2011 год выдался на удивление бурным. В январе мир был шокирован стремительным и кровавым развитием событий в прежде спокойном Тунисе. А потом пошло-поехало. Египет, Ливия, Бахрейн, Сирия… «Арабская весна» незаметно сменилась «арабской осенью», газеты полнятся слухами о возможной войне с Ираном, а между тем и в США, и в Европе улицы оказались во власти демонстрантов.

              В отличие от Африки и Ближнего Востока, на улицы европейских и американских городов выходит не только беднота и молодежь. Под лозунгом «Оккупируй Уолл-стрит» объединяется средний класс. «Нас 99%» – написано на транспарантах от Нью-Йорка до Сиднея. И эти 99 % призывают к ответу оставшийся 1 – тот самый, которому принадлежит львиная доля мирового богатства.

 

Первые ласточки

      Застрельщиками антиправительственных выступлений на Западе можно было бы считать греков – они уже не первый месяц пытаются популярно объяснить своим правителям, что экономить ни на чем не намерены, а евро и долги – это уже как бы и не их проблемы. На стычки с полицией ходят как на работу или, что точнее, вместо нее, потому как число безработных постоянно растет.

      Демонстрации и погромы стали в каком-то смысле частью повседневной жизни. Сегодня улыбающийся экскурсовод демонстрирует туристам смену почетного караула у дворца парламента, завтра – самолично поджигает ту самую примечательную караульную будку.

      Полиция с демонстрантами уже давно не церемонится, но их это мало беспокоит. Несмотря на побои и слезоточивый газ, греки выходят на улицу, как на праздник.

      В остальной Европе только диву даются. В брюссельских головах просто не укладывается, что можно клянчить очередной транш помощи и одновременно всем своим видом «намекать», что уже «освоенных» Афинами сотен миллиардов евро странам-донорам не видать как своих ушей. И пока Ангела Меркель и Николя Саркози с высоких трибун призывают к единству во имя спасения европейской валюты, греческий премьер предлагает провести референдум о том, нужна ли она в принципе маленькой, бедной, но очень гордой Греции.

      И вроде бы выход – демократичнее некуда. Но главные европейские столицы пришли в ужас. Мол, ради чего тогда старались, затягивали пояса, выбивали помощь из банков? Бедняге Папандреу очень быстро дали понять, как он не прав, идею референдума скоренько похоронили, но с премьерским креслом ему пришлось все-таки расстаться.

      Впрочем, толку от этого мало. Не успело новое правительство принести присягу, как на афинских улицах появились ребята с листовками, призывающими выходить на митинг уже против нового кабинета. Веры в то, что перестановки в правящих кругах способны повлиять на ситуацию, ни у кого нет.

      С другой стороны, не нашлось пока и политика, который бы смог предложить выход из ситуации. Как совместить желание сограждан жить не хуже, чем в прежние сытые времена, с необходимостью как-то соразмерять расходы с реальными возможностями?

      В общем, Европа наблюдает за греческими событиями, как говорится, со смешанными чувствами. Ведь главное, чего добиваются демонстранты, – возможность и впредь жить за чужой счет. И обыватель, например, в Германии, скептически поглядывая на экран телевизора, все яснее понимает, что грекам, наверное, можно посочувствовать, но платить за это придется ему.

      Летом, кстати, массовые протесты прокатились и по другим странам. В течение двух месяцев в разных районах Израиля возникали палаточные городки, проводились стихийные митинги и демонстрации. 6 августа против повышения стоимости жизни на улицы десятка городов вышли протестовать более 300 тыс. человек (из 7,5 млн. населения!). Правительство, чтобы разрядить обстановку, пообещало провести ряд решительных реформ.

      Примерно в это же время Лондон захлестнула волна погромов и грабежей, направляемых, в том числе, через социальные сети, так полюбившиеся апологетам «революций». Движущей силой оказались маргиналы из столичных трущоб и крупных промышленных центров, хотя на волне общей эйфории вседозволенности к ним присоединилось немало представителей «золотой молодежи». Британское правительство, оправившись от первого шока, ответило жестко. Нескольких зачинщиков «интернет-погромов» осудили на серьезные тюремные сроки.

      Израильские события мировые СМИ заметили… и только. Никаких внятных комментариев в итоге не прозвучало. Возможно, как раз потому, что демонстрации совпали с лондонскими побоищами. Ситуацию в Британии окрестили «гримасой социального неравенства» и… постарались поскорее забыть. Благо, внимание общественности как раз переключилось на финальные аккорды ливийской «революции».

      Мода на протесты вернулась в Европу только осенью. На этот раз из-за океана. Из мировой финансовой столицы – Нью-Йорка.

 

 

 Демонстрации и погромы в Греции стали в каком-то смысле частью повседневной жизни. На стычки с полицией ходят как на работу, или, что точнее, вместо нее, потому как число безработных постоянно растет. 

      Полиция с демонстрантами уже давно не церемонится, но им хоть бы хны. Несмотря на побои и слезоточивый газ греки выходят на улицу, как на праздник.

     Оккупанты

      17 сентября у Нью-йоркской фондовой биржи собралось несколько сотен студентов. Они пришли протестовать против «финансового терроризма властей и банкиров, безнаказанности истинных виновников кризиса и социального неравенства». Эти не слишком новые лозунги повторяли популярные в Штатах выпады против «жирных котов» из числа крупных финансистов. По всем параметрам, событие должно было затеряться среди ему подобных. Но вышло по-другому. Именно там впервые появился плакатик с надписью «Occupy Wall Street» («Оккупируй Уолл-стрит»).

     Пару недель спустя манифестации с новым лозунгом выплеснулись из Большого Яблока на просторы США. К движению присоединились Вашингтон, Чикаго, Бостон, Лос-Анджелес, Сент-Луис, Сан-Диего… Дальше протестное поветрие стало распространяться со скоростью лесного пожара.

      Попытки полиции поставить акции в какие-то рамки были технически успешны, но вызвали большой резонанс. Информация о применении для «умиротворения» манифестантов слезоточивого газа немедленно оказалась на страницах газет.

      Семена упали на подготовленную почву. После многочисленных репортажей и заметок о «справедливой борьбе» народов Ливии, Египта и Туниса против угнетателей местная общественность готова была воспринять любое массовое выступление как благо само по себе. Тем более что со многими лозунгами она и так была согласна. Поэтому полиции пришлось долго оправдываться.

       Впрочем, спокойно смотреть на несанкционированные акции, периодически создающие проблемы дорожному движению, бравые американские копы тоже не могли. А потому после очередных разъяснений и заявлений ситуация повторялась как по нотам. Протестующие выходили на новую демонстрацию, полиция делала им предупреждение, они его дружно игнорировали, после чего самые ярые бунтовщики оказывались в околотке. Применение спецсредств варьировалось от банальных дубинок и щитов до слезоточивого газа и вертолетов.

 

 

 Идею «мирной оккупации» Уолл-стрит еще летом выдвинули активисты канадской организации «Adbusters Foundation». Ее основная цель, как написано на сайте, – бороться против «общества потребления». Доменное имя occupywallstreet.org было официально зарегистрировано 9 июня. Наверняка, ребята и не рассчитывали, что из простенькой задумки палаточного лагеря возле главной биржи планеты родится явление поистине мирового масштаба.

      Хакеры из группировки «Anonymous» пообещали обрушить на биржевиков весь свой кибер-арсенал. Впрочем, большого успеха они не достигли. Сайт Нью-йоркской фондовой биржи удалось «подвесить» лишь на пару минут. Но пыл протестующих это не охладило.

     

       Марш через знаменитый Бруклинский мост закончился, по данным «The New York Times», арестом более чем 700 человек (примерно 15% митингующих!) Причем, как утверждали некоторые активисты, полиция сначала чуть ли не сама заманила участников акции на перегруженный транспортом мост, а потом быстро «упаковала» их за нарушение общественного порядка и создание препятствий дорожному движению.

      «Копы наблюдали и ничего не делали. На самом деле было похоже, что они сами направляют нас на дорогу», – вспоминал один из очевидцев.

      Впрочем, все эти инциденты только раззадорили потенциальных участников. В октябре «оккупанты» легко перешагнули океан и обратили внимание на европейские финансовые центры.

      Первыми эстафету подхватили англичане. Наученная горьким августовским опытом лондонская полиция на этот раз времени не теряла. Подходы к финансовому центру британской столицы были надежно блокированы, так что демонстрантам даже не удалось взглянуть на здание местной биржи. Не говоря уже о намерении развернуть над ней транспарант «Люди важнее прибыли!». Тогда активисты переключились на собор cвятого Павла. Храм пришлось закрыть для посетителей – впервые со Второй мировой войны.

      Во Франкфурте, недалеко от штаб-квартиры Европейского Центробанка, все прошло на порядок спокойнее, зато при повышенном внимании прессы.

      Но главное событие произошло 15 октября. Эту дату уже успели высокопарно окрестить «Глобальным днем перемен». Хотя если с первой (глобальной) составляющей все удалось, то второго – собственно перемен – пока особенно не заметно.

      Манифестации, вдохновленные штатовскими выступлениями, прошли в 951 городе в 82 странах мира! Особенно мощно продемонстрировали жажду перемен испанцы. Улицы и площади Мадрида и Барселоны заполнили сотни тысяч человек. 150–200 тыс., по разным оценкам, в тот же день вышли на улицы Рима. Причем, несмотря на сравнительно небольшую численность, именно жители итальянской столицы проявили горячий южный темперамент. Очень быстро начались стычки с полицией, зазвенели стекла витрин… Самые бойкие попытались устроить пожар в Министерстве внутренних дел. Позже страховщикам пришлось выплатить несколько миллионов евро на покрытие ущерба. Количество пострадавших перевалило за 130 человек, причем около сотни оказались сотрудниками правоохранительных органов.

      В последующие недели протесты продолжались с не меньшей интенсивностью, но как-то вразнобой. Было лишь заметно, что власти постепенно теряют терпение. Жить в постоянном напряжении оказалось не так-то просто. Чаще стали сообщать об арестах, пострадавших, применении спецсредств.

      В Окленде, где митингующим удалось заблокировать один из крупнейших в США портов, муниципалитет в конце концов приказал снести палаточный лагерь. Ночная операция, в которой были задействованы полицейские вертолеты, выглядела впечатляюще.

      В целом же к началу ноября по всему миру установился своеобразный статус-кво. Митингующие постоянно собираются на свои акции, полиция более или менее успешно им противодействует, предоставляя лишь тот минимум свободы, который железно гарантирован местными законами. Но решительного перелома в ситуации не наступает.

 

 

 Разработчик «Android» Джейсон Ван Анден сделал для участников акции «Оккупируй Уолл-стрит» специальное приложение для телефона, которое позволяет быстро оповестить близких и родных участника акции в случае, если он будет задержан полицией.

      Британский художник-аноним Бэнкси подарил участникам акции в Лондоне скульптуру обанкротившегося капиталиста: на огромном поле для игры «Монополия» небритый человек в смокинге протягивает цилиндр для пожертвований.

     Реакция

      Первые выступления в США традиционные СМИ почти не заметили. Главную роль в освещении событий играл Интернет. Самые рьяные сетевые скандалисты даже успели обвинить журналистов, что они по указке сверху замалчивают информацию о масштабах протестов. Но вскоре молчать стало уже невозможно. Особенно когда появились данные социологов.

      Например, выяснилось, что участников манифестаций поддерживает 6 из 10 американцев. В Израиле и того больше – 80%. Похожая ситуация наблюдалась и в других регионах. Игнорировать такое положение дел политики не могли.

      Тут же оказалось, что, например, в Белом доме демонстрантов вполне «понимают».

      «Это движение отражает страх американцев перед финансовым кризисом… Протестующие являются голосом всех тех многих людей, которые разочарованы тем, как функционирует наша финансовая система», – заявил на пресс-конференции президент Барак Обама.

      В том же духе высказался и Джордж Сорос, уже давно критикующий официальные программы «спасения экономики»: «Я вполне понимаю злобу налогоплательщиков, которые обязаны отдавать свои деньги проблемным банкам».

      В той или иной степени участников акций поддержали десятки политиков в разных странах, включая президентов Бразилии, Венесуэлы, премьер-министра Индии… Теперь уже бывший греческий премьер успел даже «постоять» в одном ряду с «оккупантами», заявив, что они, как и греческий народ, борются с несправедливостью мировой экономической системы.

      Даже нью-йоркский градоначальник Майкл Блумберг, непосредственно вынужденный разгребать последствия протестов (и, кстати, очень даже небедный человек), смог выдавить из себя частично позитивную оценку: «Среди них есть те, чьи жалобы законны, но есть и такие, кто просто любит протестовать».

      А китайское правительственное агентство «Синьхуа» не преминуло метнуть камешек в огород Обамы, выразив уверенность, что «протесты демонстрируют фундаментальные проблемы экономической и политической систем США и указывают Вашингтону на явную необходимость прежде, чем требовать от других правительств изменений политики в условиях массовых выступлений, навести порядок у себя в доме».

      Бизнес, ясное дело, реагировал сдержаннее. Там, конечно, тоже нашлись те, кто чуть ли не сам отправился в палаточный городок в парке Зукотти недалеко от Нью-йоркской биржи. Но все-таки миллионер Фархад Эбрахими, дефилировавший в футболке с надписью «Я из 1% – я гожусь для высоких налогов», был, скорее, исключением.

      Группа консервативно настроенных блоггеров попыталась даже запустить встречный проект под условным лозунгом «каждый сам кузнец своего счастья, а потому нечего пенять на банкиров». Почин широкие массы, ясное дело, не оценили.

      Из крупных политических фигур открыто поддержать скептиков решился только бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр, заявивший прессе: «Протесты не то же самое, что политика. Те, кто выходят на демонстрации, часто выдвигают требования, но они не всегда знают ответы».

В большинстве стран мира (и «продвинутые демократии» США и Западной Европы – отнюдь не исключение) массовые акции достаточно строго регулируются законодательством. И любые отклонения от установленных правил жестко пресекаются. Причем в привычный арсенал полицейских входят и слезоточивый газ, и резиновые пули, и водометы

     О причинах и следствиях

      Требования и лозунги демонстрантов оригинальностью не отличаются. Безработица, социальное и экономическое неравенство, жадность корпораций, коррупция и влияние бизнеса (особенно финансового сектора) на правительства… Все это темы, о которых разнообразные антиглобалисты кричат уже много лет. И все эти годы и политики, и общество от них просто отмахивались.

      Сама по себе конструкция – нас 99% – появилась тоже не с потолка. Это популярная в США статистическая формула. Подсчитано, что на 1% самых богатых американцев приходится примерно 23% совокупного дохода. Причем еще 30 лет назад им доставалось только 10%, а непосредственно перед кризисом – около 20.

      «Недовольство вызывают безработица и потеря сбережений, на которые накладывается неприязнь к тем, кто наживается на кризисе. Можно даже сказать, что выступления имеют интернациональный и классовый характер», – говорит российский аналитик Николай Петров.

      После кризиса и рецессии 2008-го, казалось, за реформы возьмутся всерьез. Благо, чиновники клятвенно обещали: деньги, которые взяли у налогоплательщиков на спасение банков, «слишком больших, чтобы рухнуть», вернутся сторицей, а новые правила игры не позволят им снова поставить весь мир на грань банкротства. На этом, отчасти, строил свою предвыборную кампанию Барак Обама.

      С первым обещанием худо-бедно справились. Банки с долгами перед бюджетом рассчитались. А вот со вторым вышла неувязочка. Бесконечные прения в Конгрессе фактически похоронили большую часть благих намерений.

      Между тем, неумолимая статистка утверждает, что за время последней рецессии бедные стали еще беднее, а богатые, хотя и потеряли что-то, в итоге увеличили свою долю в национальном богатстве. Факт не то чтобы широко известный, но в общем-то не секретный.

      Еще одна важная составляющая протестов – явно выраженный антикапиталистический и антикорпоративный дух. Американцы и европейцы никак не могут забыть, что в 2008–2009 годах финансовые власти за счет государственного бюджета вытаскивали из долговой ямы почти обанкротившихся биржевиков. Счет тогда шел на сотни миллиардов долларов. Сегодня речь уже о триллионах евро, которые могут в любой момент понадобиться, чтобы закрыть бреши в финансовой системе, возникшие из-за непомерно раздутых госдолгов.

      Критично настроенные комментаторы убеждают нас, что протестующие рубят сук, на котором все еще держится мировая экономика. Эксперты резонно замечают, что финансовый сектор во многих странах (в том числе, конечно, в США) уже сам по себе является крупнейшим экономическим локомотивом.

      В случае если сторонники жестких действий в отношении Уолл-стрит все-таки добьются своего (т.е. поставят биржевиков под контроль государства, введут дополнительные налоги на финансовый капитал и т.п.), то те, в свою очередь, начнут экономию не с урезания зарплат и бонусов топ-менеджеров, а с увольнения «лишних» рядовых сотрудников. Это снова приведет к всплеску безработицы – и все «завоевания» улицы будут автоматически потеряны.

      С другой стороны, последние исследования специалистов Цюрихского университета фактически подтверждают, что роль корпораций в мировой экономики за последние годы непомерно возросла.

      Чтобы составить себе реальное представление о том, как работает мировой корпоративный механизм, исследователям пришлось обработать огромный массив данных. Через «сито» ученых были пропущены 37 млн. компаний по всему миру. В результате появился список из 43 тыс. предприятий, принадлежащих 1 318 транснациональным корпорациям, выявлены их активы и установлены взаимосвязи.

      Они составляют своеобразное «ядро» мировой экономики. Их официальная выручка лишь немного превышает 20% мировых доходов, но через «фирмы-сателлиты» они фактически владеют большинством предприятий, работающих в секторе «реальной» экономики. С учетом этих связей, в распоряжении «ядра» оказывается уже около 60% мировых доходов.

      Дальнейшая кропотливая работа показала, что большинство финансовых потоков в сложившейся корпоративной паутине идет в сторону 147 наиболее влиятельных компаний (с крупнейшими банками в первых строчках списка), структура собственности которых тесно переплетена и фактически может считаться совместным владением. В итоге этот негласный конгломерат (или «суперанклав», как он назван в отчете) получает контроль примерно над 40% мирового корпоративного богатства. И, естественно, возможность оказывать очень существенное влияние на политику.

      Так что под протестами антиглобалистов и «оккупантов» есть неплохая теоретическая база.

      Подобные исследования (возможно, в меньшем масштабе) проводились и ранее. И выводы, сделанные в Цюрихе, реальной сенсацией особенно не назовешь. Главный сюрприз последних протестов в том, что они получили практически всенародную поддержку на «цивилизованном Западе». Это уже не антиглобалисты-маргиналы, на которых обыватель смотрит с недоумением и даже некоторой брезгливостью, и не революционеры-сапатисты из латиноамериканских джунглей. На улицы выходят вполне респектабельные представители среднего класса. 

      Явление настолько удивительное, что многие эксперты засомневались, а уж естественного ли оно происхождения? Или снова в дело пошли технологии манипулирования массовым сознанием?

      Британский конспиролог Дэвид Айк, например, полагает, что движение «Оккупируй Уолл-стрит» было инициировано «сербскими профессиональными мятежниками» из «Центра прикладных ненасильственных акций и стратегий» (CANVAS). Это они в свое время создали движение «Отпор», свалившее Слободана Милошевича, а потом периодически возникали на просторах разных стран как конструкторы новых «оранжевых» революций. В свое время на базе CANVAS прошли обучение активисты из более чем 37 государств.

      Остается, правда, одно «но»: «сербские мятежники» бесплатно не работают, а кто мог оплатить движение «оккупантов» – непонятно. Мистер Айк отвечает на этот вопрос туманно. По его версии, за спинами протестующих стоит… ЦРУ. Якобы таким образом аналитики из Лэнгли хотят взять под контроль действия протестного электората.

      Теория довольно фантастическая, но не самая неприятная. При таком раскладе спецслужбы способны хотя бы контролировать безумие толпы. 

      Проблема в том, что подобные явления могут быть, скорее, использованы разнообразными нелегальными группами. По крайней мере, сегодня именно такая версия расследуется итальянской полицией. По данным соответствующих служб, за беспорядками 15 октября в Риме стоит довольно ограниченная группа людей. Всего несколько сотен человек. Они, по версии следствия, могут иметь отношение к анархистской организации под названием «Черный блок».

      Было, например, замечено, что наиболее активные погромщики вышли на улицы итальянской столицы в защитных шлемах. По данным источника, пожелавшего остаться анонимным, беспорядки организовала группа из 800 «профессиональных хулиганов», причем 500 из них непосредственно «нарывались» на конфликт с полицией, а еще три сотни «прикрывали тылы».

      Для Европы и Штатов это очень плохая новость. Когда значительная часть населения сочувствует манифестантам и их лозунгам, остановить волну протестов будет очень сложно. А если движение «оккупантов» сумеют «оседлать» явно деструктивные лидеры из нелегальных организаций – дело может закончиться большой кровью.

      Но даже если такого сценария удастся избежать, вопросы перед властями стоят нешуточные. Системные проблемы мировой экономики в очередной раз не удалось решить с наскока. И пресловутая «рука рынка» пока не спешит расставить все по местам. А люди тем временем меньше и меньше доверяют миру, построенному на принципах мегакорпораций. Но и замены им пока предложить не могут.

      Как ситуация будет развиваться дальше, покажет только время.

     

     

      Транснациональные банки (ТНБ) давно уже стали грозной силой на финансовых рынках мира. Их влияния вполне хватит, чтобы изменить паритет национальных валют.

      Транснациональные корпорации (ТНК) ежегодно производят продукции более чем на 1 трлн. долларов и обеспечивают работой более 73 млн. человек. А если учесть смежные отрасли – то примерно 150 млн.

      Сегодня ТНК почти полностью контролируют многие товарные рынки: 90% мирового рынка пшеницы, кофе, кукурузы, леса, табака и железной руды, 85% – рынка меди и бокситов, 80% – рынка чая и олова, 75% – рынка сырой нефти, натурального каучука и бананов.

      В США транснациональные корпорации осуществляют около 50% экспортных операций. В Великобритании их число уже доходит до 80% , в Сингапуре – до 90%.

     

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.