Элементарно, Ватсон! Криминалистика: вчера и сегодня

 

            Давно прошли те времена, когда место преступления изучалось гениальным сыщиком-одиночкой с помощью обычной лупы. В XIX веке на помощь полиции пришли естественные науки. Исследования медиков, химиков и других специалистов постепенно привели к формированию особой отрасли науки – криминалистики. Сегодня она стала незаменимым помощником защитников закона: в расследовании преступлений участвует множество экспертов – специалистов самого разного профиля.

 

По горячим следам

            Куда ведет след преступника? Очень часто – прямиком к раскрытию дела. Отпечатки обуви и автомобильных шин могут дать огромное количество информации о любом, кто побывал на месте преступления.

            Сегодня существуют обширные картотеки следов ботинок, скопированных на местах многочисленных преступлений. Тип обуви, размер, неравномерная истертость подошвы, смещение центра тяжести тела – совокупность всех этих незначительных признаков может вывести следствие на правильную дорогу. След также сообщит, стоял человек, бежал, ковылял или размеренно прогуливался.

            Кроме отпечатков ног на рыхлой земле злоумышленник, как правило, оставляет за собой микроследы – упавшие с одежды ниточки, волоски, пылинки. Экспертизу ДНК сейчас делают во всех крупных городах – и эти, казалось бы, ничтожные улики могут дать достаточно информации и стать неоспоримым доказательством в суде.

 

Сорокалетний Эндрю Персон угодил в тюрьму оттого, что не пользовался подходящим шампунем. В 1993 году в руки полиции попал чулок, который натягивал на голову грабитель банка. На нем обнаружили целую россыпь перхоти. Тогда еще полисмены не знали, как ее можно использовать в расследовании, но на всякий случай сохранили улику.

            Через 10 лет Персон вновь попал в участок – по какому-то незначительному делу. И вот тогда-то эксперты, изучившие новые методики, доказали вину Эндрю, сравнив образцы его слюны с сохранившейся перхотью.

 

Позвольте Вашу ручку…

            Всем известно (кому-то из телесериалов, а кому-то – из личного опыта), что каждому преступнику или подозреваемому, попавшему в руки полиции, приходится пройти процедуру снятия отпечатков пальцев. Эта мера – необходимость. С каждым новым образцом в базе данных растут возможности криминалистической дактилоскопии (от греческого «daktylos» – палец и «skopeo» – смотрю). Подушечки наших пальцев содержат неповторимый – вероятность совпадения 1 к 67 миллиардам! – узор гребешковых выступов и бороздок на коже: завитки, кольца, петли… Этот рисунок формируется еще до рождения и не меняется на протяжении всей жизни.

            Идея об уникальности отпечатков пальцев витала в воздухе довольно давно, но не находила экспериментального подтверждения. Пионерами современной дактилоскопии независимо друг от друга стали два человека – английский колониальный чиновник Уильям Гершель и шотландский врач Генри Фулдс, преподававший физиологию в Токийском университете.

            Уильям Гершель работал в администрации округа Хугли в Бенгалии и мучился от незнания языка коренного населения. Чтобы удостоверять подлинность договоров, заключенных с местными жителями и написанных по-бенгальски, он предложил оставлять чернильный отпечаток пальца вместе с подписью или вместо нее. Изначально чиновник мотивировал нововведение тем, что для индусов такой след имеет мистическое значение – а значит, влечет большее почтение к подписываемому акту. Но постепенно он заметил, что рисунок линий никогда не повторяется и по нему можно узнавать человека.

            Генри Фулдс также пришел к своему открытию практическим путем. Как-то раз в дом доктора проник вор, перебравшись через свежевыкрашенный забор. Через пару дней токийская полиция арестовала подозреваемого. Но пострадавший не был так уверен в его вине. Он попросил сделать отпечатки пальцев пойманного человека, а затем сравнил их со следами на краске. Они сильно отличались, и по настоянию Фулдса задержанного отпустили. А еще через неделю нашли настоящего грабителя, чьи «пальчики» были точь-в-точь такими же, как на заборе. Восторжествовала справедливость, и настала новая эра в криминалистике.

              Суды начали признавать результаты дактилоскопических экспертиз в 1985 году благодаря усилиям еще одного англичанина, Фрэнсиса Гальтона. А уже в 1901-м в Скотланд-Ярде появился первый архив отпечатков пальцев. Поначалу их сравнением занимались люди – процесс был долгим, нудным и не слишком эффективным. Затем, к счастью, изобрели автоматизированные системы идентификации.

            Современные методы дактилоскопии позволяют распознать отпечатки пальцев преступника, даже если он тщательно стер их с поверхности предмета. Это стало возможным благодаря новому подходу, предложенному все теми же английскими учеными. Дело в том, что человеческий пот содержит ряд солей, разъедающих металл и оставляющих на нем микроскопические следы. Посыпав улику специальным порошком и пропустив через него ток, специалисты фиксируют, где состав прилипает к поверхности – и таким образом восстанавливают папиллярный рисунок. Правда, этот метод действует только на металлических поверхностях. Да и старые добрые перчатки, не пропускающие пот, никто не отменял.

            Снять отпечатки недостаточно. Перед распознаванием их нужно доставить в лабораторию, соответствующим образом обработать, чтобы машина смогла их закодировать…. Все это занимает немало времени – злодей наверняка успеет скрыться. Но новая разработка специалистов из Университета Шеффилда (Великобритания) позволит ускорить процесс. Переносной сканер, сразу переводящий обнаруженные отпечатки в цифровой формат, и ноутбук с беспроводным доступом в Интернет сокращают время идентификации человека до двух часов.

 

Все – на базу

            Сегодня хорошая база данных – залог успеха следствия. Ведь знания отдельного эксперта не могут быть абсолютно полными. К тому же преступный мир не стоит на месте. Поэтому разрабатываются сложные и серьезные информационные системы. Но для этого нужна детальная и систематизированная информация о террористической деятельности, торговле оружием и наркотиками, работорговле, финансовых махинациях, контрабанде, браконьерстве – короче, обо всех видах преступлений.

            Например, с помощью современных поисковых систем идентификации наркотиков можно не только сразу установить, от какого вещества умер человек (симптомы отравлений также хранятся в этой базе данных), но и определить, откуда доставлен наркотик, и даже проследить его путь. То есть провести быстрое и эффективное мини-расследование. А поскольку базы данных различных спецслужб из разных стран со временем объединяются, бороться с преступностью становится все легче.

 

            Шотландская компания MaxIMT недавно предложила полиции взять на вооружение программно-аппаратный комплекс R2S (Return to Scene), «возвращающий» детектива на место преступления. Система создает виртуальную «сцену» с помощью панорамической камеры, снимающей с нескольких точек – причем с каждой она сохраняет изображение с обзором в 360 градусов. Эта программа интегрирована с графическим редактором, позволяющим освещать затемненные участки комнаты, а также помечать улики, рисовать планы и схемы. В общем, у памяти сыщика появилось неплохое подспорье.

 

Микроб-свидетель

            На поверхности кожи каждого человека живут миллионы бактерий, и многие из них уникальны. Это также может помочь установить личность. Ной Фирер, известный бактериолог из университета Колорадо, утверждает, что готов внедрить методику идентификации по бактериям. Проведя опыт на обычной офисной компьютерной мышке, он сумел определить, кому из 270 сотрудников фирмы, участвующих в эксперименте, она принадлежит.

               Исследования продолжились: был сделан комплексный анализ микробных сообществ, обитающих на руках у 50 участников. В результате появился ошеломляющий список – более 4700 уникальных видов бактерий! Причем только 5 из них обнаружились у всех.

              У биологических отпечатков есть огромное преимущество: они сохраняются на любых поверхностях и их можно использовать в течение двух недель с момента прикосновения.

              Кроме бактерий у следствия есть еще один невидимый био-консультант – пыльца. Мельчайшие частицы в определенные сезоны заполняют собой все воздушное пространство. Более того – на каждых двух-трех квадратных метрах состав пыльцы, скорее всего, будет отличаться. И избежать ее оседания на одежду, волосы, кожу – просто невозможно. На белоснежно-чистой рубашке преступника она сохранится несколько недель. А в его носовой полости или волосах – намного дольше.

            Ну а современная генетика способна по пыльце не только определить вид растения, но и идентифицировать конкретный экземпляр, выпустивший ее. Так что это отличное свидетельство того, находился человек на месте преступления или нет. Вымышленный Шерлок Холмс, способный по грязи на ботинках узнать, в каком районе Лондона был человек, о таких достижениях мог только мечтать.

            На подражании природе основываются многие гениальные изобретения. В университете Суррея (Великобритания) группа профессора Пола Сермона сейчас ведет разработку искусственной пыльцы для обработки патронов перед продажей. Заряжая пистолет, злоумышленник обязательно прикоснется к поверхности гильзы, и на его коже, одежде, под ногтями останутся миллионы микрочастиц.

 

Умная Вода

            14 февраля 2005 года один из лучших комиссаров Лондона, миссис Вики Марр, отправила отдельным личностям с сомнительной репутацией милые розовые валентинки со следующим текстом: «Розы – красные, фиалки – голубые, когда начнет работать Умная Вода, вам придет конец». Адресаты – в отличие от нас, непосвященных, – сразу все поняли и постарались унять дрожь в коленках.

            «Цифровую Воду» SmartWater следует отнести к инновационным инструментам криминалистики. С 2003 года британская полиция тестирует это мощное средство борьбы с кражами. Умная Вода – всего лишь жидкость без цвета и запаха, но в ней плавают миллионы невидимых частиц, содержащих идентификационный номер того предмета, который владелец хочет защитить от кражи. Прочесть его можно с помощью микрофотографии.

            Жидкость распыляется, и частицы попадают между волокон ткани, в мелкие трещины, прилипают к любой поверхности – избавиться от них невозможно в течение нескольких месяцев. Они переносятся на руки и одежду того, кто к ним прикасался. Этот невидимый, но прочный след запятнает всю цепочку от вора до скупщика краденого.

            Авторы идеи – два брата Фил и Майк Клери, полицейский в отставке и химик. Филу однажды пришлось отпустить грабителя за неимением достаточных доказательств для суда, хотя он был твердо уверен в его вине. Тогда-то у Клери и появилась мечта – создать средство, выдающее преступника с головой. А брат-ученый помог осуществить эту смелую идею.

            «Умная Вода» сейчас находится в свободной продаже, хотя стоит прилично. Но многие полицейские участки сами закупают комплекты SmartWater и раздают жителям своего округа, чтобы снизить показатели по числу краж. А англичане, в свою очередь, идут на хитрость – просто вешают над дверью фирменный логотип SmartWater: дескать, даже не суйся.

 

Несколько лет назад был случай в Беларуси – преступника нашли благодаря тюльпанам, прихваченным им с места преступления. Совершенно случайно дома у подозреваемого обнаружились свежие цветы в вазе. Эксперты смогли доказать, что оставшиеся от срезанных тюльпанов стебли и стоящие на столе у злодея цветы раньше были единым целым.

 

Говорящий портрет

            Не так давно ученые разработали еще одну методику идентификации преступников. Выяснилось, что, имея портрет человека, можно смоделировать его голос. Эта технология основывается на математическом анализе черт лица и строения костей черепа. Она была открыта японскими экспертами и уже нашла применение – правда, не в криминалистике, а в искусстве. В прямом смысле заговорил знаменитый портрет Моны Лизы – на итальянском языке и по-итальянски эмоционально. Общественность, разумеется, в восторге. Но никто еще в полной мере не отдает себе отчета в том, каковы реальные перспективы этого открытия.

            Ведь точно так же возможен и обратный процесс – с помощью того же математического анализа можно восстановить портрет человека по его голосу. Причем не на примитивном уровне рисунков с надписью «Разыскивается», не имеющих ничего общего с реальной внешностью преступника. Эта методика позволяет создать очень точный портрет – не только «нарисовать» лицо, но и определить вес, рост, национальность, место рождения и многое другое. То есть она наконец решила проблему, многие десятилетия стоявшую перед судебными лабораториями всего мира.

            В первую очередь новая технология станет серьезным инструментом в борьбе с экстремизмом. Поговорил, например, какой-нибудь активист террористического движения по телефону, сообщил об угрозе – а на дисплее компьютера уже появилось его лицо. Базы данных, содержащие точную идентификационную информацию о множестве людей, станут хорошим подспорьем в работе экспертов. Так что поиск человека по этой методике – теперь не такая уж трудоемкая задача: даже при средней мощности компьютеров и отлаженности систем идентификация голоса   – фоноскопия – занимает всего несколько минут. Развивая эту технологию, можно дождаться того прекрасного дня, когда найти преступника по голосу будет так же несложно, как по отпечаткам пальцев.

 

Ловушки для запахов

            Записью звука уже давно никого не удивишь. А вот отрасль криминалистики, называемая одорологией, пока что кажется инновационной. Как «изъять» с места преступления запах? Ведь это всего лишь невидимые растворенные в воздухе молекулы.

            Но у всякой задачи есть решение. Самый древний способ находить преступников по запаху – использовать собак, чей нюх на порядок превосходит скромные человеческие способности. А изучение обонятельного аппарата животных дало человеку возможность создать искусственные детекторы запаха. По чувствительности они порой даже превосходят собачий нос, но каждый из них способен реагировать только на одно-два пахучих вещества.

            Самый простой и широко используемый детектор – газовый анализатор содержания алкоголя в выдыхаемом воздухе, имеющийся практически у любого инспектора ГАИ. Также на вооружении у следователей есть прибор, именуемый «Трупоискатель», ориентирующийся на остатки продуктов разложения в воздухе.

            «Ловушка для запаха» не представляет собой ничего сверхъестественного – обычным шприцем собирают воздух с молекулами запаха, а затем помещают в герметичный сосуд. Туда же кладут небольшой марлевый тампон – он отлично впитывает «пахучие» молекулы. Сохраненный таким образом запах можно будет распознать даже после двух лет хранения.

            Создание одорологической картотеки – дело отнюдь не фантастическое. Каждый человек имеет уникальную «химическую подпись» – именно так собаки находят даже на огромном расстоянии своих хозяев. Индивидуальный запах складывается более чем из 400 компонентов и прочно впитывается в одежду и личные вещи. Соответственно, определить, кому они принадлежат, не составляет никакого труда.

            А еще на вооружении у следователей есть химические «пахучие метки». Эти стойкие, но неощутимые человеческим носом вещества сильно облегчают слежку, а также поиск похищенных ценностей.

 

            Собаки – не единственные животные, которых можно привлекать к поимке преступников. Полиция Каракаса (Венесуэла) всерьез рассчитывает использовать для обнаружения наркотиков вместо псов дрессированных молодых львов – обоняние этих хищников еще острее. Проблема пока только одна: непонятно, как гарантировать безопасность самих полицейских.

 

А пуля-то не дура…

            Баллистическая экспертиза также помогает разгадать многие загадки следствия. Гильза сохраняет на себе массу специфических следов, позволяющих безошибочно определить тип огнестрельного оружия.

            Исследования такого плана начались уже около 200 лет назад. А принцип работы экспертов не меняется с 1925 года – тогда был изобретен сравнительный микроскоп.

            Гильзы и пули, найденные на месте преступления, тщательно изучаются, а результаты заносятся в специализированную картотеку. Ведь каждая пуля, выпущенная из ствола, – уникальна. Нарезное оружие деформирует ее сообразно нарезке. Гладкоствольное – за счет внутренних неровностей ствола. Причем каждый пистолет наносит совершенно индивидуальные отметины, поэтому, найдя две одинаковые гильзы в двух разных местах, можно уверенно утверждать, вылетели ли они из одного и того же оружия.

            Сегодня на помощь баллистикам тоже пришли высокие технологии. В России активно внедряется баллистическая автоматизированная идентификационная система «ТАИС», превосходящая по эффективности зарубежные аналоги. С ее помощью можно быстро и качественно сканировать не только боковую поверхность гильзы или пули, но и ее дно. Параллельно идет автоматизированный поиск соответствий в базе данных – и уже через полчаса эксперт получает результаты исследований. Для сравнения – раньше весь процесс занимал около 5–6 часов.

            Баллистики работают в тесном сотрудничестве с биологами – и эта связь станет еще прочнее благодаря изобретению уже знакомой нам группы Пола Сермона из университета Суррея. Ученые разработали способ незаметно получить образцы ДНК преступника. Металлическая поверхность гильзы покрывается микротекстурой в виде мельчайших острых пирамидок. На этой «наждачке» сохраняются омертвевшие клетки с кожи рук, оставляемые человеком, заряжающим пистолет.

            Но даже если орудие убийства найти не удалось и технологии Сермона под рукой не оказалось – не беда. В течение недели на одежде и на коже остаются следы пороха – даже если стрелок регулярно моет руки. Когда на примете уже есть подозреваемый, биологический анализ может дать точный ответ: стрелял он из пистолета или нет.

 

Удивительный случай произошел в одном провинциальном белорусском населенном пункте. Некий гражданин украл гуся, зажарил и съел. Несознательного гражданина нашли, но определить стоимость съеденного гуся не представлялось возможным. В итоге буквально по косточкам была восстановлена масса погибшей птицы и сумма ущерба. Тут только один вопрос – оправдывает ли цель средства?

 

Отпечатки мозга

            Вполне возможно, что идентификация по отпечаткам пальцев скоро станет вчерашним днем. У ученых появилась новая идея – снимать отпечатки мозга! Некий мистер Лоуренс Фарвел, окончивший Гарвард и университет Иллинойса, основал в штате Айова (США) собственную лабораторию Brain Fingerprinting Laboratories Inc. Суть его изобретения в следующем: мозг – это центр разумной деятельности человека, и в нем обязательно фиксируются мысли о преступлении.

            Но как эту информацию извлечь? Сегодня это стало всего лишь делом техники. Преступник знает в деталях, что он делал, как и когда. Невиновный человек не располагает настолько подробными сведениями. Во время испытаний подозреваемому показывают картинки с места преступления, вещи жертв, их фото. Параллельно электроэнцефалограф регистрирует уровень его мозговой активности. Если человек невиновен и не видел этих картин вживую, его мозг никак не отреагирует. Если же исследователи имеют дело с истинным злоумышленником, аппаратура зафиксирует своего рода «электрический ответ».

            В 1999 году Фарвел проводил тестирование лесоруба Джеймса Грайндера – его подозревали в похищении и убийстве молодой девушки, произошедшем в далеком 1984 году. Спустя 15 лет после совершенного злодейства мозг Грайндера опознал вещи убитой и даже более того – лесоруб признался в убийстве еще трех девушек.

            Правда, пока эти исследования воспринимают скептически. Смущают две вещи. Во-первых, достоверность результатов вызывает сомнение. А во-вторых, прямое вмешательство в человеческий мозг является нарушением гражданских прав. Изобретатель парирует: у следствия далеко не всегда есть старые добрые отпечатки пальцев или образцы ДНК. А мозг подозреваемого – вот он, под рукой. По крайней мере, это может спасти невиновного.

 

Полиграф Полиграфович

            Ложь всегда была основным препятствием в расследовании преступлений. И люди издавна мечтали найти средство распознать ее. Своего рода детектор лжи использовался еще в глубокой древности на Востоке. Уже тогда люди знали, что вранье имеет физиологическое отражение: например, сухость во рту. Если нужно было проверить, говорит ли человек правду, ему в рот клали шепотку рисовой муки. Если к концу допроса она оставалась сухой – считалось, что свидетель лжет. Но этот метод был несовершенен. Ведь слюна прекращает выделяться по многим причинам, в том числе из-за сильного стресса. А допрос сам по себе процедура не слишком приятная.

            Гораздо более точным оказалось выявление лжецов с помощью ослиного хвоста. Правда, этот метод основан не на научных открытиях, а на знании человеческой психологии. Хвост осла щедро покрывали краской, и заводили животное в темную комнату. Испытуемому предлагали зайти туда и погладить осла по хвосту. При этом предупреждали: если осел закричит – значит, он распознал ложь.

            Но не стоит думать, будто древние следователи основывали обвинение на показаниях глупого животного. Доказательством служил отнюдь не его крик. Судьи смотрели на руки испытуемого: если они оказывались чистыми – человек побоялся гладить осла, опасаясь, что он закричит. А значит, ему есть что скрывать.

            Праотцом современного полиграфа следует считать великого Авиценну. Из изменения частоты пульса и давления он извлекал информацию о верности жен: специально обученный человек прикладывал палец к запястью предположительно неблагочестивой супруги и называл мужские имена. Когда звучало имя ее любовника – женщина начинала волноваться, что отражалось на движении ее крови.

            Современные же детекторы способны фиксировать до 50 физиологических признаков одновременно: покраснение лица, дрожание губ, сужение зрачков, частоту моргания и многое другое. Некоторые полиграфы анализируют речь подозреваемого – считается, что когда человек лжет, даже тембр его голоса меняется.

 

Заключение

            В общем, криминалистика – наука точная и бесстрастная. Ее свидетельства в большинстве своем трудно оспорить. Тысячи бандитов попали за решетку благодаря данным экспертиз. И недалек тот день, когда преступник будет опасаться людей в белых халатах куда больше, чем их коллег в погонах.