Поднимись на древние руины и пройдись по ним;

посмотри-ка на черепа простых и великих. Какие

из них принадлежали святым, а какие грешникам?..

«Эпос о Гильгамеше»

 

     Цивилизация древнего Междуречья вызывает в памяти большинства людей в лучшем случае смутные и немногочисленные ассоциации – глиняные таблички, клинопись, зиккурат, Сады Семирамиды, Вавилон… Тем не менее, это огромный этап человеческой истории. От падения Рима до наших дней прошло чуть более пятнадцати сотен лет. Вся история России от Рюрика укладывается в одиннадцать с половиной столетий. От первых глиняных табличек до захвата Вавилона персами прошло двадцать пять веков! И старт этой цивилизации дали шумеры – загадочный народ, появившийся непонятно откуда и так же загадочно исчезнувший.

 

ПОСЛЕДНИЙ ВЗЛЕТ ШУМЕРА

          В XXIV веке до нашей эры Шумер больше всего походил на античную Грецию. Такой же набор полисов, постоянно враждующих между собой. Правители Адаба, Ларса, Ура и Урука ревностно следили за тем, чтобы никто не оказался «первым среди равных». И, как это часто бывает, в борьбе за власть сильные мира сего не обратили внимания, что под боком у них, на севере, набирает силы новый опасный противник – аккадская держава Саргона. Стремление энси (правящего жреца) города Умма по имени Лугальзагеси объединить Шумер правители остальных полисов расценивали лишь как желание увеличить его личную власть.

          Отчаявшись уладить дело миром, правитель Уммы перешел к объединению страны «железом и кровью». Создав мощную армию, Лугальзагеси приступил к завоеванию соседних полисов. Вскоре в состав его державы вошли Адаб, Ларс, Урук… Теперь Лугальзагеси именовался уже лугалем – правителем. Вскоре к его державе присоединился Ниппур – религиозный центр Шумера. Почти все Южное Междуречье оказалось под властью правителя Уммы.

          Последними под ударами войск Лугальзагеси пали Лагаш и богатый Киш. Объединение шумерских городов завершилось – но было уже поздно. На не успевшую окрепнуть новоявленную державу обрушился удар царя Аккада Шаррумкена. Войско Лугальзагеси потерпело поражение, а сам он попал в плен. Бывшего царя победители отвезли в клетке для собак в Ниппур, к «вратам Энлиля», и там казнили.

         Попытка правителя Уммы объединить страну стала последним возвышением Шумерского царства. Со смертью Лугальзагеси оно прекратило самостоятельное существование и стало составной частью аккадской державы.

     НАДПИСИ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ

          «Он [Лугальзагеси] дал Уруку заблистать в радости, поднял голову Ура, как голову быка, до самого неба, наградил Ларсу водой радости, Умму поднял до высокого могущества».

     НОУ-ХАУ ИЗ ГЛИНЫ, ИЛИ В ЦАРСТВЕ КИРПИЧА

          До завоевания шумерских городов именно они были «локомотивом» цивилизации Междуречья. А началось все с изобретения шумерами… самого обычного кирпича. Для этого региона прямоугольная глиняная лепешка стала по-настоящему основой цивилизации. Ведь со строительным камнем и деревом между Евфратом и Тигром были, мягко говоря, некоторые проблемы. Вот шумеры и начали возводить здания из высушенного на солнце кирпича-сырца, а потом научились и обжигать его. Следом за изобретением строительного материала кто-то додумался до плоских декоративных глазурованных плиток, на которые позже стали наносить рельефные изображения. Естественно, расцвело и гончарное дело – качественной глины было хоть отбавляй. В V тысячелетии до н. э. в Междуречье возникли первые шумерские города – Эреду и Ур, а чуть позже, как грибы после дождя, выросли другие – Эшнунна, Сиппар, Киш, Эреду, Ниппур, Шуруппак, Урук, Ур, Адаб, Умма, Ларак, Лагаш, Укушук, Мари. Все они были обнесены кирпичными стенами, застроены кирпичными домами, над которыми возвышались кирпичные же дворцы и ступенчатые башни-зиккураты, украшенные «кафелем». В общем, если давным-давно люди жили в каменном веке, а более близкий к нам XIX век называли «эпохой угля, пара и железа», то шумерские времена смело можно было назвать «эпохой кирпича и глины».

          Одновременно с «кирпичным строительством» развивалось и сельское хозяйство. Вопреки устоявшемуся представлению, шумерские города вовсе не были в первую очередь центрами ремесла и торговли. Вокруг каждого из них простирался круг полей, на которые ежеутренне выходила большая часть городского населения. Когда же полис разрастался, поблизости начинали возникать небольшие поселки – ведь одновременно с увеличением населения ширились сельскохозяйственные угодья, и до дальних полей уже было неудобно добираться. Однако поселки строились с таким расчетом, чтобы их жители могли оперативно укрыться за стенами города – шумерские полисы часто воевали между собой и надписи на табличках то и дело сообщают, что тот или иной из них «был поражен оружием» и «его царственность перешла» к правителю – лугалю или энси – соседнего города.

          Естественно, кроме «царственности» победителю доставались поля и ирригационные сооружения – окрестности каждого города пронизывала сеть каналов, по которым на поля подавалась вода. Зачастую они были такими широкими, что по ним могли ходить корабли. Урожай, хранившийся в огромных кирпичных резервуарах, тоже становился добычей победителей.

          Однако кроме упомянутого выше Лугальзагеси никому так и не удалось объединить под своей рукой все шумерские города. Так что правильнее будет назвать выросшие в Междуречье кирпичные города не Шумерским царством, а Шумерскими номами.

     ИНТЕРЕСНЫЙ ФАКТ

          Все строительные материалы, кроме глины, в Междуречье ценились на вес золота. Особенно камень и древесина. Известно, что жители этого региона, построив новый дом, аккуратно устанавливали в нем дверь от старого. Так через несколько поколений входная дверь становилась самой старой «мебелью».

     ЕЩЕ ОДИН ПРЕТЕНДЕНТ?

          Кроме кирпича шумеры сделали еще одно эпохальное изобретение – пиво. Причем в Междуречье не только начали варить этот напиток, но и открыли первые специальные заведения для его потребления – этакие прообразы баров. Правда, с пивом дело обстоит не так просто, как с кирпичом. Другая древняя цивилизация – Египет – тоже претендует на роль его родины. Так что кому присудить пальму первенства в данном вопросе – пока непонятно.

     КИРПИЧНЫЕ КНИГИ

          Кирпич стал для шумеров не только основным строительным материалом, но и «писчей бумагой». По долговечности сделанные на глиняных табличках записи переплюнули и папирус, и пергамент. Не говоря уже о бумаге. В библиотеке ассирийского царя Ашшурбанипала, правившего в VII веке до н. э., в неприкосновенности сохранились глиняные таблички шумерской эпохи! Некоторые из них к тому времени насчитывали две с половиной тысячи лет! Множество таких табличек дошло до наших дней и было найдено археологами. Вот только до XIX века ученые считали клинописные значки орнаментом. Они и представить не могли, что глиняные пластинки играли роль книг.

          Записи на глиняных табличках возникли весьма непростым и очень интересным способом.

         Сначала для учета имущества шумеры использовали глиняные шарики – каждый обозначал одного барана, корову или кувшин пива. Потом система усложнилась. В зависимости от размера или какого-либо значка на поверхности шарик означал пять, десяток, сотню – и т.д. Еще позже знаки на шариках стали обозначать и какой именно товар они «считают». Эти необычные «ценности» складывались в глиняный контейнер – делать шкатулки в Междуречье было особенно не из чего.

          Такая форма хранения информации была не слишком удобной. Чтобы произвести учет запасов, контейнер всякий раз приходилось разбивать. Поэтому в середине IV тысячелетия до н. э. информацию с шариков начали дублировать на самом контейнере. Теперь он оставался целым. Но и шарики оказались не нужны – посмотрел на контейнер и все перепроверил. Так глиняный ящик превратился в глиняную же пластинку, а к началу третьего тысячелетия до нашей эры – то есть пять тысяч лет назад – окончательно оформилась клинопись.

          Таким образом, шумерская письменность является самой древней из известных в наше время. Значки на глине позволяли не только посчитать овец и баранов, но и выразить сложнейшие научные, философские и религиозные понятия. А литературное наследие Шумера – Эпос о Гильгамеше – стал настоящим «донором» сюжетов для литературы более поздних цивилизаций. Именно с его глиняных «страниц» отправилась гулять по мифологиям ближневосточных народов история о всемирном потопе, а душевным мукам и страданиям героев эпоса позавидовали бы действующие лица древнегреческих трагедий.

          История о Гильгамеше и его приключениях, завершившихся поисками цветка бессмертия, пестрит афоризмами, которые позволяют нам составить некоторое впечатление о мировоззрении шумеров и даже их юморе. Вот некоторые из них:

     Воин без командира – поле без пахаря.

     Дружба на время – рабство навечно.

     Желанья, как у Бога, да сил нет у человека.

     Из двух зол выбирать не стоит.

     Когда у бедняка был хлеб, у него не было соли, когда была соль, не было хлеба.

     Мул, на отца ты похож, но и на мать тоже.

     Поднял бы ты гору, да тростинку на ветру не удержишь.

     Солги, а затем скажи правду – ее сочтут ложью.

     Хозяин-то жалует, а собака не пускает.

     НАДПИСИ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ

          «Они [шумеры] – хвала богам – уже так далеко ушли от дикости, что у них есть мотыга с медным наконечником, которой они вскапывают стерню, глубоко входящий в землю медный лемех к плугу, медный топор – вырубать кусты, медный серп – жать хлеб; есть у них быстро скользящие по воде барки, гребцы которых по команде держат нужный темп; есть у них порты, набережные, куда купцы из заморских стран привозят древесину, шерсть, золото, серебро, олово, свинец, медь, камни для строительства и драгоценные камни, смолу, гипс; есть у них мастерские, где варится пиво, выпекается хлеб, ткется лен и шьется из него одежда, где кузнецы делают бронзу, отливают и точат сабли, топоры; есть у них хлева и скотные дворы, где пастухи доят скот, сбивают масло; есть у них рыбные пруды, в которых полно карпов и окуней; есть каналы, из которых водоподъемные сооружения передают воду на поля; пашни, на которых растут полба, ячмень, просо, горох, чечевица; есть у них гумна, высокие мельницы, зеленеющие сады…»

     НА ЗЕМЛЕ И НА НЕБЕ

          Глиняные книги позволяют составить и некоторое представление о нравах и религии обитателей древнего Шумера. Как и многие после них, шумеры считали, что «добронравная жизнь» и «послушная жизнь» – синонимы. Вот строки из одного гимна, в котором описывается «Золотой век»: «Дни, когда один не должал другому, когда сын почитал отца, дни, когда уважение жило в стране, когда малый почитал большого, когда младший брат чтил старшего брата, когда старший сын наставлял младшего сына, когда младший подчинялся старшему». В соответствии с этим зароком и жили шумеры.

          Поля вокруг города делились на две части. Одна принадлежала общине, другая – храмам. Верховный жрец – эн, или энси – возглавлял ном. Он наблюдал за городским строительством, сооружением и использованием оросительной системы, следил за жизнью общины. Однако когда шумерские города начали враждовать друг с другом, на первое место выдвинулись лугали – предводители войска. Роль жрецов не умалилась от этого – они продолжали служить посредниками между богами и людьми.

          Так же, как энси или лугаль считались главами общины, отец был бесспорным главой семьи. Его власть у шумеров как бы в миниатюре олицетворяла власть правителя города. Однако и роль матери представлялась весьма существенной и почетной. Наверное, именно в Шумере впервые придумали подкрепить права и обязанности мужа и жены своеобразными брачными контрактами. А вот детей в шумерских семьях было относительно немного – нормой считались 2-4 ребенка.

     Что касается религиозных воззрений шумеров, то надо отметить, что они были в высшей степени своеобразными для Ближнего Востока. Боги в представлении древнего народа, конечно, гораздо могущественнее людей, но и над ними стоит некий Вселенский Закон, который не терпит нарушений и отклонений и в случае чего жестоко карает зарвавшихся небожителей. Наверно, в этих представлениях нашло отражение общественное устройство шумерских городов, где лугаль, энси и прочее «начальство» хоть и было намного богаче и влиятельней простых общинников, тем не менее, продолжало ходить на общие собрания со своими подданными до самого конца этой цивилизации.

          Кстати, не было у шумеров и привычного представления о загробном мире или каком-либо посмертном существовании. Похоже, смерть они считали пределом, непреодолимым для человека. «…Только боги с солнцем пребудут вечно, а человек – сочтены его годы, что б он ни делал, – все ветер!» – восклицает герой Эпоса о Гильгамеше. Пройдя долгий путь за цветком бессмертия, Гильгамеш в конце концов понял, что смерть – не только зло, но и причина жить мудро и осмысленно, чтобы оставить о себе память в сердцах людей. Благодарная же память потомков и есть то бессмертие, на которое может рассчитывать человек.

     ПЕРВЫЕ ВО ВСЕМ

          Шумерская цивилизация оставила в наследство Месопотамии не только кирпич, глиняные книги, пиво и Эпос о Гильгамеше. Иногда возникает ощущение, что загадочные шумеры были первыми во всем. Они оказались на диво сведущими в области металлургии. В формах из неизменной глины они отливали не только изделия из меди (в шумерских записях ученые насчитали более тридцати слов для обозначения различных сортов этого металла), серебра и золота, но и из бронзы. Ее открытие можно смело ставить едва ли не выше изобретения пресловутого кирпича. Древним мастерам необходимо было, во-первых, подобрать точное соотношение меди и олова в бронзе, во-вторых, откуда-то привезти сырье для получения олова, которого в Месопотамии попросту нет, и, в-третьих, добыть из оловянного камня чистый металл. Наряду с металлургией развивалось производство тканей. Между прочим, своим «прекрасным половинам» шумеры подарили не только яркие ткани для модных туалетов, но и первую в этом регионе косметику, производство которой было проставлено на профессиональную основу. Развитие ремесла «потянуло» за собой и расширение торговли. Появились даже профессиональные купцы – «дамкары», занимающиеся исключительно куплей-продажей. В Сирию, Закавказье и Иран отправлялись огромные караваны. Такая развитая торговля не могла не привести к появлению денег – и действительно, при раскопках шумерских городов были найдены мерные бруски из серебра вроде славянских гривен, первые в мире монеты.

          Не стояла на месте и наука. В шумерских городах существовали учебные заведения – «Дома табличек», где не только учились письму, но и постигали научную премудрость. Кроме школ существовали больницы, где лечили не только переломы и вывихи, но даже глазные заболевания – такие, как катаракта. Однако особо высок был уровень астрономических знаний и математики. Шумерские жрецы вычислили сроки наступления лунных и солнечных затмений на много лет вперед, установили, что Земля и планеты движутся вокруг Солнца, и рассчитали их орбиты – между прочим, включая Уран, открытый снова лишь в 1781 году.

     ШУМЕРЫ И МЫ

          Хотя нас от шумеров отделяет немалая пропасть времени, «наследие» этой цивилизации несомненно велико. Благодаря шумерам и вслед за ними мы насчитываем в году 365 дней, а в неделе – 7. Сутки шумеры делили на 12 часов, ну а мы делим их на 12 дневных и 12 ночных часов. Да и на часах наших круг размечен на двенадцать частей. Кстати, и круг впервые разделили на 360 градусов тоже в Шумере. Вообще, для шумеров числа семь, двенадцать, шестьдесят и триста шестьдесят были, похоже, сакральными. Но и в нашей культуре многое завязано на них. К уже сказанному можно добавить 12 месяцев в году, 60 минут в часе и 60 секунд в минуте.

     ОТКУДА ОНИ ВЗЯЛИСЬ

          Так откуда взялись в Междуречье шумеры?

          Вопрос, между прочим, далеко не праздный. В отличие от большинства ближневосточных народов шумеры не относятся к семитским племенам. Уникальность этого народа подтверждает их не похожий ни на один из местных диалектов язык. Между прочим, его анализ позволяет предположить влияние шумерского на формирование трех совершенно не родственных между собою языков – иврита, венгерского и киргизского! Как бы то ни было, согласно принятым в научной среде версиям, «черноголовые» – как называли шумеров семитские племена – пришли в Месопотамию то ли из долины Инда, то ли с острова Дильтум, который находится в Персидском заливе (сейчас это территория княжества Бахрейн). В междуречье Тигра и Евфрата пришельцы расселились примерно шесть тысяч лет назад и начали строить свою цивилизацию… Однако некоторые не соглашаются с «официальной» наукой и выводят происхождение шумеров от легендарного Шема (Сима), сына Ноя. Соответственно, в таком случае они становятся прямыми потомками допотопных людей. Но и это не самая фантастическая гипотеза происхождения загадочного народа. Любители теории палеоконтакта – то есть посещения Земли инопланетянами в древности – вообще считают шумеров потомками этих самых пришельцев.

     ЛЮДИ СО ЗВЕЗД

          Ну как могли какие-то земляне – вопрошают сторонники палеоконтакта – создать великую цивилизацию? Как они могли додуматься до письменности, построить города, достигнуть успехов в ремесле, торговле, науке, медицине? Как они могли разработать сложную законодательную базу, ставшую основой для знаменитых законов Хаммурапи, и предсказывать солнечные затмения? Без пришельцев тут точно никак не обойтись.

          Собственно, началось все с того, что «шомер» на иврите означает «страж» или «хранитель», а первыми «доводами» в пользу инопланетного происхождения шумерской цивилизации стали их «излишне продвинутые» астрономические знания. В том числе и высчитанная орбита Урана. Убедившись, что «дело здесь нечисто», «палеоконтактеры» принялись за шумерские тексты и обнаружили там рассказ о сотворении мира. По представлениям древнего народа, мир возник в результате того, что мировой океан соленых вод Тиамат смешался с Абзу – мировым океаном подземных пресных вод, дав тем самым начало жизни. По другой версии Тиамат – огромное крылатое чудовище – была убита богом Мардуком, и им же из частей ее тела созданы небеса и земля. Но приверженцы теории палеоконтакта во главе с Захарией Ситчиным придали легенде совсем другое содержание.

          По их мнению, Тиамат была планетой, расположенной между Марсом и Юпитером, на месте теперешнего пояса астероидов. Однажды она столкнулась с «блуждающей планетой» Нибиру, которая прилетает в Солнечную систему раз в 3600 лет. Ситчин и его сторонники якобы обнаружили в шумерских текстах свидетельство, что Нибиру была обитаема, и в результате ее столкновения с Тиамат та погибла, а Солнечная система пополнилась поясом астероидов. Обитатели же Нибиру высадились на Земле и с помощью генной инженерии создали людей для работы на своих золоторудных шахтах.

          Далее сторонники палеоконтакта начинают «путаться в показаниях». То пришельцы покидают Землю, то остаются на ней и смешиваются со своими «твореними» – людьми… Точно ясно только одно – следующего визита Нибиру нам следует ожидать в 2012 году – во время пресловутого конца света по календарю майя. И вот тут-то случится полное и окончательное светопреставление.

          Так что мнение последователей Захарии Ситчина о возрасте шумерской цивилизации в 445 тыс. лет и ее внеземном происхождении следует отнести к области фантастики и за неимением лучшего пользоваться пока официальной научной версией.

     НАСЛЕДНИКИ «ЧЕРНОГОЛООВЫХ»

          Первыми, кто познакомился с достижениями шумерской цивилизации, были соседи аккадцы – семитское племя, пришедшее в Междуречье, предположительно, из Северной Аравии. Привлеченные успехами шумеров, они селились неподалеку и активно перенимали ноу-хау соседей. Несколько веков шел благополучный и мирный процесс ассимиляции. И дело могло закончиться формированием нового этноса. Но история распорядилась иначе. Шумерские города, как уже говорилось, были завоеваны аккадским правителем Шаррумкеном и включены в состав его державы. Однако шумерский язык по-прежнему использовался в науке и делопроизводстве. У аккадцев даже существовала поговорка: «Что за писец, если он даже не знает шумерского языка». Сохранились религиозные обряды «черноголовых».

          Позже, в начале второго тысячелетия до н. э., аккадская держава была завоевана кочевыми семитскими племенами амореев. Завоеватели, в свою очередь, переняли некоторые элементы шумерской культуры. А упомянутый в любом учебнике истории Хаммурапи, объединив аморейские государства в Вавилонское царство, создал свои не менее знаменитые законы на основе шумерских.

          Следующими, кто «вкусил» шумерского наследия, стали ассирийцы, потом Нововавилонское царство – и так до самого завоевания Междуречья персами.

     Но куда же делись сами шумеры?

     АВРААМ ИЗ УРА

          Широко распространена версия, что где-то между 2100 и 1800 годами до н. э. из Ура то ли уехал, то ли сбежал со своей семьей и домочадцами некто Терах. Это событие не вызвало бы никакого интереса у исследователей, если бы сыном Тераха, бежавшим вместе с ним, не был Авраам – тот самый, библейский, которому удалось заключить самый удивительный «контракт» с богом по поводу богоизбранности своего народа.

     

     ШУМЕРЫ И ЕВРЕИ

          Еще в 30-е годы ХХ века в научных кругах Европы возникла гипотеза о том, что прародитель евреев Авраам был выходцем из Шумера. Первым по этому поводу высказался профессор Лейпцигского университета Альфред Жеремиас. Через два года в работе «Der Kosmos von Sumer» он высказался уже без обиняков – «Авраам был не вавилонянином семитского происхождения, а шумером». Научный мир замер в ожидании грандиозной дискуссии, но через год к власти в Германии пришел Адольф Гитлер и вопрос временно утратил актуальность. К шумерскому происхождению Авраама вернулись только после войны.

          Долгое время с упоением обсуждался процент шумерской крови в жилах Авраама. Так как Терах и Авраам покинули Ур между 2100 и 1800 годами, их амморитянское происхождение отвергалось сразу. То есть они были либо шумерами, либо шумеро-аккадцами. В конце концов Аврааму «прописали» происхождение из древнего шумерского жреческого рода на основании того, что город он покинул не просто так, а с большим количеством слуг, рабов, чад, домочадцев и всякого имущества. В свете шумерского происхождения Авраама вся история еврейского народа заиграла новыми красками. Теперь многие описанные в Ветхом Завете эпизоды, такие, как толкование фараоновых снов или предсказание всевозможных бедствий, можно было объяснить тем, что Авраам и его наследники использовали знания и «тайные практики» древних шумерских жрецов.

          Таким образом, два самых загадочных народа Ближнего Востока вполне могли оказаться в родственных отношениях. А уж если подключить к этому теории Захарии Ситчина о внеземном происхождении шумеров, а следовательно, и Авраама, то загадок становится еще больше.

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.