Бабушка-валькирия

 

            1 ноября Бразилия получила нового президента. Более того, первую в своей истории женщину-главу государства. И не какую-нибудь домохозяйку или канцелярскую крысу – настоящую революционерку! Нельзя сказать, что победа Дилмы Русефф стала сенсацией. Кандидат от правящей Партии трудящихся и ставленница действующего президента, она априори имела приличную фору перед своими соперниками. Да и в народе Русефф уже давно называют «Наша Дилма» – а подобное обращение в Бразилии стоит дороже любых правительственных наград.

 

            Коня на скаку остановит – можно было бы сказать о Дилме Русефф, случись ей родиться где-нибудь в наших краях. Жесткая, бескомпромиссная и боевая, новый президент Бразилии может похвастаться не только солидным управленческим опытом и 16-й строчкой в списке самых влиятельных людей мира по версии «Форбс», но и… тюремными отсидками. Хотя и без них история ее жизни вполне тянет на закрученный сюжет боевика.

            Начнем с того, что глава крупнейшей латиноамериканской страны по национальности… болгарка. Ее отец, Петр Русефф, убежденный коммунист, бежал с родины в конце 20-х годов. После скитаний по Латинской Америке он остановился в Бразилии. Занялся бизнесом, выгодно женился на дочери крупного скотопромышленника, обзавелся тремя детьми и до самой смерти вел вполне респектабельную жизнь. Богатый дом со слугами (это у вчерашнего-то коммуниста), светские приемы, быстро растущий бизнес в Белу-Оризонти – все это делало марксистские идеи эфемерными и идеальными. И высказывать их Петр Русефф предпочитал исключительно дома, в кругу семьи. А самым благодарным слушателем стала малютка Дилма…

 

Подрывная Жанна д’Арк

            В детстве она мечтала стать балериной, брала уроки фортепиано и училась в хорошей католической школе. Прибавьте к этому обеспеченную семью и родителей, души не чаявших в любимой дочурке. Из Дилмы Русефф могла получиться образцовая невеста, но не тут-то было…

            На дворе стояли лихие 60-е, в стране правил военный режим. И хорошие девочки вместо того, чтобы учиться печь пироги, писали листовки, ходили на митинги и проводили вечера на допросах в полиции. Дилма не стала исключением. Девушке хватило и пары задушевных разговоров с родителем, чтобы проникнуться бунтарскими идеями. А заодно и опробовать их на практике.

            Когда в 1965 году после переворота в стране установилась военная диктатура, подобно многим юным пассионариям, девушка остригла локоны, закинула на антресоли батистовые платья и ушла в подполье. Тут и начались ее революционные университеты. В 1967 году Дилма вступила в Партию рабочей политики, причем примкнула к ее радикальной ветви, предпочитавшей вооруженную борьбу скучным переговорам. Позже эта группа оформилась в самостоятельное движение «COLINA» (Команда национального освобождения). Ее члены, верные последователи Маркса, в достижении революционных целей больше полагались на взрывпакеты, нежели на листовки. Но о тех временах Русефф вспоминает с ностальгией. Именно в «COLINA» она научилась защищать свои убеждения, скрываться от полиции и вести партизанскую борьбу. А заодно встретила здесь первую любовь.

            Клаудио Гальяно Лихарес был таким же, как она, бескомпромиссным борцом с военной диктатурой. И их брак, свершенный «под грохот снарядов», вовсе не обещал стать тихой гаванью. Новоиспеченным супругам некогда было ссориться из-за немытой посуды – оба находились на нелегальном положении, каждый день меняя место жительства. Подобные меры предосторожности стали необходимы после «удачной» работы их боевой группы – пары-тройки ограблений банков, угона машин и стрельбы в полицейских. Говорят, Русефф была «мозговым центром» доморощенных пассионариев. Сегодня былые соратники по партии уверяют, что именно Дилме пришла в голову гениальная идея выкрасть сейф из дома губернатора. Осуществление этой дерзкой акции добавило в копилку движения 2,5 млн. долларов.

            Но пока товарищи по оружию подсчитывали купюры, молодые супруги как зайцы скакали по стране с кипой партийных документов в рюкзаках. Удивительно, но семья Дилмы довольно долго не знала, какие фортели выкидывала их малышка. Мать Русефф считала, что доченька грызет гранит науки в Минас-Жерайском федеральном университете. Что удивительно, при таком беспокойном образе жизни Дилма как-то умудрялась сдавать сессии и была на хорошем счету у преподавателей. По прошествии многих лет Русефф скажет спасибо своим профессорам, а тогда ее страшно раздражала необходимость отвлекаться от подрывной деятельности.

            Семейная жизнь тоже не слишком ладилась. Супруги жили как настоящие перекати-поле – одним днем. Как впоследствии вспоминала Русефф, они не строили иллюзий относительно будущего. А если таковые и имелись, то Дилма избавилась от них в один день, когда на партийном совещании (где же еще?) она встретила Его.

            Адвокат Карлос Франклин де Араухо был главой диссидентской группы Бразильской коммунистической партии и просто видным мужчиной. Дилма же, хотя и не могла похвастать красотой, считалась достаточно известной фигурой. Как минимум, заметной – ее фото с подписью «разыскивается полицией» который год украшали столбы и газетные полосы. Удивительно, что при такой-то славе ей довольно долго удавалось оставаться на свободе.

            Арестовали Дилму Русефф только в 1970 году, и то по досадной случайности. В бар, где она встречалась с товарищами, нагрянула полиция и устроила обыск. Как потом вспоминал ее соратник Жозе Лейте Рибейро Олаво, не будь в тот вечер при девушке ружья (!), она отделалась бы легким испугом.

 

Железная дама

            Пребывание в тюрьме Тирадентис Дилма не забудет никогда. С заключенными там не церемонились. Чтобы разговорить упрямую девушку, к ней применяли печально известную в Бразилии «попугайскую жердочку». Это пытка, при которой жертву подвешивали между двумя пластинами металла и пускали электрический разряд. По словам самой Дилмы, ее пытали 22 дня подряд. Однако она держалась, как настоящий партизан, и «ничего им не сказала». Правда, оппоненты не слишком-то верили в эту сказку, заявляя, что ни один человек – если он только не Терминатор – не в состоянии выдерживать электрическую пытку так долго.

            Кстати, Карлоса Араухо, о чьем местонахождении она «не сказала даже под пытками», все же арестовали. И в отличие от Дилмы, в 1973 году выпущенной на свободу по решению суда, ее муж задержался за решеткой куда дольше. Все это время Русефф, как жена-декабристка, носила ему передачи. Даже устроилась в тюрьму педагогом, чтобы быть поближе к мужу. Она же встречала его после освобождения.

            Сегодня биографы Русефф сухо констатируют, что Дилма пережила два неудачных брака. Но если первое скоропалительное замужество можно отчасти считать таковым, то союз с Карлосом Араухо был не так уж плох. Во всяком случае, он продержался почти три десятка лет. И если бы не любвеобильность пламенного революционера, вполне возможно, продолжался бы и по сей день. Но нужно отдать должное Дилме – даже узнав, что ее соперница ждет от Карлоса ребенка, она не стала устраивать кровавой вендетты. Русефф спокойно подписала документы о разводе и до сих пор называет бывшего супруга «верным другом». Без малейшего оттенка иронии – с Карлосом Араухо они действительно не один пуд соли съели.

            После освобождения из тюрьмы Дилме было категорически запрещено участвовать в политической деятельности. И что удивительно, Русефф, никогда не признававшая никаких указок и запретов, «образумилась» – занялась самообразованием (за политическую деятельность ее исключили из Минас-Жерайского федерального университета, закончить который Дилма смогла только в 1977 году) и воспитанием родившейся в 1976 году дочери. Правда, тишь да благодать в революционной семье царили недолго. С возвращением в страну демократического правления Дилма Русефф не преминула напомнить о себе. Даже «сидя дома», она принимала живейшее участие в избирательных кампаниях Демократической рабочей партии.

            В середине 80-х Русефф уже получила должность секретаря по энергетике в правительстве Рио-Гранде-ду-Сул. Причем развила на этом посту невероятную активность – в итоге в регионе (невиданное дело!) прекратились отключения электроэнергии и началась прокладка новых линий электропередач.

 

            Она успела поработать муниципальным министром финансов и даже попыталась провести супруга в мэры Порту-Алегри. Не беда, что неудачно – зато в 1989 году Дилму избрали здесь генеральным директором городского совета. Правда, вскоре нашу Валькирию рассчитали. Причем по банальнейшей причине – боевая дама хронически опаздывала на работу. Но и на Солнце есть пятна. Парочка таковых, например, вскрылась во время нынешней предвыборной кампании. Рабочей партии стали известны конфиденциальные сведения из налоговых деклараций их оппонентов. Причем среди нарушителей закона обнаружился и зять будущей главы государства. Это использование коррупционных связей – тут же возопили противники Русефф. Правда, инкриминировать госпоже президенту что-либо более существенное, чем потворствование хакерам, им не удалось.

 

Крепкий орешек

            О ее дурном нраве ходят легенды. Дескать, в споре Русефф может не только накричать на собеседника, но и чем-нибудь тяжелым запустить. Наверняка молва преувеличивает. Но что верно, то верно – ангелом во плоти Дилма Русефф отродясь не была. Революционное прошлое давало о себе знать. Последователи Маркса, среди которых прошла ее юность, черпали вдохновение в кубинской революции и колумбийском ФАРКе. И в деле святой борьбы, понятно, не брезговали и откровенно террористическими методами. Нынче об этом не очень любят вспоминать. В частности, сама Русефф категорически отрицает факт участия в каком-либо криминале. И оружия она, якобы, отродясь в руках не держала. «Мое участие было только политическим, – заявила она телеведущему Джо Соарешу в 2008 году. – С моей-то близорукостью!» Но, очевидно, в эти заявления мало кто поверил. Даже ее патрон. В ролике, специально снятом к предвыборной кампании Русефф, Луис Инасиу Лула да Силва просил ее не извиняться за прошлое, а гордиться им. Даже сравнил Дилму с Нельсоном Манделой. Может, для любой другой женщины такой пассаж показался бы двусмысленным, но Дилма посыл шефа уловила правильно. Собственно, за имидж этакой неукротимой Валькирии бразильцы ее и полюбили.

            Борец по натуре, она смогла достойно противостоять даже смертельной болезни. Когда в прошлом году в ходе рядового медосмотра врачи выявили у нее лимфому, Дилма не стала биться в истерике и писать завещание. Она прошла курс довольно мучительной химиотерапии, после которой потеряла все волосы. Но даже в разгар лечения Русефф все равно выступала перед телекамерами. А в день, когда врачи сообщили ей о полном излечении от рака, собрала пресс-конференцию и гордо сняла перед журналистами парик. Говорят, ее мужеству аплодировали стоя…

            В 90-х годах Дилма Русефф не на шутку увлеклась греческим театром и мифологией, и по примеру своей любимой героини Пенелопы начала учиться искусству вышивки. Это занятие, как известно, очень хорошо успокаивает нервы, кои Дилма тратила не скупясь. Например, на препирательства с президентом ведущей энергетической компании «Eletrobr˜as» г-ном Пингуэлли. «С Русефф невозможно вести дела», – жаловался он на совещаниях в правительстве. И, намекая на ее неуравновешенность, иронично добавлял: «Эта дама каждую неделю форматирует свой диск». Ее несдержанность, перепады настроения и грубые методы работы действительно раздражали многих. Верно подметил бывший конгрессмен Лучано Жича: «Дилма Русефф является самым демократичным человеком в мире до тех пор, пока вы соглашаетесь с ней на 100 процентов».

            Правда, советники пытаются несколько смягчить ее имидж бой-бабы. В ходе предвыборной кампании 62-летняя Русефф позировала с новорожденным внуком Гавриилом, умилялась и агукала. Во время телевизионных ток-шоу она всячески подчеркивала, что она – прежде всего мать, и пропагандировала отказ от абортов. Выступала категорически против смертной казни. «Если бы эта мера была эффективной, в США не было бы столько преступлений», – без устали твердила она журналистам. Никогда раньше не распространявшаяся о своем отношении к вере, последние полгода отвешивала авансы католической церкви, проповедуя христианские и семейные ценности. Но тут же, вспомнив о либеральной части электората, шла на уловки. Например, высказываясь против регистрации однополых браков, Русефф не преминула сделать поправку – однополые гражданские союзы все-таки имеют право на существование. Дескать, кто мы такие, чтобы критиковать политику церкви, но и права человека ущемлять не позволим. «Строй капитализм, но говори, что строишь социализм», – эта формула уже принесла успех да Силве, и, похоже, пригодится и его преемнице.

 

«Я постучу в его дверь, и он мне всегда откроет»

            С друзьями, надо сказать, Дилме повезло. А тем, в свою очередь, повезло не погибнуть в сырых подвалах бразильских тюрем, но «выбиться в люди». Один боевой товарищ Русефф, марксист Карлос Минк, был назначен федеральным министром охраны окружающей среды. Другой – Хосе Дирсеу – стал начальником штаба третьего революционера – президента Луиса Инасиу Лула да Силва.

            В 2002 году Дилма Русефф возглавила комитет по энергетической политике тогда еще кандидата в президенты. А после блистательной победы своего патрона на выборах плавно перебралась в кресло министра в правительстве «самого популярного за полвека главы Бразилии». Газеты не врали – блестящий оратор, харизматик и отличный управленец, Лула снискал признание и уважение своих соотечественников. Начатые им реформы позволили увеличить ВВП страны, социальные программы сократили уровень нищеты и безработицы. При Луле Бразилия действительно совершила большой рывок. 52% из 190 миллионов жителей сегодня считаются средним классом (это по сравнению с 43% в 2002 году).

            Правда, есть одна загвоздка. Дело в том, что отцом бразильского экономического чуда нужно считать вовсе не Лулу да Силва, а его предшественника Фернандо Энрике Кордозу. Это он в 90-х годах ввел в обращение новую денежную единицу (реал), укрепил национальную валюту и снизил инфляцию. Однако бразильцы, несомненно признавая его неординарность и заслуги, вспоминают Кордозу без особой любви. Его реформы, победившие инфляцию и, в общем-то, поднявшие страну с колен, стали для бразильцев серьезным потрясением. Да Силва повезло куда больше. «Мы построим общество социальной справедливости», – провозгласил он после своего избрания. И под звук нестихающих аплодисментов… продолжил реформы своего не слишком популярного предшественника. Просто не заострял на них внимания. Там, где продолжение изменений было чревато падением рейтинга, да Силва просто умывал руки. Дескать, пусть идет, как идет. В итоге, шло, в общем-то, неплохо.

            А проводимая Лулой внешняя политика была поистине виртуозной. Ни один злопыхатель не смог бы обвинить его ни в заискивании перед США, ни в откровенных симпатиях к Венесуэле. Наоборот, бразилец отпускал шутки в адрес и Буша, и Чавеса: «Странно, что вы боретесь друг с другом, вы ведь так похожи – оба зависите от нефти». И при всем этом умудрялся сохранять добрые отношения и с теми, и с другими. Именно этого дипломатического изящества, к сожалению, явно недостает его преемнице. «Если она, будучи президентом, продолжит действовать так же грубо, как на посту министра, добра не жди. Ей бы дипломата рядом», – сказал в интервью корреспонденту ВВС Рикардо Кальдас, профессор политологии Университета Бразилиа.

            И такой дипломат есть. Мало кто поверил обещаниям да Силвы после окончания президентского срока вести жизнь пенсионера, «пить пиво и смотреть футбол». Тем более что в первые же часы после своего избрания Дилма Русефф заявила, что будет и впредь рассчитывать на мудрые советы своего патрона, и посоветовала раньше времени не списывать да Силву с политических счетов.

            А он, похоже, не прогадал, назначив в 2005 году Русефф председателем штаба и тем самым фактически назвав ее своим преемником. Безусловно, ее популярность – это в большой степени популярность уходящего главы государства.

            Что удивительно, во время избирательной кампании никому в голову не пришло заподозрить действующего президента в личных симпатиях к своей протеже – репутация Дилмы Русефф чиста, как стеклышко. А что ее предвыборная программа почти слово в слово повторяет заявления самого Лулы – так Русефф никогда и не отрицала намерения двигаться в русле политики своего предшественника.

            В последние годы участие Бразилии в мировой политике в основном ограничивалось торговыми переговорами и обсуждением вопросов изменения климата. Однако аппетит приходит во время еды, и вот «король нейтралитета» Лула да Силва уже вмешивается в конфликты в Гаити и Гондурасе и даже берется урегулировать вопрос с Ираном. Русефф, безусловно, недостает опыта своего предшественника, но смелости ей не занимать. Новая глава крупнейшего в регионе государства уже дала понять, что на ближайшей встрече большой Двадцатки не намерена отсиживаться в углу.

            И, может быть, не с таким задором, как в юности, но Русефф будет продвигать в жизнь социалистические идеи. Чтобы заставить правительство работать интенсивно и эффективно, Русефф планирует полностью его реформировать. Горнодобывающая промышленность дышит на ладан? Национализировать ее. Плохо с инфраструктурой? Немедленно построить дороги, школы и больницы. А также оказать всестороннюю поддержку нефтяной отрасли и вывести Бразилию в десятку крупнейших мировых экспортеров нефти.

            Одним из первых поствыборных заявлений бразильского президента стал отказ от ведения валютных войн ради увеличения конкурентоспособности своих товаров. По оценкам инвестиционного банка «Goldman Sachs», бразильский реал, за который сейчас дают около 60 американских центов, является самой переоцененной мировой валютой.

            По-прежнему продолжается бесконтрольное расходование бюджетных средств, в налоговой сфере царит полная неразбериха, амазонские леса, несмотря на внимание экологов и многомиллионные гранты мировых сообществ, гибнут. Пробуксовывает и решение социальных проблем. Серьезных реформ требуют здравоохранение и образовательная сфера (бразильцы сами признают, что не сильны в математике и прочих точных науках). Но в своей победной речи Дилма Русефф заявила, что знает, как справиться с этой ситуацией. Пока же свои главные силы она направит на то, чтобы вытянуть из нищеты 20 миллионов бразильцев.

 

            Официально в должность президента Дилма Русефф вступит 1 января, под грохот новогодних фейерверков. И с этого момента у бразильцев начнется новая жизнь. Более сытая, обеспеченная, социально-защищенная, а главное – справедливая. Во всяком случае, им ее пообещали…