате военно-морские силы соперников буквально теснятся на крошечном пятачке Персидского залива. И любое неловкое движение чревато спонтанным конфликтом, пламя которого, несомненно, охватит весь регион.

      Остается надеяться, что дело все-таки не выйдет за пределы обмена гневными дипломатическими нотами.

      Следующая тревожная точка – Пакистан.

      Planeta.by уже не в первый раз обращает внимание читателей на эту страну. И, увы, вынуждена констатировать, что за прошедший год положение в ней лучше не стало.

      Отставка и изгнание президента Мушаррафа оставили нацию без сильной власти. Новое правительство, очевидно, все хуже справляется с ситуацией. А действующему президенту страны – Али Асифу Зардари – и вовсе грозит отставка из-за обвинения то ли в коррупции, то ли в предательстве национальных интересов.

      Совсем недавно в прессу попало анонимное письмо, в котором некая группа высокопоставленных пакистанцев просит у США помощи в предотвращении военного переворота. Предполагают, что одним из подписантов был сам президент Пакистана.

      Его отношения с армией и впрямь безоблачными не назовешь. Известно, что пакистанские военные и спецслужбы без энтузиазма относятся к «демократическому правительству», и наоборот, весьма снисходительны к представителям различных радикальных движений, к той же «Аль-Кайде» и «Талибану».

      Косвенным подтверждением стали действия соратника Зардари – премьер-министра Пакистана Юсуфа Резы Гилани, который отправил в отставку за «серьезный проступок и нарушение закона» влиятельнейшего генерала Наима Халида Лодхи, занимавшего пост секретаря по обороне.

      Впрочем, у самого премьера с законом не все ладно. Верховный суд Пакистана фактически поставил правительству ультиматум. Он настаивает на проведении полноценного расследования целого ряда коррупционных преступлений, в которых обвиняются и президент, и премьер, и еще около 8 тыс. (!) чиновников и политиков.

      Правда, еще в 2007 году президент Мушарраф, в рамках политических переговоров с оппозицией, объявил им всем амнистию. Но судей это не останавливает. Пиетета перед прежним лидером у них не было и нет. Фактически, представители судебной власти требуют отставки всей правящей верхушки.

      Добавим, что дела у господина Зардари не ладятся и на внешнеполитическом фронте. Придя к власти при поддержке США, он в угоду отчасти местному населению, отчасти военным, был вынужден пойти на конфликт с Вашингтоном по поводу действий американцев в Афганистане и продолжающихся «случайных» налетов штатовских беспилотников на пакистанские деревни. В итоге Белый дом не просто свернул военное сотрудничество с Исламабадом, но и урезал миллиардные военные дотации. И теперь, понятно, не спешит активно вмешиваться в ситуацию, потому как друзей у американцев в Пакистане и так остается все меньше.

      Правда, Госдепартамент предложил направить в страну своего спецпредставителя – Марка Гроссмана. Но местный МИД ему отказал. Что характерно, без официального объяснения причин. Так что наблюдать за развитием событий США придется издалека.

      В случае же вполне вероятного падения правительства Зардари–Гилани речь будет идти не просто о судьбе страны, но и о том, у кого в руках окажется ее немаленький ядерный арсенал, превышающий, по оценкам экспертов, 100 боеголовок.

      Али Асиф Зардари все еще пытается убедить общественность, что в Пакистане все спокойно: «Мы не воюем с судами. Мы не воюем с военными. Мы вообще ни с кем не воюем. Вы думаете, что у нас происходят стычки, но я бы назвал это просто очередным этапом развития страны».

      Отдельная головная боль официального Исламабада – попытки Белого дома договориться с движением «Талибан». Мотивы Обамы понятны. Война идет без видимого успеха и пожирает миллиарды долларов. Окончательная победа над терроризмом далека, как и в начале кампании. А в других концах мира вот-вот полыхнут новые пожары. Мулла Омар, с другой стороны, тоже не прочь официально замириться с Вашингтоном. Скорее всего, за счет Карзая. И вот это как раз не сильно устраивает нынешнее пакистанское руководство. Там понимают, если над черными муллами перестанут реять американские беспилотники, то они очень быстро приберут к рукам весь Афганистан. И начнут поглядывать в сторону Пакистана. Тем более что местное население и немалая часть армии к ним весьма расположены. Зардари в таком случае лучше добровольно податься в эмиграцию.

      Еще одна беспокойная точка на карте – Северная Корея.

      Что происходит в этой стране – толком не знает никто. Даже о смерти бессменного лидера страны Ким Чен Ира сопредельные государства узнали из официального сообщения Пхеньяна. За что, например, южнокорейской разведке пришлось долго оправдываться перед местным парламентом.

      Сын и наследник почившего вождя Ким Чжон Ын по-прежнему остается темной лошадкой. Даже точная дата его рождения неизвестна. И эксперты могут только гадать, насколько хорошо он контролирует ситуацию в стране, в правительстве которой очевидно хватает старших товарищей – а многие из них и сами были бы не прочь занять опустевшее кресло лидера нации. Добавим к этому официально признанный продовольственный кризис, пресловутую ядерную программу и напряженные отношения с соседями – и получим гремучую смесь, справиться с которой и более опытному государственному деятелю было бы непросто.

      В отличие от своего отца новый правитель КНДР не успел пройти полноценную политическую школу. Его возвышение началось предположительно в 2007 году, а официальным наследником он стал и того позже, в 2010-м. Насколько сын вождя смог за столь короткий срок укрепить свои властные позиции? Непонятно.

      Столь же неясными остаются и его политические пристрастия. Известно, что молодой лидер в свое время инкогнито учился в Швейцарии. «Би-би-си» также утверждает, что ему нравятся западная поп-культура и американский баскетбол. Станет ли это поворотным моментом в судьбе страны? Опять-таки неясно.

      Но Южная Корея, ближайший и самый уязвимый сосед, на всякий случай готовится к худшему. Вооруженные силы страны приведены в повышенную боевую готовность. Теперь остается только ждать.

     Выборы, выборы…

      В политической жизни большинства стран именно выборы отмечают исторические вехи. И 2012-й в этом смысле не исключение. Через предвыборные баталии предстоит пройти внушительному списку стран: Россия, США, Венесуэла, Египет, Йемен, Мали, Палестина, Туркменистан, Финляндия, Франция, Южная Корея.

      Главная интрига российской избирательной кампании, казалось бы, давно разрешилась. Единым кандидатом от тандема стал Владимир Путин, а Дмитрий Медведев готовится занять место премьера. Но в последний момент интриги в процесс добавили многолюдные митинги на Болотной и проспекте Сахарова, которые Кремль собрался то ли проигнорировать, то ли, наоборот, использовать для «новой волны модернизации страны», что бы это ни значило.

      В любом случае, наблюдать за развитием событий у нашего ближайшего соседа и союзника будет очень и очень интересно.

      В США дела идут тоже по не совсем привычному сценарию. История страны насчитывает лишь несколько случаев, когда действующий президент не смог переизбраться на второй срок. Так что единственной интригой таких промежуточных выборов остается обычно личность его соперника. Но в этот раз все может сложиться по-другому. Уж слишком много надежд возлагали на «ветер перемен», занесший в Белый дом первого чернокожего президента. А оправдались они, мягко говоря, не сильно. Так что у республиканцев, похоже, есть неплохие шансы немножко изменить традицию в свою пользу.

      В Египте и Йемене выборы должны подвести итог революции и определить путь развития страны на ближайшие годы. Хорошего от них ждут только закоренелые идеалисты. Реалисты же с пессимистами спорят лишь о том, насколько это будет плохо. Но все-таки надежда остается.

      Интересной обещает стать избирательная кампания в Палестине. Наметившееся в канун нового года объединение усилий соперничающих политических сил автономии обещает порадовать зрителей необычными комбинациями. Тем более что «арабская весна» существенно ослабила позиции Израиля в регионе, а в отношениях между Тель-Авивом и его былыми союзниками явно пробежала черная кошка. Даже Вашингтон, кажется, готов отказаться от неизменной прежде роли бескомпромиссного защитника израильского государства. Так что вновь избранное правительство Палестины может оказаться тем самым, при котором автономия обретет долгожданный суверенитет. Впрочем, тут, естественно, тоже возможны разнообразные комбинации.

      От Мали, Туркмении, Финляндии и Южной Кореи больших неожиданностей никто не ждет. Чего не скажешь о Венесуэле и Франции.

      В Латинской Америке выборы проходят в соответствии с темпераментом местного населения – ярко и бойко. Тем более с таким лидером-харизматиком, как Уго Чавес. Его оппоненты, щедро поддерживаемые заокеанскими друзьями, несомненно, попытаются воспользоваться болезнью главы государства и взять-таки реванш за свои прошлые поражения. Но свалить Большого Уго будет не так-то просто.

      Во Франции, наоборот, шансы действующего президента, Николя Саркози, оцениваются достаточно пессимистично. По данным последних опросов нынешнего хозяина Елисейского дворца поддерживает лишь треть французов – наименьшее количество за все время его правления. Единственное, что может его утешить: главный соперник президента – социалист Франсуа Олланд – теряет сторонников еще быстрее. Так что шансы у господина Саркози все-таки есть. Для того чтобы остаться у власти, ему жизненно необходимо пробиться во второй тур. В идеале – с Мари Ле Пэн. В этом случае часть оппонентов вынужденно примкнет к нему, лишь бы не допустить к вершинам ультраправых, обеспечив тем самым необходимое большинство голосов. Сама же госпожа Ле Пэн, хоть и не имеет серьезных шансов стать первой женщиной во главе Франции, но наверняка порадует наблюдателей серией ярких эскапад в стиле своего незабвенного батюшки.

      В Великобритании в 2012-м выборов не намечается. Зато будет пышное празднование юбилея. 6 февраля исполнится 60 лет со дня восшествия на престол королевы Елизаветы II. Она «пересидела» уже 12 премьер-министров и, не исключено, дождется еще парочки. Главные торжества намечены на июнь.

      А еще в Шотландии может состояться референдум по поводу провозглашения полной независимости страны. По крайней мере, Дэвид Кэмерон предпочел бы, чтобы он состоялся пораньше. Считается, что так у местных сепаратистов будет меньше шансов на победу. Хотя настроены они все равно решительно.

     Не в деньгах счастье…

      От мировой экономики в новом году, конечно, тоже ждут новостей. По большей части плохих. По крайней мере, Всемирный банк в своем традиционном прогнозе предположил, что большого роста в ближайшие 12 месяцев не ожидается. А лучше и вовсе приготовиться к стагнации. Европе «подгадили» единая валюта и долги, Штатам – безработица и низкий внутренний спрос, Китаю – обедневшие торговые партнеры, которые больше не могут скупать местный ширпотреб на триллионы долларов.

      Всемирный экономический форум в своем прогнозе глобального экономического развития на 2012 год впервые упомянул, казалось бы, совсем не экономическую тему. «Темная сторона Интернета» – так назвали эксперты ВЭФ одну из основных, по их мнению, угроз мировой экономики. «Гипервзаимосвязь – это реальность. С более чем 5 млрд. мобильных телефонов в совокупности с подключением к Интернету и облачными технологиями повседневная жизнь становится все более уязвимой для киберугроз и цифровых сбоев», – говорится в соответствующем докладе.

      Европейские валютные неурядицы, видимо, еще какое-то время останутся в центре внимания. Быстрого выхода не видно. Более того: почти все специалисты уверены – Греции не избежать дефолта. И как далеко зайдет после этого цепная реакция – предсказать не берется никто. Точнее, берутся, конечно, но эти прогнозы выглядят, скорее, гаданием по полету птиц.

      Чуть менее обсуждаемая, но весьма животрепещущая тема – нефтяные цены. Иранский ребус заставляет изрядно волноваться биржевиков и спекулянтов. 200 долларов за баррель (а именно о таком уровне цен предупреждают пессимисты в случае проблем в Ормузском проливе) – это совсем не шутки. Тут уже не только Греции придется готовиться к худшему.

      Вся надежда на Саудовскую Аравию и других крупных производителей. Шейхи утверждают, что 100 долларов за баррель (действующая цена) их вполне устраивает, и они будут наращивать объемы столько, сколько нужно, чтобы ее удержать. Впрочем, пока это позиция пусть самого большого, но только одного члена ОПЕК. У других могут быть свои резоны. Однако помощником саудидов может стать… промышленный спад. Когда предприятия останавливаются – нефть и продукты ее переработки им не нужны. Спрос падает, а с ним и цена.

      Где нефть, там и газ. Но тут ожидают прямо противоположной тенденции. Цены на голубое топливо в США уже давно не были такими низкими. Причиной тому и экономические сложности, и успешно развивающиеся проекты по добыче сланцевого газа. Именно этой технологии, как утверждают некоторые, мы будем обязаны настоящим переворотом в энергетике.

      Чувствуется влияние тенденции и в Европе. «Газпром» после двух лет упорных споров и тяжелых переговоров пошел на существенные уступки. Его основные партнеры теперь будут получать топливо по спотовым – т.е. биржевым – ценам, привязанным к торгам на бирже. А они (по крайней мере, пока) существенно ниже прошлогодних. Для российской газовой монополии это десятки миллиардов убытков, а вот Беларуси, наоборот, хорошо: объемы прокачки через нашу территорию остаются прежними, а цена транзита к цене кубометра не привязана.

      Одним словом, Planeta.by будет внимательно следить за событиями.

      Джонатан Гринерт, адмирал ВМС США: «Если вы спросите меня, из-за чего я не сплю ночами, я отвечу: из-за Ормузского пролива и действий в Аравийском море».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.