Перелет в Иран недолог – 3 часа из Москвы. Не успел пристегнуться – а уже ярким ковром ночных огней под крылом расстилается Тегеран. Мягкая посадка, трап у самолета, дружеское «салям» на входе – и вы в аэропорту Мехрабад. С недавних пор въезд в страну для граждан Беларуси безвизовый, и таможенный досмотр облегченный – «Салям, хориджи! Рады вас видеть! Какой досмотр? Вы – гости. Добро пожаловать в Иран!»

     Аэропорт Мехрабад – заведение режимное. Вся территория строго контролируется. Покинуть Мехрабад можно только на государственном такси. И только по квитанции, полученной в специальной будке и проверяемой на выезде.

          Железнодорожный вокзал Тегерана чист – здесь снует толпа уборщиков в синих костюмах, современен – огромные информационные мониторы и световые табло, красив – скульптуры в нишах, аквариумы с рыбками – и совершенно пуст. Обслуживающий персонал на глаза особо не попадается, а пассажиры сидят у телевизоров.

          На перрон начинают выпускать ровно за 30 минут до прибытия поезда. При проходе турникетов нас задержала охрана вокзала. Хориджи – так здесь называют всех иностранцев – редко ездят на поездах. К слову, в Иране транспорт невероятно дешев – например, билет на самолет до Исфахана стоил всего 40долларов. Так что большинство приезжих предпочитает именно летать. Но если хотите познакомиться со страной и людьми, лучше путешествовать по железной дороге, тем более что это очень комфортно. В обязательный бесплатный набор услуг в вагоне-купе входят постельное белье, питьевая вода и лед. Купе здесь бывают четырех- и шестиместные. А еще делятся на мужские и женские – здешние дамы путешествуют отдельно от мужей. Это отслеживается еще на стадии выдачи билетов. На иностранцев это правило официально не распространяется, но, если попадется суровый проводник, могут и отселить спутницу.

         В Иране любой может бесплатно получить питьевую воду. Практически в любом городе прямо на улицах стоят огромные жестяные баки с краниками, полные холодной воды.

     Исхафан – мир всем мирам

          Есфаган – так называют его сами иранцы – образец величия и изящества. Когда-то на Востоке о нем говорили – «половина света», а на монетах чеканили – «Исфахан – мир всем мирам». Правитель Персидской державы, Шах Аббас, сделал город столицей империи, и он носил этот статус до XVIII века.

      Исфахан, бесспорно, самый красивый город Ирана. А его главная площадь – Имама Хомейни – одна из самых больших в мире, вторая по величине после Тяньаньмэнь в Пекине. Удивительно красивое место, особенно ночью. Подсвеченные мечети, минареты и фонтаны создают ощущение сказок «Тысячи и одной ночи», как бы переносят в другой мир. Мы приходили сюда каждую ночь – скоро нас начали узнавать и приветствовать «Hi, Belarus!» Площадь Имама украшают три жемчужины иранского зодчества – мечеть Имама, мечеть Шейха Лотфаллаха и Имперский дворец или Дворец Али Куапу. Возведены они в XVII веке по приказу Шаха Аббаса. Их обязательно стоит осмотреть и снаружи, и внутри – если пустят – и подняться на крышу.

          Днем по периметру площади открыты базар и бутики с сувенирами, а ближе к вечеру можно перекусить в ресторане или отдохнуть в чайхане с кальянами. А на самой площади разворачиваются футбольные баталии и сидят, взявшись за руки, влюбленные парочки. Кстати, в Исфахане, на площади Имама – единственный в Иране масштабный сувенирный рынок с невысокими ценами. Мы попали в Исфахан в начале поездки и, решив, что такое изобилие сувениров есть везде, сильно ошиблись. Проехав всю страну, мы с трудом находили национальные сувениры на рынках других городов. Так что покупайте красоту на память сразу и здесь.

          Один день в Исфахане стоит посвятить изучению армянского района Джолфа. Говорят, что он очень мало изменился за последние 400 лет. Здесь народ живет богаче, чем в среднем по городу – дорогие магазины, дорогие машины. Нашей целью было посещение одной из старейших церквей Ирана – церкви Вонк. Точная дата ее возведения неизвестна. Считается, что ранее на этом месте находился зороастрийский храм. Но Шах Аббас приказал его переделать в церковь – взамен армяне «проспонсировали» его очередной военный поход на Кавказ. Самое интересное в церкви – фрески. Стены и купол покрыты необычайной красоты росписями с изображением сцен из Ветхого Завета и жизни Иисуса. Часть фресок сейчас реставрируется и становится еще красивее, но и то, что еще не тронуто – сильно впечатляет. Обязательно стоит посетить! Этот церковный комплекс знает любой таксист. На территории церкви находятся могилы выдающихся армян, живших в Исфахане. Здесь похоронен и один из первых русских послов, который скончался при дворе Шаха.

          Где-то недалеко от армянского района есть действующий зороастрийский храм – в Исфахане проживает около 20 тысяч огнепоклонников. Мы очень старались его найти, но, увы, безуспешно. Местные жители знают о нем, но где находится – не представляют.

          Нагулявшись по пыльным кварталам древнего города, мы спустились передохнуть к реке Заяндех, пересеченной прекрасными древними мостами. Два из них особенно знамениты. Первый носит имя «Сию се пул» – «33 моста». Один из красивейших исторических памятников города построен по приказу Шаха Аббаса. Название он получил благодаря нетрадиционному устройству. 300-метровая конструкция состоит из 33 мелких мостов, соединенных между собой. Особенно красив он ночью, с подсветкой.

          Второй мост – Шахрестан. Он самый старый в городе, возведен еще в XIII веке. Историки утверждают, что именно по нему переправлялась через реку посольская делегация Марко Поло к китайскому императору, когда проезжала через Исфахан. Скорее всего, так и было – другого каменного моста в то время в городе не было.

          По берегам реки раскинулся обширный парк. А на северном берегу есть птичий заповедник – огороженное огромной сетью пространство с множеством птиц – и прекрасный сад цветов.

          Но заветной целью нашего посещения Исфахана была встреча с качающимися минаретами. «Манари джунбон» – так это звучит на фарси. До сих пор наука не может дать объяснение этому чуду. Башни возвышаются над гробницей какого-то дервиша. Каждый час, начиная с 11 утра, служитель поднимается на одну из них и начинает ее раскачивать. А через некоторое время, далеко не сразу, сам по себе начинает качаться и второй минарет, на котором в результате звонит колокольчик. Как это происходит – никому не понятно. Но может, это и хорошо – чудо должно оставаться чудом.

          Достопримечательностей в Иране предостаточно, а вот развлечений гораздо меньше – попить чайку и покурить кальян. И то, и другое можно найти в чайхане. А где найти хорошую чайхану в Исфахане? Правильно – на площади Имама. Туда очередной ночью и отправились. Чайхана превзошла все ожидания. Заведение было оформлено в старинном стиле – у стен широкие скамейки из ливанского кедра, покрытые персидскими коврами, резные столики с вычурными ножками, лампы, древние часы – причем некоторые до сих пор работают! А вдобавок к кальяну попробовали удивительно приятный на вкус «дох» – национальный кисломолочный напиток с травами. Причем все достаточно дешево – за два кальяна, литровый стакан доха и огромное количество чая мы заплатили меньше трех долларов. Заведение исключительно для иранцев – хориджи туда не ходят. Они просто не знают о нем. Но нас отвел местный парень, которого я настойчиво расспрашивал о хорошей чайхане.

          Кстати, раньше я думал, что подобные заведения в Иране – только для мужчин. Но половина клиентуры оказалась дамами, отдыхающими либо в исключительно женской компании, либо в смешанной. К слову, в традиционной мусульманской семье девушка до замужества не должна выходить куда-то с парнем. В принципе, они могут зайти в кафе или в чайхану, но только в сопровождении отца, матери или тети невесты. В исфаханской чайхане за соседним столиком сидели мама с дочерью и влюбленный юноша. Девушка смело пересела за наш столик. «Привет. Меня зовут Согаль. А тебя?» От неожиданности я не сразу правильно назвал имя. «Мне 21 год. Я изучаю английский и компьютер. А ты чем занимаешься?» «В Минске живешь? Видела в интернете, красивый город. Интересно было бы приехать и посмотреть. А что для этого нужно?». Восточная красавица оказалась не застенчивой и пугливой, а такой же общительной и любознательной, как и любая другая девушка. Между прочим, сегодня юные иранки получают высшее образование, работают, водят автомобиль – женщин за рулем здесь не меньше, чем у нас. А многие ограничения касаются не столько их, сколько сильного пола. К примеру, мужчина не должен заговаривать в общественном месте с женщиной и отвлекать ее от важных мыслей.

     Язд – в традициях зороастризма

          Язд – центр зороастризма. Половина огнепоклонников всего мира живет здесь – компактно, мирно и по своим законам. Наиболее запоминающееся культовое сооружение в городе – огромные Башни Молчания. Находясь рядом с ними, чувствуешь свою ничтожность перед лицом Истории. Человеческая жизнь – секунда перед бесконечностью времени. А они – вечны. Веками, может, тысячелетиями они служили местом упокоения целого народа. Любое, даже самое красочное описание этих строений будет неполным. Башни нужно видеть, подойти к ним, забраться наверх…

          Недалеко от Башен находится новое кладбище огнепоклонников, открытое в 1965 году. Зороастрийская религия запрещает хоронить мертвецов в земле. Тела не должны соприкасаться с почвой. Шах Пехлеви считал традиции зороастрийцев дикостью и запретил им хоронить покойников в соответствии с древними обычаями. Далеко за городом под кладбище был выделен участок земли и огнепоклонникам приказали хоронить умерших там. И они смирились. Но каждую могилу, перед тем как опустить туда тело, бетонировали – земля не должна оскверняться смертью.

          Недалеко от центра города находится главный храм огнепоклонников Язда и всего Ирана – Аташ-Кяде, небольшое здание с круглым прудом перед входом. В глубине зала, за затемненным стеклом горит огонь. Он был зажжен в Индии в 1174 году. Через 300 лет перенесен туда, где находится и поныне – в Язд. Пламя неугасимо и поддерживается исключительно ветками фруктовых деревьев. Другое топливо использовать нельзя – это осквернение огня.

          А на северо-восточной окраине города находится еще один памятник эпохи зороастризма – «Крепость Львов». К сожалению, доступ в нее закрыт. Она выстроена из песчаника, не слишком долговечного материала. Сейчас заходить внутрь опасно – может засыпать песком. Цитадель очень внушительна и в свое время стала мощным препятствием на пути арабских завоевателей. Взять и разрушить ее не смог никто. За городом есть еще одна крепость, «Чак-Чак» – туда можно и войти. Она стала последним бастионом зороастрийцев. Здесь никто не сдался. Часть воинов была убита, остальные ушли в подземелья. Рассказывают много легенд о защитниках твердыни и об их до сих пор не сдавшихся душах, блуждающих в глубине крепостных лабиринтов.

          Говорят, самое интересное в Язде – это сам город. Точнее, его старая часть. Кажется, что время остановилось – ему здесь некуда спешить. Узкие улочки то заводят в тупик, то выводят к дому, упрятанному глубоко под землю и заметному благодаря невысокому глиняному куполу. Путешественника окружают глинобитные стены с отпечатками рук бережно укладывавших их людей и небольшие, может, квартальные, а может, и дворовые мечети. Местные жители, чьи предки жили на этом месте многие поколения, внимательно рассматривают его: «Ты первый хориджа здесь за многие десятилетия. С чем ты к нам пришел?» Язд населен очень добрыми людьми. Как-то вечером, гуляя по городу, мы встретили человека, аппетитно жующего лаваш с овощами. Был рамадан, месяц поста, когда с восхода до заката мусульманам запрещено употреблять пищу и воду. Только что село солнце – каждый мог подкрепиться. Увидев нас, прохожий остановился, протянув свой хлеб: «Покушайте, пожалуйста, солнце уже село и есть можно, а вы, наверно, еще не успели купить». В Язде мы узнали, что такое настоящие фрукты. Покупая на рынке гранаты, я выбирал казавшиеся мне красивыми и зрелыми. Но подошел продавец, забрал мой пакет, высыпал все, что я успел набрать и выбрал фрукты сам: «Возьми вот эти». Благодаря ему я узнал, какими бывают, какими должны быть гранаты – очень крупные плоды со сладчайшим соком.

     Керман – ковровый бренд Ирана

          Керман – центр персидского ковроткачества. Лучшие шерстяные и шелковые персидские ковры тонкой ручной работы ткут здесь и только здесь. Невозможно устоять и не купить такой на память. Мы хотели приобрести его там, где он сделан. Но не смогли – в Кермане есть только два магазина ковров с очень бедным выбором. «Увы, мы далекая провинция и мало кто к нам приезжает. Все свои ковры мы отправляем в Тегеран. Там ищите».

          Цены на ковры в Иране очень разные. Что удивило – старые, двадцати-пятидесятилетней давности, они стоят дороже, чем новые – ведь качество уже проверено! В магазинах ковры разбросаны по полу и даже по улице возле входа – топчите, смотрите, какие они! Красивые, крепкие, почти вечные.

          Самое интересное здание в Кермане – Национальная библиотека. Почему она в Кермане, а не в столице – непонятно. Но здание очень красивое, окружено уютным парком. В центре библиотечного зала – оранжерея. Читальные залы здесь отдельные для парней и девушек. Древние книги просто лежат на столах для всеобщего обозрения – можно подойти и полистать любую. Тут есть и лаборатория для приходящих студентов, основных читателей – каждый желающий может проверить полученные знания на практике. Может, поэтому иранские студенты такие развитые и образованные. Диспуты, по крайней мере по истории, ведут наравне с профессорами. Практически все они знают страну Беларусь и считают нас друзьями. Узнав, откуда мы, девушки-студентки подарили цветы: «Добро пожаловать. Спасибо, что приехали к нам. Мы – друзья».

          Рядом с библиотекой еще одно интересное здание – «Ice Home». Целое здание для хранения льда, построенное еще в древности. Почему он не тает – непонятно, но в огромном зале температура близка к нулевой, когда на улице +30. Как достигается такой контраст – профессиональная тайна персидских мастеров. Сейчас в этом огромном холодильнике пустота и поразительная акустика. Концерты можно проводить.

          Еще одна достопримечательность Кермана – Базар. В Иране все базары очень старые, но здешний – самый древний. Он полон уникальных сувениров, продукции местных мастеров. Кованые железные, бронзовые и медные вещи здесь прекрасны. И весьма недешевы. Все гораздо дороже, чем в Исфахане, но такая филигрань, что удержаться и не накупить чайников-кофейников-сахарниц невиданной красоты – невозможно.

     Бам – город-призрак

          Города Бам – нет. То есть он существует как географическая точка на карте, и люди там живут. Но города, привлекавшего туристов со всего мира своей необычной красоты песчаной крепостью – уже нет. Въезжая в Бам, мы как будто попали в другой мир, переживший ужас разрухи. Это случилось 26 декабря 2003 года. Ранним февральским утром город содрогнулся – и умер. Из 100 тыс. человек в один день погибли 30 тыс. и еще 50 тыс. стали инвалидами. Ни одна семья не осталась целой – в каждой было горе.

          Государство много делает для восстановления коммуникаций и облегчения жизни людей. Но вкладываемых средств явно не хватает. Строить-то нужно не просто дома, а серьезные сейсмоустойчивые сооружения, которые смогут выдержать удар стихии. Город ведь не перенесешь целиком в безопасное место. Население здесь гораздо меньше, чем было до землетрясения, и в основном мужчины. После трагедии все, кто имел возможность, отправили свои семьи к родственникам. И возвращаться спешат немногие. Те же, кто остался, потихоньку восстанавливают родные дома и город в целом. Но жить они долгое время предпочитали в палатках – так безопаснее.

          С отелями здесь худо. Есть один, очень дорогой, для наезжающих познакомиться с проблемой чиновников из ООН, и несколько небольших гестхаузов. Достопримечательностей тоже немного. Остатки уникальной крепости законсервировали и туристов внутрь не пускают – может засыпать. Уехать из Бама тоже нелегко. Прямые рейсы редки, а на проходящие нужно еще достать билеты. Но нам повезло – прямо на платформе мы познакомились с приятным и культурным человеком, начальником станции. Он пригласил нас в кабинет, напоил чаем и пообещал помочь. Иностранцы ныне редкие гости в Баме. То и дело в кабинет заходили люди. На вопрос, откуда мы, начальник кратко отвечал: «шурави» – «советский». Так здесь понятней. Вначале, услышав это слово, мы поежились – рядом Пакистан, где до сих пор живет много афганских беженцев. Но вскоре успокоились – относились к нам по-прежнему тепло. Обещание начальник сдержал – в первом же проезжавшем автобусе нам нашли два места. Автобус шел в Шираз.

     Шираз – взгляд в глубину веков

          Шираз – главный туристический центр Ирана, как для иностранцев, так и для самих иранцев. Привлекают их древние города Персеполис и Пасаргады. А также гробницы очень почитаемых в Иране поэтов Хафиза и Саади. И один из лучших в Азии Ботанический сад.

          В Шираз мы приехали в пятницу – день отдыха мусульман, «мертвое» время для туриста. «Сегодня у нас все закрыто. Вы можете просто погулять по городу», – с сожалением сообщил нам менеджер отеля. Но нам повезло – мавзолей Саади, знаменитого поэта Шираза, оказался открыт. Мы забрели туда вечером – и поразились великолепию гробницы. Красивейшее сооружение после захода солнца и включения подсветки становится еще прекраснее. Солнце садится за горы, освещение меняется прямо на глазах и всего за 15-20 минут. Мавзолей стоит на берегу небольшой речушки, за ним раскинулся фруктовый сад со скамейками для отдыха.

          Есть здесь и мавзолей другого поэта – Хафиза. И тоже очень красивый. Но не настолько впечатляет. Мы приехали туда днем и ждали вечера, когда включится подсветка. Но и она не поразила. Как-то нет души в этом месте.

          Главной целью посещения Шираза для нас стала поездка в Персеполис и Пасаргады. Персеполис – древняя столица Персидской державы и один из самых великих и великолепных городов древности. Основан он по приказу Дария Великого в VI веке до н.э. Разбив часть горы и расчистив огромное каменное плато – на это, по мнению историков, ушло 5 лет – зодчие приступили к возведению города. Основные здания появились при Дарии, но еще без малого сто лет его сын Ксеркс и внук Артаксеркс достраивали и украшали Персеполис. И превратили его в прекраснейшую жемчужину древнего мира, соперничающую по красоте с Афинами.

          Персеполис расположен на плато компактно, и снизу кажется очень маленьким. Но это представление совершенно стирается, когда входишь в город. А сверху, с гробницы царя Дария, расположенной на возвышении, он кажется огромным. К сожалению, от былого великолепия осталось немного. Сохранились полуразрушенные дворцы Дария и Ксеркса и Дворец ста колонн, поражающий гигантскими размерами. Интересна лестница, по которой посланцы покоренных народов по праздникам поднимались к персидским царям, чтобы поднести дары. Как их преподносить и кто за кем должен идти – описывает инструкция в картинках, выгравированная на лестнице. Впечатляют остатки главных ворот Ксеркса, охраняемых крылатыми быками.

          Во времена расцвета Персеполис окружала тройная система укреплений, стен и башен – город считался неприступным. Но не для всех. В 331 году до н.э. его взяли штурмом войска Александра Македонского. И нещадно разграбили. По свидетельству Плутарха, для отправки ценностей в Македонию грекам потребовались «5000 пар верблюдов и 10 000 пар мулов». Представьте размеры каравана! Город же Александр приказал разрушить в отместку за уничтожение Дарием Великим греческих Афин во время давних греко-персидских войн. Интересно, что Дарий, разрушая тогда греческие города, в свою очередь мстил грекам за убийство персидских послов – афиняне сбросили их со скалы, а спартанцы утопили в колодце.

          Пасаргады – первая столица Персидской державы, построенная Киром Великим, основателем Персидского государства. В эпоху Кира Пасаргады были хорошо укрепленным городом с огромными и прекрасными дворцами, призванными демонстрировать всю мощь молодой империи покоренным народам. Сейчас от Пасаргад практически ничего не осталось. Лишь в двух местах сохранились колонны. И гробница Кира Великого – единственного персидского царя, упоминаемого в Библии. Кстати, она очень отличается от позднейших скальных захоронений персидских царей. Мавзолей сильно напоминает египетские гробницы – мастабы. Всех остальных своих царей персы хоронили совершенно иначе.

          А величайшие из них удостоились чести упокоиться в Накши-Рустем – некрополе четырех гробниц. На высоте нескольких десятков метров над землей в скале выбиты горизонтальные штольни – дороги к погребальным камерам. Входы в гробницы покрыты резьбой. Ниже, под каждым – барельефы высотой в несколько метров, повествующие о славных деяниях царей. Перед гробницами находится Куб Заратустры – зороастризм тогда еще оставался государственной религией Персии. Куб – это квадратное здание 12-метровой высоты, большей частью уходящее под землю, с одним большим помещением внутри. Ранее это был зороастрийский храм, где перед могилами царей горел вечный огонь. Накши-Рустем – место для созерцания: к гробницам добраться нельзя – очень высоко, а куб огорожен глубокими рвами – не подойдешь.

          Оказавшись в Ширазе, нельзя не посетить Баг Эрам – лучший ботанический сад Ирана – и не осмотреть находящийся в нем дворец Гаджара. Выглядит он как сказочный замок – и снаружи, и внутри. За садом бережно ухаживают. Осенью в саду созревает урожай хурмы – фрукты собирают и бесплатно раздают посетителям.

          Изучив Шираз, понимаешь, что этот город – своеобразный слепок прошлого Персии. Он вобрал в себя лучшее из истории страны, и теперь гордо и доброжелательно демонстрирует все это миру.

         Особое, ни с чем не сравнимое удовольствие мы получили, побывав в здешних пещерах. Они удивительно красивы – высокие своды, свисающие сталактиты, чистейшая и прозрачнейшая вода. Перед тем, как усадить в лодку, нам выдали спасательные жилеты. Экскурсовод греб и что-то рассказывал. Заметив, что мы не в такт киваем и не к месту восхищаемся, он перешел на простой и понятный язык – писал ручкой на руке глубину озера и высоту пещеры и показывал нам. Озеро, как мы узнали, довольно глубокое – местами до 30 м. И вода в нем ледяная. Покатавшись вволю и наделав снимков, мы выбрались наверх и, счастливые, поехали в гостиницу.

     Хамадан – по рецептам Авиценны

          Древнее название Хамадана – Экбатаны. Этот город был столицей Мидии – мощного государства, соперника Персии за главенство на Востоке. Со временем страны объединились, и мидийцы пользовались такими же правами, как и персы.

         В Хамадане похоронен величайший врач человечества – Авиценна или Ибн Сина, как его зовут на Востоке. Мавзолей целителя виден издалека – над ним возвышается огромная стела. Внутри – музей, библиотека и сама гробница врача, философа, математика и алхимика Авиценны. Останки находятся под землей, и к ним хода нет. Для осмотра же представлен саркофаг, в котором ранее покоилось тело ученого.

         Авиценна родился в 980 году. Но мавзолей, построенный по личному распоряжению шаха к его 1000-летию, открылся в 1953-м – очень уж хотелось правителю увековечить память великого человека. Его нелогичное, на первый взгляд, распоряжение оказалось правильным – в 1979-м, за год до 1000-летия ученого, шаха свергли.

         В музее при мавзолее выставлены сохранившиеся инструменты, которыми пользовался сам Авиценна. Впечатлил портрет целителя. Здесь же расположена медицинская лавка, где продают лекарства, рецепты которых составил еще сам Ибн Сина. Все снадобья приготовлены на основе трав и, скорей всего, действительно придуманы Авиценной.

     Уримия – родина пророка Заратустры

          Урмия – небольшой город в горах. Родина пророка Заратустры с небольшим храмом и вечным огнем в его честь. Добраться туда оказалось непросто – ведь ехать нужно было в сторону границы Курдистана. В пригородной кассе билетов не давали и что-то выспрашивали на неизвестном языке. Видя нашу беспомощность, сотрудник кассы подвел нас к отдельно сидящему за большим столом дедушке очень авторитетного вида, который смог пообщаться с нами по-немецки и уладить вопрос.

          Мы провели там 12 ноября – особый день для Ирана. Ежегодно в этот день весь мусульманский мир выходит на улицы в поддержку народа Палестины. Главная площадь Урмии заполнилась людьми до отказа. Они несли палестинские флаги, плакаты с кровавыми звездами Давида, чучела американского президента. Все дружно скандировали проклятия в адрес Израиля и США. Народ маршировал стройными колоннами – впереди мужчины, за ними женщины. Это смотрелось особенно необычно – ряды сплошных черных хиджабов и росари, тысячи вскинутых вверх рук со сжатыми кулаками, в один голос скандируемые лозунги. Очень впечатляющее зрелище. Я старался запечатлеть его на фото. Несколько раз нас деликатно выводили из колонны – два иностранца выглядели в таком окружении весьма необычно. Но узнав, откуда мы, тут же отпускали и извинялись – Беларусь в Иране уважают. Пройдя маршем по городу, народ в конце митинга сжег чучело американского президента. После чего действо завершилось.

          Персы ценят и чтят свою тысячелетнюю культуру. Берегут ее, гордятся ей и охотно демонстрируют всему миру. Иран – очень разный, но всегда интересный, как узоры персидских ковров, которые можно рассматривать бесконечно. Путешествовать по стране надо не торопясь, без суеты, чтобы вдоволь насладиться богатой культурой народа и общением с его представителями. А покинув Иран, сразу же хочется вернуться.

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.